Mykyeytsh
НУЖНО РОДИТЬСЯ ВЕЙЛОЙ Берега укутались снегами
Дни ноября сложились в журавля
Он улетел, исчез за облаками,
А утром стали белыми поля
Пришла зима, все это как всегда,
Но может неспроста, да может неспроста
Сегодня первый белый день...
Давай начнем все с чистого листа!

Назови мне свое имя, я хочу узнать тебя снова
Все по кругу, но все будет иначе, я даю тебе слово
Назови мне свое имя, я хочу узнать тебя снова
Все по кругу, но все будет иначе, я даю тебе слово!

Пустые дни различны лишь календарями
А в остальном - как капельки воды
И разбежаться - самый легкий выбор
Подальше с глаз, и все расстаяло, как дым...

Но назови мне свое имя, я хочу узнать тебя снова
Все по кругу, но все будет иначе, я даю тебе слово
Назови мне свое имя, я хочу узнать тебя снова
Все по кругу, но все будет иначе, я даю тебе слово!

Я чего-то не понимаю
Скорее всего, не понимаю всего
Но то, что мы до сих пор не убили друг друга
Похоже на доброе волшебство
Вчера мы припасли друг для друга гранаты
И завтра могли уже просто не встать
Но сегодня такой светлый день
Давай все начнем с пустого листа...

Назови мне свое имя, я хочу узнать тебя снова
Все по кругу, но все будет иначе, я даю тебе слово
Назови мне свое имя, я хочу узнать тебя снова
Все по кругу, но все будет иначе, я даю тебе слово!

Lumen

Глава 1.

Сознание возвращалось медленно, с трудом продираясь сквозь пелену боли. Постепенно в затуманенном мозгу стали возникать вопросы, на которые, пусть и не сразу, он смог дать самому себе ответы.

Кто он? Он Гарольд Джеймс Поттер, Мальчик-Который-Выжил, Герой магического мира.
Где он? С трудом раздирая слипшиеся почему-то ресницы, он медленно обвел взглядом пространство вокруг себя – странно, видно очень плохо, все расплывалось перед глазами.
Ах да, он же носит очки, а сейчас их почему-то нет на привычном месте.

Сильно сощурив глаза, он еще раз попытался оглядеться – низкий потолок, грязно-серые холодные стены, тихий стук капель где-то в дальнем углу. Мрачноватая картинка, едва освещенная тусклым светом одного-единственного факела. Похоже, он в подземелье. Тюрьма?

И как он сюда попал? Неудобная поза, просто невозможно нормально думать. Попытка хоть как-то изменить положение тела ни к чему не привела. Едва шевельнув руками, наконец-то понял – он был прикован к стене, холодные, словно лед, оковы жестко охватывали запястья рук, ноги едва касались пола самыми кончиками пальцев.

Что с ним произошло? Попытавшись откинуть голову назад, он врезался со всего маха в твердые камни и вспышкой пришли утраченные на какое-то время воспоминания…

…Ну кто его умным назовет? Хотя, если верить теории Снейпа, он всегда был безмозглым щенком, и, похоже, сейчас эта теория вполне доказуема.

Какого Мерлина он принял предложение Рона? И ведь даже слушать никого не стал – просто смылся вместе с друзьями из вполне безопасной Норы в маггловский мир: захотелось им, видите ли, продолжить празднование его Дня Рождения в другой обстановке. Конечно, ведь не каждый день исполняется 17 лет. А Гермиона? Да, нельзя девушке много пить - при определенном количестве алкоголя в крови вся ее блестящая логика испаряется напрочь.

И кому в голову пришла замечательная мысль посетить маггловскую дискотеку и опробовать местные напитки? Ну, разумеется, близнецам Уизли. Кто бы мог подумать, что вполне безобидный поначалу поход по злачным местам может обернуться пленом, пытками и невыносимой болью, кричать от которой не дает только чувство собственного достоинства?

Вот ведь как все просто - оказывается, для его похищения вовсе необязательно применять магию, устраивать хитрые засады или захватывать заложников для последующего обмена… Нужно просто дождаться, когда они все отправятся танцевать, а затем тихо пройти мимо их стола, ненароком проведя рукой над его стаканом с выпивкой – кто в такой толпе заметит? А после короткого периода ожидания последовать за, постанывающим от внезапной боли, парнем в мужской туалет и, резко прижав его пальцы к обычной монете, активировать портключ.

