Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: Mykyeytsh (список заголовков)
17:55 

Ну ты и попал...

Mykyeytsh
Я выложу один фанфик, как часто будет обновляться незнаю.

22:59 

Mykyeytsh
Глава 17. Эпилог


Дорогие читатели, я, наконец, «вымучила» последнюю главу. Но учтите! Это пока только экспериментально. Я сейчас перечитываю всю историю и правлю ее, изменяя некоторые моменты. Вполне возможно, что в окончательном виде, эпилог будет изменен.


- Даже не верится, что кто-то мог настолько изменить магический мир, - заметила молодая девушка, сидя в кафе.
Ее собеседница лишь грустно улыбнулась. Уже несколько часов она рассказывала историю своей семьи молодой писательнице.
- Но это произошло в самом деле. Никто никогда не задумывался, сколько боли стоило им совершить предначертанное.
- Но ведь вы сами говорили, что Гарри Поттер произнес Пророчество, находясь в другом мире. Никому не было известно, что уготовила ему Судьба. Оно ведь могло относиться и к его прошлому миру.
- Ты права, моя дорогая. Но все решила Судьба. Это по ее воле мой предок попал в мир, где, наконец, смог обрести счастье. А мы, простые смертные, никогда не сможем разобраться в делах Высшей силы.
- Конечно, но расскажите, что стало потом. Мистер Поттер осуществил то, что показал сестре. Это факт. Он долго находился у руля магического мира. Но потом он и его муж пропали. Никто не знает куда, ведь их никто так и не видел. Вы знаете правду?
- Они растворились в Ветре, - мечтательно произнесла собеседница писательницы.
- Вы всегда говорите «они». Но ведь Драко Малфой не был Гарпией. Он не мог раствориться в Ветре.
- Моя дорогая, ты постоянно забываешь, что любовь этих юношей была благословлена Ветром. Не просто же так великая Аэллона взяла Драко под свою опеку, когда его убили в первый раз. Она знала, что эта любовь была очень важна. Для всех нас. Когда все закончилось, то Гарри Поттер вместе с супругом так и остались вместе.
- Так и хочется сказать «Жили они долго и счастливо. И умерли в один день», - с грустью проговорила девушка.
Она, погрузившись в воспоминания, уже не слышала, как собеседница печально прошептала: «Так оно и было, моя дорогая».
Эта тема всегда ее интересовала. Еще с детства она с упоением слушала истории своей прабабушки о Спасителе. У народа Гарпий это было не только легендой, но еще и историей их народа. Она прекрасно осознавала, что не уготовь Судьба Гарри Поттеру той жизни, что он прожил, ее народ, вполне возможно, все еще дискриминировался. Спустя эти две сотни лет практически все расы получили должное уважение и место под солнцем.
Она никогда не понимала, как можно не восхищаться человеком, который в столь юном возрасте столько сделал для них всех. Нет, его, конечно, все знали. Знали о его великом достижении. Но не многие интересовались его историей. Историей с запутанным концом. Такое всегда случается. Жизненные истории редко заканчиваются ответами на все вопросы.
Еще в детстве она решилась узнать всю правду о своем кумире. Уйдя из-под опеки родителей, она, наконец, смогла приступить к активной деятельности. Несколько лет потребовалось, чтобы найти и добиться встречи с Гарпией из рода Поттеров, которым она была известна.
Писательница опустила взгляд на фотографии, лежащие перед ней, что принесла с собой ее собеседница. На них были изображены мужчины, чью историю она в скором времени собиралась опубликовать.
Один снимок был сделан на фоне огромного дуба. Она знала, что это дерево стояло на территории школы Хогвартс на протяжении долгих десятилетий, вплоть до исчезновения Гарри Поттера и Драко Малфоя. У дуба сидел ОН. Тот, чьи деяния принесли покой в этот мир. Его длинные черные волосы, лишь слегка оттененные серебром, были убраны назад, открывая волевой подбородок и высокие скулы, и падали тяжелыми прядями на спину. В облике смутно ощущалась какая-то почти болезненная усталость, а в непостижимых зеленых глазах таилась бездонная мудрость. Снимок был старым, но все же хорошо сохранившимся. Похоже, Поттеры очень хорошо заботятся об истории своего рода. Их можно было понять, ведь благодаря этому мужчине проклятие Аэллоны навсегда кануло в Лету.
На второй фотографии на фоне Хогвартса был изображен Драко Малфой, который не одно десятилетие готовил к взрослой жизни тысячи молодых магов различных рас. Он тоже занимает достойное место в истории Поттеров, потому что все они осознают, что только благодаря ему, Гарри Поттер смог совершить свою миссию. Мужчина казался необыкновенно красивым, представлялся воплощением элегантности. В его облике сочетались одновременно трогательная чувствительность и невыносимая усталость.
Эти двое мужчин прожили достаточно долгую жизнь, чтобы войти в мировую историю. Не известно, каким было бы сейчас их существование, если бы не вмешательство Судьбы. Но все идет своим чередом. Гарри Поттеру было суждено начать новую эру, он это сделал. А им остается только чтить своих Героев.

22:58 

Mykyeytsh
Глава 16. Aut vincere, aut mori (победа или смерть)


Огромное спасибо за отзывы. Я наконец-то ушла на каникулы, поэтому смогу дописать спокойно фик. Читайте и наслаждайтесь предпоследней главой. И, конечно же, пишите отзывы.


Он аппарировал в уже известную комнату. Это были личные покои Темного Лорда. Сюда никто не допускался, кроме постельной игрушки Тома Риддла. Сам хозяин сидел в кресле и внимательно осматривал прибывшего по его зову юношу. В нем снова что-то изменилось.
- Что с тобой произошло? – холодно спросил он.
- Ничего, - Гарри пожал плечами и прошел вглубь комнаты.
Руки немного дрожали. Это плохо. Он должен успокоиться. Сегодня слишком важный день, чтобы все испортить своей нервозностью. Налив себе виски, Гарри устроился в ногах Темного Лорда.
- Ты изменился, - заметил Том, поглаживая голову юноши, словно верную собаку.
- Просто я переборол действие зелья Дамблдора, - Гарри откинул голову на колени Лорду.
- Какого зелья?
- Старик хотел убить меня, но вышла ошибка. Он не знал, что на меня не действуют яды, - Гарри сквозь стекло посмотрел на свет свечи.
- И как он отреагировал на это? – хмыкнул Том.
Сейчас этот мужчина выглядел как обычный человек. Было невозможно представить, что он, ласкающий голову молодого человека у его ног, является безжалостным Темным Лордом.
- Был напуган. Но не долго. Со стариком уже покончено, - задумчиво произнес Гарри.
Том поднял бровь в удивлении. Мальчишка убил старика? Интересно. Он должен быть вознагражден за то, что устранил препятствие на его пути к мировому господству.
Гарри никак не отреагировал, когда Том поднял его к себе на колени и впился в губы жестким поцелуем. Подобное случалось уже не впервые. Бывали такие времена, когда на Лорда находили подобные приступы благодарности. За хорошую работу он всегда благодарил отменным сексом. Если бы сердце Гарри не принадлежало Драко, и этот человек, целующий его, не был бы Темным Лордом, он, наверное, наслаждался такими благодарностями.
Пока Гарри размышлял, Том уже начал его раздевать. Но в планы Поттера не входил секс в кресле. Ему необходимо пространство. Именно поэтому он сполз с коленей Лорда на пол. Потом, заманчиво улыбнувшись, он поманил Тома к кровати.
Риддл хмыкнул, когда понял, чего хочет Гарри. Он молча наблюдал, как Гарри стягивает с себя одежду и ложится на постель. Он полностью убедился, что его Вестник смерти вернулся. Таким дерзким с ним мог быть только он.
Из-под полуопущенных век Гарри наблюдал, как Том Риддл, Темный Лорд, идет к нему. Он двигался как танцор или кошка, плавной, скользящей походкой. Энергия и изящество, готовое взорваться насилием. Гарри это прекрасно понимал, но продолжал играть с огнем раз за разом. Сегодня же в его планы входило потушить этот огонь на веки.
Том остановился у кровати и стал рассматривать тело, всецело принадлежащее ему. Кто бы мог подумать, что его личной постельной игрушкой станет прекрасный Поттер?
Гарри, зная, что Лорд наблюдает за ним, вытянул руки над головой и с наслаждением потянулся, разминая напряженные мышцы. Потом, резко сев, он потянул Тома на себя. Тот беспрекословно подчинился, накрывая собой юное тело. Том приглушенно застонал, когда почувствовал ленивые поглаживания любовника по спине и бокам.
Гарри резко подмял Лорда под себя и жадным взглядом окинул великолепное тело. Даже жаль будет убивать такую красоту. Плотоядно улыбнувшись, он начал ласкать тело Темного Лорда. За все время, проведенное в его постели, он отлично выучил все чувствительные места своего врага.
Если бы Том Риддл не отдался сейчас во власть сладостных ощущений, то понял бы истинный смысл взгляда юноши. Он бы понял, что глаза, в которых он так часто тонул, были наполнены вовсе не страстью. Молодой человек, который доставлял ему столько наслаждения, смотрел на него пустыми глазами спокойного, выжидающего хищника. Да, Гарри Поттер умел ждать. Он знал, что терпение всегда вознаграждается.
Через силу открыв глаза, Том взглянул в пылающие страстью изумруды. Ему слишком мало простых ласк! Подмяв под себя стройное тело, он сам стал ласкать юношу, готовя его к проникновению.
Гарри метался по постели, стонал, зная, что это еще больше заводит Темного Лорда. Он выгнулся дугой, когда почувствовал, как зубы Тома впились в его податливое тело, а потом быстрый язычок зализал укус.
- Да! – прошипел он, стиснув зубы. – Действуй жестко!
Несмотря на то, что с виду казалось, что он полностью отдался в плен сладостных ощущений, рассудок оставался холодным. Он уже давно так играет. Люди видят одно, но на самом деле происходит совсем другое. В самом начале пути ему было слишком трудно к этому приспособиться. Но он смирился со своей участью. Уже в своем мире он осознал одну истину. Когда тебе пять и тебе больно, ты поднимаешь крик на весь мир. В десять ты хнычешь. А к пятнадцати начинаешь есть запретные яблоки, которые растут на дереве боли в твоей душе. Таков уж наш путь развития. Ты начинаешь зажимать рот руками, чтобы заглушить крики. Кровит у тебя внутри. Никто никогда не узнает, сколько крови «пролила» его душа.
И вот все началось. Гарри не сдерживал стоны боли и удовольствия, когда Том начал двигаться внутри него.
Прогнувшись, он дотянулся до своих одежд, лежащих около кровати. Скоро нужно будет начинать действовать. В голове колокольчиком звенела мысль, что это сумасшествие. Но ведь он в самом деле был безумцем. Тот, кто не ходит по краю безумия, не сможет справиться с тем что, ему уготовила Судьба. Но для него этот край был очень хорошо знаком. Уже не мало лет он постоянно здесь «гуляет».
Осталось только дождаться нужного момента.
И вот, наконец, он почувствовал, что Том близок к развязке. Мужчина затрепетал всем телом, волосы упали на лицо.
Гарри почувствовал, как спали все защитные щиты Лорда.
Пора!
Резко выбросив руку с зажатым в ней стилетом, Гарри на мгновение замер, глядя в пораженные глаза своего врага.
- Ты действительно можешь меня убить? - его голос был как шелк на открытой ране: нежность с оттенком боли.
Гарри почувствовал себя человеком, стоящим у края старой осыпающейся шахты: он стоит там и прощается с дневным светом. Да, он настоящий безумец!
- Так надо, - выдохнул он и впился последним поцелуем в губы Лорда, вонзая острый стилет между лопаток… прямо в сердце.
Том лишь усмехнулся. Он понял, что его преданный слуга стал для него самого Вестником смерти. Он совершил колоссальную ошибку, недооценив мальчишку. Так же как и Дамблдор… как и другие авроры, падшие от руки беспощадного юнца. Он то думал, что жестокость юноши – проявление преданности ему, а на самом деле… Это все месть…
Когда тело мертвого Темного Лорда упало на него, Гарри приготовился к той боли в сердце, которую уже однажды чувствовал. Но в конце своей жизни он почувствовал тепло, не боль. Ему хватило времени вспомнить его глаза, того оттенка серого, каким бывает зимнее небо на рассвете. Вспомнить его, мчащимся на быстрой метле с развивающимися на ветру волосами. Вспомнить, как легко и беззаботно он смеялся, чего уже никогда не будет в той долгой жизни, что он проживет без него...
Спустя мгновение, тьма смерти сомкнулась и над Гарри Поттером.

* * *

Драко сидел в кресле Северуса, продолжая глядеть на огонь. Словно он мог бы дать ему ответы на мучавшие его вопросы. Нет, ответы он дать не мог, зато давал успокоение.
Северус сидел напротив крестника, но не старался вывести его из этого подавленного состояния. Он прекрасно понимал, что мальчику необходим покой. Вальтер отправился на прогулку с Вероникой Поттер, а потом собирался вернуться в поместье, поэтому он ни о чем не волновался. Лишь своим присутствием давал понять Драко, что он не один.
Тишину, царившую в комнате, нарушало лишь потрескивание поленьев, как вдруг в наколдованное окно ворвался ветер. Северус с ужасом увидел, как свет погас у Драко в глазах, оставив там лишь холод и пустоту белого зимнего неба.

Сначала Драко не понял, что произошло, он лишь почувствовал жуткую боль. Ту, что намного ужасней телесной. Боль потери человека, которого любишь больше жизни. Потом все прошло. Осталась лишь пустота, словно он утратил кусочек души. Осознание пришло мгновенно. Такой могильный холод внутри могло принести только одно.
- Гарри, - сквозь слезы прошептал он.
Лишь Ветер не позволил ему впасть в истерику. Он голосом Аэллоны стал шептать, чтобы слизеринец успокоился. В голове сразу всплыл образ величественной женщины, которая отнеслась к нему как к сыну. Доверься Бездне… Она не даст тебе пропасть… Но этот шанс ты сможешь использовать только однажды… Когда придет время…
Он вскочил с кресла и поднял взгляд на профессора. Тот стоял и с изумлением смотрел на, растворяющуюся на руке, Метку.
- Но это ведь может быть только если…
- Темный Лорд мертв, - закончил за него Драко и спросил: - Ты со мной?
- Куда? – ему все еще не верилось. Он свободен! Свободен от Дамблдора и Темного Лорда!
- За Гарри.
- Да, - Северус даже не задумывался над словами юноши, отвечая, но, при этом, не понимая сущности вопроса.
Драко кивнул, зная, что Северус не видит его движения. Он, конечно, понимал состояние мужчины, но еще не все закончилось. Он сконцентрировался на месте, куда отправился Гарри, и перенес себя с профессором в одну из комнат своего поместья. Как хорошо, что пока некому поддерживать антиаппарационный барьер вокруг школы! Сразу же перекинувшись в форму волка, он побежал в ту сторону, откуда доносился запах Гарри. Запах крови и Гарри.

Северус, поняв, что стоит уже не в своих комнатах, успел лишь увидеть заворачивающего за угол волка. Осмотрелся. Итак, он один в поместье Малфоев, которое должно быть полным Пожирателей Смерти. Паникующих Пожирателей. Зная, что Драко сам справится, он медленно направился в ту же сторону, по пути парализуя попавшихся Пожирателей. Аврорам еще предстоит поработать тут, собирая обездвиженных сподвижников Лорда. На этот раз никто не отвертится от наказания.

Драко быстро нашел нужную комнату. Лорд присвоил себе апартаменты Люциуса. Наверное, впервые в жизни он ворвался в эти комнаты, даже не потрудившись постучать. Картина, представшая его взору, заставила глаза наполниться слезами. Он преобразовался обратно в человека и медленно двинулся к огромной кровати. Там лежали двое мужчин, так и не закончивших древний как мир танец.
Со злостью Драко скинул тело Темного Лорда с Гарри. Он оказался прав. Его любимый мертв.
- Гарри, - шепотом позвал он.
Но ответа не последовало. Его Гарри больше нет здесь. Осталось только это безвольное как у куклы тело.
- Ты же клялся, что вернешься, - осуждающе прошептал Драко, целуя мертвые губы. Как же ужасно видеть любимое лицо, расслабленное под маской смерти!
Его снова окутал ветер, напоминая, зачем он пришел сюда.

В комнату вошел Северус. Он был доволен собой, но, увидев крестника, прижимающего к себе мертвого любимого, растерялся. Сразу же пришла жалость. Но это было неправильно. Жалость - это все равно, что припарки. Жалеть можно о пролитом на скатерть кофе или о промахе в каком-нибудь деле. Сейчас этому юноше не нужна жалость. Северус понял, что нужно что-то сказать. Жизнь продолжается. Так всегда говорят тем, у кого умер близкий человек. Но, подумав, он решил, что не стоит этого делать. Потому что именно это, наверно, и пугает его крестника. Слова Драко, произнесенные хриплым голосом, стали для него очередным шоком:
- Я не позволю тебе оставить меня…

* * *

Блейз шел вдоль кромки леса, когда услышал крик. Хотя нет, это был вопль, заставляющий замереть сердце. Повинуясь первому инстинкту, он побежал на голос. Для него стало шоком, когда он понял, что кричала Ронни. Он увидел ее на какой-то поляне, полностью пропитанной волшебством, бьющуюся в истерике. Что случилось? Сегодня она наоборот должна быть счастливее всех. Почему она в таком состоянии?
Он подбежал к девушке и прижал ее к себе. Вероника схватилась за него, словно утопающий за последнюю соломинку.
- Ронни, что случилось?
- Он умер! – выкрикнула она. – Почему снова он?!
- Кто умер? – испугался слизеринец. – Ронни, успокойся и ответь.
- Гарри, - сквозь слезы ответила она.
Блейз на мгновение замер. Гарри? Это невозможно! Если бы Гарри умер, то ветер не был бы сейчас столь ласков. Он озвучил свое сомнение, но девушка снова возразила:
- Гарри сказал, что если он умрет, это деревце тоже погибнет. Сам посмотри на него!
Блейз послушно взглянул на саженец. Сразу же он заметил, что это не обычное дерево. Подобный дуб он уже видел на одной картине. На портрете Аэллоны. Это было ее Древо жизни. Откуда здесь, в Запретном лесу, это дерево? Интересно. Но нужно еще что-то делать с Ронни, поэтому Блейз подхватил все еще рыдающую девушку на руки и понес к мадам Помфри. Может она сможет ее успокоить?

* * *

Поппи Помфри только отпустила последнего на сегодня пациента и собралась отдохнуть, как двери в крыло вновь отворились.
- Мадам Помфри, помогите, пожалуйста, - попросил Блейз женщину.
Целительница сразу же забыла про усталость, как только увидела девушку на руках слизеринца.
- Что с ней?
- Не знаю. Я нашел ее такой в Запретном лесу.
- А что вы, молодой человек, делали в этом лесу? – строго спросила женщина, указывая юноше на кровать, куда нужно положить девушку.
- Я услышал крик Ронни и побежал к ней. Испугался, что с ней что-то случилось. Но она ничего не говорит, только постоянно повторяет, что Гарри, ее брат, умер.
Целительница нахмурилась. Призвав успокоительные зелья, она напоила ими девушку и пошла к камину, чтобы связаться со старшими Поттерами. Если их дочь в таком состоянии и утверждает, что ее брат мертв, то они должны об этом знать.

Лили и Джеймс не заставили себя долго ждать. Бросив все дела, они по каминной сети направились в Хогвартс. Школьная целительница сказала, что вызов как-то связан с их детьми. Последний раз, когда их вызывали в школу по делам, связанным с Гарри и Ронни, не окончился ничем хорошим. Им тогда сообщили, что Веронику похитили Пожиратели смерти. В голове у обоих родителей билась лишь одна мысль: «Пусть все будет в порядке!».
- Мадам Помфри, что случилось? – взволнованно спросила Лили, выходя вслед за мужем из камина.
- Я сейчас свяжусь с директором и все объясню, - как можно спокойнее сказала целительница. Ей не нужно, чтобы еще и у матери девочки началась истерика, если подтвердится, что Гарри Поттер мертв.
Но директор не отвечал. Его нет в школе? Целительница попробовала связаться с деканом факультета, где учился мальчик Поттеров. Но Северус тоже не отвечал. Она уже решила попробовать связаться с профессором Макгонагал, как в палате раздался странный звук. Словно кто-то рвал какую-то плотную ткань. Резко развернувшись, она успела увидеть, как за спинами профессора Снейпа и Драко Малфоя затягивается клубящийся тьмой проход.
- Гарри! – Лили первая узнала ношу юного Малфоя.
Блейз в шоке посмотрел на Веронику.
- Я же говорила, - одними губами произнесла она.
- Мадам Помфри, что с ним?!
- Миссис Поттер, успокойтесь. Если сейчас все пойдет по плану, то Гарри снова вернется в мир живых, - ответил Драко, поворачиваясь так, чтобы женщина ненароком не скинула простыню, в которую он укутал любимого.
- Он умер? – дрожащим голосом спросил Джеймс, прижимая к себе рыдающую жену.
- Да, - Драко сглотнул. В глазах снова защипало, но он не может сейчас отвлекаться на собственные чувства!
- О каком плане ты говорил? – прошептал Блейз, не в силах поверить, что его друг умер.
В голове у него не укладывалось одно: почему в прошлый раз, когда Гарри попал на перепутье миров, Ветер отказался от всего народа Гарпий, а сейчас – когда он умер, то ничего не происходит?
- Ты, наверное, спрашиваешь себя, почему поведение Ветра осталось неизменным? – улыбнувшись уголками губ, спросил Драко, правильно поняв замешательство, написанное на лице друга. – Все просто. Мне был дарован шанс вернуть потомка Смерти к жизни. Ветер это знает.
- Но как ты можешь вернуть Гарри? – удивился Джеймс.
Лили повернула лицо в сторону Драко. От нее не укрылась та нежность, которую этот мальчик питает к, теперь уже ее, сыну. Похоже, вот она разгадка к тайне Гарри. Вот тот человек, за которого ее сын мстил самым сильным магам мира.
- Для этого мне нужна помощь вашей дочери.
На этих словах упомянутая девушка словно вышла из транса. Она резко подняла голову и посмотрела на нового друга. Благодаря Гарри, она смогла найти друзей даже на слизерине. Факультете, который всегда считала самым ужасным. А теперь, когда она многое поняла, человека, который показал ей другие стороны жизни, уже нет в живых.
- Ронни, ты можешь помочь?
- Но как? – единственное на что она была способна – это шепот.
- Я не дал ему возможности уйти за врата смерти. Он ждет, когда ему помогут, но сам я этого сделать не могу, потому что мне была дарована возможность только остановить процесс его… ухода. Если ты согласишься, то ты должна просто… сходить за ним, - Драко замолчал. Его с головой накрывали чувства. Что если ничего не получится?
- Драко? – позвала его Вероника.
Но Малфой лишь помотал головой, смаргивая слезы. Он не должен оплакивать Гарри, ведь еще не все потеряно! Но человек не властен над тем, что он думает и чувствует. Как же хотелось сейчас остаться одному, прижаться к любимому телу… попрощаться. Этого не объяснить другим людям, что находятся сейчас рядом. Нет толку ничего говорить, если все равно никогда не удастся описать свои чувства словами.
- Драко, что мне нужно делать, - Ронни положила руку ему на плечо и почувствовала дрожь.
- Ты должна прислушаться к своей сущности Гарпии, - прошептал он, стряхивая с себя отчаяние.
- Может, стоит мне попробовать? Все-таки я старше, - предложил Джеймс.
- Извините, мистер Поттер, но вы ничем не можете сейчас помочь. Проклятие Аэллоны лежит на Ронни. К тому же, ваше время уже прошло. Отныне мир в руках нового поколения, - добавил он уже тише.
Драко подошел к одной из коек и опустил на нее свою бесценную ношу. Ласково проведя по черным волосам, он позвал Ронни.
- Прислушайся к себе, - он напоследок сжал ее плечи и через силу отступил подальше от кровати.

Вероника посмотрела на безжизненное тело брата. Что она должна делать? Почему ей всегда говорят что-то сделать, а сами никогда не объясняют как. Но в этот раз она не осталась без подсказчика. Словно подталкивая ее, подул ветер. Она снова услышала Аэллону.
Вероника подошла ближе к Гарри и опустилась на его кровать. Разместив ноги по бокам брата, она обхватила его лицо ладонями. Сосредоточилась.
- Гарри, - шепот в чужие губы.
Она уже не видела, как в палате все засуетились. Не чувствовала, как ее подхватил Драко, чтобы она не упала на Гарри. Она больше не была в реальном мире. Она отправилась на поиски брата в мир, где живым не место.

* * *

Она думала, что поиски затянуться, но, к своей радости, ошиблась. Гарри словно дожидался ее. Он сидел на краю скалы, свесив ноги в пропасть. Судя по звукам, внизу бушевало море.
- Иди сюда, Ронни.
Вероника с ужасом поняла, что его голос доносился отовсюду. Это был шепот внутри ее и вокруг нее, доверительный и слышный только ей одной.
- Гарри?
Когда сидящий человек посмотрел на нее, Вероника чуть вздрогнула. Этот человек, казалось, вовсе не ее брат. Слишком заостренные черты лица делали его… жестоким… темным. Он выглядел так, словно на много старше их отца. Волосы уже не такие черные. Слишком много седых прядей. И это не смотря на то, что маги стареют очень медленно. А Гарпии и того медленней… И этот незнакомый ей шрам на лбу. Сколько времени они провели вместе, а шрам она видела впервые. Он скрывал его магией?
И все же это был ее брат. Только никакого сходства с Гарри, которого она знала, не было. До тех пор пока Вероника не заглянула ему в глаза. Заверни его во что угодно, замаскируй как хочешь, но посмотри только в глаза – заорешь и дашь деру. Они были зеленые и холодные. Актер он был превосходный, но глаза его выдавали, когда он забывал придать им нужное выражение. Они очень затруднялись выполнять функцию зеркала души, поскольку таковой не было у Гарри Поттера. Сначала это очень пугало, но потом она все поняла… приняла… Гарри не такой как все. Он особенный… даже в своем безумии.
- Неужели меня больше не узнать? – насмешливо спросил он.
Вероника на мгновение забыла, как дышать. Этот голос... Это была песня без мелодии… Этот голос был соткан из тишины и песни, если подобное можно вообразить.
- Что же произошло?... Ведь еще и часа не прошло, как ты умер…
Но Гарри не ответил на это. Он лишь улыбнулся той своей улыбкой, которая всегда не нравилась Ронни. Она понимала, что эта улыбка может значить многое или вообще ничего.
- Зачем ты пришла?
- Как зачем?! – возмутилась девушка. – Я пришла, чтобы вытащить тебя отсюда! Я…
- Тиш-ше. - Слово шипело и плыло.
Вероника замолчала так внезапно, словно это было заклинание. Что происходит?!
- Зачем ты пришла?
- Чтобы вернуть тебя обратно…
Но Гарри снова ее перебил:
- Давай я тогда спрошу так: почему ты пришла?
- Потому что ты мой брат, и я люблю тебя. Я не могу смотреть, как мучаются родители. Не могу безропотно наблюдать, как страдает Драко…
- Драко, - мечтательно протянул Гарри.
Вероника услышала, как он вздохнул, - это был тихий, протяжный звук. Словно дыхание ветра.
- Гарри, пойдем домой. Нас уже ждут, - ласково прошептала Ронни, протягивая брату руку.
- Ты знаешь, что произойдет, если я вернусь? – он взял ее руку, но не спешил подниматься.
- Все равно. Главное, что ты будешь рядом с нами.
- Смотри сестричка, - он притянул ее к себе, усаживая рядом. Обняв ее за плечи, он указал рукой вперед. – Смотри и запоминай...

