Mykyeytsh
Глава 9.

Гарри шел по улицам Хогсмита с самым несчастным и обиженным видом. Ну, в самом-то деле, кто кого сопровождает? Он чуть повернул голову, краем глаза рассматривая великолепного блондина, шествовавшего с самым гордым и неприступным видом в нескольких шагах позади него.

Создавалось впечатление, что именно Гарри, несмотря на то, что идет впереди, является своеобразной свитой для великолепного Люциуса Малфоя.

Да, прогулка не удалась, Гарри явно чувствовал себя не в своей тарелке…

Мало того, что их узнавали все встречные - на них показывали пальцами, очаровательные ведьмочки, вызывая у Малфоя едва контролируемые приступы ярости, посылали краснеющему Гарри пламенные взгляды и воздушные поцелуи, мальчишки свистели и выкрикивали приветствия: еще бы, Гарри Поттер, победитель Темного Лорда собственной персоной…

Однако приблизиться не решался никто – холодный презрительный взгляд серебристо-серых глаз отбивал охоту подойти поближе.

(Ну, спасибо Люциусу хотя бы за это… Ох, в самом деле, лучше бы я со Снейпом пошел. Тот отпускал бы гадкие и язвительные замечания, издевался бы надо мной, но, по крайней мере, я знал бы, что он меня замечает и осознает мое присутствие. А этот… Молчит, словно воды в рот набрал, и идет с таким видом, словно меня тут и нет, а он просто совершает променад…)

А Люциус, шествуя чуть позади Гарри, с грустью думал о том, что им с мальчиком даже поговорить толком не о чем. Ну почему, почему его партнером стал не умудренный опытом привлекательный мужчина, а этот несносный, нахальный, глупый…и такой невероятно притягательный, очаровательный, милый мальчишка?

(О, Мерилин, о чем я думаю? Да он меня даже не замечает… И как найти общий язык с человеком, который тебя младше на несколько десятков лет, с которым вы с самого начала знакомства были непримиримыми врагами и к которому совсем недавно ты испытывал ненависть вперемешку с презрением? Я не хочу влиять на него при помощи чар вейлы, но в то же время понятия не имею, как подступиться к этому мальчику…)

Не произнеся ни звука, они посетили Гринготс, откуда Гарри вышел с туго набитой золотыми галеонами сумкой, а также тугой пачкой маггловских денег, обменянных здесь же. Посещения книжного и канцелярского магазина прошли все в том же полном молчании, приобретение палочки заставило Гарри слегка поволноваться, а Люциуса тихонько улыбнуться про себя – похоже, волшебные изделия мастера Оливандера отлично знали о партнерстве…

… - О, мистер Поттер, как я рад нашей встрече, - Оливандер лучился от радости. – Конечно, редко кто попадает в мой магазин повторно, обычно волшебники тщательно берегут свои волшебные палочки, однако, Ваш случай особый. Разумеется, я сделаю все возможное, чтобы подобрать Вам достойную палочку взамен… Попробуйте для начала эту…

История шестилетней давности повторялась – Гарри пробовал одну палочку за другой, но ни одна не реагировала так, как требовалось. И вдруг… Такое приятное чувство – по всему телу прошла теплая волна, кончики пальцев руки, державшей палочку, тихонько защипало и с кончика очередной палочки в воздух устремился рой золотистых и алых искр.

- Отлично, отлично! Двенадцать с половиной дюймов, кипарис, гибкая… Мягкая отдача, вставка – волос вейлы…Хм, очень, очень интересно… Весьма необычно – как правило, палочки с подобными вставками служат либо вейлам, либо…хм, ну да ладно. Рад, что палочка Вам подошла. С Вас десять галеонов…

Первым, что увидел Гарри, выйдя из магазина мастера Оливандера, было ателье мадам Малкин, в витрине которого красовались мантии всевозможных цветов, а также новая коллекция маггловской одежды. Неугомонная француженка предпочитала идти в ногу со временем, и была в курсе не только магических, но и маггловских веяний моды.

Многие волшебники придерживались ее взглядов и с удовольствием приобретали нетрадиционную, но весьма удобную и красивую маггловскую одежду. Мадам Малкин процветала.