Безумная страшная боль пронзила голову, шрам яростно запульсировал и тягучие капельки поползли по лбу, скатываясь вниз и с тихими шлепками превращаясь на полу в кровавые цветы.

- Я рад нашей встрече, Гарри. Давно мы не виделись, - холодный, без малейшего оттенка эмоций голос произносил слова с тихим шипением; создавалось впечатление, что огромной опасной змее пришла в голову сумасшедшая идея поговорить по-человечески.

Ну, разумеется, Вольдеморт. Выследил-таки. Гарри надеялся только, что с его друзьями все в порядке, и они смогут предупредить Дамблдора и Орден Феникса о той переделке, в которую он попал. Хотя вряд ли это произойдет в ближайшее время – количество выпитого не даст им быстро понять, что Гарри отсутствует непозволительно долго. И на Снейпа больше рассчитывать не приходилось – чем мог ему помочь рассекреченный бывший шпион, который сам едва сумел вырваться из цепких лап монстра, стоявшего сейчас прямо перед ним.

- О, мне вовсе не нужны твои друзья и даже если они все расскажут Дамблдору и Ордену, тебя не успеют спасти, можешь в этом не сомневаться. Об этом месте никто не знает, мои слуги являются сюда только по зову Метки, а портключи при необходимости создаю я сам. Что же касается Снейпа… Не волнуйся, о нем я позабочусь в свое время.

Вот черт, он так и не научился ставить блок и теперь за это расплачивался. Надежда на спасение тихо покидала его.

- У тебя ведь сегодня День Рождения, не так ли, мой мальчик? – прозвучала жестокая пародия на Дамблдора. Захотелось взвыть, но ни один звук не смог вырваться из горла. – Я не мог не поздравить тебя. Что же касается подарков… сейчас ты их получишь в полном объеме. Круцио!

О да, он хорошо помнил эту боль, еще со своего четвертого курса. Но тогда он попробовал лишь маленькую часть, сейчас же ему предстояло испить чашу до дна.

Сквозь дикую боль и слезы в глазах он увидел, как неотвратимо медленно сжимается вокруг него кольцо из людей в черных плащах и безликих масках. Пожиратели. Кто назвал их людьми? Они нелюди в человечьем обличье и ему предстояло убедиться в этом на собственной шкуре.

Круцио! Круцио! Круцио!

Множественные выкрики слились в один, и пыточное проклятье усилилось многократно. Он катался по полу в попытке хоть как-то умерить эту боль, сделать ее хоть чуточку терпимее, вызывая насмешки и улюлюканье мерзавцев, окруживших его. Безнадежно.

Круцио! Круцио! Круцио!

Ему казалось, что он сходит с ума и лучшее, что он смог сделать – это закричать. И он кричал – дико, страшно и отчаянно.

О да, они не ограничились банальным Круцио, проклятья звучали и звучали, сливаясь в его ушах в симфонию боли для него и музыку дикого наслаждения для всех остальных.

Одежда давно разлетелась в клочья, рвалась плоть и кровь раскрашивала поверхность пола абстрактными рисунками. Последнее, что он запомнил из этого непрекращающегося кошмара, была высокая фигура с платиновыми волосами и серебряными глазами, глазами, которые смотрели на него с непонятным ужасом и отчаяньем.

Это, да еще последние слова Темного Лорда:

- Это еще не конец, мальчишка, даже не рассчитывай на легкую смерть!..

И вот теперь он очнулся в подземной тюрьме без малейшего проблеска надежды.

Что это? Железная дверь заунывно скрипнула, медленно открываясь и пропуская вперед фигуру, закутанную в черный плащ. Вошедший остановился перед узником, и, откинув капюшон с великолепных ярких волос, принялся безмолвно рассматривать юношу.

Гарри в свою очередь остановил свой взгляд на пришельце. Высокий умный лоб, тонкий нос с легкой горбинкой, красивой формы твердые губы, волевой подбородок и невероятные по своей красоте глаза - серо-стальные озера презрения, фамильной гордости и насмешки над всеми, стоящими ниже него.

Ненавистный враг номер два, Люциус Малфой!