... Она оказалась стоящей на какой-то незнакомой дороге. С двух сторон от нее выстроился живой коридор. Здесь были не только люди, но и множество представителей других рас. Вероника стала осматриваться в поисках чего-нибудь, что могло бы ей подсказать, с какой целью она очутилась в этом месте.
Вдруг позади послышалось движение. Она обернулась и увидела, как за небольшой группой людей смыкаются ряды людей. Вот уже эти люди в черных плащах, с накинутыми капюшонами, взошли на заранее приготовленное возвышение. Словно по мановению волшебства в толпе установилась идеальная тишина.
Вероника стояла в первом ряду, поэтому сразу поняла, кто тот человек, за которым следовали все остальные. Слишком знакомые руки… Вот Гарри скинул капюшон и осмотрел толпу. Под его пристальным холодным взглядом многие сжимались и отводили глаза в сторону.
- Народ магической Англии! Я взываю к вам! Прислушайтесь к моей речи и сделайте для себя выводы! Много лет назад, когда Корнелиус Фадж занял пост министра магии, все вздохнули с облегчением. Молодой, талантливый, лишенный предрассудков, тот, чья кандидатура была выдвинута самим Альбусом Дамблдором. А теперь посмотрите, к чему привело его правление! Только из-за него Темный Лорд смог забрать с собой на тот свет огромное количество жизней. Ни он, ни Альбус Дамблдор никогда не прислушивались к ценным советам. Они считали себя выше всех нас. И где они теперь? Министр заперся в своем кабинете и выжидает удобного момента, чтобы выдать своему народу очередную ложь. Я спрашиваю вас: сколько можно его слушать?! Сколько мы еще должны терпеть лишения и унижения?! Посмотрите на людей, стоящих сейчас рядом со мной. Это представители тех рас, которые подвергаются жесткой дискриминации со стороны нашего правительства. Люди, я обращаюсь к вам. Скажите, чем мы хуже вас?
- Гарпии опасны для обычных людей! – выкрикнул кто-то из толпы.
- Мы опасны только тогда, когда кто-то посягает на наше семейство. Наших детенышей. Гарпии ведут обособленный образ жизни, опасаясь, что люди снова начнут убивать их потомство. Кто дал вам право решать, кому жить, а кому нет?! Вы сами настроили нас против людской расы.
- А оборотни? – выкрикнула женщина.
Вероника обернулась, но не смогла найти говорящую. Вся толпа, ожидая ответа от ее брата, подалась вперед.
- Оборотни – это люди, которые по несчастной случайности были прокляты. Не они выбрали такую судьбу! Только раз в месяц они зависят от воли Луны. Те, кому доступны хорошие зельевары, могут получить зелье, оставляющее их разум кристально чистым. Но ВЫ, люди, довели их до того состояния, что они не могут получить достойную работу и оплатить дорогостоящее зелье. Вы сами виноваты в том, что в последнее время участились нападения оборотней.
- А как насчет вампиров?!
- Я приведу вам пример из прошлого. Несколько столетий назад, до того как министерство решило прибрать власть вампиров к своим рукам, существовало сообщество, в котором люди и вампиры сотрудничали. Ни для кого не секрет, что при укусе человек испытывает оргиастические ощущения. У вампиров никогда не было проблем с кровью. Всегда находились добровольцы. Но потом пришло министерство. Они захотели заполучить все могущество этой расы, накопленное в течение долгих веков. Когда людям было в этом отказано, они объявили всех вампиров вне закона. Разумеется, появилась проблема с приемом крови, потому что людям запрещалось кормить вампиров.
- Вы находите слова защиты на все наши обвинения, - раздался голос женщины, стоящей рядом с Ронни. – Но какое дело Вам до других рас?
- Как вы все знаете, я – Гарпия. Меня очень расстраивает то, что люди забыли одну вещь. Вспомните: когда магия только зарождалась, кто помог нам, магам, освоиться? Другие расы. Многие века мы шли с ними бок о бок. А теперь – порознь. Неужели вы, люди, забыли, что население магического мира – это не только ваша раса? Магический мир – это сообщество, в котором всегда уживались люди и магические существа. Я уверен, что вы забыли это. Возомнив себя хозяевами мира, вы ведете к уничтожению другие народы. Вы спросили: какое мне дело до других. Для меня очень важно, чтобы все имели равные права. Мне больно видеть, как вы, во главе с министерством, уничтожаете любую нашу надежду на светлое будущее.
Вероника видела, как до толпы медленно доходит смысл сказанного. Все, что она сегодня услышала, было страшно. Никогда она не смотрела на другие расы с этой стороны. А ведь если вспомнить историю, можно убедиться, что именно во времена, когда все расы сотрудничали, жизнь была самой продуктивной. Почему она раньше не задумывалась над тем, что людская раса медленно, но верно стирает с лица Земли другие?
Вынырнув из своих мыслей, она заметила, что толпа снова оживилась. Все выкрикивали свое одобрение словам Гарри. Все как один поддерживали его мнение. И лишь один из многочисленных журналистов осмелился спросить, что было бы, если люди отказались принять в свое общество представителей других народов? К удивлению Вероники, ему ответил вовсе не Гарри, а женщина, стоящая справа от него:
- В таком случае мы подняли бы восстание, - мелодичным голосом произнесла нимфа.
По толпе прошелся гул голосов. До чего же они были непочтительны к остальным живым существам, если даже миролюбивые нимфы согласились вступить в войну? Сколько еще ошибок придется исправлять, чтобы жизнь снова наладилась? Но они справятся с этим. Объединенные расы пойдут плечом к плечу по дороге в будущее, не оглядываясь назад. Потому что лучше для всех не оглядываться. Лучше верить, что будешь счастлив там, впереди, где бы то ни было.

- Что это было? – спросила Вероника, когда все закончилось.
- Это было мое будущее, - просто ответил Гарри.
- Что было после твоей встречи с… народом?
- Ничего особенного. Была произведена моя инаугурация, Корнелиус Фадж был арестован за превышение должностных полномочий. Неужели ты все еще хочешь, чтобы я вернулся? Хочешь, чтобы повел все расы на сражение против министерства магии? Понимаешь ли ты, что после моего восхождения по миру прокатилась кровавая волна беспорядков? Во всем мире магические существа выступили против политики министерств. Несколько лет проливалась кровь невинных лишь потому, что я объявил в Англии равноправие всех рас. Только я осмелился сделать это. Другие министры сочли меня глупцом, за что и поплатились своей жизнью. Неужели ты готова пожертвовать спокойствием только из-за меня?
Вероника выдержала пытливый взгляд брата, не отводя глаз. Ох, как же сложно с ним общаться!
- Да, я хочу, чтобы ты вернулся. Твоя политика верна. Слишком долго мы жили, принимая ложь за правду. Я очень хочу, чтобы то, что я только что видела, сбылось. Нашем миру нужен хороший правитель...

* * *

С того дня прошло несколько месяцев. Жизнь постепенно вошла в свою колею.
Директора Дамблдора со всеми полагающимися ему почестями похоронили. Его место заняла Минерва Макгонагал.
Ученики седьмых курсов закончили свое обучение и теперь готовились к выпускному балу.
В одной из комнат Гриффиндора последние штрихи для своего наряда наносила Вероника Поттер. Платье шестнадцатого века, в котором она однажды проснулась, сидело просто идеально на ее хрупкой фигурке. Ветер, свободно гуляющий по комнате, только что закончил делать сложную высокую прическу. Зайди кто-нибудь в эту комнату минуту назад, очень бы удивился. Длинные черные волосы сами по себе сплетались, обвивали голову, постепенно создавали сложнейшую прическу. Со столика слетали драгоценные камни и вплетались в узор. В итоге перед вошедшим Вальтером Снейпом предстала удивительная картина.
- Ты прекрасна, - благоговейно прошептал он, во все глаза рассматривая свою возлюбленную.
- Ты тоже, - улыбнулась девушка и подошла ближе.
Мгновение спустя Вероника была уже затянута в сладостный поцелуй.
- Я люблю тебя, - мягко произнес Вальтер, поглаживая обручальное кольцо на пальце девушки, идентичное своему.
- Я тебя тоже, - Ронни последний раз поцеловала своего жениха и потянула за собой к выходу.
Впереди всех ждет бал. Последнее празднество, проведенное в этой школе.
Сколько всего случилось за годы их обучения?! Было и хорошее, и такое, когда все висело на последнем волоске. Но, не смотря на это, все были рады, что провели столько лет в этом месте.
Когда они вошли в Большой зал, то Ронни сразу стала разыскивать брата. Долго искать не пришлось. Он шел в обнимку с Драко по направлению к выходу. Юноши, проходя мимо, приветливо улыбнулись Ронни и ее жениху и продолжили свой разговор. Последнее, что услышала Вероника, прежде, чем юноши скрылись за очередным поворотом, была фраза Драко:
- Ты прав. Пришло время закончить эту Эру...

22:58 

Mykyeytsh
Глава 15. Смерть и возрождение


Я сегодня сдала самый ужасный экзамен в моей жизни. Философию. Так что, дорогие читатели, не обессудьте, что за такое долгое отсутствие появилась такая небольшая глава.
Всех благодарю за отзывы. До конца осталось 2 главы.
Всегда ваша Гретхен.


Он не пошел сегодня на матч. Ну и что, что сегодня играют его змееныши? Больше не осталось ничего, ради чего стоило бы интересоваться жизнью. Ничего. Теперь он как никогда понимает младшего сына Поттеров. Понимает, какого это – терять всех близких тебе людей. Сначала ушла его любимая… его жена. Потом ушел сын… его кровь и плоть… Кто будет следующий? Правильно, никто. У него больше никого нет! Он не хочет в это верить. Как он докатился до того, что остался совершенно один? Как!? Кто виноват в его одиночестве? Только он сам.
Мужчина сидел в темной комнате перед потухшим камином. Он прогнал домашних эльфов. Ему не нужна ничья помощь. Никто не способен ему помочь. Это ни в чьих силах. По щекам катились слезы отчаяния. Он впервые плакал не скрываясь. Да, и кому сейчас могло взбрести в голову сунуться в его покои? Правильно, никому. Сейчас он может быть самим собой. Человеком со сломанной жизнью.
Сколько уже прошло времени, как он сел на это место? Он не сможет ответить. Что такое время? Но если спросить, сколько ушло алкоголя с тех пор, как он вернулся с того собрания учеников, когда выяснилась вся жестокая правда, то, может быть, со временем он даст ответ. Нужно только сосредоточиться. Но почему мысли так резво разбегаются? Почему он не может подойти и попрощаться с Амброзией?
... Молодой мужчина держит крохотное тельце на руках. Его сын. Его частичка. На губах его улыбка. В глазах паника. Сдавленный голос шепчет какие-то нежности. Он не верит. Не может поверить. Его первенец… Он оборачивается к целителю, что передал ему на руки младенца. Слышит всего пару слов. Амброзия мертва… Его любимая жена не смогла выжить, но она подарила ему частичку себя… Она всегда будет рядом с ними...
Он помнит, как тяжело пришлось ему в первое время. Он ведь совсем не знал, как нужно обращаться с ребенком. Но он справился. Сколько раз он смотрел на сына с нескрываемой гордостью? Не сосчитать. Это была его единственная отрада в жизни. Он смог. Он воспитал в сыне достойного гражданина магической Англии. Он справился. Но это также забрали у него…
…Темноволосый мужчина тяжело опирается на стол. В его взгляде, направленном на листок с вычислениями, отчаяние. Он не сможет. Это не в его силах. Его сын должен будет умереть. В чем он провинился перед всевышними?...
Когда раздался посторонний шум в комнате, он не обратил на него должного внимания, только на периферии сознания отметил, что был использован портключ, и сделал глоток виски больше обычного. Поморщившись, профессор плеснул в бокал новую порцию.
- Папа, зачем ты пьешь?
Северус вздрогнул от такого знакомого до боли голоса. Как же так?..
- Прости меня. Я не смог найти противоядие. Не смог… не уберег…
- Не надо, папа. Все хорошо.
Северус стиснул пальцы на хрупком стекле. Но как только почувствовал прикосновение волос к щеке и крепкое объятие на плечах, так бокал выпал из разом ослабевших рук.
- Это все ложь? За что ты так со мной?
- Папа, это не ложь… Я здесь.
- Ты умер, - как же жалко звучит его голос.
- Папа, я здесь…
Стиснув зубы, Северус вырвался из таких желанных объятий. Медленно обернулся, боясь, что этот любимый голос лишь действие алкоголя. Нет. Вот он стоит перед ним. Такой же болезненно-худой, как и он сам, длинные черные волосы, темные глаза, в которых сейчас плещется радость. Радость от чего? От того, что смог вернуться? Или оттого, что смог одурачить грозного профессора Снейпа? Его сын умер! Это не он. Это просто чья-то жестокая шутка.
- Кто ты такой? – холодный голос никак не вяжется с мокрым от слез лицом.
- Это я. Вальтер.
- Мой сын умер.
- Помнишь, какой скандал ты устроил, когда я заявил, что женюсь на Веронике Поттер? – молодой человек мечтательно закатил глаза, явно вспоминая приятные моменты своей жизни. – Помнишь, как изводил ее на занятиях, пока я не поклялся, что если ты не прекратишь, я сбегу из дома?
- Откуда ты?.. – слов не было. Это не может быть правдой. Из царства мертвых не возвращаются! Если человек умирает, это навсегда. Тогда почему в голове всплывают образы двух слизеринцев, пришедших из параллельного мира?
- Теперь, папа, все будет хорошо. Я вернулся. Мы с Гарри вернулись.
- Но как? – Он все еще не может поверить, что перед ним стоит оживший сын. Все еще держится на расстоянии. Только бы не сломаться. – Мы же не нашли способа вернуть Поттера.
- Драко решил окончить свою жизнь на глазах у Гарри. Тот не мог видеть, как самое дорогое в жизни умирает. Этот поступок Драко дал Гарри возможность сойти с перепутья. А так как мы с ним заранее связали души, то я последовал за ним. Знаешь, а мне понравилось, как ты устроил меня в склепе. Там уютненько, - не сдержавшись, Вальтер хмыкнул.
Сил, чтобы сдерживаться, больше не осталось. Северус быстрым шагом преодолел разделяющее их с сыном расстояние и крепко прижал его к себе. Его единственное любимое дитя. Больше он не допустит, чтобы малыш ушел раньше него. Нет ничего страшней, чем родителю хоронить свое чадо.
- Я сейчас схожу к директору. Уволюсь. Ты жди меня здесь. Скоро мы навсегда покинем эту школу, погрязшую в интригах. Я договорюсь с Джеймсом Поттером о свадьбе с юной Вероникой.
- Папа, иди. У нас много времени, чтобы обсудить планы на будущее, - Вальтер мягко улыбнулся отцу. Приятно осознавать, что только ты удостоен чести видеть человечного Северуса Снейпа. Человека, которому Судьба преподнесла небольшой подарок.
- Я быстро, - Северус последний раз окинул взглядом сына с ног до головы и вышел из комнат.
В коридорах шумели толпы детей. Особенно бесновались гриффиндорцы. Итак, теперь ясно, кому досталась победа в этом матче. Но Северус не обращал внимания на удивленно останавливающихся учеников, а все больше прибавлял в шаге, даже не пытаясь скрыть счастливую улыбку. Сегодня у него самый счастливый день в жизни. День, когда случилось невозможное.
- Здравствуй, Северус, - раздался голос откуда-то спереди.
Декан Слизерина пораженно поднял голову. Нет, показалось. Перед ним всего лишь стоит Поттер. Чем-то довольный Поттер.
- Спасибо, что помог вернуться Вальтеру, - от чистого сердца поблагодарил он студента.
- Не стоит. Я всегда готов помочь Гарпии, попавшей в беду. Особенно той, которая в будущем может стать частью моей семьи.
- Но Вальтер не Гарпия, - возразил профессор.
- Ошибаешься, Северус. В вас течет кровь той Гарпии, ради которой была отвергнута Аэллона. До встречи.


* * *

Как только закончился матч, Гарри передал Драко на попечение Блейзу, а сам отправился по делам. Ему еще предстоит вытерпеть общество старика. Но что это будет за разговор! Ради этого он готов терпеть этого маразматика хоть весь день. А если подумать, что после этой встречи, его ожидает встреча с Драко. Наедине. Тогда и понимаешь, что жизнь прекрасна.
- Директор Дамблдор, мы можем поговорить? - Гарри догнал учителей, идущих впереди толпы студентов.
- Конечно, мистер Поттер. Пройдемте ко мне в кабинет. Еще раз поздравляю, Минерва, - старик ласково улыбнулся профессору Трансфигурации и, распрощавшись со всеми, повел Гарри в к себе в кабинет.
По дороге никто не проронил и слова. Дамблдор чувствовал, что что-то изменилось. Но что? Почему кажется, что мальчишка стал прежним? Но это невозможно. Процесс разрушения, проводимый тем памятным зельем, необратим. Гарри же шел и предчувствовал приятное времяпровождение. Наконец, он сможет расквитаться со стариком за эту историю с перепутьем миров.

- Итак, мистер Поттер, о чем вы хотели со мной поговорить? – директор устало опустился в свое кресло, жестом предлагая ученику устроиться в кресле напротив.
Гарри внимательно посмотрел на старика. Нет, он не увидел того знакомого манипулятора, который, казалось, излучал жизненную силу. Он видел простого старого волшебника, на плечах которого слишком долго лежал груз ответственности. Неужели когда-то и он сам будет таким же: человеком, управляющим чужими жизнями, не чувствующим ничего по отношению к остальным людям, очерствевшим? Нет, никогда. Дамблдор прожил долгую жизнь. Он годами оттачивал свое мастерство, а ему этого не дано. Гарри знал, что умрет молодым в сиянии славы. Знал и принимал свою Судьбу как данность. Наверное, он просто боялся того, кем может стать, если проживет долгую жизнь. Он просто не хотел рисковать.
- Я хотел сказать Вам, директор, что зелье больше не действует. Я нейтрализовал этот яд.
Произнеся эти слова, Гарри стал любоваться выражением лица Дамблдора. Сначала там отразилось недоумение, потом понимание, неверие, признание и… страх?
- О чем вы говорите, мистер Поттер? О зелье, которое не должно было вам говорить о наших разговорах кому-либо? Но ведь это не яд.
Гарри с изумлением покачал головой. Как же гладко скатываются с языка слова, словно, в самом деле, имеют какой-то смысл. Нет, определенно, этому стоит учиться.
- Профессор, я говорю о зелье, которым был также отравлен Вальтер Снейп. Зелье, которым вы меня напоили.
Дамблдор откинулся на спинку кресла. Откуда мальчишка знает про юного Снейпа? Могла ли его сестра рассказать об этом? Вряд ли. Тогда откуда? Интересно, как много ему известно? Знает ли он, кто был инициатором той злой шутки?
- Мистер Поттер, я не понимаю, о чем вы говорите.
- Не прикидывайся, Дамблдор! – прошипел Гарри. Он уже устал от этой ходьбы вокруг да около.
- Следи за языком, мальчишка! – голос директора обжег кожу точно огонь, но слова не дали нужного результата.
Гарри в ответ лишь рассмеялся. Эх, как же быстро директор выходит из себя. Заглянув в ледяные голубые глаза, он прекратил смеяться. Смех сполз с его лица, и только глаза остались искриться. И ничего забавного во взгляде этих глаз не было. Так глядит кошка на птичку.
- Неужели снова разыгрываем добренького дедушку?
- Никого я не разыгрываю, - медленно произнес директор, сдерживая всю свою злость. – А вот тебе бы стоило последить за манерой разговора.
- Не стоит меня учить, директор. Сам как-нибудь справлюсь. - Гарри улыбнулся, и холоду в этой улыбке хватило бы заморозить сердце.
- Ты пришел, чтобы сообщить мне эту радостную весть? – насмешливо произнес Дамблдор, скидывая с себя путы усталости.
- Нет. Я пришел, чтобы вершить правосудие, - спокойно ответил Гарри, свободно устраиваясь в кресле.
Когда, интересно, все так изменилось? Когда великий светлый волшебник так погряз в интригах? Когда он изменил Свету, приняв себя частицу Тьмы? Он сам знал, что такое тьма. Знал, что такое тьма, которая спускается на землю, когда вращение скрывает ее от солнца, и знал, что такое тьма в человеческой душе. Он это уже проходил в своей жизни. Ему не нужно повторения. Неизвестно скольким детям этот старик уже испортил жизни, подобно Лонгботому. Во скольких из вверенных ему на обучение детей он возрастил гнилое зернышко Тьмы? Сколько детей выпустилось из этой школы и пошло по скользкой дорожке? Определенно достаточно, чтобы в армии Риддла были сильные темные маги. Маги, которых не устраивает жизнь во главе с ложным Светом.
- Кто ты такой, чтобы судить меня? – Альбус смерил юнца презрительным взглядом.
Гарри до боли сжал руку в кулак. В мире существует и такое: насилие. Насилие и убийство. И чудовищные деяния. И все это – во имя добра, обагренного кровью, во имя мифа, во имя Грааля, во имя Свободы. Не он вызывался на эту роль. Ему только предстоит свершить насилие, названное Справедливостью. Этот человек перед ним слишком долго стоял у власти. Слишком долго при нем разлагались моральные устои общества. Пришло время прекратить всю эту канитель. Время начинать новую Эру, где право на жизнь будет иметь не только человеческая раса.
- При нашей первой встрече профессор Снейп назвал меня Пророком. Я тот, кто предсказал конец этой и начало новой войны за равенство народов.
Дамблдор сжал под столом кулаки. Неужели он сам впустил в мир того, кому предначертано уничтожить все, над чем он работал всю жизнь? Как он мог совершить такую грандиозную ошибку? Сколько у него еще осталось времени, чтобы постараться исправить ее?
- Ты хочешь сказать, что планируешь мое убийство? – даже голос не выдал его страха. Многолетняя выдержка – хорошая вещь. – Сколько еще ты будешь бороться за справедливость, а Поттер? Неужели не хватило тех уроков, которые я преподавал тебе всю жизнь? Сколько еще нужно убить близких тебе людей, чтобы ты прекратил эти бесполезные попытки восстановить справедливость?
Дамблдор в шоке замер. Откуда пришли эти слова? Кто только что говорил его устами?
- Надо отдать тебе должное, Дамблдор, - когда ты ошибаешься, то ошибаешься на всю катушку.
Мальчишка неуловимым для глаз движением поднялся со своего места и сделал странное движение рукой. Он словно попытался схватить директора за грудки, но не донес руки на какой-то дюйм. В шоке Дамблдор смотрел, как мальчишка вытянул из его тела… призрака? Нет, это была тень. Его тень.
- Помнишь, Дамблдор, я говорил, чтобы ты не становился у меня на пути? Ты не послушал. Попытался убрать Драко из моей жизни.
- Мне это, если помнишь, прекрасно удалось, - насмешливо ответила Тень.
Живой Альбус Дамблдор постарался отодвинуться как можно дальше от пугающего мальчишки. Откуда у него такая мощь? Он еще не встречал в своей долгой жизни человека, от которого бы так веяло разрушениями… смертью.
- Ошибаешься, старик. Драко снова со мной. Не все корабли, которые уплывают во тьму, пропадают, не увидев рассвета. Если жизнь и учит чему-нибудь, то она учит, что существует очень много счастливых концов… Ты забыл об этом. Но это мой случай. И ты забыл учесть мое наследие Гарпий.
- У тебя же не было наставниц, - прошептала тень.
Дамблдору показалось, что его призрачная копия была напугана. Чем? Среди студентов ни один потомок Гарпий. Почему же он так испугался?
- Я талантливый ребенок, - усмехнулся мальчишка. – Тебе пора возвращаться в Ад, старик.
И Гарри отпустил из захвата Тень, которая тут же растворилась в пространстве. Он уже давно понял, что это суровый мир, и требуется приложить немало усилий, чтобы занять в нем достойное место. Чем он и занимался всю свою жизнь. Он всю жизнь трудился, чтобы так приблизиться к своей цели. Не важно, что для достижения своей мечты ему придется умереть. Он знал, что это того стоит. Его народ должен быть счастлив.
Директор Дамблдор с удивлением смотрел на удаляющегося юношу. Казалось, тот совсем забыл о том, зачем пришел к нему.
Но он ошибся. Гарри не забыл. Уже на выходе он обернулся. Смерив старика нечитаемым взглядом, он тихо произнес:
- Вам повезло, директор, что такая птица Света, как Фоукс, так долго была рядом. Вы не заслужили этого. Прощайте, Альбус Дамблдор. Надеюсь, мы с Вами больше никогда не увидимся.

* * *

Распрощавшись с Поттером, Северус поспешил наверх. Ему не терпелось поскорей убраться из этого места. Большую часть жизни он провел в стенах этой школы. Настала пора прекратить это. Раньше он оставался на месте преподавателя только из-за сына. Теперь же эта нужда отпала. Вальтер может сдать выпускные экзамены и в другой школе. Вот только он уволится и можно отправляться в семейное имение. Им с сыном предстоит еще долгий разговор о происшедшем.
Северус быстро преодолел лестничный пролет. Остановившись у двери, он глубоко вздохнул и решительно вошел в кабинет, почему-то не утруждая себя стуком.
Картина, представшая его взору ужасала. Кабинет был полностью разрушен. Казалось, здесь внезапно прошелся огненный смерч. Все приборы и документы с книгами – уничтожены. Мебель - обгоревшая. А за столом, или точнее на столе, - останки человека. Директора.
- Господи… Что же здесь произошло?
Но ответа ему никто не дал. Только откуда-то послышался жалобный писк. Северус оглянулся и увидел феникса, прошедшего стадию сожжения.
- Ты же не мог сделать этого, Фоукс?
Птица не ответит ему, зато есть человек, который сможет это сделать. Перед ним здесь побывал Поттер. Уж не его ли это рук дело?

Но найти мальчишку ему так и не удалось. Похоже, что они весь день ходили разными дорогами. Только поздно вечером, патрулируя коридор в последний раз, он увидел его… их.
Никогда раньше он не видел крестника в подобном состоянии.

Два слизеринца вышли из комнаты, которой по идеи не должно было здесь быть. Скорее всего, это еще одна тайна замка. Первым стремительным шагом вышел Поттер. Драко кинулся к нему, стараясь удержать.
- Не надо. Пожалуйста, не ходи.
Поттер тихо заговорил с ним. Большей частью это были обычные уговоры. Драко поднял голову и вцепился в плечи молодого Поттера. Хватка его бледных пальцев оставила следы на коже другого юноши.
- Ты не понимаешь… у меня плохое предчувствие… Пойми, я не вынесу нового одиночества! – он встряхнул Гарри за плечи.
Притаившийся неподалеку Северус, все ждал, когда Поттер разорвет хватку. Но тот этого не сделал, а только сжал руками плечи Драко.
Сквозь серебро волос Драко Северус уловил блеск слез. Он смотрел, как крестник медленно опустился на колени, его ладони заскользили по рукам Поттера, но так и не оторвались от них. Он прижался лбом к темноволосому юноше, обнимая его.
- Я не могу, Гарри. Не могу... Лучше умереть. Я не смогу жить один. Я больше не смогу.
С последней отчаянной фразой он зарыдал, глухими, настоящими рыданиями, исходившими из самой глубины его души.
- Прости, Драко. Я должен идти. Это должно уже закончиться.
- А как же я?
- Я вернусь. Клянусь.
Со стороны было видно, какие усилия приложил Поттер, чтобы вырваться из отчаянных объятий любимого. Но он должен быть уйти. Он уже сказал, что все должно закончиться. Сегодня. Или он сам больше не выдержит.