Гарри нерешительно замер у витрины, с трепетом разглядывая сквозь стекло великое разнообразие брюк, джинсов, костюмов и рубашек – у него никогда не было такой одежды… Конечно, он зайдет в ателье, ему ведь нужна новая мантия, но вот что касается всего остального… Хватит ли у него смелости приобрести что-либо помимо школьной формы? Не имея ранее возможности самому покупать такие вещи, Гарри подозревал, что его вкус далек от совершенства, а выглядеть смешно в новой одежде ужасно не хотелось… да еще и в глазах Люциуса Малфоя. Эта мысль пришла в голову юноши совершенно неожиданно для него самого.

(Странно, с каких это пор меня волнует мнение Малфоя? Неужели мне не все равно, как я буду выглядеть в его глазах? Глупость какая… И что со мной в последнее время происходит?)

Люциус, стоящий позади юноши и продолжая изображать его тень, отлично понял колебания Гарри – действительно, парню не мешало бы приобрести пару-тройку приличных вещиц. Совсем не удивительно, что тот не решается зайти в магазин, находясь в его обществе – имея таких родственников, вряд ли парнишка обладает хорошим вкусом, никто ведь даже не пытался привить Гарри хотя бы его зачатки.

И действительно, еще недавно Люциус не упустил бы случая облить мальчишку презрением и поставить его на место, но сейчас блондину искренне хотелось помочь парню. Вот только сделать это так, чтобы не смутить Гарри, оказалось затруднительно.

Наконец, Люциус первым прервал тягостное молчание. С глубоким вздохом, постаравшись придать своему голосу полнейшее равнодушие и при этом убрать оттуда даже малейшие намеки на насмешку, Малфой поинтересовался:

- И как долго Вы собираетесь здесь стоять, мистер Поттер? Вам ведь необходимо приобрести мантию, не так ли? Может, зайдем внутрь и попросим мадам Малкин подобрать Вам несколько штук? На Вашем месте я бы вообще полностью обновил гардероб – не пристало победителю величайшего Темного Мага и Спасителю всего магического мира ходить в отрепье.

Вздрогнувший при первых звуках этого холодно-равнодушного голоса, Гарри внимательно вслушивался не столько в слова, сколько в интонации, боясь обнаружить там язвительную издевку (уж Снейп здесь бы своего не упустил…), однако нейтральность тона успокоила юношу.

Еще раз нерешительно взглянув на витрину, Гарри потянул входную дверь и сделал робкий шаг вперед. Тут же звякнул дверной колокольчик, и на звук вышла сама мадам Малкин.

- О, кого я вижу! Гарри, мальчик мой, как я счастлива, что ты решил посетить мое ателье!

Мистер Малфой, давно Вы к нам не заглядывали. Чем я могу помочь?

Пока Гарри молча стоял, мучительно краснея, не в состоянии высказать свои пожелания, Люциус чувствовал себя в своей стихии. Решительно взяв ситуацию под свой контроль, он обратился к француженке:

- Мадам Малкин, молодому человеку помимо школьных мантий необходимо полностью обновить гардероб. Полагаю, Вы поможете ему в этом трудном вопросе…

- Ну, разумеется, я счастлива, что вы выбрали именно мой магазин. Гарри, малыш, иди сюда. Так, снимай свою мантию, дай-ка на тебя посмотреть… И рубашку, пожалуй, тоже – она такая бесформенная, что снять с тебя правильные мерки несколько затруднительно… Да-да, теперь отлично, повернись пожалуйста, очень хорошо…

Болтая без умолку и не обращая на смущение юноши ни малейшего внимания, женщина занималась своим делом, обмеряя Гарри и записывая размеры в маленькую книжечку. Ни мадам Малкин, ни Гарри Поттер не замечали впечатления, которое произвела на Люциуса Малфоя последняя сценка.

Удобно устроившийся в кресле для посетителей, Люциус не ожидал, что измерения юноши пойдут такими быстрыми темпами, и теперь буквально пожирал глазами полуобнаженного парня, благословляя покрой мантий и свое положение в кресле. Не хватало еще ставить всех присутствующих в известность о внезапно появившейся и усиливающейся с каждым новым движением Гарри эрекции.

Парень же, не имея ни малейшего понятия о том, как его нежная, смуглая кожа и изящные движения влияют на Люциуса, продолжал выполнять указания мадам Малкин, покорно поворачиваясь в разные стороны, поднимая руки и всем видом выражая полнейшую покорность судьбе.

Закончив с измерениями верха, мадам Малкин задумчиво побарабанила пальцами по книжечке с занесенными в нее размерами.

- Хм-м, пожалуй, стоит снять брюки… Это просто ужасно – скрывать такого очаровательного мальчика под такими жуткими обносками… Ну, не смущайся, малыш, модельеры сродни докторам – ты же не будешь стесняться перед врачом…

(Перед врачом-то, может, и нет, а вот перед Малфоем…)

Уловив взгляд юноши в сторону блондина, женщина весело усмехнулась и движением руки пригласила Гарри проследовать за ней в сторону примерочных кабинок. Вздохнув с облегчением, он повиновался и следом за мадам Малкин скрылся за занавеской примерочной.

Малфой не знал, радоваться ему или огорчаться. С одной стороны, он наслаждался видом мальчика, с другой – боялся не сдержать рвущуюся наружу вейлу… Находиться так близко к этому прекрасному телу, ощущать чарующий аромат юношеской кожи, да еще и наблюдать невольный стриптиз со стороны самого для него желанного существа – все-таки это было несколько чересчур.

(Пожалуй, даже неплохо, что мадам Малкин увела Гарри… Просто невыносимо наблюдать такую возбуждающую картину и не иметь возможности прикоснуться хотя бы пальцем к моему мальчику…)

Однако удача была сегодня явно не на стороне Люциуса… Провожая Гарри взглядом и наблюдая, как тот скрывается в глубине примерочной, Малфой увидел, что ткань, призванная скрывать небольшое пространство от нескромных глаз, по какой-то неимоверной случайности не полностью закрыла обзор, и теперь гибкая фигурка то и дело мелькала в этом просвете…

Гладкая смугла кожа, длинные стройные ноги, изящная линия спины – мужчине казалось, что он начинает медленно, но верно сходить с ума от возбуждения. Совершенно непроизвольно его рука потянулась к паху – он больше не в состоянии был сдерживаться… Несколько быстрых сильных движений, короткий, никем не услышанный стон – и Люциус кончил, одними губами выдохнув имя любимого. Произнеся шепотом очищающее заклинание, Малфой приготовился к дальнейшей пытке…

И она не замедлила последовать – мадам Малкин, в полном восторге оттого, что Герой магического мира решил приодеться именно в ее ателье, принесла целую гору одежды и заставила юношу перемерить все рубашки и брюки, призывая при этом Малфоя быть беспристрастным судьей.

(Да какое, к Мерлину, беспристрастие! Нарочно, что ли, эта женщина выбирает такие провоцирующие наряды? Одни кожаные брюки чего стоят! Не спорю, малыш в них хорош необычайно, они облегают его потрясающей красоты ноги как вторая кожа, но ведь это совершенство смогу видеть не только я… Еще немного, и я прокляну минуту, когда потребовал полностью обновить всю одежду мальчишки…)

Наконец, пытка закончилась… Уменьшив все покупки и рассовав их по карманам, оставив на себе только кожаные брюки и плотно облегающую его торс черную рубашку, Гарри, расплатившись и поблагодарив мадам Малкин, проследовал к выходу. Малфой шел следом, проклиная все на свете…

- Что теперь, мистер Поттер? Какие у Вас еще планы на сегодня? – какого труда стоило Люциусу сдержаться и откровенно не пожирать глазами настолько преобразившегося юношу!

- Ну, - Гарри чуть замялся. – Вообще-то, я хотел попасть в Лондон – купить линзы для глаз вместо очков… Директор Дамблдор даже сделал мне портключ, чтобы мы могли переместиться туда и обратно без проблем… Вы же не против?

В голосе юноши проскользнули умоляющие нотки и Люциус изо всех сил постарался сдержать улыбку – какой же Гарри ребенок, несмотря на всю свою магическую силу…

- Как я могу быть против? Если Вы не забыли, я всего лишь Ваш сопровождающий. Если Вы решили посетить Лондон, мне остается только следовать за Вами, - голос, уверенный и спокойный как всегда, надежно скрывал все эмоции.

Приблизившись вплотную к Гарри, вдохнув с неизъяснимым наслаждением запах его волос, мужчина одновременно с мальчиком прикоснулся к небольшому шарику, служившего портключом, и оказался в Лондоне.

Поиски магазина оптики и подбор линз заняли достаточно много времени, поэтому, когда Гарри и Люциус вышли, наконец, на улицу, уже начинало темнеть. Мужчина в полнейшем восторге оглядел изменившегося юношу – очаровательный молодой человек, гибкий и изящный, с отличной, хотя и не очень высокой, фигурой. Черные, как смоль, волосы непокорными локонами спадают на высокий лоб, прикрывая едва заметный шрам в виде молнии, невероятные по своей красоте глаза, больше не скрытые уродливой оправой, сияют изумрудным светом… Шедевр неизвестного мастера…

К сожалению, в состоянии оценить подобную красоту оказался не только аристократ – юноша вдруг заметил, что прямо к ним направляются четверо мужчин довольно злобного вида. Уловив от приблизившихся фигур непрятный запах алкоголя, Гарри сообразил, что им грозят неприятности – и был частично прав…

- Ах, какой замечательно красивый малыш… Мальчик, не хочешь пойти с нами? Поверь, то, что мы можем предложить, не оставит тебя равнодушным, - слегка пошатываясь, к нему обращался самый громоздкий из четверых, видимо, главарь.

Юноша затравленно озирался по сторонам – прохожих было мало, а те, кто наблюдал эту картину, спешили поскорее пройти мимо. На Люциуса в данной ситуации Гарри не рассчитывал – несмотря на малочисленность свидетелей, магию применять было нельзя. А чем еще может ему помочь мужчина, Гарри не представлял – силы были явно не равны…

Главарь сделал шаг вперед и протянул к мальчику руку – и тут же был отброшен назад резким ударом. Малфой, вне себя от ярости, загородил Гарри собой и, чуть приподняв известную всему магическому миру трость, приготовился к нападению.

Оно не заставило себя ждать. Одуревшие от выпитого, опьяненные видимой безнаказанностью и количественным преимуществом, мерзавцы напали все вместе, рассчитывая хорошенько отделать заносчивого выскочку и увести с собой столь понравившегося им мальчишку… И вдруг расстановка сил изменилась как по волшебству…

Это было невероятно – в одно мгновенье лощеный скучающий аристократ превратился в гибкое стремительное и смертельно опасное животное…пантеру, леопарда? Да нет, скорее он напоминал снежного барса… Эти серебристые волосы, прищуренные глаза и движения – быстрые, отточенные, завораживающие…

Трость, уподобившись шпаге, сильно и резко ударяла в определенные точки, не зная сомнений и жалости, вырывая у негодяев болезненные стоны и крики. Попытки увернуться были обречены на неудачу – словно предугадывая каждое движение противников, металлический наконечник трости продолжал свою работу так равномерно и расчетливо, как будто Люциус находился не на незнакомой улице Лондона, один против четверых, а отрабатывал удары в фехтовальном зале своего поместья…

Через несколько минут наказание было завершено – на тротуаре лежало четыре тела, едва подававших слабые признаки жизни.

Гарри, испуганный и ошеломленный, с недоумением переводил взгляд с неподвижных тел на совершенно спокойного Малфоя.

- Но…как? Вы…это просто потрясающе…, - у юноши не хватало слов для выражения своих чувств – облегчение, удивление, невероятная благодарность и начавшее зарождаться восхищение…

- Искусство фехтования – наука необычайно сложная, но иногда весьма полезная…Не думаете ли Вы, мистер Поттер, что я в своей жизни привык полагаться исключительно на магию? Да и расходовать свои магические силы на жалких магглов не в моих правилах…

Гарри задумчиво посмотрел на Люциуса. То, как мужчина расправился с четырьмя не самыми мелкими мужчинами, поражало. Юноша поймал себя на мысли, что ему и самому хотелось бы научиться этой стремительности, непередаваемой утонченности движений. Конечно у него, как у ловца, была отличная реакция и гибкое тело, но то, что продемонстрировал ему Люциус… И Гарри не удержался от соблазна:

- Мистер Малфой, не могли бы Вы… не могли бы Вы научить меня?