Mykyeytsh
Глава 11.

Учебный год, к великой радости Гарри, наконец-то начался. Школа вновь наполнилась веселыми звонкими голосами студентов, вернувшихся с летних каникул полными сил, загоревшими и переполненными впечатлениями. И, разумеется, главной (и самой радостной) новостью была победа Гарри Поттера над Лордом Вольдемортом.

Рон и Гермиона, потерявшие друга из виду в тот злосчастный вечер празднования его Дня Рождения, были неимоверно счастливы, что с Гарри все в порядке, несмотря на перенесенные испытания.

Разумеется, Гарри, придя в себя, первым делом написал письма своим друзьям. Но разве может сравниться сухое изложение событий на пергаменте с эмоциональным и полным самыми захватывающими подробностями рассказом, что называется из первых рук?

Рон и Гермиона с неослабевающим вниманием выслушали о похищении Гарри, о его победе над Вольдемортом, удивились сделке с Малфоем, а Рон неимоверно оскорбился, узнав о том, что, ради спасения Люциуса Малфоя из Азкабана, Гарри, так же как и директору, пришлось солгать.

- Малфой, Малфой, Малфой… Вы с директором сделали из него прям национального героя. Подумаешь, тайный шпион. Мало нам Снейпа было! И о чем ты думал, Гарри, когда согласился дать показания в его пользу? – щеки рыжего пылали румянцем, глаза раздраженно щурились и он всем своим видом выражал полнейшее недовольство действиями Золотого Мальчика.

- Рон, ты не прав, - Гермиона, как всегда, оперировала исключительно фактами. – В конце концов, Малфой действительно помог Гарри. Тебе не кажется, что со стороны Гарри было вполне справедливо так поступить?

- Гермиона, но это же МАЛФОЙ, - Рон повысил голос, и к разговору, который происходил в Большом зале в ожидании распределения, стали прислушиваться другие ученики. – Высокомерный аристократичный ублюдок, ставящий себя выше всех остальных, с таким самомнением, которое не снилось даже Тому-Которого-Нельзя-Называть…

- Вольдеморту, Рон, Вольдеморту – научись называть вещи своими именами, - Гарри был совершенно спокоен. – Что же касается Малфоя, привыкай относиться к нему с терпением…

- Это еще почему? – Рон не мог поверить своим ушам – Гарри защищает этого мерзавца? – И вообще, что этот… этот блондинистый красавчик делает за преподавательским столом?

Ответ на свой вопрос он получил через минуту. Дамблдор, дождавшись, когда Шляпа распределит последнего из новоприбывших, поднялся со своего места. В зале наступила немедленная и полнейшая тишина. Все ждали, что скажет директор.

- Я рад поздравить вас с началом нового учебного года. Этот период ознаменовался еще одним радостным событием – Гарри Поттер победил Темного Лорда, принеся тем самым мир и спокойствие Волшебному миру. Теперь вы сможете полностью посвятить себя учебе, не страшась наступления завтрашнего дня, - восторженные аплодисменты раздались в ответ на речь Дамблдора. Тут же все взгляды устремились на Мальчика-Который-Выжил, и по залу пронесся восхищенный вздох, вырвавшийся почти одновременно у женской половины школы.

Парни вели себя гораздо более сдержанно, но многие из них с одобрением и интересом поглядывали в сторону преобразившегося гриффиндорца. Гарри, мгновенно уловив столь пристальное внимание, смутился и покраснел, вызвав еще один общий вздох.

Люциус передернулся и стиснул зубы, уловив предупреждающий взгляд черных глаз. Ему совершенно не понравился всеобщий интерес, которого удостоился его мальчик.

- Еще одно сообщение, которое, уверен, вас заинтересует, - директор лукаво улыбнулся, предвкушая реакцию присутствующих. – В новом учебном году преподавателем Защиты от Темных Сил будет…мистер Малфой!

Очередная волна восхищенных вздохов пронеслась по залу. Что и говорить, Люциус был хорош! За неделю, остававшуюся до начала занятий, он полностью вернул форму, слегка утраченную за время, проведенное в Азкабане. К тому же, чары вейлы, хоть и подавленные совместными усилиями Малфоя и Снейпа, продолжали действовать, особенно сильно стремясь проявить себя, ощущая близость потенциального партнера. И сейчас, когда в зале находился зеленоглазый гриффиндорец, они яростно рвались на волю, пытаясь пробить стену, выстроенную зельем и внутренним контролем Люциуса.

Затем шепот восхищения утих, и до присутствующих медленно дошла информация, только что преподнесенная им директором. Малфой будет их преподавателем?

Со стороны стола слизеринцев раздалось восторженное перешептывание, остальные факультеты хранили настороженное молчание. Только Гарри Поттер несмело улыбнулся Люциусу, и тут же подавил улыбку, увидев на лице Рона сложную гримасу, которая выражала недоверие и возмущение одновременно.

- Этого просто не может быть, - возмущался рыжий, стоя возле Большого зала после торжественного пира. – Нет, вы только подумайте – мало нам Снейпа, так еще и Малфой… Рехнуться можно, два Пожирателя в школе. Наверное, директор сошел с ума. Чтобы этот белобрысый придурок вел у нас Защиту!

В ответ на возмущенную тираду Уизли Гарри предпочел промолчать, зато Гермиона немедленно высказала свою точку зрения на происходящее:

- Ну, исходя из всего произошедшего, учитывая сложное семейное положение Малфоя и рассказ Гарри, я бы сказала, что это вполне закономерное и вполне предсказуемое решение директора, - девушка, как всегда, была совершенно спокойна.

- Гермиона, как ты можешь! Ну, ладно еще Снейп, он хотя бы спасал Гарри, даже при всей своей ненависти. Но Малфой… Ведь совсем недавно этот негодяй спал и видел, как убить Гарри. А ты его защищаешь?

- Я тоже не в восторге от Вашего присутствия в школе, мистер Уизли, - холодный голос донесся из-за спин Золотого трио совершенно неожиданно, заставив Рона чуть ли не подпрыгнуть на месте. – Тем не менее, я веду себя вполне цивилизованно, не считая необходимым столь откровенно показывать свое к Вам настоящее отношение. И, разумеется, двадцать баллов с Гриффиндора за нелестный отзыв о преподавателе.

Повернувшись на звук этого насмешливого голоса, ребята смогли созерцать великолепного Малфоя собственной персоной, который подошел к ним совершенно бесшумно и услышал бОльшую часть разговора.

Насладившись явным замешательством Гермионы, бегающими глазами Рона и близостью Гарри, Люциус совершил эффектный разворот и быстрым шагом покинул поле боя.

Троица печально посмотрела ему вслед.

- Странно, - задумчиво протянула Гермиона. – Он, кажется, стал еще привлекательнее. Какая-то пронзительная красота, даже страшно…

- Да, - слово вырвалось непроизвольно, и осознать, что он только что сказал, Гарри смог, только увидев, как смотрят на него друзья: Гермиона немного удивленно, а Рон в совершенной прострации.

- Т-ты с-свихнулся? – рыжий начал заикаться от избытка чувств. – Повторю еще раз: это – МАЛФОЙ!!! И он только что снял с нашего факультета двадцать баллов…

- … и это целиком и полностью твоя вина, - девушка сердито смотрела на Рона. - Молодец, учебный год только начался, а ты уже потерял двадцать баллов. И это при их полном отсутствии… Отлично, теперь Гриффиндор в минусе…

- Ну, не злись, Гермиона, пожалуйста. Кто ж знал, что этот… этот… ходит совершенно бесшумно. Мерлин, совсем как Снейп. Интересно, они этому на службе у Во… Вольдеморта научились? – Уизли с трудом выговорил имя, которого до недавнего времени боялись практически все.

- Вы совершенно правы, мистер Уизли, - бархатный тягучий голос заставил их вздрогнуть в очередной раз. – Еще десять баллов с Вашего факультета за обсуждение преподавателей.

Северус Снейп, язвительно усмехнувшись на прощанье, совершил свой коронный разворот и удалился в сторону подземелий.

Для Гермионы этого оказалось вполне достаточно – произнеся про себя несколько слов, которые приличной девушке знать не полагается, она схватила Рона и Гарри за руки и потащила их в гостиную Гриффиндора, вполне справедливо считая, что разговаривать на подобные темы в коридоре – верх безумия.

Гарри молчал всю дорогу к гриффиндорской гостиной. Даже придя туда и уютно устроившись в кресле у камина, он, продолжая размышлять, не произнес ни слова, не слушая, о чем говорили Рон и Гермиона. Он смутно понимал причины, по которым ничего не рассказал своим друзьям о частных уроках фехтования с Люциусом Малфоем, хотя о путешествии в Лондон и нападении, Гарри не счел нужным промолчать.

Ему казалось, что дополнительные занятия с Малфоем – настолько личное, что даже близким людям рассказывать об этом не хотелось.

Гарри чувствовал себя очень и очень странно… Сегодняшнее распределение, объявление о назначении Малфоя преподавателем, да еще и эти взгляды… Интересно, почему его раздражали вздохи и улыбочки, направленные в сторону блондина?

Юноша тряхнул головой, отгоняя эти тревожащие мысли. В конце концов, он получил то, что хотел – Малфой обещал обучать его, Дамблдор дал свое согласие на уроки и сегодня, небывалый случай, Снейп снял с их факультета баллы, ни словом не оскорбив Гарри. Поразительно, что это случилось со Слизеринским Змеем? В целом день был совсем не плох.

Легко улыбнувшись своим мыслям, Гарри пожелал Рону и Гермионе приятных снов и отправился спать.

Подпись автора