* * *

- Но… Это же не возможно! – воскликнул Северус, когда Поттер вдруг исчез посреди коридора. – В замке невозможно аппарировать!
- Нет ничего невозможного. Особенно для Гарри, - раздался шепот ему в ответ.
- Куда он отправился?
- К Лорду, - безразлично ответил Драко.
Он смотрел на профессора с пустым лицом, будто только что истерика была вовсе не у него. Холодный взгляд пронизывал насквозь.
- К Темному Лорду? – не поверил своим ушам Северус.
Иногда думаешь, что дошел до самого дна человеческой глупости. И получить напоминание о том, что этот колодец, совершенно очевидно, бездонен, бывает очень полезно. Он уже успел забыть, что эти двое юношей, ведущих себя с ним как с равным, всего лишь дети. Да, они повидали столько, сколько многие взрослые маги не видят за всю жизнь. Но они только дети.
- Так, вставай, мы идем к Дамблдору.
Он понял, что только что сказал, лишь когда Драко начал заливисто смеяться. И этот смех показался профессору самым страшным звуком, услышанным из уст ребенка, которого он знает всю его жизнь. Пришлось брать зашедшегося в истерическом смехе Драко за руку и сопровождать в свои комнаты.
Как только они пришли, он сразу же напоил юношу успокоительным зельем. Уже сидя у разожженного камина, Северус задал интересующий его вопрос:
- Это Поттер… Гарри убил Дамблдора?
- Да. Старик слишком далеко зашел. Гарпии не прощают подобных ошибок. Ты и сам должен знать, что народ богинь вихря очень мстителен.
Молодой человек забрался в кресло с ногами. Обхватив колени руками, о посмотрел на огонь. Он выглядел таким беззащитным, что хотелось предоставить ему защиту даже ценой собственной жизни. Но это было бы ошибкой. Люди не всегда такие, какими кажутся.
- Но зачем было его убивать? – этот вопрос не давал ему покоя. Нет, он конечно, уже сам давно мечтал сделать это, но все же…
- Вся моя жизнь – это любовь и смерть. Я не знаю другой. Мне уже не кажется, что он совершил такой уж страшный поступок. Директор знал, на что идет, когда встал по другую сторону баррикад от Гарри. Ты понимаешь?
Северусу показалось, что он смотрит во тьму, которая была глазами его крестника, и чувствовал, что падает вперед, в невозможную даль, во тьму, никогда не знавшую света. Кто этот мальчик? Почему кажется, что, смотря в его глаза, смотришь в Бездну?
- Да. И все же убийство – это проклятие.
- Гарри сегодня сказал мне одну фразу. «Проклят ты будешь, если сделаешь, и если не сделаешь - тоже проклят». У нас просто нет выбора в этой жизни...

* * *

У нее сегодня было прекрасное настроение. Не смотря на то, что день начался просто ужасно, заканчивался он так, что лучше просто не пожелаешь. Совсем недавно от нее ушел Вальтер. Они почти весь день провели вместе. Разговоры. Как же ей не хватало их! Только сейчас она это поняла.
Ноги сами вывели ее к той поляне, куда однажды ее привел Гарри. На поляну с деревцем. Так приятно было видеть, что оно больше не умирает, что оно вновь полно жизни. Как и Гарри.
Какой же сегодня оказался, однако, насыщенный событиями день! Сначала они поняли, что не смогут помочь ни Гарри, ни Вальтеру. Потом Драко чуть не покончил жизнь самоубийством. Невероятное возрождение ее брата и любимого. Именно из-за этого она решила пойти прогуляться после встречи с Вальтером. Ей необходимо было побыть одной. Сначала она хотела позвать с собой Гарри, но он снова куда-то пропал.
Девушка присела на землю около деревца, попавшего в реальность совершенно непостижимым уму образом. Какое-то оно странное. Оно, скорее всего магическое. Дело даже не в том, что оно олицетворяет Гарри, просто было что-то еще. Например, оно слишком быстро росло, даже в непригодных для роста условиях. Через несколько лет здесь определенно будет стоять величественное дерево. Она пригляделась, когда стало происходить что-то странное.
Сначала почернели все малочисленные листочки. Словно осенью они осыпались на землю. Само деревце стало чахнуть и умирать, а это значит…
Если дерево почернеет, а листья опадут, значит, меня больше нет на этом свете.
Вероника Поттер закричала. Громко, пронзительно, без слов – в этом вопле отразилось все ее отчаяние.
- Нет, Гарри…

22:58 

Mykyeytsh
Глава 14. Воскрешая Смерть


Анастасия Малфой.
Приятно, что Вам нравится. Я бы с радостью выложила главы поскорей, но времени печатать вообще нет. Извиняйте и ждите все главы по отдельности :)

Emma.
Спасибо. Объясню часть, что Вам не понятна. В одной из глав я писала, что в Гарри на время проснулся гриффиндорец. Он просто не смог бросить еще чистую душу на растерзание Тому. Он знал, что делает с людьми Тьма, поэтому решил избавить сестру от подобной участи. Гриффиндорцы – они же благородны, хоть и с изъянами.

Angi.
Благодарю за отзыв. Подобные комментарии греют душу и подталкивают писать продолжение.

Eipril.
Спасибо. Да, Поттеров я планирую оставить в живых.

Дорогие читатели, благодарю, что вы до сих пор ждете продолжение моей писанины, но хотелось бы почитать и отзывов. Думаю, эта глава будет последней в этом году. Читайте и наслаждайтесь.
P.S. Если будет вдохновение, то появится еще главка другая.

POV Гарри Поттера

Как же я устал! Я больше не могу так жить! Что со мной произошло!? Как я оказался в мире, который в сто крат хуже моего? Я всю жизнь мечтал о доме, о семье. Сейчас это у меня все есть, и все же я не рад. Я несчастлив! Как я мог ввязаться в новую войну? Это не мой мир, а значит, не моя война! Я бы ни за что не стал повторять свою историю! Кто мне даст ответы на эти вопросы? Кто?!
Я ненавижу этот мир! Ненавижу эту жизнь! Ненавижу этих людей! Всех! Я совершенно не помню нескольких лет своей жизни. Что могло произойти? Почему всем всегда от меня что-то нужно?! Но больше всего я ненавижу Дамблдора. Не знаю, когда эта ненависть появилась. Когда он меня впервые отправил на собрание Пожирателей, после которого Волан-де-Морт меня изнасиловал? Или раньше? Кажется, раньше. Но из-за чего? Что случилось в те годы, которые я не помню? Как мне вспомнить?!
Иногда мне кажется, что я схожу с ума. Это и не удивительно. С такой-то жизнью как у меня... Нет, я отнюдь не жалуюсь. Просто констатирую факт. Я хочу снова оказаться там, в том времени. Это действительно были хорошие времена. Мое прошлое, которому я обязан наилучшими воспоминаниями. Примерно тогда я и начал сходить с ума... Все бы отдал, лишь бы вернуться назад...
Я стал бояться засыпать. Каждую ночь я окунаюсь с головой в личный Ад. Мне сняться странные вещи. Странные и пугающие. Часто я вижу себя со стороны, но, в то же время, мне кажется, что это совсем другой человек. Я никогда не был таким жестоким, таким… хладнокровным убийцей. Даже сейчас я боюсь предстоящей битвы с Лордом, а он… Он убивает всех, кто в чем-то ему не угодил. Я бы так никогда не смог. Или смог бы? Что нужно было сделать, чтобы ребенок стал кого-то так ненавидеть? Чтобы он наслаждался убийствами? Я не знаю и надеюсь, что этот человек в моих снах - не я в забытые годы. Часто я задавался вопросом, что могло случиться… со мной, чтобы я стал таким. Задавался, пока не получил ответ. Ответ в виде сна-воспоминания:
... Молодой человек медленно бредет по пустынному коридору. Его только что выпустили из больничного крыла. Завтра утром должны состояться похороны его Драко. Уже завтра он навсегда простится с ним. Но это будет завтра, а сегодня… сегодня его ждет Ночь. Ночь и Тишина…
Он шел, ни о чем не раздумывая. Для него весь мир утратил свой цвет. Больше нет Черного и Белого. Только Серый. Теперь все равны. Равны пред ликом Смерти.
Вдруг юноша замер на месте. Ветер донес до него голоса. Ласково, утешая, пробежав по лицу, воздушный поток шепнул ему всего лишь одно слово. Драко.
- Альбус, как Вы могли допустить смерть своего студента!? – послышался голос профессора Макгонагал.
- Он перестал быть моим студентом, когда принял метку, - отрезал директор.
- Но он же человек! – в негодовании воскликнула профессор. – Как Вы могли отправить совсем еще мальчика на верную смерть!? Северус же Вас предупредил, что Лорд раскрыл его!
- Минерва, когда Том отметил его, он перестал быть человеком! Из-за него у нас могли быть проблемы в будущем…
- Он же был всего лишь ребенок, - прошептала профессор. Почему она не заметила настоящей сущности директора? Когда он так изменился? Никогда он не отдавал людей в руки смерти. Или она просто не замечала этого? Не хотела замечать… - Проблемы у нас будут. Гарри отомстит за него…
- Ничего Гарри нам не сделает, - отмахнулся от ее слов директор. - Это был несчастный случай. Нам было неизвестно, что мальчик раскрыт. Он стал лишь еще одной жертвой войны.
- Помяни мое слово, Альбус. Он отомстит. Жестоко отомстит... Всем.
Юный гриффиндорец больше не слушает. Он все понял. Смерть Драко лежит на Дамблдоре. Вот добавился еще один пункт в его списке людей. Людей, которым в скором времени будет зачитан смертный приговор. Зачитан лично им. Они сами виноваты. Они сами запустили механизм машины смерти. Он не хотел этого. Старался избежать, но... Они сами создали машину и собственноручно запустили ее. Сами… Теперь пусть расплачиваются за свои ошибки…
Мне страшно каждую ночь ложиться с мыслью, что скоро я увижу все кошмары заново. Иногда кто-то свыше радует меня тем, что подсовывает новые сны. Новые, но с теми же персонажами. Со мной и чаще всего с Малфоем. Еще один «приятный» подарочек был в том, что теперь я находился в теле меня самого, только из снов. Я чувствовал то, что чувствовал он. Больней всего, наверное, было присутствовать на прощании и похоронах Драко Малфоя.
... Я зашел в ту комнату в Больничном крыле, что выделили на время прощания с Драко Малфоем. Зашел и замер на месте. Я просто не мог подойти ближе. Это было выше моих сил. Я смирился с тем, что ЕГО уже не вернуть, но я не мог окончательно разрушить надежду, что еще не все потеряно.
Гроб стоял на возвышении. Открытый, чтобы пришедшие могли попрощаться. С замиранием сердца я смотрел, как на возвышение поднимались немногие друзья Драко, чтобы сказать свое последнее «прости» и коснуться прощальным поцелуем того, которого, судя по всему, они любили. Не смотря на его предательство Темного Лорда…
- Гарри, скоро гроб закроют, - тихо произнес Северус подошедший незаметно для меня.
Я резко кивнул. Нужно заставить себя подойти. Мучительный шаг… еще один… еще… Вот я стою возле НЕГО. В голову несмело закрадывается мысль «Как же он прекрасен в смерти!», чтобы тут же быть подавленной болью. Его с любовью подготовили к переходу в вечность. Одежда, волосы… все как всегда идеально. Руки сложены на груди. Они так совершенны по форме, что кажется, будто никогда не принадлежали живому человеку, а были вылеплены искусным скульптором. Хорошая работа, Северус. Но все же в памяти остались руки раздробленные заклинаниями.
А вот и директор…
Дамблдор левитировал гроб к месту захоронения. Мы с Северусом Снейпом шли за ним. Хотя, шли – это слишком громко сказано. Не знаю, как он передвигался, но я кое-как переставлял подкашивающиеся ноги. Вот мы и на месте…
Директор произнес прощальную речь, и мы с Северусом подошли попрощаться. Он что-то прошептал… провел рукой по уже закрытой крышке… очень медленно отошел… Я видел насколько ему больно. Драко был единственным, кого он когда-либо осмелился снова полюбить. Его у него отняли, а самого обрекли на вечное существование. Некоторые говорят «жизнь», но я знаю, что это будет лишь существование. Невозможно жить, когда сердце разбивают раз за разом.
Ноги совсем не слушались, когда я подходил ближе. Странно, я почти потерял контроль над своим телом, но даже не забеспокоился из-за этого. В голове был туман… пустота… черная бездна... Ноги все же не выдержали. Безвольно упав на очищенный от снега участок земли, я обеими руками вцепился в ручку гроба, не позволяя продолжать захоронение.
Я был на грани истерики. Туман в голове немного рассеялся. Осталась только одна мысль: «Нельзя придавать его земле. Нельзя… его… земле…». Сзади подошел Северус. Он обнял меня и попытался отвести в сторону, но мои руки лишь сильней схватились в колыбель смерти. И все же он был сильнее меня, поэтому погребение я наблюдал в нескольких шагах от могилы. Как же хотелось сейчас лежать там, рядом с Драко!
Каждый дюйм, погружающегося гроба в землю, отнимал частичку моей души. Капля за каплей, пока на дне колодца, названным внутренним миром Гарри Поттера, не осталось ничего. Совсем. Только пугающая Пустота… Тьма… Бездна…
Северус все так же поддерживал меня. Но это было неважно. Даже если бы он меня отпустил, я не стал бы снова мешать Дамблдору, опустить гроб в могилу. Не смог бы даже если б захотел… Весь мой мир сузился до одной точки. До гроба. Моя жизнь рушилась. Хотя, она уже давно уже была разрушена, и только Драко мог удерживать ее от распада. А теперь его нет. Больше ничто не удержит разрушение.
Осыпающаяся земля засыпала части меня. Части, которые принадлежали только Драко. Счастье… Доброта… Забота… Надежда… Любовь… Больше ничего не осталось. Я знал, почему Северус сильней сжал мою руку, почему он смотрел на меня с таким обреченным видом. В моих глазах отразилась Тьма. Вновь вернулась моя старая верная подруга. Вновь остались только я и Она. Правильно говорят, что когда смотришь в Бездну, Бездна начинает смотреть в ответ. Я лишь однажды заглянул в ее мудрые глаза… Я не жалею, ведь теперь у меня есть Подруга...
И так каждый день. Мне страшно. Страшно, что я сойду из-за этого с ума. Невозможно постоянно смотреть на эти пропитанные болью картины. В этих Снах нет ничего кроме боли, страданий и смерти… Но совсем недавно стало легче. Страдания всегда обрываются с пришествием Ветра. Он всегда дарит покой моему воспаленному сознанию...

* * *

Четыре человека продвигались по темному коридору, направляясь к месту обитания привидения девушки, безжалостно принесенной в жертву ради темных планов. Три слизеринца и одна гриффиндорка. Вряд ли их всех можно увидеть вместе хоть еще один раз. Но сегодня они объединены одной целью. Желанием спасти.
Один решился спасти юношу, способного вернуть к жизни его сына. Ради своего ребенка он готов на все. После смерти жены Вальтер стал для него самым дорогим человеком на свете.
Другой жаждет помочь вернуть своего друга, понимая, что если это не удастся, то весь его народ будет обречен на смерть. Они уже находятся на краю. Если раньше Ветер был их другом, защитником, то сейчас он, скорее, враг, мститель. Им нужен Гарри, чтобы восстановит равновесие. Иначе их дни сочтены…
Единственная девушка в этой компании полна решительности вернуть брата и возлюбленного. Она понимает, что случится, если их план не исполнится. Она видела это сегодня. Во Сне:
... Ей показалось, что этот ураган вырвал ее из кровати. Не успела она до конца устроиться в постели, чтобы поспать, как окно распахнулось, и в комнату ворвался Ветер. Она словно завороженная смотрела, как образовавшийся ураганчик целенаправленно движется в ее сторону. Она сидела на постели, не двигаясь, когда Ветер притянул в свои крепкие объятия. Больно не было. Было… необычно. Обычно Ветер прикасался нежно, словно возлюбленный, а сейчас… Сейчас он был скорее друг в ярости. Не прошло и минуты, а она уже стоит на какой-то улице. Босая, одетая лишь в ночную рубашку.
Огляделась. Никого. Ни единый звук не нарушал неестественную тишину. Опасаясь самого худшего, Вероника двинулась вверх по улице. Туда, где обычно стоит дом Старейшины. Откуда это знание? Без разницы. Ветер настойчиво поддувал в спину, заставляя двигаться быстрей.
Она шла, осматриваясь по сторонам. Память услужливо подсказала, что это деревня Гарпий. Чья это память?
- Моя, - прошелестел знакомый голос.
- Блейз? – она развернулась в поисках источника голоса.
Никого.
- Я здесь.
- Где?
- Вокруг тебя, - последовал туманный ответ.
- Что случилось? – прошептала Ронни.
Она поняла. Но как же страшно в это поверить!
- Гарри умер, - с грустью выдохнул воздух.
- Не может быть, - возразила она. – До Дня Возрождения осталось три дня.
- Пойдем со мной…
- Куда?
- Домой…
- Мой дом не здесь, - она упрямо мотнула головой. – Мне еще рано уходить, - в глазах появились предательские слезы.
- Тогда давай я тебя провожу, - предложил воздух голосом ее друга.
И она пошла, беззвучно глотая слезы. Пошла к дому Старейшины. Нечего было опасаться. В деревне никого нет. Тогда почему сердце разрывается от предчувствия беды?
Блейз… провел ее к залу заседаний. Она нерешительно подошла к двери, не осмеливаясь ее открыть. Душа замирала от ожидания. Ожидания неизбежного.
- Не бойся, Ронни. Здесь больше нечего бояться. Проходи… Ты должна это увидеть, - вновь прошелестел голос ее друга.
Она послушалась. Глубоко вздохнув, она вошла в комнату, чтобы минутой позже выбежать оттуда в слезах. Мертвы. Все члены Совета мертвы! Из-за нехватки воздуха. Она не в силах сдвинуться с места, переводила взгляд с одного лица на другое. Двенадцать человек. Женщины и мужчины. Все с красными глазами смотрели в Вечность.
Она бежала, не разбирая дороги. Бежала с надеждой оказаться как можно дальше отсюда. Ноги вынесли ее к какому-то зданию, напомнившему ей храм. Словно во сне она зашла в Дом божий.
Нет… Полный зал людей. Мертвых Гарпий. Никто не выжил в этой деревне. Ветер не знал пощады...
Вероника Поттер была настроена во что бы то ни стало спасти брата, иначе месть его Матери будет поистине ужасна.
Четвертый человек шел с этой группой лишь по одной причине. Его не волновало ничего, кроме как спасение любимого. Только ради своего мальчика он направлялся в туалет Плаксы Миртл. Его не волновала судьба целого народа в случае их провала. Ему нужен был только Гарри. Он уже принял решение. Если Гарри умрет, то он покончит с собой. Он не сможет жить здесь один. Он отправится с любимым по дороге в Вечность. Что бы не случилось, я всегда буду любить тебя. Мы никогда не расстанемся... Даже в смерти...

- Здравствуй, Миртл, - мягко проговорил Драко, когда они вошли в ее туалет.
В голосе сквозила радость. Наконец-то они смогли застать это привидение на месте. Сколько раз они уже приходили сюда, а ее все не было. Он знал, что девушка существует не только в этом мире, но постоянно огорчался, когда ее не было здесь. Отпущенный им месяц уже был на исходе. Осталось так мало времени, а они даже на шаг не продвинулись в спасении Гарри.
Призрачная девушка от неожиданного появления гостей зависла неподвижно в воздухе. Очень медленно повернулась на такой знакомый голос.
- Жив! – воскликнула она, кидаясь к нему, желая принять его в объятия.
Драко лишь поморщился от мерзких ощущений, но не отошел от счастливого привидения.
- Как же так? А где Гарри? Вы же всегда вместе приходили…
- Миртл, нам нужна твоя помощь, - перебил ее слизеринец. – Ты можешь устроить нам разговор с Северусом?
- Но… - привидение повернулось в сторону декана Слизерина.
- Нет, с Северусом из нашего мира.
Все поняв, девушка смешно сморщила носик. Ей очень не нравился этот человек. С ним вообще не хотелось пересекаться. Но что только ни сделаешь для тех, кто стал единственными друзьями за последние пятьдесят лет?
- Хорошо, - вздохнула она. – Что я должна ему сказать?
- Скажи, что с Гарри произошло тоже самое, что и с его матерью, когда они были на седьмом году обучения. Нам нужно знать, как ему помочь.
- Ладно. Ждите меня здесь. Я быстро, - и она растворилась в пространстве.
- Драко, а что случилось с его матерью на седьмом курсе? – спросил Блейз, опираясь на одну из раковин. Голова снова наливалась свинцом.
- У Лилии Поттер из нашего мира и Северуса Снейпа был бурный роман. Талантливые ученики, души не чаявшие друг в друге. Им пророчили великое будущее. Но в один «прекрасный» день все изменилось. Лилия стала холодна по отношению к Северусу. Он пытался понять, что случилось с его любимой, но все было тщетно. Она вышла замуж за Джеймса Поттера, его школьного врага. Родила ему сына. Однажды Дамблдор обмолвился, что волнуется за маленького Гарри. На вопрос «Почему?» он ответил, что у мальчика врожденное безумие. Северус той же ночью нашел причину этого несчастья, случившегося с малышом. В одном из древних фолиантов был рецепт зелья, которое меняет чувства, память, уничтожая истину навсегда. Он бы не был Мастером если бы не приготовил антидот. Но было уже поздно. Темный Лорд выбрал семью Поттеров своими жертвами. Мальчик остался сиротой, а Северус Снейп, чувствуя себя виноватым, отгородился ото всех каменной стеной безразличия и презрения.
- Что это было за зелье? – заинтересовался Северус.
В этом мире ничего подобного не было. С Лили Поттер они всегда были только друзьями. Любовью всей его жизни стала Амброзия Забини, которая родила ему сына. Но, увы, она умерла при родах. Медики ничего не смогли сделать.
- Я не знаю, - пожал Драко плечами.
Он сам узнал эту историю совершенно случайно, когда Северус слишком много выпил после очередного рейда.
- Ты думаешь, оно поможет? Зелье? – с сомнением протянула Вероника.
Ей эта авантюра казалась бессмысленной. Никакие зелья не смогут помочь Гарри. Она это чувствовала. Им нужен шок. Так сказала Аэллона.
- Я надеюсь на это, - тихо ответил Драко.
Он бы никому не признался, что ужасно нервничает. Не признался бы, что сомневается. Нет, не так. Не верит. Но это их последняя надежда.
Блейз лишь покачал головой. Он разделял мнение всех собравшихся в этом месте. Он также понимал, что они затеяли все это только, чтобы не сидеть на месте. Их время истекает. До Праздника осталось несколько дней, а они так ничего и не сделали.
Спустя час появилось хмурое привидение.
- Я больше никогда не стану его ни о чем просить, - проворчала девушка. – Он заставил меня несколько раз повторять рецепт какого-то зелья, пока не удовлетворился, что я его выучила.
- Миртл, какой рецепт? – напряженно спросил Драко. Нужно спешить.
Девушка начала перечислять все компоненты, названные профессором Зельеварения и способы приготовления этого зелья. Северус Снейп, записывая слова привидения, на глазах становился все мрачней.

- Северус, что такое? – прошептал Драко, когда они уже возвращались обратно.
- Два компонента невозможно достать, - сквозь силу выдавил профессор.
Его убивала мысль, что его сын не сможет вернуться к жизни из-за каких-то ингредиентов.
- Каких нет? – спросил Блейз, услышавший ответ.
- У меня нет слез феникса, отданных добровольно и волосков акромантула. Если первый ингредиент еще есть какая-то возможность достать, то с волосками будет проблематично. Акромантулы вымерли.
- А как же Запретный лес? – удивился Драко. Он точно знал, что в лесу живут эти огромные пауки.
- Там никогда не было этих тварей, - прошептал Северус.
- Не может этого быть! - воскликнула Вероника. – Когда мы с Гарри были там в последний раз, я видела большие паутины. Такие не способен сплести ни один паук кроме акромантула!
- Ладно, Северус, вы с Блейзом начинаете завтра готовить зелье. Хорошо, что волоски нужны в последний момент, а мы с Ронни совершим налет на гнездо пауков.
- Ты с ума сошел?! – девушка уставилась на него, словно он отрастил еще одну голову. – Ты хочешь сунуться в логово пауков, которые не брезгуют человечиной?!
- Нам нужно спасти Гарри, поэтому я все что угодно сделаю! – рявкнул Драко. – Спокойной ночи всем. Завтра встретимся после занятий и отправимся в Лес.
Он пошел вместе с Блейзом в гостиную Слизерина. Ронни ушла в свою башню. Северус направился в свои комнаты. Никто не отреагировал на столь резкий ответ. Все поняли. Каждый из них сам мог сорваться в любой момент. Нервы были на пределе. Но скоро это должно закончиться. Либо они вернут Гарри, либо Природа дарует им вечный покой. В любом случае скоро все закончится. А как закончится, зависит только от них.

* * *

Сразу же после занятий ребята собрались в кабинете профессора Снейпа.
- У нас есть еще одна проблема, - с ходу заявил Северус, глядя на не выспавшихся детей. Да и сам он неспокойно спал этой ночью. Мучили кошмары.
- Что еще? – буркнул Блейз.
Если кому-то приходилось тяжелее всех, так это ему. Всех остальных мучили только кошмары, а к его сознанию приложил свои «руки» еще и Ветер. Хоть и не выспавшись, он был рад, что утро так скоро наступило. Только вот озноб не покидал его весь день. Так, стоя закутавшись поплотней в мантию, он хмуро взирал на собравшихся.
- Нет добровольных слез феникса.
- А почему бы не попросить у директорской птички? – поинтересовался Драко.
На него было жалко смотреть. Такой уставший… С синяками под покрасневшими от слез глазами. Он никогда не думал, что вспоминать может быть так больно:
... Эта осень выдалась особенно дождливой. Никто не смел сунуть носа из замка. Больничное крыло было переполнено подцепившими простуду, или чего-нибудь посерьезней, студентами. И лишь двоих не останавливало ненастье. Два старшекурсника медленно шли к Лесу. Их не волновал холодный дождь. Вдвоем они не чувствуют холода. Их греет пламя любви. Такой неземной, такой… волшебной.
Светловолосый юноша, крепко держа за руку своего любимого, постоянно сдерживал порывы того побегать. Глядя на него сейчас, он с трудом узнавал того спокойного, равнодушного ко всему юношу. Его словно захлестнула волна детства. Вот и сейчас Драко оказался закружен своим мальчиком. Когда они остановились, Гарри ласково посмотрел ему в глаза. Потом очень медленно поднял руку и провел ею щеке белокурого ангела. Провел так, словно боясь разрушить эту красоту. Нежно… С любовью… Также медленно он потянулся к его губам. Со стороны видно, сколько усилий прикладывает блондин, чтобы не наброситься на такого хрупкого гриффиндорца. От подобной нежности сердце замирает… Он понимает, что Гарри что-то предчувствует. Что-то нехорошее…
Еще раз коснувшись пальцами лица любимого, Гарри повел его за руку дальше в Запретный лес.
- Что мы здесь делаем? – прошептал Драко, прижимая к себе промокшего насквозь Поттера.
- Мне нужно кое-что от единорогов, - ответил Гарри, прильнув к столь любимому телу.
- Что? – Драко развернул его к себе и уже шептал в самое ухо, обжигая горячим дыханием.
- Рог, - сглотнув, ответил Гарри.
- Зачем? – шепот, и руки притягиваю покорное тело еще ближе.
- Узнаешь, - Гарри приподнимает голову и срывает с губ Драко поцелуй, прежде чем отстраниться.
Полчаса понадобилось, чтобы найти нужного единорога. Он уже был стар. Он умирал.
Волшебное животное умными глазами посмотрело на, ступившего на поляну, юношу.
Гарри замер на месте. Как он сможет отобрать жизнь у такого прекрасного создания природы? Он не может его убить. И дело даже не в том, что после этого он будет проклят… Просто не может… Но животное само решило. Оно склонило колени перед ребенком самой природы. Оно чувствовало, что жизнь покидает его, но хотело что-нибудь сделать для этого мальчика, приговоренного к величию.
Гарри, несмело ступая по мокрой траве, приблизился к единорогу.
Драко, облокотившись о дерево, наблюдал за ним. Он чувствовал нежелание Гарри причинять вред этому прекрасному животному.
Гриффиндорец подошел к единорогу так близко, как тот никогда не подпускал к себе никого из человеческого рода. Положил руки на мощное туловище животного. Тот даже не дернулся, лишь поднялся на ноги. Гарри приблизил лицо и подарил животному поцелуй в самое сердце. Поцелуй Смерти.
Драко подошел к любимому и прижал его к себе, успокаивая. Рог уже лежал у того в кармане, но рыдания все не проходили. Мягко поглаживая Гарри по спине, Драко не отрывал взгляда от мертвого единорога. Теперь Гарри проклят. Проклят навеки…

Они, не спеша, шли в сторону замка. Дождь так и продолжал лить, смывая с них напряжение… отчаяние.
Вдруг Драко оказался прижат спиной к дереву. Не понимая ничего, он посмотрел в горящие глаза любимого мальчишки.
- Поклянись, что всегда будешь рядом, - потребовал Гарри.
От звука его голоса сердце Драко всколыхнулось. Он приобрел чуть более глубокий резонанс и, возможно, некую мрачную музыкальность, вызванную страданием. Драко всегда любил слушать голос Гарри, но не в этот раз. Сейчас у него мурашки поползли по спине от нехорошего предчувствия. Он посмотрел Гарри в лицо. Но оно было лишено всякого выражения. Его лицо было таким застывшим, каким может быть лицо только мертвого. Прекрасное, но лишенное жизни, как картина.
- Гари, что случилось? Ты же знаешь, я всегда…
- Просто поклянись. Пожалуйста…
Драко ненавидел, когда Гарри пребывал в подобном состоянии. Он готов был сделать что угодно, лишь бы облегчить его страдания. Так он и поклялся, навсегда связывая их души. Отныне они неразлучны…
- Спасибо, - прошептал Гарри и притянул его голову для поцелуя.
Драко не выдержал. Теперь он сам прижимал Гарри к дереву, покрывая все доступные участки кожи поцелуями-укусами, перемешивая боль и сладость.
Руки Гарри, до этого блуждающие под его одеждой, резко разорвали рубашку, и она присоединилась к ранее скинутой на землю мантии. Драко зарычал и с еще большим азартом занялся желанным телом. Как же мешает эта одежда! Движение, и Гарри стоит перед ним, оголенный по пояс. Из горла вырывается животный рык.
Гарри стоял, опираясь на дерево, и наслаждался действиями любимого человека. Пальцы касались самых сокровенных уголков его тела, отчего он буквально терял голову. Он раскрылся на встречу этим ласкам.
Колени все же подвели его. Медленно он осел на землю, увлекая Драко за собой. Малфой похоже не заметил, что они теперь уже лежат и все продолжал свое дело. Гарри извивался и метался на ковре опавших листьев.
Язык лизал грудь, живот, губы смыкались на сосках, тянули их, зубы покусывали нужную плоть.
- Сильнее… жестче… возьми меня силой… - беспрерывно шептал Гарри.
Ласки стали грубее: губы все ожесточеннее впивались в грудь, живот, пальцы царапали бедра.
- Бери меня, - прошептал Гарри и тут же почувствовал, как Драко развел его бедра, и что-то большое и твердое вторглось в его тело. Он выгнулся, приподнимаясь так, что голова запрокинулась, а волосы свободно повисли вниз.
…да, хорошо, еще сильнее! Мелькнули серые глаза, губы… Обжигающе твердый член все глубже проникал в его плоть, пригвождая к земле… А когда губы припали к его губам и раскрыли их, все словно расплылось…
Волна оргазма накрыла их с головой, лишив всех чувств. Снова и снова вздымалось пламя, опаляющее изнутри. Снова и снова… Пока не сожгло и ощущения времени, и способности мыслить...

- Не думаю, что это будет так легко сделать, - устало вздохнул Северус.
- Почему? – не поняла Ронни.
- Да потому, что директор бережет феникса от посторонних! Использовать его для зелий он попросту не позволит.
- А зачем у него спрашивать разрешение?
- А ты умеешь общаться с фениксами на расстоянии и сама? – едко спросил Северус. – Насколько я знаю, феникс избрал твоего брата…
Вероника на это заявление только лишь мечтательно улыбнулась и еле слышно произнесла:
- Фоукс, милый, нам нужна твоя помощь, чтобы спасти Гарри.
Северус хотел было еще что-нибудь съязвить этой наглой девчонке, как в кабинете разлилось золотое свечение. Он во все глаза уставился на, сидящую на его столе, огненную птицу. Нет, ну что за год? Те, кто может общаться с фениксами, очень редки, а в Хогвартсе, оказывается, целых три человека, способных на это. Когда же все так изменилось? Он размышлял. Вещи со временем меняются, не так ли? Но, когда ты участвуешь в этих переменах, тебе труднее их замечать. Нужно сделать шаг в сторону, чтобы увидеть их... постараться, во всяком случае. Сможет ли он сделать шаг? Вряд ли.
Тем временем птица не спускала с него слишком умного для нее взгляда. Северус с удивлением почувствовал, что все тревоги оставляют его, а в душе появляться надежда. Вдруг феникс закружился над котлом. Словно во сне декан Слизерина наблюдал, как катятся жемчужины слез и растворяются в зелье, придавая ему нежно-голубой цвет. Неужели у них все получится?!

Зря он стал так рано радоваться. К сожалению, они пока еще не знают, что ночью кто-то побывал в Лесу и постарался на славу, играя с огнем. Им только предстоит узнать об этом. А сейчас пусть радуются. Ведь так мало времени осталось. Все в ложном свете мир скоро узрит.

* * *

Вероника бодро вышагивала рядом с парнем своего брата. После прихода Фоукса на душе осталась легкость. Это признал даже Драко, внутренне радуясь, что боль воспоминаний, наконец, притупилась. Когда ощущаешь пустоту от потери любимого человека, невольно возникает чувство, что эта пустота никогда не заполнится, даже после твоей смерти. Эта передышка была как раз к стати.
- Ты знаешь, куда нужно идти?
- Только догадываюсь. Гарри мне рассказывал, как они с другом побывали в гостях у Короля акромантулов, подробно описывая дорогу. На всякий случай, - спокойно ответил Драко. Его сжигало нетерпение. Уже скоро он снова будет со своим мальчиком…
Дальше они шли молча, каждый пребывая в своих мыслях. Они даже не догадывались о несчастье, которое должно было их достигнуть вот-вот. Уже скоро тропинка выведет их...
- Что за черт? – пораженно прошептал Драко, оглядываясь.
...к сожженному гнезду акромантулов.
Вероника задрожала всем телом. Куда бы она ни глянула, везде в беспорядке лежат чуть желтоватые кости монстров. Сотни костей… тысячи… Ни один паук не уцелел во время трагедии, подобной Инферно.
- Какой ужас! Кто мог так зверски уничтожить целое гнездо? – прошептала она.
- Неужели ты так и не поняла? – Драко говорил глухо, словно сдерживаясь, чтобы не закричать. От… ужаса? гнева? боли? осознания?
- Что не поняла, - нахмурилась девушка и посмотрела в спину впередистоящего юноши.
- Это был последний клан во всем мире. Больше акромантулов нигде нет… Нигде! Гарри…
И он не выдержал. Упал на колени и обхватил голову руками. Ронни услышала странный звук и не сразу не поняла, что это стон, срывающийся с его губ, - страшный, мучительный стон отчаяния, раскаяния, горя... Потом у него вырвался наружу крик. Это были не слова, нет просто неконтролируемый животный крик. Они не смогут спасти Гарри. Последней надеждой было зелье. Но теперь и ее не осталось. Все выжгло пламенем осознания… смирения…

* * *

- Капитаны, пожмите друг другу руки, - разнесся по стадиону голос мадам Хутч.
Драко протянул руку и обменялся рукопожатием с мертвенно-бледной Вероникой.
Они не так давно пришли из Леса. Стоило им рассказать об увиденом на поляне, как все всё поняли. Северус сразу же ушел к себе. Драко предположил, что заливать горе каким-нибудь крепким напитком. Вероника понурая отправилась в башню, непрестанно утирая слезы. Груз вины не давал распрямить плечи. Она не справилась. Не смогла. Теперь Гарри и Вальтер умрут из-за нее. Из-за нее сгинет народ Гарпий. Блейз быстро ушел, чтобы связаться с наставницей. Им нужно знать, что скоро Смерть уйдет на покой. Они все знают, каковы будут последствия. Им остается только молиться своим богам. Сам Драко отправился на Астрономическую башню. Там ему всегда лучше думалось. Стоя у парапета, он вглядывался в окрестности. Он прощался.
Две команды взмыли в небо. Драко не смотрел на игроков своей команды. Уже не важно, выиграют ли они кубок. Больше ничего не важно, кроме этого Солнца, что приветливо светит всем обитателям замка, даря последние лучики Света. Кроме этого Ветра, что с любовью окутывает тело, стараясь успокоить. Он не Гарпия, ему не дано слышать его Голос, из-за связи с Гарри он был его другом. Голоса мертвых слышались в Ветре, и кричали они потому, что сожалеют… Кроме этого Неба, что обнимает всех своими ласковыми руками, даря покой, умиротворение. Как же сложно понимать, что видишь все это последний раз! Но он решил. Его решение было мучительным, но твердым. Он не отступит. Малфои не отступают.
Взгляд переместился на трибуну болельщиков. Привычно выхватил из толпы хрупкую фигурку. Только вместо любви увидел в ответном взгляде лишь презрение.
Я тебя умоляю – не оставляй меня одного... Ты – единственный свет, что ведет меня сквозь тьму жизни… Я не настолько сильный, чтобы жить без тебя… Я не выдержу… сломаюсь… Ты подарил мне настоящую жизнь, показал любовь. Клянусь, если ты оставишь меня одного в этом мире, я отправлюсь вслед за тобой...
- Вот ты и оставил меня, Гарри, - Драко, не отрывая взгляда от изумрудных глаз, начал шептать. В его глазах не было смирения, надежды попасть на небеса, обрести вечный покой. Там было другое. Это были глаза загнанного в ловушку животного. И переполняли их страх, безнадёжность, отчаяние: - Почему я не сделал этого раньше? Наверное, просто надеялся до последнего, что все изменится, и ты вспомнишь. Извини. Я больше так не могу. Я клялся, что последую за тобой хоть в Ад. Жди меня, любовь моя, я уже в пути…
Неожиданно на поле появился сильный Ветер, но ему было все равно. Закрыв глаза, он поднимался все выше и выше, руки щипало от холода, форма не препятствовала морозу проникать под нее. Проникать в самую душу. Глаза цвета непроницаемой туманной стены раскрылись навстречу снегу. Стадион погрузился в нереальную тишину. Все взоры были прикованы к ловцу команды Слизерин. Время словно остановилось.
Драко не видел, как прищурились глаза Гарри Поттера, как мелькнул страх и понимание в глазах Вероники Поттер, как Блейз Забини, схватившись за голову, потерял сознание. Он ничего не видел. Развернув метлу, он впился взглядом в любимые изумруды и разжал руки, крепко держащие древко метлы. На лице появилась добрая улыбка, так давно не озарявшая это прекрасное лицо.
И время снова набрало свой ход. Вместе со снегом на землю падал ловец слизеринской команды, раскинув руки, словно крылья, и продолжая улыбаться, зная, что ни одно заклинание не сможет остановить этот отчаянный полет.
Ни одно заклинание… Но магия Ветра не подвластна простым чарам, отталкивающим волшебство.
Драко почувствовал, что его последний полет был мягко прерван. Он на руках Ветра направлялся вовсе не к земле. А к трибуне слизеринских болельщиков. Его резко втащили на одну из скамей.
- Ты же клялся, что никогда не оставишь меня! Что же ты творишь?! – голос Гарри упал до еле слышного шепота. В глазах плескался страх. Страх за него!
- Ты вспомнил…

22:57 

Mykyeytsh
A A A A
Размер шрифта:
Цвет текста:
Цвет фона:
Глава 13. Горькая правда


Дорогие читатели, вот еще одна глава на ваше усмотрение. До конца осталось 2-3 главки. Очень хочется почитать ваши отзывы, т.к., как вы знаете, чаще всего из них и черпается вдохновение.


- Гарри?
- Осталось немного. Скажи, чтобы они обратились к Северусу, - прошелестел его голос, и Гарри повалился на траву без чувств.
Блейз быстро, на сколько это позволяло здоровье, подбежал к другу. Приложил руку к его сонной артерии. Все хорошо. Пульс прощупывается, хоть и немного реже обычного. Что только что произошло? Не смотря на то, что рядом находился дементор, Блейз точно почувствовал, что ветер вновь был ему другом. Как раньше. Словно он не отказывался от народа Гарпий. В тот момент Блейз почувствовал, что все снова встало на свои места. Но стоило Гарри потерять сознание, как боль снова стала напоминать о себе.
- Блейз! Что ты здесь делаешь? – Ронни добежала до слизеринца и только тогда увидела бессознательного брата. – Гарри?! Что с ним?!
- Не знаю. Он откуда-то узнал, что мне угрожает опасность и спас меня, - удивленно ответил Блейз. Только сейчас он понял, что Гарри «прилетел» сюда на крыльях ветра.
- Что произошло? Мы видели, как ты убегал от кого-то, - проговорил Драко, присаживаясь рядом с любимым.
- Ко мне в больничное крыло явился дементор, - прошептал Блейз. – Я выбежал сюда. Он уже собирался меня поцеловать, когда Гарри отпустил ветер на волю. Это невозможно! - давно дремавшая истерика прорвалась, наконец, наружу.
- Что именно? – нахмурился Драко, вглядываясь в лицо Гарри.
Сейчас, находясь рядом с Поттером, он увидел то, что не замечал на расстоянии. Гарри сильно исхудал, кожа приобрела пергаментный цвет, словно он вообще не появляется под солнцем, а под глазами красовались синие круги. Он выглядел… больным, по меньшей мере. Почему никто не заботится о его здоровье?!
- Ветер отказался от нас, - печально усмехнулся Блейз. – Гарпии больше не повелевают воздушными потоками!
- Но как же так? – нахмурилась Ронни. – Ветер не может остаться без… хозяина, - неуверенно закончила она и посмотрела на Забини.
- Вот и я о том же! – воскликнул он. – Ты ведь понимаешь, что случится с нами?!
- Нет, - честно призналась она. Почему он говорит «с нами»?
- Все, в ком течет кровь Гарпий, обречены! Все!
- Блейз, перестань ее запугивать! – рявкнул Драко на него и уже более мягко сказал: - Объясни, что ты имеешь в виду.
- Многие уже пострадали. Ветер не щадит никого. Он не делает различий между детенышами и взрослыми особями. Но мы подвержены большему влиянию, потому что некоторых, таких как ты, Ронни, даже не начинали обучать, а некоторым не достает и полученных знаний, чтобы хоть на время закрыть свое сознание.
- Что с нами будет? – прошептала Вероника.
Почему все беды сыплются на ее голову именно в этом году?! Раньше жила же спокойно! А сейчас… Даже у Темного Лорда в плену побывала!
- Не знаю. Мать Изида сказала, что те, кто попытался воспользоваться своей силой, просто не вернулся.
- Но у меня нет ярко выраженной силы, - может, ей нечего бояться?
- А какая у тебя сила? – заинтересовался Блейз.
- Гарри сказал, что у меня есть связь с миром мертвых.
Блейз удивленно на нее посмотрел. Гарри сказал? Но в последнее время Гарри вообще ни с кем не общался. Ему ответил Драко:
- Гарри связался с ней через Сны и сказал, что мы должны помочь ему выбраться с той ловушки, в которую он угодил.
- Только мы не знаем как. Что сегодня произошло? Судя по всему, раз он снова смог воспользоваться силой, данной ему природой, то он испытал шок, - начала вслух рассуждать она. – Но что?
- Я думаю, ему помог в этом дементор, - пробормотал Драко, нежно проводя рукой по столь любимому лицу.
- А эта мерзость-то здесь при чем? – передернулся Блейз.
- Гарри всегда дорожил дружбой, - пояснил Драко. – Сегодня дементор чуть не убил тебя. Вот он и смог пробиться сквозь зелье.
- Только шок был недостаточным, чтобы он остался в своем теле окончательно.
Блейз хохотнул. Ронни и Драко непонимающе на него посмотрели, и он решил пояснить свою веселость:
- Просто вы рассуждаете так странно. Я, конечно, понимаю, что мы живем в магическом мире, и всякое может случиться. Но разрыв души и тела, это что-то новенькое. Вы говорите, что Гарри не смог остаться в своем теле. Согласитесь, это звучит дико, - истерика все еще слышалась в его голосе. Последние слова он произнес непроизвольно содрогнувшись: – Это безумие.
- Даже очень благополучный человек имеет безумие у себя под боком, Блейз, - тихо проговорил Драко и, резво подхватив Гарри на руки, поднялся. – Пойдемте. Это была не очень хорошая идея разговаривать на улице. Тем более что мы не одеты должным образом, - Он красноречиво посмотрел на Блейза, одетого только в больничную пижаму и тапочки.
Все согласились, поэтому вскоре уже распрощались с Блейзом, оставив Гарри на попечение мадам Помфри.
- Завтра мы зайдем к тебе, чтобы все обсудить, а пока отдыхай, - были последние слова, что произнес Драко, выходя из палаты.
- Спокойной ночи, Блейз, - попрощалась Вероника.
- Спокойной, Ронни, - улыбнулся он, удобней устраиваясь на подушке.
Когда друзья ушли, Блейз вспомнил последние слова Гарри. Нужно будет обязательно им об этом рассказать. Последней мыслью перед сном была, что все меняется слишком быстро, от плохого к худшему.

* * *

- Crucio! – в очередной раз раздался шипящий голос.
Все Пожиратели с неким испугом смотрели на корчащуюся фигурку молодого человека. Чем Вестник Смерти мог так прогневить их Хозяина?
- Встань на свое место, - тихо, но, тем не менее, угрожающе проговорил Темный Лорд.
Пожиратель Смерти, пошатываясь, занял свое место по правую руку от Лорда. Тот еще раз смерил его недовольным взглядом и повернулся к другим слугам.
- На сегодня работа закончена. Я очень разочарован вашим провалом. Вы знаете, что произойдет, если подобное повторится?
Конечно, все знали. Смерть – самый мягкий приговор. Если бы это зависело только от них, то сегодня они бы тоже вернулись с победой в руках. Но Орден Феникса каким-то образом узнал, что они готовили нападение на банк Гринготс. Если бы им это удалось, то Темный Лорд мог бы контролировать почти все магическое население Англии. Но, увы…
- Свободны, - Лорд махнул рукой и повернулся, чтобы выйти из зала.
Послышались хлопки аппарации, и лишь один из его слуг стоял не шевелясь.
- Что ты хотел? – хрипло спросил оставшийся Гарри.
Тело до сих пор сводило редкими судорогами, ноги плохо слушались. Но он знал, что вряд ли смог бы убраться отсюда так же быстро, как сделали это остальные Пожиратели.
Черт! Да, каким образом он вообще оказался в этом замешан!? Он, конечно, помнил, что по пророчеству только ему суждено избавить мир от тирании этого чудовища, стоящего перед ним. Но никто не говорил, что он должен спать с ним! Почему Дамблдор не предупредил его?! Когда Лорд первый раз задержал его после собрания, то он даже сначала удивился, но потом пришел в ужас от осознания, что ему предстоит совершить. Даже просто убивая людей, он чувствовал себя… запачканным. Чужой кровью. Но находясь с Лордом в постели, он ощущал себя полностью… грязным.
- Ты объяснишь мне, что с тобой происходит в последнее время? – Лорд сел на трон и жестом приказал Гарри подойти.
Тот на непослушных ногах приблизился и чуть не упал, когда Том дернул его на себя, усаживая на колени. Это было так унизительно!
- Со мной ничего не происходит, - холодно ответил он.
Но Тома провести этим было невозможно. Он видел, что с мальчишкой что-то случилось. Нет, его ни в коей мере не беспокоили проблемы любовника. Просто ему не нравились эти перемены. Ему больше нравился тот дерзкий мальчишка, что доводил его почти до безумия, когда они оставались наедине, а не этот запуганный щенок! Первым его подозрением было, что кто-то принял обличие его Вестника Смерти, но потом выяснилось, что это ошибочное предположение. Его игрушку словно подменили. Но как и когда? Сейчас у него на коленях сидел вовсе не тот юноша, что получал наказание за самовольное поведение. Том улыбнулся этому воспоминанию…

В затемненной зале появился молодой человек в стандартной одежде Пожирателя Смерти. Огляделся. Зал пуст. Зачем его вызвали? К тому же одного. Ответ на вопрос появился очень скоро. В одном из концов зала вдруг зажегся свет. Гарри нерешительно, но все же твердым шагом, направился туда. Ох, как же он ненавидел это место! Личная комната пыток Лорда Волан-де-Морта.
- Гарри, наконец-то ты появился, - усмехнулся Том, прогуливаясь вдоль стола с инструментами.
- У меня были занятия. Я не мог придти раньше, - невозмутимо ответил Поттер. – Что тебе нужно?
- Проявляй уважение к старшим, - насмешливо протянул мужчина, поворачиваясь к юноше.
В руках удобно лежал хлыст с шестью змеиными головами.
- Мне не нравится, когда кто-то действует по своему усмотрению, - задумчиво произнес Том, вглядываясь в юношу перед ним.
На лице того не дрогнул ни единый мускул. Отличная выдержка.
- Ты не знаешь, кто помог предателю Снейпу сбежать?
- Я, - простой ответ заставил Лорда замереть от такой наглости.
Этот мальчишка сознается, что выступил против его воли?
- И зачем же ты сделал это? – голос был мягче кашемира и отдавал смертью.
Гарри задумался. Нужно выстроить ответ так, чтобы понести как можно менее жизнеопасное наказание.
- Он еще нужен мне в школе.
Лорд заинтересовался.
- Зачем? Он уже не может служить мне шпионом.
- Но он может быть им для меня, - заметил Гарри.
Прости Северус.
- Он отличный зельевар, а я часто возвращаюсь с собраний и встреч с тобой в не слишком дееспособном состоянии. Не думаю, что тебе понравится, если старик заинтересуется мной. К тому же, я могу осторожно узнавать у него, что на уме у старика.
- Снейп служит ему.
- Он никому не служит, - твердо ответил Гарри.
Это было чистейшей из правд. Северус Снейп был слишком свободолюбивой личностью. Да, он вынужден был служить двум господам в свое время, но всегда оставалась информация, которая нужна была только ему. Именно он научил Гарри тонкостям шпионажа.
- Ты мог бы пользоваться зельями моего зельевара.
- Я ему не доверяю. Как долго он служит тебе? Ты можешь с точностью сказать, что мне нечего опасаться, принимая зелья, приготовленные им? Ни Дамблдор, ни Министерство не желают видеть меня живым.
Том был согласен с выводами мальчишки. Но он пошел против его приказа! Предателя должны были казнить!
- И все же ты ослушался меня, - вкрадчиво произнес он.
Гарри все так же стоял, ни единым жестом не выдав своего страха. Он хорошо помнил эту плеть-кошку. Северус много времени потратил когда-то, убирая следы от ее применения.
- Снимай одежду, - приказал Том.
Поттер, не сказав ни слова, повиновался. Стоя обнаженным перед ним, он ощутил холодок, пробежавшийся по нервам. Так всегда бывает, когда знаешь, что то, что должно вот-вот произойти будет через чур неприятным или болезненным. Лорд взмахнул палочкой, и Гарри приковало веревками к двум столбам, между которыми он стоял, спиной к нему. Знал ли он, где стоит, когда остановился перед Лордом или это просто стечение обстоятельств?
Рука Тома размахнулась, и шесть гадючьих голов хлыста свились в кольца, вращаясь и переплетаясь между собой в стремлении выбрать лучшие направления для ударов.
Гарри крепче сжал зубы, чтобы не закричать от ужасной боли пронзившей тело. Он уже был знаком с этой плетью. Он знал, что еще долго будет отходить от яда, содержащегося в их пастях. Из рассеченных плеч полилась кровь. Второй взмах. Кровь хлынула с поясницы. Третий удар...
Том одновременно наслаждался и испытывал отвращение от своих действий. Он хотел наказать наглеца за его поведение, но ему было жалко уродовать столь прекрасное тело. Еще несколько взмахов и ударов, и он остановился. Поттер так и не произнес и звука. Сильный мальчик. То, что он все ощущает можно судить по судорогам, сотрясающим это желанное тело.
Гарри почувствовал, как его отпустили веревки, и он рухнул на пол, сотрясаясь от боли. Он слышал, как сзади подошел Лорд, но не повернулся. Тот оттянул его голову за волосы назад и впился в губы жестоким поцелуем. Он не отвечал, а лишь позволял терзать свои губы. Тома, очевидно, это бездействие не устраивало, поэтому он, резко отпрянув, выпустил его волосы.
В голове даже не успела оформиться мысль, что Лорд успокоился на сегодня, как его заклинанием растянуло на полу. Шепот откуда-то сзади, и он почувствовал совсем рядом тело своего заклятого врага. Он прикрыл глаза, когда Том без подготовки ворвался в его тело. Это не причиняло как таковой боли. Лишь еще одна порция к коктейлю, принятому ранее. Он молча терпел, когда Лорд буквально вколачивался в него. Почувствовав, что движения стали более резкими, а тело позади - стало сотрясаться от несильных судорог, Гарри понял, что скоро все это закончится.
Получив свое, Том поднялся с сотрясающегося в мелких судорогах подростка. Тот не произнес ни звука. Похвально. Очень хорошее приобретение для рядов его подопечных.
Гарри пребывал в состоянии, подобном... отупению. Ему было плевать на все. Он так устал. И в то же время, ему было противно. Никогда еще он так не унижался, отдавая своему заклятому врагу полный контроль над его телом. В голове мелькнула спасительная мысль: вскоре он отомстит сполна. Всем. За свою разрушенную жизнь. За годы унижения. За всю боль, что ему причинили. Он весь мир перестроит под себя...
Том заклинаниями привел юношу в относительный порядок. Еще раз с удовольствием осмотрел стройное тело и дал понять, что тот свободен. Мальчишка получил свой урок на сегодня. Больше он не станет поступать по собственной воле, если она хоть в чем-то идет порознь с его.
Если бы Том только знал, что творится в хорошенькой головке подростка, чьи пронзительные глаза, казалось, смотрели сейчас прямиком в душу. Но он так и не узнает до последних минут своей никчемной жизни, что этот странный мальчик, который привел в его ряды десятки недовольных устройством магического мира Гарпий, сполна отомстит ему за то, что он даже не совершал. Никому не дано знать, как поступит в следующий момент безумец. А в том, что Гарри Поттер уже давно безумен, не приходилось сомневаться. Стоит просто лучше узнать его поближе, узнать его жизнь, мотивы его действий. Но нам в голову даже не приходит мысль, что в людях, живущих с нами бок о бок, может таиться черная бездна безумия. Не важно, из благополучной они семьи, или нет. В каждом человеке присутствует зерно безумия. Лишь немногие могут погубить эту зарождающуюся жизнь. Большинство же, наоборот, подкармливает и возращивает это зернышко, которое в будущем дает свои плоды. Пусть не по своей воле, пусть все это происходит из-за планов злодейки Судьбы, но это происходит. Со временем мы просто миримся с этим осознанием. Миримся и продолжаем существовать. И лишь малая часть из нас может использовать собственное безумием во благо свое. Или пытаться использовать.

- Я хочу кое-что проверить.
Гарри неосознанно дернулся, когда услышал шипение около уха.
Том резко встал, отчего Поттер чуть не упал на пол. Он негодующе поднял на мужчину взгляд. Что тот задумал? Лорд стремительным шагом направился по направлению своего любимого уголка пыток. Вот сейчас он и проверит, что скрывает мальчишка.
- Иди за мной, - бросил он через плечо, не замедляя шага.
Гарри с опаской последовал за "хозяином". Ему совсем не нравилось то выражение лица, что появилось у него после минутного молчания.
- Встань здесь, - приказал Том, останавливаясь около сооружения, напомнившего Гарри средневековую дыбу. - А теперь подними руки.
Закрепив цепи на руках юноши, Том отошел на несколько шагов. Полюбовался картиной. Да, мальчишка хорошо смотрится. Только вот этот блеск паники в глазах...
Гарри стиснул зубы, когда Волан-де-Морт махнул палочкой с сторону колеса, приводящего механизм в действие. Тело пронзила адская боль. Как же раньше люди не сходили с ума от подобной пытки!
Том крутанул колесо еще ненамного. С уст мальчишки сорвался стон. Еле слышный, но все же стон. Но пытку "кошкой" он вытерпел, не издав и звука, а сейчас он еще не начал действовать в полную силу! Его заполнила жгучая ярость. Кто осмелился подменить его мальчишку!?
- Кто ты такой?
- Гарри Поттер, - выкрикнул юноша, превозмогая боль.
Он знал, что если будет молчать, то наказание станет еще более жестоким.
- Ты не мой Вестник Смерти! Что старик сделал с тобой?
- Он ничего не делал! Я - Гарри Поттер! Хватит! Ты же уже проверил меня магией!
От боли рассудок немного помутился. Он даже не понял, что указывает Лорду, что ему делать. Непозволительная роскошь. Но Том на этот раз промолчал. Последний раз взмахнув палочкой, он освободил мальчишку от цепей.
Гарри упал на пол, стараясь прижать колени к груди. Он все никак не мог остановить рвущиеся наружу стоны и всхлипы. Почему Дамблдор заставляет его делать это? Почему нельзя было обучить его боевым заклинаниям и устроить между ним и Лордом сражение?!
- Встань! - последовал приказ.
Он попытался. Но все конечности до сих пор сводило судорогами. Он не может выполнить приказ! В голове мелькает мысль - если Лорд сейчас его убьет, то сам принесет ему долгожданный покой. Покой, который может дать только смерть.
- Я сказал: встань! - прошипел Том.
Есть люди, которые понижают голос тем ниже, чем сильнее их ярость. Том Риддл был именно из таких людей. Вот и сейчас он говорил тишайшим из шепотов, а внутри все клокотало от гнева. Никто не смеет его ослушаться! Этот мальчишка поплатится за свое неповиновение!
- Crucio! - рявкнул он, вкладывая в силу проклятия весь свой гнев.
Мальчишка, выгнувшись, завопил. Том знал, какую боль он испытывает. Также как знал, что мальчишку подменили. Несколько месяцев назад Гарри Поттер не проронил и звука, когда его пытали! Тот, кого называли Вестником Смерти, куда-то исчез, а ему подсунули это... это... недоразумение!
- Пошел вон!
Гарри не смел ослушаться. Он был сломлен. Если бы Лорд сейчас решил убить его, он бы не стал сопротивляться. Он уже устал сопротивляться. Все будет лучше, если окончится этот кошмар.

* * *

Утром в Больничное крыло пришли двое школьников. Драко и Ронни замерли на пороге, когда увидели, склонившегося над кем-то Блейза. Тот, услышав звук открывающейся двери, поднял голову. Благодаря этому действию ребята смогли увидеть, что на одной из коек лежит бессознательный Гарри. Значит, он еще не пришел в себя. Что же с ним случилось? А главное, каким образом он оказался на улице, когда на дворе уже царила ночь?
- Привет, - устало поздоровался Блейз с посетителями.
- Привет, - улыбнулась Ронни и присела рядом с Драко на соседней койке. - Как себя чувствуешь?
Драко лишь приветственно кивнул и обратился в слух, ожидая ответа.
- Нормально, - Забини пожал плечами, но, увидев скептические взгляды друзей, пояснил: - Я просто решил выяснить, как Гарри оказался на улице в столь поздний час.
- И что? - заинтересовался Драко.
- Он возвращался с собрания.
- Так это из-за каких-то травм он до сих пор не пришел в сознание? - воскликнула Ронни, подходя к постели брата. Как же ей не хватает тех дней, когда они могли с ним просто так беседовать на различные темы!
- Как я понял, он ушел оттуда на своих двоих, но, вновь покорив Ветер, он исчерпал весь запас сил. Мадам Помфри сказала, что у него просто магическое истощение.
- Ясно, - протянула девушка, погружаясь в свои мысли.
- Я вчера забыл вам сказать, - вдруг произнес Блейз, нарушая установившуюся в Больничном крыле тишине. - Гарри перед тем, как потерять сознание сказал: "Скажи, чтобы они обратились к Северусу".
- Странно, - пробормотал Драко.
Чем Северус может им помочь? Он уже сталкивался с этой проблемой?
- То есть, может существовать антидот к тому зелью? - с сомнением произнесла Вероника. Почему Аэллона тогда не сказала об этом при встрече?
- Не думаю, - задумчиво ответил Драко, вставая и начиная мерить палату шагами. В голове так и крутился ответ на этот вопрос. Только почему все никак не удается уцепиться за него?
- Мы все равно не сможем ничего сделать сами, - подвел итог Блейз. - Поговорите с профессором Снейпом, - предложил он.
- Он куда-то уехал, - печально произнесла Ронни.
- А ты откуда знаешь? - удивились юноши.
- Я видела, как он выходил от директора, а потом ушел из замка. Я не знаю, куда он мог направиться, - сразу сказала она.
- Кто бы сомневался? - хмыкнул Драко. Что могло случиться, раз Северус в середине рабочей недели уезжает из школы?
- Значит, как только он вернется, нужно будет поговорить с ним.

* * *

Какая знакомая поляна! Сколько же счастливых часов было проведено в этом месте! И насколько больно возвращаться сюда одной... Вот стоят знакомые дубы на опушке леса. Даже старые качели остались на прежнем месте! Только вот тот, кто любил раскачивать ее на этих самых качелях, вряд ли когда-нибудь здесь еще появится. Лишь легкий ветерок раскачивает ветви деревьев, отчего на поляне слышится словно чье-то перешептывание.
- Здравствуй Ронни, - ласково произнес тот, кого она уже не чаяла когда-либо увидеть.
- Вальтер? - ошеломленно прошептала она.
Этого не может быть! Вальтер просто не может находиться здесь и сейчас. Это не он! Настоящий Вальтер сейчас лежит в своей комнате в поместье Снейпов и по крупицам отдает свою жизнь кому-то, кто распоряжается нашими судьбами. Он умирает, а не пышет жизнью, как этот паренек перед ней!
- Неужели ты знаешь еще кого-то, кто так похож на меня, - он вздернул бровь, напуская на себя вид глубоко удивленного, причем нехорошо удивленного, человека.
Так вздергивает брови только ее Вальтер! Неужели это он?!
- Вальтер! - она сорвалась с места и буквально налетела на него, едва не сбив с ног.
- Ну что ты, Ронни, - ошеломленно пробормотал он, поглаживая девушку по спине. - Ты плачешь?! - еще больше удивился он, почувствовав, что рубашка намокла от ее слез.
- Я так скучала, - сквозь слезы прошептала она.
- Я тоже скучал, - он немного отстранил ее и невесомым поцелуем коснулся ее губ.
Вероника ни как не могла поверить в это. Рядом с ней вновь стоит ее друг и возлюбленный детства. Ее Вальтер. Все вокруг потеряло свое значение. Остались только эти нежные губы, чей вкус она уже успела подзабыть.
- Но как? - только и сумела прошептать она, все еще не веря в реальность происходящего.
- Это всего лишь сон, - он печально улыбнулся и повел ее в сторону давно забытых качелей.
- Тогда как ты оказался в моем сне?
- А ты как думаешь? - молодой человек стал покачивать ее как в старые добрые времена.
- Ты же не умер?! - с ужасом воскликнула она.
Нет, этого не может быть! Профессор Снейп не мог бы допустить, чтобы его сын умер от яда! Он же самый лучший зельевар Англии!
- Еще нет. Я... У меня клиническая смерть... - через силу признался он.
Ронни прижала руки ко рту, чтобы не закричать. Почему все, к кому она испытывала какие-либо теплые чувства рано или поздно покидают ее? За что ей это?
- Ронни, успокойся, со мной все будет в порядке. Если, конечно, ты поможешь.
- Как? - сдавленно произнесла она.
Еще один дорогой ее сердцу человек прост о помощи, а она опять не знает, чем может помочь.
- Нужно спасти Гарри, а он уже вытащит меня из этого ада.
Вероника готова была разреветься от этих слов. Вся проблема в том, что она понятия не имела, как можно помочь Гарри. Осталось всего пара недель, а они так и не нашли способа помочь ему! А теперь оказывается, что в случае неудачи этот мир покинут два человека, ради которых она готова собственную жизнь отдать. Все же она была права, когда говорила Гарри, что жизнь несправедлива.
- Я не знаю, что делать, - обреченно произнесла она.
- Нужно обратиться к человеку, который уже сталкивался с этой проблемой.
- К твоему отцу?
- Нет. Папа не сможет помочь в этом. А вот профессор Снейп из мира Гарри и Драко вполне. У него уже есть практика в этом деле.
- Откуда ты знаешь? - удивилась она.
Насколько ей было известно, Вальтер не покидал поместье уже несколько лет, поэтому познакомиться с Гарри или Драко он не мог.
- Мне Гарри рассказал, - пожал плечами юноша.
- Но откуда ты знаешь его?
- Тебе ведь уже говорили, что после смерти все Гарпии собираются вместе? Вот и ответ.
- Но у тебя нет в роду Гарпий!
- Ошибаешься. Хотя, думаю, что даже отец не знает всей истории нашего рода. Тебе известно, что твоя прародительница Аэллона несколько веков назад почти вырезала все наше семейство?
- Я читала, что она мстила одной семье, но понятия не имела, что вашей, - ошарашено проговорила она.
- Знаешь в чем причина мести? Просто у нас в роду в те времена тоже была Гарпия. Не такая могущественная, как Аэллона, но все же Гарпия. Возлюбленный Смерти был влюблен в мою прародительницу. Она не смогла смириться, что он променял ее любовь на любовь какой-то слабой Гарпии. В те времена наше семейство было серьезно озабочено спасением рода. Они приняли решение, что хотя бы два представителя семьи должны покинуть родовое гнездо. И лишь эти двое уцелели в той бойне, которую устроила Аэллона.
- Какой кошмар, - скорее для себя прошептала Ронни.
Та женщина, которую она видела в одном из своих Снов, совсем не похожа на эту страшную женщину, что описывает Вальтер.
- Да, кошмар. Я видел Аэллону. Она раскаивается в своих поступках, поэтому решила помочь вернуться мне. Но единственный наследник Смерти это Гарри. А он - как бы это сказать - сам на грани миров. Поэтому, милая Ронни, все в твоих руках.
- Это так тяжело, нести такой груз ответственности. А если я не справлюсь? - на глазах снова выступили слезы.
Она трезво оценивала свои силы. Эта миссия ей не под силу! Она не сможет выполнить просьбу брата и возлюбленного!
- Справишься, - уверенно ответил Вальтер и притормозил качели, которые во время разговора раскачивал.
- Ты безумен, раз веришь так в меня. Мне это не под силу...
- Запомни, Ронни, здравомыслие не исключает безумия, а тот, кто не ходит по краю безумия, не сможет справиться с тем, что ему предстоит.
- Ты предлагаешь мне слететь с катушек? - хмыкнула она.
Почему он не понимает, что она всего лишь обычная девушка, которая жила нормальной жизнью, пока не появился в этом мире ее брат? Она такая же как и все остальные девушке в этом мире. Тогда почему на ее плечи взваливают эту непосильную ношу?
- Нет, Ронни. Ты просто должна, не смотря на препятствия на своем пути, идти к своей цели. Идти по головам, если потребуется. Я знаю, что многого прошу. Но пойми, что если Гарри умрет, то будет плохо не только тебе или твоей семье. Пострадают все. Он - любимое дитя самой Природы. Не знаю почему, но это так. Если он покинет ее, можешь ли ты представить себе, что начнет происходить? Даже не ветер, вышедший из под контроля народа Гарпий, будет мстить за него, а сама Мать-Природа обрушит свой гнев на все человечество... К тому же, если, хотя нет, когда, удастся спасти его, он спасет меня, - он ласково ей улыбнулся, смягчая этим свои страшные слова.
Вероника погрузилась в раздумья. Что будет, если она не справится с заданием? Весь мир падет под натиском Природы. В этом нет сомнений. Но если вдруг все пройдет удачно, то она снова будет счастлива. Ее брат вернется к Драко и они наверстают все упущенное в своей жизни, а она останется с Вальтером. Только вот, что ей сделать, чтобы все сложилось удачно?
- Я все понимаю. И все же мне не нравится, что если все провалится, то виноватой окажусь я, - проворчала она, возвращаясь к беседе с Вальтером.
- Ну, во-первых, винить тебя будет уже некому, а во-вторых, у тебя все получится. Мы верим в тебя.
- Как я могу помочь, - вздохнула она.
Неужели они все так наивны, что так слепо верят в нее? Или у них просто нет выбора?
- Я уже упоминал, что нужно связаться с Северусом Снейпом из того мира.
- Но как? - перебила она его.
Настроение было ужасным. Вся эйфория от встречи улетучилась из-за возложенной на нее ответственности.
- Привидения могут находиться в двух различных мирах, - он задорно подмигнул ей, но вдруг нахмурился. - Тебя стараются разбудить. Мне жаль, что приходится снова расставаться.
- Ты придешь еще ко мне во снах?
- Не знаю. Постараюсь. Тебе пора просыпаться. Я люблю тебя.
- Я...

Но она не успела договорить. Кто-то выдернул ее из сна. Не страшно, ведь Вальтер и так знает, что она любит его. Интересно, войдет ли у нее в привычку быть разбуженной Лив в самый ненужный момент? Но делать нечего. Придется вставать. Первой парой стоит Зельеварение. Снейп ненавидит, когда опаздывают на его урок, так что лучше поторопиться. После занятий она переговорит с ребятами, и они все вместе решат, что делать дальше.
Со звонком на урок двери так и остались заперты. Странно. Профессор никогда не опаздывает на собственные занятия. Что могло случиться?
- Ронни, пойдем со мной, - к ней подошел Драко.
- Куда? - так же тихо, чтобы никто не услышал, спросила она.
- К Северусу в комнаты. Он никогда не опаздывает на свои пары. Никогда! С ним что-то произошло.
Она согласилась. Отделившись от группы сокурсников, котрые уже обсуждали опоздание профессора, они незаметно свернули в другой коридор, ведущий к покоям зельевара.
- Нам сюда, - произнес Драко, останавливаясь у портрета какого-то смутно знакомого мага.
- Кто вы и зачем явились? - надменно произнес портрет.
- Приветствуем вас, великий Лорд Слизерин. Я - Драко Малфой, а моя спутница - Вероника Поттер. Мы пришли проведать профессора Снейпа. Он не появился на занятии, и мы решили проверить, все ли у него в порядке.
- Неужели о нем хоть кто-то заботится в этом замке? - устало вздохнул человек на портрете. Вся его надменность исчезла, когда Драко столь пафосно поприветствовал его и объяснил цель их прихода. - Северус не смог выйти на работу.
- Почему, Лорд? - озабоченно спросил Драко.
- Он не хорошо себя чувствует.
- Мы можем помочь ему? - не особо надеясь на ответ, спросила Ронни.
- Никто не способен помочь ему, - печально ответил тот. - Из царства мертвых никто не возвращается. Если человек умер, это навсегда.
- Но он ведь не умер? - напряженно спросил Драко.
- Нет, но вместе с сыном умерло его сердце.
- Пустите нас, пожалуйста, о великий из четверки Основателей, - попросил он. - Думаю, мы сможем ему помочь.
- Я пропущу вас, хоть и нарушаю все законы, установленные директором моей школы, лишь потому, что ты уже бывал здесь вместе с хозяином сих комнат.
Больше ничего не говоря, портрет открыл проход в стене. Ронни и Драко несмело ступили в полумрак комнат. Окон в подземельях не было, а свечи никто не удосужился зажечь.
- Профессор? - взволнованно позвал Драко, взмахивая палочкой и зажигая свечи.
Никто не ответил. Они прошли в глубь помещения, осторожно обходя обломки от различных сломанных вещей. Похоже, у профессора была истерика, и он перебил все, что попалось под руку.
- Профессор Снейп, - повышая голос, позвала Ронни.
- Северус! - воскликнул Драко и бросился к креслу у камина.
Там спал профессор Зельеварения. Вокруг него лежали пустые бутылки из-под спиртного.
Драко взмахнул палочкой, невербально применяя к нему заклинание, приводящее в сознание. Профессор открыл глаза. Увидев двух студентов в своих комнатах, он крикнул:
- Как вы сюда попали?! Убирайтесь!
- Успокойся, Северус! - рявкнул, не сдержавшись, Драко.
От такой наглости Северус Снейп, как ни странно, быстро успокоился, и только раскрасневшиеся, от пролитых ночью слез, печальные до смерти глаза напоминали о недавнем припадке. Безжизненно, как будто речь шла об абсолютно посторонних вещах, он промолвил:
- Вальтер умер.
Произнося эти слова, он смотрел только на дочь Поттеров. То, как она отреагировала, стало для него легким шоком.
- Нет. Он не умер, - уверенно произнесла она.
- Ты не знаешь. Я сам был там, когда его душа покинула тело. Сначала была клиническая смерть, как показали заклинания, но потом... потом он умер.
- Нет... - не веря, прошептала Ронни.
Неужели Вальтер ошибся. Неужели он умер? Этого не может быть!
- Да, глупая девчонка! - рявкнул профессор, превозмогая собственную боль утраты. - Он умер! Смирись с этим!
- Нет! Неужели вы не понимаете? Он не мог умереть... Он ведь только сегодня со мной разговаривал... Этого просто не может быть... - не выдержав, она начала рыдать.
Профессор взял себя в руки. Когда кому-то нужна помощь, собственная боль отходит на задний план. Все-таки это молодая девушка, а он уже взрослый человек. Сначала он поможет ей, зная насколько ей дорог был его сын, а потом уже обратит внимание на свое душевное состояние. Он подошел к шкафчику с зельями. С того дня, как он "помог" отравить Гарри Поттера, он практически не приближался к этим полкам. Сложно осознавать, что дал ребенку последний ингредиент яда, от которого уже умер твой сын.
- Спасибо, - тихо произнесла Ронни, когда выпила принесенное профессором зелье. Стало немного лучше. Спокойнее.
В голове крутилась мысль, но она никак не могла ухватиться за нее. Что-то не сходилось в этой истории...
- Профессор, а когда умер Вальтер?
Северус вздрогнул от вопроса, произнесенного надломленным голосом, но ответил:
- Вчера вечером.
Если Вальтер умер вчера, значит, когда он с ней разговаривал, то был уже мертв, а, как известно, мертвые никогда не лгут. Значит...
- Профессор, не знаю, обрадует ли вас то, что я сейчас скажу... Сегодня я видела Сон, в котором был Вальтер. Он сказал, что его еще можно вернуть к жизни.
- Девочка, послушай, я понимаю, что тебе тяжело смириться со смертью друга, но мне не легче. Я не желаю слушать про какие-то сны...
- Это не простые сны, - перебила она и посмотрела на Драко, ища поддержку.
- Она владеет частью сил Гарпий, Северус, - устало произнес тот. - Как ты сам знаешь, у богинь вихрей есть способность связываться с умершими. Поэтому сны Вероники не совсем... обычны. Послушай ее.
Северус кивнул. Он верил мальчишке, хоть он и не заслужил доверия. Но что-то внутри подсказывало, что ему можно доверять. Профессор всегда прислушивался к интуиции.
- Вальтер просил помочь ему. Но до этого придется вернуть Гарри с Перепутья.
- Откуда? - не понял Северус.
- Перепутье. Это место, где кончается одна грань реальности, и начинается другая. В нашем случае это граница мира живых и мертвых. После памятного нам зелья он оказался на этом Перепутье и не может вернуться. Если мы сможем помочь ему, он сможет вернуть к жизни Вальтера, потому что ему подвластна Смерть.
- Не "если", девочка, а когда... - решительно произнес Северус.
Если есть хоть одна возможность вернуть сына, то он, непременно, ею воспользуется.

22:57 

Mykyeytsh
Глава 12. Сорванные планы, или Новые надежды


Вот я снова и вернулась! Не знаю, как часто буду выкладывать проду, т.к. Муза зачастила с выходными. Но постараюсь почаще. Честное слово. Прошу, наслаждайтесь чтением и оставляйте отзывы. Может, тогда моя Вдохновительница снова решит вернуться на продолжительный срок.


- Помоги мне… Я не могу отсюда вырваться, - раздался умоляющий шепот.
Я открыла глаза, но тут же снова зажмурилась. Мне это только сниться. Такого просто не может быть. Я сейчас в гриффиндорской спальне для девушек, сплю крепким сном в своей уютной кровати. А это только сон.
- Ронни… - снова шелест листьев.
Осторожно приоткрываю глаза. Это не совсем сон. Итак, я в каком-то лесу. Хотя не совсем. Деревья растут на берегу, а я стою по пояс в теплой воде. Нужно идти, иначе могу простудиться. Но сказать всегда проще, чем сделать. Я даже не могу дойти до места, откуда звучит голос брата! А все из-за этого тяжелого платья. Будем думать логически. Я во сне, а значит со мной ничего не случиться. В самом деле, не умру же я здесь!
Похоже, это была не лучшая моя идея. Намокшее платье камнем потянуло на дно, когда я попыталась вплавь добраться до берега. С первым глотком воды пришло осознание, что если я умру здесь, то наяву сердце мое тоже остановит свой ход. Как бы я ни пыталась выплыть на поверхность, ничего не выходило. Вскоре пришло отчаяние. Это конец. Я умру во сне! Перестав барахтаться, я отдалась на волю судьбе. Наверное, у меня сегодня счастливый день, потому что она меня пощадила. Совсем неожиданно я почувствовала, что руку сдавило, словно тисками, и что-то выдернуло меня на поверхность. Моим спасителем оказался Гарри.
Пока я пыталась избавиться от воды, попавшей в легкие, он молча стоял рядом, с некой грустью глядя на меня. Он снова стал прежним. Исчезло то бесчувственное существо, которое я вижу каждый день на протяжении всей зимы. То не мой брат. Вот он тот, кого я успела полюбить как родного. Неужели все снова станет по-прежнему?! Неужели я снова увижу в потухших глазах Драко огонек любви?! Наконец-то!
- Что случилось? Где мы? – мой голос больше был похож на сипение старухи.
- Мы в твоем сне, - прошелестел голос Гарри.
Почему он так говорит?
- Но… Я ведь чуть не утонула, а во сне нельзя ощутить, как горят легкие.
- Ты, дорогая Ронни, мое зеркальное отражение в этом мире. Просто почти все наследие Гарпий пришлось на меня. Тебе же достались только Сны и связь с другим миром.
- Но как тогда?.. Ты же не умер!
Меня стал одолевать ужас. Мой брат не умер!
Образ Гарри пошел странной рябью, но тут же вернулся к первоначальному образу.
- Он уже почти умер, - раздался женский голос, и рядом с Гарри ветер приобрел форму статной женщины.
Она была поразительно красива. Таких просто в природе не существует! Ее кожа бела как кость, губы краснее крови, а волосы – черная паутина. Но самое странное, она выглядела как Гарри только в женском обличии и на несколько десятков лет старше. Неужели я буду выглядеть также к своим сорока годам!?
- Но скоро это случится. Если до Дня Возрождения его не вернут, то он исчезнет. Навсегда растворится в ветре. Как и я когда-то.
- А кто вы? – осторожно спросила я. Эта женщина почему-то казалась такой знакомой.
- Ронни, познакомься с нашей прародительницей. Это - Аэллона.
Моя челюсть кое-как осталась на месте. Эта женщина – Аэллона?! Быть такого не может! Она же мертва уже несколько столетий!
- Но вы же мертвы. Как я могу видеть вас?
Женщина понимающе улыбнулась и ласково произнесла. Если подобное можно приписать к голосу, подобному шелесту листьев:
- Не удивляйся, дитя. Все, в ком течет кровь богинь вихрей, когда-то встречаются.
- После смерти? – я могла только шептать.
- Да, - твердо ответила Аэллона.
- Но ведь ни я, ни Гарри еще не умерли.
- Ты нет, а вот Гарри, - женщина нежно коснулась волос Гарри своей аристократической ручкой. Тот глянул на нее и улыбнулся. – Гарри скоро может покинуть вас навсегда. Зелье вытянет из него всю душу, и тогда он вспорхнет к небесам свободной птицей.
- Он должен умереть? – я не хочу плакать. Это только сон. Это не реально.
- Да, Ронни, - Гарри присел рядом со мной и взял мое лицо в ладони. – Помоги мне. Я не могу оставить Драко там одного. Но сам я не смогу справиться.
- Как я могу помочь? – вот теперь я уже не скрывала слез.
Я прекрасно понимаю чувства Гарри. Его вновь разлучили с любимым, заперев на грани между мирами. Драко стал для меня другом, поэтому мне больно видеть, как он угасает на моих глазах. Но Гарри причиняет боль своим поведением не только ему. С того дня, как Гарри очнулся, он сильно изменился внутренне. Будет лучше сказать, изменил свои взгляды. Со многими он стал жестче. И это при том, что до комы характер у него был не из легких! Не смотря на то, что Гарри учится на факультете Слизерин, он вообще с ним мало общается. Наверное, Блейз - единственный, кого можно увидеть в его компании. А Драко… Драко словно не существует для него! Почему люди утверждают, что истинную любовь невозможно убить?! Как же они заблуждаются! Я лично видела, на что способна любовь Гарри и Драко, но это... Здесь определенно замешан кто-то третий. Только кто? Кому есть какое-то дело до их отношений?
Все мысли и тяжелые воспоминания промелькнули в голове за несколько секунд. Странно, но ответила мне снова Аэллона:
- Ему нужен шок. Я не знаю… Что-то, что смогло бы всколыхнуть в нем былые чувства. Иначе...
Она не договорила. Но мне и так было все понятно. Иначе он умрет.
- Сколько у меня времени?
- До Дня Возрождения остался месяц.
- А шок может быть вызван только какими-то событиями, или магией тоже можно пользоваться?
- Попробуй. Я не уверена. Я знаю только, что шок может ему помочь. Но магия… Не знаю. Ко мне ее не пробовали применить.
Женщина погрузилась в раздумья. Внезапно я поняла, что ужасно замерзла. Это из-за появившегося из ниоткуда ветра? Вдруг фигуры Гарри и Аэллоны снова пошли рябью. Женщина не обратила на это внимания, а вот Гарри, кажется, занервничал.
– Ронни, пожалуйста, поговори с Драко. Не оставляй его. Объясни, что зелье смогло разделить мою человеческую сущность с сущностью Гарпии. Скажи ему...
Сильный порыв ветра, и я осталась в этом лесу одна. Что Гарри не успел договорить? Что он любит его? Возможно, но вряд ли. Почему мне кажется, что это должно было быть что-то важное для его спасения?
Мое внимание привлек всплеск воды. Обернувшись, я увидела двух лебедей: черного и белого. Где-то я их уже видела. Точно! Прошлой ночью я видела, как жизнь затухает в черном. Неужели мне снова предстоит увидеть, как страдает прекрасная белоснежная птица? Не хочу! У меня весь день в ушах стоял его жалобный крик над тельцем умершего.
О, нет. За что мне это? Почему я должна наблюдать за кончиной одной из птиц? Но мое отчаяние быстро прошло. В момент, когда голова белого лебедя коснулась водной поверхности, черный взметнулся над водой. Мне показалось или в его образе, в самом деле, проступили черты Гарри?
Не успела я, как следует, увидеть, как сливаются два образа, на меня накатила жуткая усталость...

- Ронни, Ронни, вставай! – донесся откуда-то издалека голос Лив. – Ты где ночью была, что до сих пор глаза разлепить не можешь?!
- Лив, потише, - прохрипела со своего места Вероника. – Ох, как же болит голова!
- Да, у тебя жар! – Лив приложила руку ко лбу подруги. – И когда только простыть успела!? Я скажу профессорам, что ты заболела и сегодня не появишься на занятиях.
- Спасибо, Лив. Дай, пожалуйста, воды.
Лив взяла стакан с прикроватной тумбочки и стала наливать воду, все же не отрывая глаз от подруги. «Интересно, где она была? Я впервые вижу такую сложную прическу. И что за странное платье? Как она вообще смогла в нем уснуть? Она же такое объемное и… мокрое».
- Ты что купаться в этом ходила?
- Что? – не поняла Вероника.
Мысли в голове все никак не собирались складываться в единую картинку.
- У тебя платье мокрое, - девушка подала воду больной. – Где приобрела? Я бы тоже не отказалась появиться в таком платье на балу, - мечтательно проговорила она. Ей всегда нравились одежды восемнадцатого века.
- На каком балу? – что за туман в голове? Неужели она умудрилась серьезно заболеть во сне?
- Как на каком?! – Лив сделала большие глаза. – У нас через три месяца выпускной бал!
- Ох, я совсем забыла, - простонала Ронни. Последнее время все мысли были об изменении Гарри.
- Ладно, - смилостивилась молодая Блек. – Отдыхай. Ты сама до больничного крыла дойдешь или вызвать сюда мадам Помфри?
- Я сама.
Глаза снова слипались. Вероника сдалась на милость настойчивости Морфея. На периферии сознания она слышала, как Лив вышла из комнаты, что-то ей сказав. Но сейчас все не имело ровным счетом никакого значения. Сон накатывал волнами, вынуждая покориться, сдаться на его милость. Измученная девушка не стала сопротивляться.

* * *

POV Драко

Вот еще один день канул с нашего расставания. Никогда не думал, что смогу так тосковать по тебе. Если честно, то я даже представить себе не мог, что нас что-то сможет снова разлучить. Ты – мой лучик во тьме жизни. А сейчас, без тебя, я вновь погружаюсь во тьму. Не знаю, сколько я еще выдержу. Не долго. Лед в твоих глазах, обращенных на меня, ранит больнее отравленного клинка. Твой первый взгляд, когда ты очнулся, оставил у меня на душе рану, которая никогда, наверное, уже не затянется. Может быть, если бы я захотел жить, то остался бы просто шрам. Но я не хочу. Не хочу без тебя! Мне не нужен мир, в котором нет тебя! Но, увы, меня в твоем мире больше не существует.
Я уже все перепробовал, лишь бы вернуть тебя обратно, но так ничего и не добился. Знаю, это не магия. Проверил. Мадам Помфри сказала, что никаких зелий в твоей крови не было. Тогда что же это может быть?! Неужели ты не можешь мне сам все объяснить? Неужели ты не видишь, что своим равнодушием вытягиваешь жизнь из меня? Хотя, наверное, лучше умереть, чем жить подобным образом. Тот наш разговор в больничном крыле до сих пор не оставляет меня в покое…
- Какого черта ты здесь делаешь, Малфой?
- Гарри, что случилось? Ты хорошо себя чувствуешь? – обеспокоено спросил я, когда первое потрясение меня оставило.
- Мое самочувствие тебя не касается, Малфой, - резкие слова ранят прямо в сердце.
Гарри выдернул руку из моих ладоней. Словно сквозь туман я видел, как он вытер ее о покрывало. Словно дотронулся до чего-то мерзкого. А это презрение на лице…
- Гарри, скажи мне, ты все хорошо помнишь?
В голове надеждой мелькнула мысль, что он просто что-то забыл.
- Я все отчетливо помню, - резко ответил он. – Я спрашиваю еще раз. Что ты тут делаешь?
- Пришел тебя проведать, - прошептал я.
То, что я так и не покидал палату с твоего попадания сюда, решил умолчать. Сам не знаю почему.
- О, чем я обязан такой чести? Отпрыск Малфоев посещает сиротку Гарри Поттера в лазарете. Это что-то.
Я не верю своим ушам. Гарри просто не может так со мной разговаривать! Что происходит?!
- Гарри, с тобой точно все в порядке?
- Малфой, отвали от меня.
Не знаю, может, Гарри еще что-нибудь сказал мне, но в этот момент в палату вошел Дамблдор. Хорошо это или нет, не знаю. Но мадам Помфри сразу же выставила меня из больничного крыла, мотивируя это тем, что больному нужен покой. Разговор я не слышал, так как предусмотрительный директор наложил чары тишины. Догадываюсь, что это было вязано с состоянием Гарри. Наверное, жаль, что я не слышал. Хотя… Я бы не перенес, если бы услышал, что надежды больше нет.

* * *

В своем кабинете директор Хогвартса не находил себе места. Он словно загнанный зверь метался из угла в угол. Все снова шло не по его Плану! В изнеможении он упал в одно и кресел и прикрыл глаза. Необходимо все обдумать…


POV Альбуса Дамблдора

В чем снова была допущена ошибка? Я уверен, что все было сделано правильно. Но тогда почему мальчишка до сих пор жив?! Последний ингредиент должен был оборвать эту хрупкую нить, зовущуюся жизнью. Яд Василиска всегда убивает того, в чьем организме он находится. Всегда! Что пошло не так?! Направляясь в больничное крыло, я думал, что застану там мадам Помфри, горюющую, что умер студент, находящийся на ее попечении. А вместо этого застал пребывающего в полном здравии Поттера.
Из нашего короткого разговора стало ясно, что мальчишка не помнит ничего, что было с ним после пятого курса. Я позволил ему лично услышать разговор, который состоялся в начале года. Поттер погрузился в несвойственные молодым людям раздумья. Через несколько минут он спокойно сказал, что не знает, о какой любви он упоминал. Любви, ради которой он мстил всему миру. Он сказал, что никогда никого не любил. А с Темным Лордом сказал, что поможет, ведь против судьбы не уйдешь. Будто мне нужна его помощь! Будто я сам не справлюсь с каким-то дерзким мальчишкой, бросившим вызов всему миру! Поттер упомянул в разговоре пророчество. Ну, а я не стал его разуверять, что оно относилось к нему. Невилла больше нет, а значит, Свету нужен герой. Поттер – лишь одна из фигур в моей Игре. А пешкам не обязательно знать всей правды. Я прослежу, чтобы он исполнил мою волю не затягивая. Нам ведь не хочется, чтобы зелье убило его раньше, чем он уничтожит Тома?

* * *

- Драко, что ты здесь делаешь?
Вероника вышла на площадку Астрономической башни, чтобы проветриться. Находясь весь день в душном больничном крыле, она просто с нетерпением ждала, когда мадам Помфри сжалится над ней и отпустит. Ей просто необходим был глоток прохладного зимнего воздуха. Поднимаясь, она не ожидала здесь кого-либо застать. Но здесь в одиночестве стоял тот, с кем ей было необходимо поговорить.
- Стою, - юноша пожал плечами и вновь устремил взгляд в небо.
Он был само спокойствие. Но она уже хорошо изучила его. Сейчас она хорошо видела во всем его образе безграничную тоску. А взгляд… Так смотрят люди, которые уже отчаялись жить.
- Я хотела поговорить.
- Говори, - все тот же безжизненный голос.
- Я недавно видела сон…
- Хочешь рассказать мне свой сон? – как-то устало ухмыльнулся он.
- Я видела Гарри.
- И? – он даже не посмотрел на нее.
- Да посмотри же на меня!
Он так и сделал. Только она чуть не отступила на шаг от него. Лицо блестело от слез, а глаза были потухшими звездочками.
- Драко…
- Не нужно. Иначе я совсем расклеюсь, - он покачал головой.
Вероника сжала кулаки на протянутых к слизеринцу руках.
- Это из-за Гарри?
- Будто ты сама не знаешь, - буркнул он, вновь отворачиваясь.
- Я знаю, что с ним происходит, - начала она, но была грубо прервана.
- Не лезь не в свое дело, девочка, - зло прошипел он, хватая Веронику за локоть. – С ним все нормально. Я уже не раз это проверял.
- Драко, послушай…
- Если ты думаешь, что это заклинание, то, как бы не хотелось тебя разочаровывать, это не верное мнение. Он чист. Также это не зелье. Мадам Помфри подтвердила. Мы ничего не сможем сделать. Переделать людей нельзя, и лезть в их личные дела – даже с самыми что ни на есть благими намерениями – значит нажить себе врагов и потерять друзей, - он выпустил руку девушки и вновь глянул в небо.
Ронни замерла. Как же это красиво. Любимый ее брата – одинокий ангел, которого лишили всего, чем он когда-либо дорожил. Она не знала, что произошло с ним и Гарри в том мире, но теперь он был точно мертвым. Ангелом с обломанными кровоточащими крыльями, разбитыми вдребезги мечтами и пустыми глазами. У него ничего не осталось. Лишь память. Жизнь несправедлива, она давно знала и смирилась с этим. Но то, что происходило сейчас, было более чем несправедливо. Чудовищно.
- Я говорила, что мне снился сон. Там был Гарри и Аэллона. Ты знаешь, кто это?
Драко лишь кивнул, не делая ни единого движения.
- Они сказали, что Гарри был отравлен. Не перебивай, - воскликнула она, когда Драко хотел что-то сказать. - Это не простой яд. Он разделил Гарри. Его сущность Гарпии и человеческую душу с телом. Не знаю, как это надо понимать, но он так сказал.
- И что еще он сказал? – мертвым голосом спросил Драко. Он так устал надеяться.
- Он просил помочь вырваться ему из пересечения миров живых и мертвых. Он говорил, что не может оставить тебя здесь одного.
- Если это не простой сон, тогда почему он явился к тебе, а не ко мне?
- Гарри сказал, что я его отражение в этом мире, поэтому у меня есть какая-то связь с миром мертвых.
- Но он не умер, - заметил Драко, уже более глубоко вдумываясь в слова девушки.
- Пока нет, - тихо прошептала Ронни, а глаза вновь наполнились слезами. – До Дня Возрождения осталось меньше месяца. Аэллона сказала, что это последний срок, когда можно будет его спасти.
- В День Возрождения, говоришь. Почему, когда имеешь дело с Поттерами, все всегда так драматично? - устало вздохнул он.
- Ты знаешь про этот праздник? – удивилась девушка.
- Я долго был мертвым и много чего узнал. Мне Аэллона рассказала.
- Ты видел ее? – не поверила Ронни.
- Она помогала мне связаться с Гарри, когда он только-только оказался в этом мире.
- Что ты знаешь про День Возрождения?
- Это день, когда Гарпии могут связаться с умершими представителями своего рода. На один день в году грань между мирами утончается, и богини вихрей используют этот шанс, чтобы пообщаться с умершими без опасений, что за это придется платить жизнью. Кстати, почему этот день так называется?
- Когда-то давным-давно было произнесено пророчество. Его произнесла умирающая Аэллона. Я не знаю слов, только смысл.
- И о чем оно?
- Она сказала, что возродится тот, кто исправит ошибки, совершенные ею. Он восстановит справедливость и вернет народу былое уважение. Любая попытка помешать Ему будет потоплена в крови.
- Хм, умеют же ваши говорить пророчества, - усмехнулся Драко, но над словами задумался.
Уж не Гарри ли должен возродиться, чтобы восстановить справедливость? А почему бы и нет? Это было бы в его духе. Но сейчас главное то, что у него снова появилась надежда на лучшую жизнь. Гарри не по своей вине отталкивает его. Все можно еще исправить. Понимая, что все это притянуто за уши, Драко все же не собирался отступаться от уже наметившегося в уме плана.
- Я думала Блейз лежит в больничном крыле, - задумчиво произнесла Ронни, вглядываясь на поляну, лежащую перед башней.
- Он и так там, - отозвался Драко, не поняв сразу, что она кого-то заметила.
- Да нет же. Вон он. Бежит в сторону леса.
Драко сорвался с места и тоже стал всматриваться в темноту. И в самом деле, в сторону леса бежал Блейз. Он словно убегал отчего-то. Или кого-то?
- Смотри. Кто это? – взволнованно спросила Ронни, указывая пальцем на быстро движущуюся по следам Забини фигуру в плаще.

* * *

Это началось около месяца назад. Вдруг во время тренировки по квиддичу его сбил с метлы ветер. Все удивленно смотрели, как он падает на землю, словно подгоняемый ветром.
Никогда в жизни ему еще не было так страшно. Хотя нет, один раз было, когда его чуть не убил Гарри за то, что он опоил его зельем. Но тогда это произошло бы не так болезненно. Результатом того полета стали сломанные ребра и поврежденный позвоночник. Если бы он был простым магглом, то, скорее всего, не выжил бы. Или остался калекой на всю жизнь. Но мадам Помфри пообещала, что поставит его на ноги в скором времени. Где-то через месяц. Этот месяц был просто адским. Он не мог нормально спать, поэтому принимал много зелий, которые кое-как согласилась давать ему мадам Помфри. Без зелья Сна без сновидений он уже не мог ложиться спать, потому что ночью возвращались кошмары. Было ощущение, что кто-то проклял его. Но кто и каким образом? Днем голова просто раскалывалась от невыносимой боли. Может это из-за испортившейся погоды? Вряд ли. Маги не страдают такими проблемами как артериальное давление. Зелья не помогали. Он пытался обратиться за помощью к своей матери, но та не ответила на письмо. Блейз уже начал волноваться, потому что наставница тоже не отвечала. Но однажды вечером мадам Помфри сказала, что к нему пришел посетитель. Им-то и оказалась Изида. Сначала, когда она сказала, что пришла на своих двоих, Блейз удивился. Зачем ей путешествовать самой, если ветер всегда переносит ее, куда она захочет? Оказалось, что ветер больше не подвластен богиням вихрей. Он словно конь, лишившийся узды. Те, кто последний отправился по своим делам, воспользовавшись ветряными возможностями, домой до сих пор не вернулись. В деревне все тихо. Многие болеют. Только не известно чем. Вроде бы все как всегда, только время от времени по сознанию приходится ментальный удар. Особо страдают детеныши. Они еще не освоили всю магию Гарпий, поэтому пока беззащитны под натиском Природы. Уже были жертвы. Несколько Гарпий отправились в мир иной. Никто не может понять, что случилось. Их народ был в панике. Последний раз подобное случилось, когда этот мир покинула Аэллона. Она поинтересовалась, жив ли Гарри. Конечно, он жив. Странный какой-то, но жив.
- Изида, почему мама не откликнулась на мой зов?
- Она не смогла, - женщина отвела глаза.
- Что с ней?
- Я не знаю, что она сделала, но сейчас она заключена в темницах Темного Лорда.
Эта новость стала шоком для юного слизеринца. Его мать у Лорда? За что? Этого просто не может быть! Но это была правда.
- Блейз, ты не должен покидать школу по каким-либо причинам. Сейчас это опасно. Боюсь, что Лорд откроет охоту на вашу семью.
- Но почему? – он мог лишь шептать.
- Не знаю. Но он старается уничтожить весь наш народ.
- Что?!
- Гарпии перестали ему подчиняться. План пошел под откос после болезни Гарри. С ним что-то произошло, и это нужно срочно изменить, иначе нас убьют. Либо мать-природа, либо Лорд.
- Почему мы больше ему не подчиняемся? И что за план?
- Мы больше не являемся хозяевами ветров.
Сколько же печали содержалось в этих словах. И в самом деле, если отнять у человека то, что он любит больше всего, он будет чувствовать себя потерянным… покинутым. Так и Гарпии лишились того, что ценили больше всего на свете. Контроль над ветрами больше им не принадлежит. Что же теперь начнется?! Ветер не та сила, которую можно оставлять без хозяина! Он же может все уничтожить!
Больше Изида сказать ничего не могла, потому что ей необходимо было вернуться в деревню. Так прошла еще одна неделя, а Блейз уже с ума сходить начал от головной боли. И вот сегодня ночью он проснулся оттого, что почувствовал леденящий душу холод. Кое-как открыл глаза и быстро упал с кровати на пол. Над ним нависал готовый к поцелую дементор. Темная тварь, заметив, что жертва отдалилась, последовала за ней. Блейз сам не свой от ужаса выбежал из больничного крыла. Он несся, не разбирая дороги. Преследователь не отставал. Но у него был предел возможностей, а у дементора нет. Блейз не сможет убегать вечно.
Он сам не заметил, как оказался неподалеку от хижины лесничего. Быстрее. В лес. Там можно спрятаться. Но нет. Сегодня был не его день. Пижамные штаны зацепились за какую-то корягу, торчащую из земли, и он упал. Блейз зажмурился, ожидая поцелуя, лишающего души. Но ничего не происходило. Открыв один глаз, потом второй, он увидел, что дементор, нависая над ним, смотрит в другую сторону. Туда, где стоял Гарри. Без палочки. Лишь ветер ласково трепал его волосы.
Блейз даже не смог удивиться, что ветер ласкается к другому слизеринцу, словно маленький котенок. Он уже успел забыть, что в последнее время ветер подобен неуправляемому коню. Дементор, находясь так близко, вытягивал все чувства.
Вот Гарри расправляет руки в стороны. Ветер на мгновение затихает. Вот он отпустил смертоносного хищника из воздуха на волю. Не успел Блейз и слова вымолвить, как дементор исчез из поля видимости. Он посмотрел на спасшего ему жизнь друга.
- Гарри?
- Осталось немного. Скажи, чтобы они обратились к Северусу, - прошелестел его голос, и Гарри повалился на траву без чувств.

22:57 

Mykyeytsh
Глава 11. Любовь нельзя убить. Или можно?


- Мистер Поттер, вы знаете, почему я вас вызвал?
- Понятия не имею, профессор Дамблдор, - пожал плечами Гарри.
Прошло уже около месяца с последнего визита в этот кабинет. Ему приходилось делать то, что требовал директор. Конечно же, он не все докладывал старому интригану, кое-что особо важное оставляя для реализации своих планов. Но сегодня Дамблдор снова вызвал его с урока, и Гарри честно недоумевал по какой причине.
- Я знаю, что вы выполняете все, что я потребовал при последней встрече, однако, я не могу быть уверен, что все это остается только между нами.
Гарри напрягся. Если Дамблдор потребует дать Нерушимую клятву, то он сразу откажется. Но в таком случае под угрозой окажутся жизни членов его семьи. Как же он ненавидел находиться между двух огней!
- Вы хотите получить от меня Клятву? – с вызовом спросил Гарри, готовый сразу дать отрицательный ответ. Поттеров он спасет сам от пут этого кукловода.
- Нет, что ты, мальчик мой, - хмыкнул Дамблдор, изображая манеру разговора добренького дедушки: - Я всего лишь хочу, чтобы ты выпил это зелье.
Гарри с сомнением посмотрел на маленькую бутылочку, что поставил перед ним директор. Он не собирался пить это зелье. Мало ли что могло взбрести в голову старику.
- Что это?
- Это зелье не позволит тебе рассказать кому-либо о том, что ты работаешь на меня. Через него не пробьется никакое заклинание или другое зелье. И наша тайна останется только между нами.
Он не поверил. Директор и в былые времена умалчивал важную информацию. Но ведь этот человек вовсе не его старый директор. Этот хотя бы не скрывается под личиной заботливого дедушки. Он разрешил ему взглянуть правде в глаза. Не солгал, показывая истинное лицо. Может, он и сейчас не лжет?
- Не беспокойся, мой мальчик, это всего лишь зелье, - правильно истолковал сомнения юноши Дамблдор. – Оно подобно Нерушимой клятве, только если Клятва убивает при нарушении уговора, то зелье просто не дает его нарушить.
- Хорошо, - устало вздохнул Гарри.
Он слышал о подобном зелье. Даже варил однажды. Только ему почему-то казалось, что зелье должно быть прозрачным, а не с красным оттенком. Он никогда не был превосходным зельеваром, поэтому решил поверить директору. А может это доверие и беззлобное состояние из-за его появившейся связи с фениксом? Он не знал. Весь месяц так спокойно жилось: ушла вся боль, что мучила его на протяжении нескольких лет. Он, наконец, смог поверить, что все может быть хорошо.
- Отлично, - радостно проговорил директор, видя, как поморщился Поттер после глотка зелья. Он отлично знал, какие противные на вкус зелья, приготовленные на основе темной магии. Мальчишке осталось только принять один компонент другого зелья, и тогда План можно начинать приводить в действие.

* * *

- Что хотел старик? – спросил Драко у Гарри.
Шел ужин, все были заняты своими делами, так что можно не бояться быть подслушанным.
- Он мне дал зелье, - ответил Гарри.
В теле ощущалась странная слабость. Делать совершенно ничего не хотелось. Поскорей бы добраться до постели.
- Что за зелье? – взволнованно спросил Малфой.
- Не знаю, - Гарри потер виски. – Драко, давай поговорим позже. Я нехорошо себя чувствую.
- Ты нездоров?
- Все в порядке. Думаю, я лучше пойду спать. Поговорим завтра. Пока.
Гарри вышел из-за стола, так и не притронувшись к пище.
Драко обеспокоено проводил его взглядом. Почему-то сейчас походка Гарри напомнила ему о прошлом мире. Таким хрупким и беззащитным его мальчик выглядел после смерти крестного, до своего преображения. Что этот старик подсунул ему!?
Оглянувшись на преподавательский стол, Драко успел увидеть довольное лицо Дамблдора, наблюдавшего за удаляющейся спиной Гарри, прежде чем выражение вновь стало как у добродушного старичка.
«Старик что-то задумал против Гарри!» - билась в голове мысль, когда они с Блейзом возвращались в гостиную.

Подойдя к кровати любимого слизеринца, Драко увидел, что тот завалился спать, даже не сняв с себя одежды. Оглянулся. Крэб с Гойлом уже спали. Блейз был в душе. Постель Пьюси так и будет теперь пустовать. Драко присел на кровать и погладил напряженное лицо своего мальчика. Тот, почувствовав почти невесомую ласку, прильнул к руке блондина, словно ища защиты. Драко наклонился к лицу спящего так, что их лбы соприкоснулись и начал шептать то, что кричало его сердце:
- Почему же мое сердце чувствует неладное? Мне страшно от мысли, что когда-нибудь ты можешь оставить меня… Я очень боюсь за тебя, когда ты уходишь на собрания к Лорду. От одной мысли, что приходится делить тебя с ним мне плохо. Но ты успокаиваешь меня, говоришь, что осталось терпеть совсем немного. Сколько еще!? Мне до сих пор страшно вспоминать о том, что я видел, будучи бесплотным духом. Я не могу простить себе того, что из-за меня ты связался с Лордом и попал к нему в постель… Прости меня, любимый. Если бы я мог что-то сделать... А так мне приходится довольствоваться знанием, которое я получил от твоей умершей родственницы. Надеюсь, мне никогда не придется им воспользоваться… Я тебя умоляю – не оставляй меня одного... Ты – единственный свет, что ведет меня сквозь тьму жизни… Я не настолько сильный, чтобы жить без тебя… Я не выдержу… сломаюсь… Ты подарил мне настоящую жизнь, показал любовь. Клянусь, если ты оставишь меня одного в этом мире, я отправлюсь вслед за тобой...
- Драко? – Гарри приоткрыл глаза и увидел нависшего над ним Малфоя. – Что случилось? Почему ты плачешь?
Сон пропал в тот миг, когда он почувствовал соленую капельку на губах. Обняв Драко за талию и перетащив его на кровать рядом с собой, Гарри еще раз повторил свой вопрос.
- Я люблю тебя, - прошептал Малфой. – Так люблю, что это пугает. Я боюсь, что не выдержу, если ты покинешь меня.
- Ну что ты, глупенький, - Гарри стал нежно сцеловывать слезы с бледного лица. – Я никогда не оставлю тебя. Ничто не сможет нас разлучить. Помнишь, я ведь клялся тебе в этом.
- Извини. Просто я безумно боюсь потерять тебя.
- Успокойся, малыш. Все будет хорошо. Осталось потерпеть совсем немного.

Но он ошибся. Слишком рано сделал вывод. Судьба бывает неумолима, и тогда рушатся многие жизни. Счастье не может быть даровано просто так. Его необходимо заслужить. И лишь пройдя все испытания, которые подкидывает жизнь, ты сможешь быть воистину счастлив. Но говорить всегда проще, чем исполнять. Часто не хватает сил и воли. И тогда обрывается хрупкая жизнь, так и не успев познать истинное счастье. У других умирает душа. Они больше не живут, а просто существуют. Но это невыносимо. Когда даришь свою любовь, жизнь другому человеку, забрать их обратно уже не возможно. Перебиваясь каждый день, ты начинаешь радоваться приближению смерти. Ведь ты знаешь, что вскоре встретишься с тем, кто покинул тебя. Ты ждешь смерти, потому что нет сил самому прервать свое существование. Ведь известно, что умирать самому не страшно. Самое страшное – это когда умирает любимый человек, и ты не в силах что-либо изменить. И ты ждешь… Ждешь с нетерпением…

* * *

Ему было очень страшно. Этот Сон все никак не оставлял его. Первый раз Драко смог вытащить его из объятий Морфея. Но уже неделя прошла, как ему снится один и тот же сон. Днем он мог еще контролировать Дар, но ночами был беззащитен.
…Как же незабываем и прекрасен полет среди облаков. Находясь в нескольких километрах от земли, ты понимаешь, что вот он - еще один порог между жизнью и смертью. Одно неверное движение, и никто не поможет. Но ты всегда любил опасность, а особенно эту незримую грань между двумя мирами. Это непередаваемое чувство, когда в зыбком полете взвиваешься над бездной. Ты помнишь то древнее чувство опасности в движении мертвых крыльев, повергнутых вниз. Но Небо все так же зовет тебя, и ты не в силах отказать. И вот снова крылья прижаты к телу. Пролетаешь в нескольких сантиметрах от земли и вновь взмываешь к облакам. Вот летит стая птиц. Почему они выглядят так знакомо? Они отправляются в неизвестные тебе края. Тебе никогда не узнать этого, ведь ты несешь на своих хрупких плечах груз ответственности.
Вдруг крылья перестают ловить воздушные потоки, и ты камнем падаешь вниз. Ты не разбиваешься лишь потому, что еще не заслужил покой смерти. С большим трудом поднимаешься на ноги и бессмысленно бредешь вперед. Впереди появились два силуэта. Ускоряя шаг, ты движешься в их направлении. Ты больше не птица. Ты – дуновение ветра, что тревожит волосы, слившихся в огне страсти, юношей. Как же знакома эта поляна! Несколько лет назад ты со своим избранником часто приходил сюда, чтобы выразить все свои чувства. Ему нравилось, как, горящее наслаждением тело, ласкает ветер. Ты замираешь на месте и видишь, как очертания юношей начинают расплываться. Мгновение, и две птицы взмывают в небеса. Они летят туда, где дверь для тебя всегда закрыта.
Кто посмел это сделать?! Легкий ветерок превращается в бушующий вихрь и направляется в сторону школы. Разбившись о камни стен, ты дождем падаешь наземь. Там, не обращая внимания на непогоду, кружатся все те же юноши, подставляя лицо прохладным каплям дождя. Ты хочешь к ним. Хочешь тоже испытать то счастье, что испытывал когда-то. Но, нет... Вновь две серебряные птица взмывают ввысь.
С дождем упав на землю, ты прикрываешь глаза. Земля забирает тебя в свои недра. Чувствуешь, словно вновь находишься в утробе матери. Это конец. Но нет. Ты чувствуешь, что можешь спокойно дышать и под землей. Словно в воде ты плывешь к источнику света, что мерцает вдалеке. Понимая, куда попал, ты хочешь уйти отсюда подальше. Лишь бы не видеть… не слышать… не знать… не вспоминать… Источником света оказалось окно из недр земли, куда вот-вот должны опустить гроб с телом. Ты видишь, почти чувствуешь, как черноволосый мужчина пытается оттащить от последнего места упокоения умершего такого же черноволосого юношу. Тщетно. Тот кричит, вырывается и вновь падает на колени у гроба, где покоится его Любовь. Пытается шептать слова заклинания, отодвигая тяжелую крышку. Но сильные руки вновь оттаскивают его от любви… от его жизни. Кивок мужчины седовласому старцу, и гроб медленно опускается в могилу, туда, где ты ждешь его. Хочешь подплыть и попрощаться, но это недозволенно. Сквозь слезы смотришь в небо, куда только что выпорхнула еще одна птица. Всего лишь одна. Вторая же - вынуждена оставаться на этой бренной земле, заключенная в теле обреченного юноши. Как же похожа ваша боль. Твоя, бесплотного духа, и того юноши, что, надрываясь, плачет над свежей могилой. Он стоит на коленях, зажав голову руками и умоляет Его вернуться. Но он не вернется. Ведь ты помнишь, как разбив руки в кровь, сидел на месте этого юноши. Помнишь боль, когда ты, ломая ногти и режа руки, пытался откопать Его. Помнишь надежду на то, что еще не слишком поздно, что все еще можно вернуть. Все оказалось напрасно. Он навсегда покинул тебя. И ты знал, кто виноват в этом. Ты заставил Их всех испытать подобную боль. Ты стал Ветром, несущим смерть…
Где ты? Как ты оказался в этом Богом забытом месте? Кругом не души. Лишь ветер ворошит красные пески. Ты снова человек. И лишь кровь на спине и два обломка от крыльев напоминают о том, кем ты был когда-то. Дитя Неба. Но тебя насильно сбросили вниз, на землю, словно звери отобрали крылья. Но ты не печалишься. Ты не рад даже небу, когда Его нет рядом. Сил больше нет переставлять ноги. Падаешь на песок. Взгляд устремлен вперед. Туда, где виднеются старые развалины замка. Хогвартс. Отныне он мертв, как и все остальное, где когда-то ты был счастлив. Мертв, как и ты…
- Ты подарил мне настоящую жизнь, показал любовь… - вдруг разносится знакомый голос по мертвым землям.
- Драко, - шепчешь ты и чувствуешь упавший на пересохшие губы соленый хрусталик.
Вот он глоток жизни. Птица, готовая вырваться из нутра твоего тела, успокаивается и погружается в сон. Надолго ли? Сколько еще ты сможешь быть уверенным, что живешь? Ответ приходит сам собой. Столько, сколько того захочет Драко...

* * *

Всю неделю Блейз чувствовал беспокойство. Что-то вот-вот должно произойти. Но что? И когда? Откуда уверенность, что это навредит двум юношам сидящим перед ним? Может, ему не дает покоя увиденное неделю назад?
Он как обычно отправился перед сном в душ. Прикрывая за собой дверь, он видел, как Драко медленно приблизился к постели Поттера. Сначала он не обратил на это внимания. Эта парочка уже давно не скрывает перед ним своих чувств. Выходя из душа, он не ожидал увидеть картину, представшую пред его глазами. Драко шептал слова любви и плакал. Проснувшийся Поттер, нежно гладил его и собирал губами слезы. Это выглядело настолько непривычно, что Блейз замер у двери, страшась разрушить идиллию. Два человека, которые всегда так сдержаны и холодны, предстали пред ним в новом обличии. Это был первый раз, когда чувства показались так явственно. Вскоре всхлипывания Драко прекратились. Он заснул в объятиях любимого человека, крепко прижавшись к нему, словно боясь отпустить. И тогда Гарри поднял на него свои восхитительные глаза. Он знал о его присутствии! Знал, но ничего не предпринял. Он позволил Блейзу увидеть эту сцену. Что же он хотел этим показать? Еще долго это останется тайной. Может быть, когда-нибудь кто-то и прольет свет на это происшествие. Потом, но не сейчас. Сейчас Блейз был захвачен в плен двумя изумрудами, что, не отрываясь, глядели ему в душу.
Что он тогда увидел в глазах Поттера? Боль… моря горечи… серебряной птицей улетающее счастье…

* * *

- Блейз, скажи профессору Флитвику, что Гарри стало нехорошо, и я повел его в больничное крыло, - проговорил Драко, когда прозвенел звонок с урока.
Он сильно переживал за Гарри. Тот уже неделю мучается от недомогания. Он совсем перестал есть, а спал всего несколько часов в сутки. Как только сил еще хватает посещать занятия? А сегодня, когда Гарри вдруг схватился за голову и еле слышно застонал, Драко окончательно убедился, что им требуется помощь. Поэтому, предупредив Блейза, он повел Гарри в кабинет Северуса. Он был уверен, что тот сможет помочь. В больничное крыло он даже не стал соваться. Не будет же он говорить колдомедику, что подозревает Дамблдора в том, что тот отравил Гарри. А Северус сможет понять и помочь.
Они миновали третьекурсников, ожидавших начала занятия по зельеварению. Постучав, Драко толкнул дверь лаборатории. Он знал, что Северус не запирает дверь во время перемен. Кому может взбрести в голову сунуться в святая святых грозы Хогвартса?

- Мистер Малфой? – удивился Северус, когда к нему в лабораторию вошел Драко.
- Нам нужна твоя помощь, Северус
- Нам?
Драко резко оглянулся. Гарри рядом не было. В несколько шагов преодолев лабораторию, он выбежал в коридор. Гарри сидел на полу, прислонившись к каменной стене, и тяжело дышал. Подняв сильно исхудавшего Поттера на руки, Драко вернулся в лабораторию.
- Что с ним? – сразу спросил Северус, когда увидел состояние своего ученика.
- Я не знаю, - тихо ответил Драко, наблюдая, как Северус проводит быстрый медицинский осмотр. Он сжал безвольную руку Гарри и добавил: - Он такой с последнего визита к директору. То есть около недели.
- Ты думаешь, он его отравил?
Драко заметил, как напрягся Северус. Неужели он тоже допускает такую возможность?
- Я думаю, что он… - начал Драко, но его перебил слабый голос любимого.
- Профессор, у вас есть зелье от головной боли?
- Оно закончилось, - ответил Северус, но когда увидел исказившееся от боли лицо темноволосого слизеринца добавил: - Я посмотрю. Может, осталась одна порция.
Снейп отправился к шкафчику, где хранил личный запас зелий. Он не стал говорить Драко, но положение Поттера было незавидным. Такие же симптомы наблюдались и у его сына на начальной стали болезни. Но тогда прошло около года, прежде чем болезнь обострилась. А, по словам Драко, болезнь Поттера прошла все стадии за неделю. Неужели кто-то усовершенствовал этот яд? Но кто? И что это за яд? Сколько бы не бился он над этой задачей, вопросы так и оставались без ответов.
В шкафу оказалась одна бутылочка с необходимым зельем. Странно, он был уверен, что оно уже давно закончилось. Похоже, Поттеру сегодня везет.
- У меня осталось зелье, - обрадовал Северус юношей.

Гарри поднял на профессора затуманенные болью глаза. Эта головная боль с каждым днем становилась все невыносимей. Он устал жить в таком ритме. Днем его разрывала на части эта боль, а ночью он видел Сны, и боль возвращалась, когда он видел улетающих птиц. Каждое из воспоминаний, связанное с Драко, оборачивалось серебристой птицей и навсегда улетало. Гарри же казалось, что кто-то вырезает Драко из его сердца.
Поднять руки сил не было, поэтому он позволил Северусу отклонить голову и влить зелье в рот самостоятельно. Его глаза расширились от осознания неизбежного, когда прозрачное зелье блеснуло на свету черным. Сопротивляться он не мог. Едва зелье достигло горла, грудь пронзила невыносимая боль. Видя испуганные лица Драко и Северуса, Гарри понял, что падает в неизвестность. Последней мыслью было, что мир взрывается у него внутри, а потом все поглотила непроглядная тьма.

* * *

Уже четвертые сутки Драко проводил в больничном крыле рядом с Гарри. Мадам Помфри уже отчаялась выгнать его отсюда и смирилась с его постоянным присутствием. Эти четыре дня стали для него адом. Но самыми тяжелыми оказались первые двое суток.
Когда Северус влил в Гарри зелье, тот неосознанно дернулся, выбивая полупустой пузырек из его рук. Потом он схватился за грудь и повалился на пол. Драко не смог его удержать. Пытаясь его поднять, он почувствовал накатывающий волнами ужас. Что-то в глазах Гарри стало меняться. Они становились то совершенно белыми, слепыми, то вновь холодно-зелеными. Северус, справившись с потрясением, упал возле Гарри на колени и попытался прощупать пульс на сонной артерии. Почти одновременно с Драко они почувствовали, что сердце Гарри замедляет ход. Быстро доставив его в больничное крыло, Северус вместе с мадам Помфри стал пытаться остановить процесс разрушения сердца. Кое-что им удалось сделать. Сердце, хоть и медленно, но вновь стало ровно стучать. Сам Гарри не пришел в себя ни к вечеру, ни к ночи, ни к утру… Первую ночь и следующий день он непрерывно метался в постели, выкрикивая одно имя. Драко. Второй ночью он успокоился. Это спокойствие напугало Драко еще больше. Гарри впал в кому, и никто не мог помочь ему. Малфой отказался покидать больничное крыло, боясь пропустить момент, когда Гарри вновь откроет глаза. Он сам хорошо помнил, как испугался, когда «воскрес» в незнакомом месте, а вокруг не было и души. Он хотел уберечь свою любовь от того животного ужаса, что испытал сам.

Драко встрепенулся. Ему это показалось? Да, нет вроде. Он стал вглядываться в любимые черты лица и сразу отметил, что Гарри выглядит более здоровым, чем в предыдущие две недели. Он прижал к лицу дрогнувшую руку Поттера и продолжил вглядываться в ставшее родным лицо. Вот затрепетали ресницы… дрогнули веки… Гарри открыл глаза.
Сердце Драко сжало стальными тисками, когда Гарри взглянул на него. В любимых изумрудах не было никакого чувства. Они лишь холодно смотрели на него. Ни капли узнавания. Хотя, нет. Вот что-то промелькнуло на дне зеленых озер. Рука Гарри напряглась в его ладонях. Драко чуть сознание не потерял, когда услышал холодный голос своего мальчика:
- Какого черта ты здесь делаешь, Малфой?

22:56 

Mykyeytsh
A A A A
Размер шрифта:
Цвет текста:
Цвет фона:
Глава 10. Обреченный


Как всегда во время завтрака совы принесли новости из далекого, казалось бы, мира. Мира, где полным ходом разворачивалась война. Темный Лорд выступал в открытую. Гибло огромное множество людей. И каждое утро ученики Хогвартса с опаской брали в руки газету, страшась увидеть в списках погибших своих близких. Но сегодняшняя новость поразила всех. Писали, что тело Невилла Лонгботома было найдено у входа в Министерство магии. Писали, что раз Избранный пал, то шансы на победу в войне у них не велики и т. д. и т. п.
Гарри, прочитав эту слезоточивую статью, с презрением усмехнулся и отложил газету в строну. Он даже не подозревал, что Великая и Ужасная Рита Скиттер может написать что-то в этом духе. Произошло бы это в том мире, он бы, наверное, даже слезу пустил. Его история была описана так, словно в каком-то драматическом кино.
Драко, сидящий рядом, лишь покачал головой. Ему очень не нравилось, что Гарри так явно показывает свое презрение директору и окружающим. Ладно, слизеринцы его еще поймут, но вот остальные… Ничего удивительного не будет, если они начнут в скором времени от него шарахаться. Когда вчера ночью Гарри вернулся с собрания, он все ему рассказал. Рассказал о его и Лорда дальнейших планах. Но Драко уже привык, что его любимый стал таким жестоким. Он знал, что если что-то меняется у тебя в голове, то это уже необратимо. В голове Гарри это что-то уже давно поменялось. Еще после смерти его крестного. Ему словно тем летом кто-то открыл глаза на несправедливость мира, на ошибки властей. Сначала он вел себя как прежде, прикидываясь доверчивым гриффиндорцем, и лишь он, тот, кто наблюдал за ним многие годы, кто знал все его слабости, смог все понять. Тот воистину стал слизеринцем. Таким Поттер стал нравиться ему больше. Драко даже какое-то время завидовал этому умению меняться. Для всех Поттер стал абсолютно разным человеком. С друзьями он общался, казалось бы, как раньше, но по хмурым лицам Грейнджер и Уизли, Драко понял, что в их рядах есть несглаженные углы. С учителями он был по-прежнему вежлив, все также послушен. Только Драко уловил какое-то презрение по отношению к ним. А вот с директором он вел себя так же как обычно. Словно ничего не случилось. Словно это ни директор разрушил его жизнь. Даже Дамблдор понял, что все идет слишком гладко. Но он ничего не поменял, пустив все на самотек. Конечно, он за это поплатился. Втайне ото всех Гарри изучал Высшую и черную магию. Ночами часто покидал замок и уходил в лес, возвращаясь лишь под утро, иногда неся какие-то растения.
Весь шестой год Драко следил за ним. Понемногу узнавая его с новой стороны. Сам не заметив этого, он влюбился в своего бывшего врага. И тогда в Астрономической башне, увидев, что Гарри вот-вот покинет этот мир, он понял и принял всю природу своих чувств. Он впервые в жизни признался в любви. Его счастью не было предела, когда Гарри ответил взаимностью. Они начали встречаться. Но однажды Уизли узнал о них. Каким образом Драко до сих пор не знал. Но с каждым днем Гарри становился все мрачнее. Когда Драко узнал о причинах этого настроения, то был жутко зол. Эти гриффиндорцы изводили Гарри как только могли! Наверное, поэтому он приказал своему бывшему домовому эльфу собрать вещи Гарри и перенести их в его комнату. Хорошо, что он был старостой. Так они стали жить вместе. И все было бы хорошо, но Эдриан Пьюси как-то пронюхал, что староста Слизерина живет не один. Потом было то собрание, когда его приговорили к смерти. И Драко был вынужден покинуть своего мальчика. Но он остался с ним рядом. Незримо он помогал Гарри пройти все испытания. Их связь оказалась настолько крепка, что его душа перенеслась в другой мир вслед за Гарри.
- Драко, не спи, - раздался тихий шепот Гарри.
Он улыбнулся, когда почувствовал, как Гарри провел рукой по внутренней стороне бедра. Не заботясь, что их увидят, Драко положил свою руку поверх гарриной.
- Что такое?
- Посмотри на Дамблдора.
И в самом деле, на директора было жалко смотреть. Тот был подавлен. Вся его веселость исчезла в мгновение ока. Глаза в неверии уже не первый раз пробегали статью. Он словно не верил тому, что видел. Конечно, ведь таким образом весь его план разрушен. И ничто не сможет его собрать по кускам. Если только не...
- Он что-то задумал, - пробормотал Драко и посмотрел на Гарри.
Тот сидел, глядя только на директора. Вряд ли он его услышал, но точно сделал такой же вывод.
- Ох, не нравится мне его выражение лица, - задумчиво произнес Гарри.
Директор отложил газету и поднялся с кресла. В зале сразу же наступила тишина.
- Дорогие ученики и преподаватели, сегодня ужасный день. Нас покинул хороший ученик и верный друг. Так давайте же отдадим ему дань минутой молчания, вспоминая все, что он сделал для нас хорошего...
Гарри больше не слушал директора. Лично ему Лонгботом не сделал ничего хорошего, а лишь принес неприятности. Во время минуты молчания, объявленной директором, он обдумывал свои действия. Взгляд, подаренный ему стариком, не обещал ничего хорошего. Он был уверен, что в этой седовласой голове уже созрел новый план. Но откуда чувство, что он сам является частью этого плана?

* * *

Первым уроком был Уход за магическими существами. Как бы не хотелось идти на этот бесполезный предмет, но выбора не было. Северус уже подходил к нему и предупреждал, что из-за его прогулов могут возникнуть неприятности. Что ж, пришлось идти. Гарри пока еще не знал, что сегодняшний урок будет отнюдь не бесполезным.
Хагрида не было на месте, а вместо него урок вела какая-то женщина. Гарри не помнил ее имени, но помнил, что она в его мире как-то заменяла лесничего. Один плюс в этом, безусловно, был. Они точно не будут изучать монстров.
- Здравствуйте. На этой неделе у вас буду вести УЗМС я. Тема сегодняшнего занятия – фениксы.
Сказав это, она сдернула тяжелую ткань с клетки, стоящей рядом. За тонкими прутьями, нахохлившись, сидел Фоукс. Девушки дружно ахнули и сразу устремились поближе к золоченной клетке.
- Осторожно, мои дорогие, он может вас обжечь. Лишь те, в кого он признает своим хозяином или другом могут спокойно прикасаться к нему. Остальных ждет ожог. Итак, фениксы. Птицу Феникс считают самой удивительной из всех птиц небесных. Одни пишут, что живет она в Аравии, другие говорят об иных местах. Птица эта не размножается, как другие птицы, но возрождается после смерти из собственного пепла. Живет она 160 лет, а некоторые ученые утверждают, что и дольше. Еще говорят о ней, что она единственная во всех земле, поэтому видят ее очень редко. Отсюда и пошла поговорка: "Более редкостный, чем птица Феникс". Величиной Феникс с орла, шея блестящая, золотистая, в хвосте же есть розовые перья, лицо круглое, на голове хохолок. В отличие от всех других птиц, рождается Феникс без спаривания. Происходит это так. Когда птица доживает до преклонного возраста и чувствует приближение смерти, она устраивает гнездо из трав и редких дорогих растений, таких как кофе, мирро, алоэ, которые легко воспламеняются. Потом садиться в гнездо и ждет, когда оно загорится. И вместе с гнездом сама сгорает дотла. После того как Феникс сгорит, появляется сначала червячок, а из этого червячка вырастает потом похожий на прежнего Феникс.
Гарри внимательно слушал слова преподавателя, все же не сводя глаз с прекрасной огненной птицы. Та, словно почувствовав его взгляд, встрепенулась. Умный, вовсе не птичий взгляд был устремлен в глаза слизеринца. Мгновение ока и птица величественно восседает у него на плече.
Пораженные взгляды устремились на Поттера, но он их даже не заметил. Феникс подарил ему то успокоение, которого ему не хватало всю жизнь. Ласково поглаживая огненные перья, Гарри вслушивался в только ему слышную песнь небесного создания.
- Мистер Поттер, поздравляю, феникс признал в вас друга, - справившись с потрясением, произнесла преподаватель улыбаясь.
Нет, она ошиблась. Вовсе не друга. Небо и ветер всегда были родственны. И Гарри и феникс были всегда верны своим возлюбленным. Как феникс был верен небу, так и Гарри был верен Ветру. Этот негласный союз еще сыграет свою роль в судьбах людей.
- Спасибо, профессор, - тихо ответил ей Поттер.

* * *

После долгого учебного дня Гарри, Блейз и Драко сидели в Комнате по желанию. Блейз устроился в мягком глубоком кресле. Потягивая красное вино, принесенное Гарри, он удивленно смотрел на двух других юношей, сидящих в обнимку на диване. Он еще не привык к их отношениям, поэтому это все еще выглядело для него диковато.
- Чем собираешься заняться после Хогвартса? – нарушил тишину Гарри.
- Не знаю, - пожал плечами Блейз. – Скорее всего, поступлю в магический университет. Где-нибудь подальше от Англии.
- А как же Лорд? - приподнял бровь Драко.
- А что Лорд. Когда представиться возможность, я сбегу. Я уже не могу преклоняться перед ним, - буркнул Забини. – А вы?
- А мы с Гарри, - растягивая слова начал Драко: - возьмем всю власть в свои руки. Будем налаживать порядок в нашей любимой Англии.
- Ты что серьезно? – поперхнулся Блейз вином. Эти двое замыслили переворот?
- А почему бы нет? – пожал плечами Малфой. – Разве ты не считаешь, что из меня выйдет отличный министр магии?
- Размечтался, - Гарри пихнул его в бок. – Министром стану я. А тебя, так и быть, назначу директором Хогвартса.
- Ты хочешь отдать меня на растерзание детям? – шутя, ужаснулся Драко.
- Вот смотрю я на вас сейчас и не могу поверить, что это одни из самых серьезных представителей нашего факультета, - Блейз покачал головой.
- Жизнь всегда серьезна, но жить всегда серьезно нельзя, - философски заметил Гарри.
- Не хочется мне разрушать эти счастливые мгновения, но, Гарри, расскажи, пожалуйста, как ты смог войти в Ближний круг так быстро?
Вот и померкло счастье. Как и было сказано: жизнь всегда серьезна.
- Зачем? – устало спросил Гарри.
- Мне очень интересно.
- Знаешь, ты какой-то странный, - усмехнулся Поттер. – Тебе интересно все, что находится под запретом.
- Не смеши меня, Поттер, - теперь уже Драко толкнул его в бок. – Тебе еще с первого курса было интересно все то, что под запретом.
- Ты прав, - улыбнулся Гарри. – Но он слизеринец, а я им не был. У нас тяга к приключениям в крови.
- Ты был гриффиндорцем? – удивился Блейз. Уж кто-кто, а Поттер не тянет на гриффиндорца. У него слизеринский склад ума.
- Ага, был. Он был живым примером того, как должны вести себя эти безмозглые представители своего факультета.
- Услышь я это от кого-то, не поверил бы. Ну ладно. Что там с Кругом?
- Чтобы стать правой рукой Лорда мне пришлось убить того, кто занимал эту должность до меня. То есть Люциуса. Он с высоты своего опыта недооценил меня. Признаю, он был сильным магом, но со мной ему не сравниться. Так что за свое высокомерие он поплатился жизнью.
- Но ты ведь мог выбрать любого из Пожирателей. Почему именно Люциус?
- Он был виновен в смерти Драко. Я всего лишь отомстил.
Блейз устало вздохнул. Оставалось надеяться, что он сам в том мире ничего не сделал Поттеру. Уж очень не хотелось умирать так рано. Он уже давно сделал вывод, что умирают только те, кто причинил вред Гарри в его прошлой жизни.
- Это по твоей вине мать Изида вступила в ряды Лорда? – с долей злости спросил Блейз, вспомнив свое удивление на последнем собрании.
Тогда он не успел переговорить с ней, потому что они вместе с Поттером исчезли сразу после окончания собрания. И сейчас он собирался все узнать.
- Кто такая «мать Изида»? – заинтересовался Драко, не заметив огня в глазах Гарри.
- Моя наставница.
- Наставница? – не понял Малфой.
- Гарри не говорил тебе, что я тоже потомок Гарпии? – удивился Забини.
- Нет, он говорил о тебе, но я впервые слышу о наставницах.
- У всех детенышей есть наставницы, - мрачно ответил за Блейза Гарри.
- Но у тебя ее не было.
- Нет. Потому что они обо мне не знали. Дамблдор, накладывая заклинание Хранителя, смог скрыть меня от них. Он не хотел, чтобы у меня появилась сила, неподвластная ему.
- И как всегда промахнулся, - презрительно фыркнул Малфой. – Так что там за ответ на вопрос Блейза?
- Еще рано раскрывать карты, - туманно ответил Гарри.
- Но среди нас нет предателей, - заметил Блейз.
- У стен всегда есть уши. Тем более что Хогвартс подчиняется воле директора.
На этом они тему закрыли. Но никто из юношей не покинул эту комнату удовлетворенным. У каждого имелись вопросы друг к другу, но задавать их было опасно. Они это прекрасно понимали, поэтому тема больше не затрагивалась. Может, это и к лучшему, что посторонние не знали о планах коварного слизеринца. Но, как говорят, неведение убивает.

* * *

Урок по Трансфигурации шел полным ходом. Только трое из двух факультетов справились с заданием. Грейнджер, Малфой и Поттер. Вдруг раздался стук. Профессор открыла заклинанием тяжелые двери и пред аудиторией предстала робкая второкурсница.
- Извините, профессор, но профессор Дамблдор вызывает к себе Гарри Поттера. – Произнеся эти слова, девочка развернулась и побежала на свои занятия.
- Мистер Поттер, можете быть свободны. С заданием вы уже справились. Домашнюю работу узнаете у мистера Малфоя.
Гарри покидал вещи в сумку и, мельком глянув на Драко, вышел из аудитории, где урок возобновился с новой силой.
Уже стоя у горгульи, Гарри вспомнил, что не знает пароля. Он еще не начал перебирать возможные варианты, как проход открылся, и оттуда буквально вылетел взъяренный Снейп. Проводив удивленным взглядом так и не обратившего на него внимания профессора, Гарри отправился вверх по лестнице. Стукнув по двери пару раз для приличия, он спокойно вошел. Директор сидел на привычном месте и пронзительно посматривал на вошедшего.
- Здравствуйте, мистер Поттер. Думаю, вы уже поняли, зачем я вызвал к себе в кабинет?
- Да, я понял. Я вас слушаю. – Гарри нагло развалился в кресле напротив директора.
Альбус ничего не сказал на это нахальное поведение, лишь сделал глубокий вздох, чтобы успокоиться. Как же этот мальчишка его уже достал!
- Я знаю, что это ты убил Невилла…
Даже не вопрос. Гарри решил промолчать. Раз знает, то пусть порадуется этой мысли. У старика осталось так мало радостных моментов.
- Если я заявлю об этом в Министерстве, то…
- …снова выставите себя полным идиотом, - закончил за него Гарри. – У вас нет доказательств. Так что я чист.
- За что ты это сделал?
Гарри хмыкнул, почувствовав попытку проникновения в его мысли. Нет уж, директор.
Дамблдор откинулся на спинку кресла. Его реально выкинуло из головы мальчишки. Словно ураганом вымело.
- Хорошо. Не хочешь по-хорошему, будем по-плохому. – Дамблдор вышел из себя и больше не строил из себя добренького директора. Он снял эту маску. Вот он – талантливый кукловод – во всей красе. – Я заметил, ты очень привязался к семье, что приняла тебя.
Гарри напрягся. Причем тут Поттеры?
- Наверное, ты так же очень расстроишься, если с ними что-нибудь случиться.
- Вы не посмеете. Ваш… хм, имидж доброго волшебника подобное не позволяет.
- Ошибаешься, Гарри. Я многое могу сделать, а люди просто не поверят, что в этом есть моя вина. Ты сам сказал, что в их глазах я добрый волшебник. Можно, конечно, представить все, как несчастны случай... Например, Джеймс погибнет на задании. Лилия не сможет пережить потерю мужа, а молодая Вероника... Ах, у молодых такая хрупкая психика. Думаю, все поймут, если после смерти родителей она окажется в больнице Святого Мунго.
Гарри оставалось лишь крепко стискивать челюсти, слыша эти, якобы, предположения директора.
- Я вас слушаю, - через силу произнес он. Выбора не было.
Глаза парня превратились в узкие щелочки, сверкая огнем еще более холодным, чем алмаз в его перстне.
Драко бы уже понял этот взгляд. Взгляд палача. «Не долго вам ходить по этой земле, директор».
- Ты займешь место Невилла и будешь докладывать мне все, что говорит Том.
- А если меня раскроют?
- Тогда в следующем выпуске Пророка выйдет статья об ужасной участи, постигшей всю семью Поттеров.
- Я понял вас, директор. Я могу идти?
- Можешь, но помни, об этом никто не должен знать. Я узнаю об утечке информации.
- Кто бы сомневался, старик, - пробормотал Гарри и вышел из кабинета, тихо прикрыв за собой дверь.
Ох, как же хотелось хлопнуть ею от всей души, но подобное поведение не допустимо. Дамблдор только этого и ждет. Не будет же он радовать старика по своему желанию.

* * *

- Гарри, подожди, - крикнула Вероника, увидев куда-то спешащего брата.
Тот даже шага не замедлил, словно не слышал ее слов. Может и так. Когда находишься в состоянии еле сдерживаемой злости, мир вокруг замирает. Остается только чувство.
Распрощавшись с Лив, Вероника отправилась вслед за Гарри. Странно, неужели это разговор с директором так вывел его из себя? Ей даже показалось, что поступь брата сейчас дышит смертью. Выбежав за ним на улицу, она убедилась в своем предположении. Место, где ступала его нога, становилось черным, и растительность рассыпалась тленом. Ее очень пугала сила брата, но она не могла бросить его в одиночестве. Только не сейчас. Злость – это самая бесполезная эмоция. Она разрушает мозг и вредит сердцу. Гарри может натворить дел, если не успокоится. Поэтому Вероника, преодолевая животный ужас, видя, как осыпается мертвая листва с недавно цветущего дерева, до которого дотронулась рука Гарри, следовала за ним.

Гарри вышел на поляну, где обычно расслаблялся в объятиях природы. Кинув сдерживающее заклинание на деревья, окружающие поляну, он отпустил всю злость на волю.

Вероника не успела ступить на поляну, как заклинание создало барьер, препятствующий проникновению. Ей оставалось только смотреть на ад, что поднялся на лесную поляну. Подобная сила не должна быть подвластна одному человеку! Никто не сможет справиться с ней! Но пред ее глазами разыгрывалось то, что не должно существовать. На небольшой поляне вдруг разыгрался ураган. Он вырывал кусты. Трава осыпалась пеплом, когда мимо проносился Ветер смерти. Тот же ветер поднимал в воздух образовавшуюся черную пыль и раскидывал вдоль барьера.
Она зачарованно смотрела, как Гарри раскидывает руки в стороны. Его спина выгнулась дугой, а с губ сорвался крик. Девушке показалось, что Ветер смерти, как она назвала его про себя, сгустился и с огромной скоростью влетел в тело ее брата. Произошедшему дальше просто не существовало объяснения. Посреди поляны появился феникс и также как ветер влетел в Гарри...

* * *

Когда за Поттером закрылась дверь, Альбус устало откинулся на спинку кресла. Эти встречи с мальчишкой всегда так изматывают. С ним невозможно находится в одном помещении. А еще Северус сегодня окончательно отгородился от него непроницаемой стеной. Но с ним он сам допустил небольшую оплошность. Он хотел возрастить в сердце зельевара еще большую ненависть к Волан-де-Морту, но просчитался. Кому сына Северус приписал ему. Альбус доказывал ему, что ничего не мог поделать. Проклятие, наложенное несколько лет назад на ребенка, начало прогрессировать. Северус не поверил. Он всегда отличался от своих ровесников недюжинным умом. Он сам понял, что директор просто позволил ребенку впасть в глубокую кому. Что ж, возвращение в стан Лорда еще одного шпиона придется отложить на неопределенное время.
- Что такое, Фоукс? – Альбус резко развернулся к птице, что издала жалобную трель.
Обычно он так ведет себя перед сожжением, а сейчас еще рано до него. Что же случилось?
Директору было не дано узнать, что небесное создание почувствовало невыносимую боль своего нового друга и хозяина, почувствовало его призыв. Поэтому все, что оставалось Дамблдору, так это наблюдать, как феникс вылетает в окно и скрывается среди деревьев Запретного Леса.

* * *

Вероника снова попыталась пройти через барьер. Безрезультатно. Когда же тело Гарри выгнулось еще сильней и вдруг из каждой его частички вырвалось пламя, она по-настоящему перепугалась как никогда в жизни. Он выглядел как живой факел. Крик, звучащий при этом разрывал сердце бедной девушки. Неожиданно она поняла, что крик больше не однотонен. Теперь Гарри выкрикивал слова. Но этот голос не мог принадлежать человеку. Так звучал бы голос раненного зверя. Зверя униженного и переполненного ненавистью:
- Будь ты проклят, Дамблдор! Будь проклят твой лживый Свет! Гори со своим Орденом синим пламенем!
Вдруг огонь погас. На землю обессилено опустился нагой юноша. Вся одежда была предана огню. И сейчас Гарри сидел на земле и содрогался от сдерживаемых рыданий. Или это из-за холода?
Пепел, развеянный по поляне вдруг пришел в движение. Девушка с изумлением смотрела, как из, собравшегося в одном месте между небом и землей, пепла вылетает Фоукс. Невредимый. Если исходит из слов профессора по УЗМС, то феникс должен был после сожжения стать новорожденным. А перед ней летал все тот же взрослый питомец директора. Вновь загадка.

Вероника чуть не упала, когда исчез барьер. По инерции она сделала несколько шагов вперед, и Гарри заметил ее.
- Ты давно здесь? – голос звучал с хрипотцой. Похоже, он сорвал голосовые связки.
- Я пришла вместе с тобой, но не успела выйти на поляну.
- Это хорошо. Я мог навредить тебе. Зачем ты здесь?
- Я волновалась за тебя.
Вероника присела около брата и обняла его.
- Спасибо, - пробормотал Гарри, утыкаясь лицом в подставленное плечо.
- Мы ведь семья, - прошептала она, поглаживая длинные волосы. – Да ты замерз!
Не слушая слов брата, девушка сбросила с себя мантию и накинула ее на него. Хоть немного, но она прикроет его наготу и подарит драгоценное тепло. Когда он сможет снова нормально соображать, уже можно будет и наколдовать одежду.
- Пойдем, я тебе кое-что покажу, - неожиданно даже для себя произнес Гарри.
Он взял ничего не понимающую сестру за руку и повел глубже в лес. Через какое-то время они остановились у какого-то молодого деревца. Даже не деревце, а просто… отросток.
- Видишь его? – Гарри сел рядом с деревом и потянул на землю за собой сестру. – Это деревце я смог унести из видения. Не знаю, как так получилось, но оно – это я. Видишь, его ветви ослабли и клонятся к земле? Это потому, что меня сгибает груз, вновь возложенный на плечи для него не предназначенные. Еще утром оно гордо смотрело в небо. Скоро снова ветви поднимут свой лик к солнцу.
- Зачем ты мне его показал? – подозрительно спросила Ронни. У нее сложилось ощущение, что брат готовит ее к чему-то.
- Приходи иногда сюда и наблюдай за ним. Если меня не будет рядом, то ты сможешь узнать, что со мной. Если дерево почернеет, а листья опадут, значит, меня больше нет на этом свете. Благодаря ему, ты всегда сможешь быть уверена.

* * *

Гарри вернулся с прогулки только поздно вечером. Драко уже ждал. Войдя в комнату, Гарри улыбнулся, заметив волнение на лице любимого.
- Где ты был весь день, - прошипел Драко.
Он весь день просидел как на иголках, когда Гарри не появился на остальных занятиях.
- Мне нужно было развеяться, - пожал плечами Гарри, падая на кровать рядом с Драко.
Каждый вечер кто-то из них двоих накладывал заклинание, вводящее в глубокий сон, на своих соседей по комнате. Так они могли спокойно говорить и заниматься своим любимым делом. Любовью.
Драко отодвинулся от него и угрюмо глянул в глаза. Если бы он не знал Гарри так хорошо, то поверил, что ничего страшного не произошло, но...
- Что от тебя хотел директор?
- Я не могу пока этого сказать.
- Что уже появляются тайны от меня? – зло прошипел Драко, вскакивая с кровати.
- Драко, успокойся! – не выдержал Гарри, повышая голос и поднимаясь на ноги. – Ты ведешь себя как маленький ребенок. Ты же знаешь, что у меня нет от тебя тайн. Просто это не лучшее место для обсуждения этой темы.
Всю злость Драко как ветром сдуло. Хотя только Гарри и умел вызывать этот ветер, когда ему нужно было. Стоило Гарри снять одежду, как Драко замер на месте, не в силах пошевелиться.
Что-то было необычное в том, как его тело отражало лунный свет, бледное и сверкающее, почти нереальное. Он был будто ожившее произведение искусства, которое только тронь – и оно растает, слишком красивое, чтобы быть настоящим.
- Никогда больше так не делай. Я ведь переживал за тебя.
Драко решил рискнуть и почти невесомо провел рукой по груди Гарри вниз. Нет, он не растаял. Он реален. И это великолепие только его.
- Обещаю, - засмеялся Гарри и резко подхватил Драко на руки и бросил на кровать, чтобы приступить к его раздеванию.
Уже на грани безумства и наслаждения Драко понял, что смех Гарри хоть и был мягким, как прикосновение меха, но самую малость отдавал смертью...

22:56 

Mykyeytsh
A A A A
Размер шрифта:
Цвет текста:
Цвет фона:
Глава 9. Суд


- Альбус, Вы должны его вытащить из тюрьмы. Он же просто ребенок, попавший сюда из другого мира. Как его могли обвинить в пособничестве Темному Лорду? Они же в этом мире даже не знакомы!
- Джеймс, успокойся. Ты пугаешь учеников, - попытался успокоить Поттера директор, но все же не сбавил шагу.
- Да, плевать я хотел на ваших учеников! – в сердцах воскликнул мужчина и продолжил, не обращая внимания на гневный взгляд Дамблдора: - Вы должны вытащить Гарри из Азкабана!
Директор резко затормозил и повернулся ко всей семье Поттеров, что шествовала за ним.
- Я ничего никому не должен. И я не собираюсь забирать свое заявление. Он участвовал в нападении на семью Пьюсси. К тому же, мой шпион доложил, что этот мальчишка очень быстро вошел в Ближний круг Пожирателей Смерти.
Между магами повисло тягостное молчание.
Первой сказанное поняла Вероника. Она медленно стала отходить назад от старика, словно тот был прокаженным. Гарри не мог убить неповинного человека. Но правда наваливалась на плечи неподъемным грузом. А ведь все эти таинственные отлучки и прогулы... Он ненавидел свое прошлое, а в последнее время жертвами нападений становились только те, кто причинил ему в прошлом боль.
- Альбус, что за бред вы несете? – не веря, прошептала Лили.
Она приняла этого мальчика как родного, а теперь его хотят у нее отнять. Это не справедливо! Она всегда мечтала о сыне, но так сложилось, что у нее больше не может быть детей. И вот у нее появился сын, хоть и уже взрослый, но сын. А они его отняли у нее. Не дали даже времени, чтобы понять, какого это быть матерью двоих детей.
- Шпион Ордена Феникса доложил, что человек, скрывающийся за черной маской ни кто иной как Гарри Поттер. Это он возглавляет последнее нападения Пожирателей.
- Альбус, вы сами-то верите в то, что говорите? – попытался облагоразумить его Джеймс. – Вы утверждаете, что семнадцатилетний мальчишка может возглавлять слуг Темного Лорда? Это же невозможно по сути своей. У Него есть правая рука, это всем известно, так что даже если Гарри вступил в его ряды, заметьте это только предположение, то он просто не мог так быстро занять место предводителя. На это должно уйти много времени. К тому же, вы сами его проверяли на безопасность.
Альбус поморщился от этих слов. Ну как объяснить этому упрямцу, что мальчишка их всех обманул?! Всех! Не говорить же, что Северус работает с ним за одно?
- Джеймс, не стану тебя переубеждать, но пойми, я говорю только то, что мне доложили из лагеря врага. И уже ваше дело верить мне или остаться при своем мнении.
- Хорошо, Альбус, - вдруг спокойно проговорил Джеймс, чем удивил жену. – Мы поняли вашу позицию. Благодарю за внимание. До свидания. Лили, Ронни пойдемте. Нам тут делать больше нечего.
- Но, Джеймс, - начала протестовать Лили. Она не могла поверить, что ее муж сдался. – Как же Гарри?
- Не волнуйся, дорогая, мы сами его вытащим.

* * *

Вероника медленно поднималась по ступенькам, ведущим на Астрономическую башню. Нет, ничего непоправимого она делать не собиралась, просто ей было необходимо подумать. Сегодня от директора она узнала, почему Эдриан так давно не появляется на занятиях. Он умер. Его убили. И обвиняется в этом ее брат. Как же все сложно! Ей очень нравился красавец-слизеринец, и как оказалось, он тоже не ровно к ней дышал. Но жизнь распорядилась так, что им уже не суждено быть вместе. Ее подруга Лив всегда была против этих отношений, утверждая, что он Пожиратель смерти. Так и вышло, Эдд оказался Пожирателем, он сам ей признался, но еще он говорил, что ушел от Лорда, что отныне он является предателем, и его могут за это покарать. Вот кара и настигла его. Возрадуйся же, Лив!
Вытерев слезы, девушка вышла на площадку. Сколько же раз они с Эддом здесь встречались! Но больше не будет их прогулок под луной, поцелуев в укромных местах, рискованных свиданий. Ничего больше не будет!
Слезы снова потекли из глаз непрерывным потоком. Смысла утирать их не было. Сами кончатся.
Ронни взобралась на парапет и уселась на самом краю. Здесь, на высоте, у самой грани, было очень просто думать. Здесь она и отпустила свое горе на волю.
По лицу катились слезы. Пальцы скребли холодный камень, обламывая ногти. Но боли не было. Все силы уходили на то, чтобы сдержаться и не закричать в голос о своей утрате.
- Знаешь, сейчас ты очень похожа на Гарри, когда ему плохо, - неожиданно раздался голос за спиной.
Не делая резких движений, Вероника обернулась. У входа на площадку, облокотившись о косяк, стоял Драко Малфой.
- Что тебе нужно, Малфой? – резко бросила она.
- Ничего, просто пришел, чтобы проследить, что с тобой ничего не случиться. Не хватало только, чтобы Гарри и за тебя стал мстить.
- О чем ты говоришь? – не поняла девушка, с удивлением наблюдая, как Малфой легко взобрался на парапет и присел рядом.
- Из-за тебя он снова связался с Волан-де-Мортом. Ах, да. Ты же ничего не помнишь о своем плене. Извини, запамятовал.
- Ты что хочешь сказать, что Гарри и в самом деле связан с Темным Лордом?!
- Ох, до чего же женщины бывают глупы! Старик изложил перед тобой все факты, а ты до сих пор не веришь. Да, Гарри причастен к Темному Лорду. Из-за тебя, между прочим. Когда тебя схватили, он обменял свою жизнь на твою. Так что радуйся, пока можешь.
- Почему ты так говоришь? – спросила она, рукавом мантии стирая влагу с лица. Без толку.
- Наверное, для того, чтобы ты знала правду, а не выдумывала того, чего нет, - задумчиво ответил Драко и встал.
Нет, он не ушел, как подумала сначала девушка. Он просто стал расхаживать по каменному бортику. И выражение лица у него было странное. Задумчивое.
- Зачем ты пришел, Малфой? – устало спросила Вероника. Ей и так было тяжело из-за смерти Эдриана, а этот Малфой только подливает масло в огонь.
- Я же сказал, чтобы проследить, что с тобой будет все в порядке, - пожал тот плечами и присел на корточки рядом с ней. – Не обращай на меня внимания.
- Зачем тебе это нужно? – вздохнула Ронни.
- Потому что не хочу, чтобы жертва Гарри была напрасной. Он ведь полюбил тебя как родную сестру.
- С чего это ты изменил свое отношение ко мне и Гарри? Тебе же плевать абсолютно на всех!
Драко раздраженно выдохнул воздух.
- Ну что за непонятливая девушка! Мне не безразлично то, что имеет прямое отношение к Гарри. А вы, Поттеры, к сожалению, имеете это отношение. Так что я не хочу, чтобы Гарри лишний раз страдал.
Девушка удивленно воззрилась на юношу. Кто этот человек? Он совсем не похож на того Малфоя, которого она знала. Тот никогда не снизошел до общения с кем-либо из Поттеров. Этот же сидит тут спокойно и разговаривает с ней. Мало того, что он отвечает на ее вопросы, так еще и признается, что ему не безразличен Гарри. А это восклицание по поводу женщин? Такое ощущение, что он считает их не достойными внимания. Гарри иногда тоже так говорит, когда забывается, с кем разговаривает.
- А как давно ты знаешь Гарри? – она решила подтвердить или опровергнуть свои догадки.
Тот в ответ понимающе улыбнулся:
- С первого курса.
- Боже мой, - прошептала Вероника, прикрывая рукой рот.
Гарри смог! Он воскресил своего Драко! Он смог сделать то, что упоминалось только в легендах!
- Можно просто Драко, - насмешливо разрешил он.
- Но как он…
Слов просто не находилось. Ох, что за ужасный день! Столько новостей сразу! Вспомнились слова директора, и сразу вернулась грусть.
- Ну что ты опять загрустила? – мягко спросил Драко, вытирая ее слезы.
- Это правда, что Гарри убил Эдриана?
- Вполне возможно, - спокойно ответил он и снова сел рядом.
- Но почему он это сделал? Эдд же ничего не сделал против него.
- Не знаю. Если это он убил, значит, тот что-то сделал.
- Он заставил меня страдать, - прошептала девушка.
- Глупая. Ты еще не знаешь, что такое страдания.
- А ты знаешь! – огрызнулась Ронни и прикусила язык. Она совсем забыла, с кем разговаривает.
- Поверь, знаю. Мы уже прошли это. Запомни на всю жизнь: умереть от горя нельзя, хоть и кажется, что можно. Сердце на самом деле не разрывается, хотя иногда в груди болит так, словно оно разорвалось. Со временем горе ослабевает. Так устроен мир. И приходит день, когда ты улыбаешься вновь.
– Но ведь это предательство. Как я могу быть счастлива? Как я могу радоваться в мире, где больше нет человека, которому я отдала сердце?
- Поверь мне, со временем горе ослабнет. Да, ты будешь плакать опять, плакать потому, что больше не грустишь по нему так, как грустила когда-то, и потому, что перестать горевать – это потерять его еще раз.
- Но Гарри не перестал горевать по тебе, - заметила она.
- На все нужно время. Вода камень точит, но на это ей нужны сотни лет. Но, увы, люди смертны.
- Наверное, я сегодня не способна буду понять хоть что-то, - пробормотала девушка, устав разбираться в противоречивых словах юноши.
На нее навалилась усталость. Хотелось лечь прям здесь и забыться сном. Может хоть там она снова будет рядом с Эддом?
- Ступай в гостиную. Скоро все уладится.
- А что будет с Гарри?
- Его оправдают, - уверенно сказал Драко и спрыгнул с парапета. – Пошли. Ты еле на ногах стоишь. Я провожу тебя до гостиной.

* * *

К мрачному серому острову причалила лодка. Это было так странно, потому что посетители в этом месте бывают крайне редко. Тюрьма Азкабан даже без дементоров дышала магией смерти. Это место было пристанищем боли и безумия. Но этого человека ничто не останавливало. Ему плевать было на все предостережения охранников, потому что у него было дело. Смотритель провел его по темным коридорам на самый нижний этаж. Здесь было сыро, но, как ни странно, не было ни одной крысы. Они уже давно, еще во времена, когда стража только-только появилась здесь, покинули этот остров.
- У вас есть десять минут, - проговорил смотритель и оставил человека в плаще наедине с пленником.
В камере, находящейся в самом конце коридора, содержался Гарри Поттер. Кто этот мальчишка? Что он сделал такого, что Дамблдор и министр велели запереть его там, где никто не сможет его найти? Всего лишь человек, в котором эти двое сумели, наконец, рассмотреть угрозу. Правильно, хотя нужно было бы поторопиться. Только вот отныне для них уже слишком поздно. Все необходимые ошибки были уже допущены, и скоро начнет вершиться суд. Никто не дождется милости. Все получат по заслугам.
Странный посетитель снял глубокий капюшон, скрывающий почти все лицо от посторонних. Этим человеком оказался простой молодой человек. Хотя нет, не совсем простой. Это был Избранный герой.
- Здравствуй, Поттер. Я пришел навестить тебя, ведь больше некому сделать это. У тебя же нет никого.
Человек, сидящий у стены, даже головы не повернул в сторону посетителя. Он просто сидел и не двигался. Он вообще не подавал никаких признаков жизни. Неужели Азкабан уже успел оставить за эти три дня свой отпечаток на сознании юноши?
- Директор рассказал мне твою историю. Знаешь, зря ты встал на нашем пути. Жил бы себя спокойно, не высовываясь. Так нет же, решил добиться внимания к своей персоне. И что добился? Кто теперь тебе поможет? А? на помощь Дамблдора можешь не рассчитывать, ведь это он так позаботился о тебе, упрятав в тюрьму. Спросишь зачем? Чтобы больше не вставал на нашем пути. Само твое появление здесь разрушило многие наши планы. Поэтому сидеть тебе здесь всю жизнь и гнить, ведь никто не поможет. Сам министр на нашей стороне. Слушание будет лишь показным. Темный Лорд тоже помочь не сможет. Я уже рассказал ему о твоем предательстве. Хотя, может быть, он и поможет тебе, явившись сюда и убив, как это делает обычно с предателями. Спросишь, зачем я сюда пришел? – продолжал разглагольствовать Лонгботом. – Мне захотелось посмотреть на того, кто смог победить Люциуса Малфоя, и кто так глупо попал в руки министерских идиотов, перед тем как его приговорят к казни. Должен был быть Поцелуй, но, к сожалению, дементоры присоединились к Волан-де-Морту. Думаю, нужно оставить тебя наедине с твоим горем. Осталось же так мало времени, чтобы дышать. Так дыши, пока можешь. Больше ты не встанешь ни у кого на пути. Я убью Волан-де-Морта и стану всемирным героем. И ты не сможешь уже помешать.
Юноша резко развернулся и пошел по коридору к выходу. Он смог увидеть то, что хотел. Он увидел того, на кого променял его Темный Лорд. Увидел это ничтожество, что так быстро сломалось под напором магии тюрьмы.
Но не знал несчастный гриффиндорец какую змею потревожил. Зря он пришел сегодня в это проклятое место. Не стоило ему раскрывать карты так рано. Об этом ему могли сказать зеленые глаза, что провожали его шествие до двери.
- Это ты встал ни у того на пути, мой неосторожный друг, - раздался мрачный, но все же насмешливый голос.

* * *

За ним пришли рано утром. Это были двое авроров. Они должны были проводить его в Министерство.
Долгая дорога по мрачным коридорам. Короткий путь до лодки. Переправились на другой берег и аппарировали. Оказывается, все уже были на месте.
Гарри оглянулся. Все тот же скудно освещенный зал. Вдоль стен до самого потолка амфитеатром поднимаются скамьи, заполненные волшебниками и волшебницами в мантиях сливового цвета с искусно вышитой серебряной буквой «В» на левой стороне груди. Посередине амфитеатра – пустое кресло, с подлокотников которого свисают цепи.
Итак, его снова судит Визенгамот полным составом.
Совершенно не беспокоясь за свою судьбу, Гарри с гордым видом пошел к креслу, пока его сопровождающие не потащили туда силком. В его осанке и манере поведения вновь засквозило отчуждение, царственное спокойствие, граничившее с надменностью. Он снова стал собой.
Гарри опустился в кресло, и цепи сейчас же приковали его руки к подлокотникам. Он усмехнулся, когда понял, что сейчас он сидит так же, как много лет назад сидела Белла. Словно на королевском троне.
Само слушание не привлекло внимания подсудимого. Он спокойно сидел, даже не слушая того, что говорит Дамблдор в его обвинение, или что в защиту отвечает Сириус, чем и выводил из равновесия некоторых членов Визенгамота. Никто еще на их памяти не вел себя так равнодушно.
Гарри тем временем всматривался в лица присутствующих. Он нашел взглядом чету Поттеров. Те сидели как на иголках, явно переживая. Дамблдор явно был озабочен. Он не ожидал, что слушание пойдет таким образом. Никто не должен был выступать в защиту. Все должно было закончиться очень быстро, а не затягиваться вот уже на несколько часов. Он и позабыл уже, как хорош Блэк в юриспруденции. Министр сидел с хмурым выражением лица. Он не ожидал, что дело примет такой поворот. Несколько дней тому назад поздно вечером к нему явился Дамблдор и обвинил некоего Гарри Поттера в убийстве и различных нападениях. Мало того, что ему пришлось поднимать документы, чтобы узнать, кто такой этот юноша, так еще и отменять многие слушания, потому что директор объявил, что это дело первой важности. Многие из присутствующих недоумевали. Зачем их собрали в полном составе? Ведь уже на первый взгляд ясна вся нелепость выдвинутых обвинений. Мальчишка просто не мог стать правой рукой Темного Лорда из-за своей молодости и неопытности. Дамблдор очевидно окончательно спятил.
- С подсудимого сняты все обвинения! – объявил министр, после небольшого совещания.
Гарри ухмыльнулся в лицо сердитому директору. Тому не помогли даже предоставленные результаты ритуала. Правильно. Нечего, директор, баловаться черной магией.

- Спасибо, Сириус, - поблагодарил Гарри мужчину, когда тот подошел к нему вместе с родителями.
- Не за что. Не мог же я бросить в беде сына своих друзей, – подмигнул Сириус.
Гарри улыбнулся ему и серьезно посмотрел на Лили с Джеймсом.
- Вы верите Дамблдору?
- Давай поговорим об этом дома? – предложила Лили, прерывая готового ответить мужа.

Таким образом, