Mykyeytsh
Глава 4.

Белый потолок, белые стены… Кто он, где он? Дежавю… Совсем недавно он задавал себе эти же вопросы. Недавно ли? Так сразу и не скажешь.

А что вообще он помнит? Зеленая вспышка, бешеные порывы неизвестно откуда взявшегося ветра, дикие нечеловеческие крики, платиновые волосы и серебряные глаза… стоп, а это откуда?

Ах да, сделка… Сделка с Люциусом Малфоем, Лестранж и Макнейр, попытка побега, Вольдеморт… Он – Гарри Поттер и он, судя по всему, в который раз выжил.

…Рывком сесть, лишь для того, чтобы снова обессилено упасть в пахнущие свежестью прохладные простыни; чуть прищурить плохо видящие глаза, чтобы встретить умный и понимающий взгляд пронзительно-голубых глаз за полумесяцами очков…

- Как ты себя чувствуешь, мой мальчик? – в голосе слышалась забота, разбавленная немалой толикой тревоги.

- Неплохо, учитывая произошедшие события. А где я?

- Ты в больничном крыле. Расскажи мне, что произошло, Гарри. Разумеется, большую часть я уже знаю, но хотелось бы услышать твою версию событий.

- Ну, я, как всегда, сглупил. Мы с ребятами отправились отмечать мой День Рождения в маггловский мир… э-э… мы пошли в бар…ну, там, повеселиться, может, чуть-чуть выпить, - Гарри почувствовал, что неудержимо краснеет. Признаваться в том, что он в очередной раз оказался непроходимо туп, страшно не хотелось.

- Ну-ну, Гарри, сейчас уже поздновато о чем-либо жалеть, ты не находишь? – от доброй, с легкой лукавинкой, улыбки стало немного легче, и юноша смог продолжить свой рассказ, не запинаясь на каждом слове, хотя предательская краска стыда все еще не покинула нежные щеки.

- Не знаю, что точно произошло, видимо, мне что-то подсыпали в пиво. Я почувствовал себя ужасно и пошел в туалет. Кто-то вошел следом и применил портключ… и я лицом к лицу столкнулся с Томом, а он сказал, что мне теперь никто не сможет помочь, и найти меня никто не сможет… как тогда я очутился здесь?

- Я никогда тебе этого не говорил, мой мальчик, чтобы еще больше тебя не волновать, но, когда ты покидал дом твоих родственников, на тебя всегда накладывались следящие чары.

Разумеется, пока были целы маскировочные щиты, которые наложил Том на свое убежище, эти чары были бесполезны, но с гибелью Темного Лорда щиты были разрушены и мы смогли немедленно тебя обнаружить.

-Значит, Вольдеморт погиб? Я смог, да? И он больше не воскреснет? – голос юноши чуть подрагивал от безумной надежды, что все, наконец-то, закончилось, и ему не придется больше волноваться ни за свою жизнь, ни за жизнь кого-либо, близкого ему.

Ничего не говоря в ответ, Альбус просто протянул Гарри небольшое зеркало. Из глубины отражающей поверхности на него взглянул чуть взъерошенный мальчишка с пронзительно сияющими зелеными глазами.

Непонимающе рассматривая отражение, Гарри перевел взгляд на свой лоб и… такого привычного шрама на месте не оказалось. Чистая свежая кожа, словно на ней никогда и не было метки, указывающей на неразрывную связь с самым сильным Темным магом.

Несмотря на слабость, юноше захотелось спрыгнуть с кровати и… он сам не знал, что бы сделал. Может, сплясал от радости зажигательный танец, а, может, вскочил на любимый «Всполох» и принялся выделывать фигуры высшего пилотажа…

К реальности его вернул спокойный голос, в котором, казалось, звучала легкая нотка вины:

- Конечно, окончательно расслабляться еще рано. Далеко не все Пожиратели были нами схвачены, и ты все так же находишься в опасности. Пока тебе придется пожить в школе и, пожалуй, о посещениях Хогсмита можно забыть… разумеется, это временные меры.

Хотя, во всем этом есть и положительный момент – Министерством был, наконец, арестован Люциус Малфой. Но вот что странно – Метки у него на руке не обнаружили, - директор задумчиво нахмурился. – Конечно, его поместили бы в Азкабан в любом случае, слишком уж долго он находился под подозрением, да и обнаружен был в более чем компрометирующих обстоятельствах: в тайном убежище Темного Лорда, о котором никто, кроме Пожирателей, не знал…

- Малфой арестован? А как долго…ну, сколько я уже здесь?

- Прошло три недели с тех пор, как мы нашли тебя. Гарри, ты был очень плох. Если бы не Северус и его зелья, исход мог бы быть очень печальным.

Три недели… Вот черт! Получается, Малфой целых три недели находится в Азкабане. Конечно, это не двенадцать лет, как Сириус… Горло привычно сдавил спазм, и так же привычно был подавлен. В любом случае, находиться там, по соседству с, пусть и немногими, оставшимися дементорами, Гарри не пожелал бы никому.

Разумеется, Малфоев, всех без исключения, он терпеть не мог, а Люциуса так просто ненавидел, но тот помог ему и Гарри не собирался оставлять все как есть.

- М-мм, профессор Дамблдор, я Вам не все рассказал. Знаете, там, у Вольдеморта, Люциус Малфой помог мне. Он решил перейти на нашу сторону; правда, я точно не знаю, чем было вызвано это решение, но… в общем, он меня спас от Макнейра и Лестранж и… и он их убил…

Ну, я, конечно, не испытываю к нему любви, и все такое, но он почти вывел меня из замка и если бы нас не перехватил Вольдеморт, то побег удался бы. И Макнейр…ну, понимаете, он хотел… - Гарри мучительно покраснел, и Дамблдор, сжалившись над парнем, ласково положил руку тому на плечо.

- Я все понимаю, мой мальчик, не нужно продолжать. И что же теперь прикажешь мне делать с Люциусом?

- Вы могли бы сказать, что он был Вашим вторым тайным шпионом. Я понимаю, это откровенная ложь, но Министерство Вам поверит. Я помню, помню, как он поступил с Джинни и тогда, на кладбище…но он ведь действительно никого не убил лично, ну, кроме Пожирателей… Пусть его отпустят, он сможет убраться в свое поместье (и моя совесть будет совершенно спокойна!)…

Дамблдор посмотрел на Гарри задумчиво и немного грустно. Ну, конечно, три недели без сознания – Гарри не мог знать обо всех изменениях, которые произошли в жизни семейства Малфоев.

Да, мальчик хочет всего лишь оплатить свой долг, но ему, директору, как взявшему на себя подобное обязательство по отношению к Малфою-старшему, придется пойти несколько дальше, чем просто вытащить Люциуса из тюрьмы. Что ж, Альбус надеялся, что, узнав обо всем, Гарри сможет принять его решение…

- Хорошо, Гарри, я сделаю все так, как ты просишь. Но тебе придется вместе со мной отправиться в Азкабан – ты единственный свидетель тех событий, и, если хочешь вытащить Малфоя из этой переделки, то придется дать показания. Ты к этому готов?

От необходимости посещения Азкабана вместе с его стражами Гарри нервно передернулся, но чувство благодарности взяло верх над нерешительностью, и парень медленно кивнул:

- Хорошо, профессор, я все сделаю.

- И еще одно - с нами пойдет профессор Снейп. Тебе сейчас нужна надежная охрана, а большинство авроров занято поисками Пожирателей. Я знаю, что вы не ладите, но тебе придется потерпеть…

Еще один покорный кивок.

- Вот и хорошо. А теперь спи, Гарри. До завтра ты должен хорошенько отдохнуть.

Гарри послушно закрыл глаза и мгновенно провалился в здоровый сон без сновидений.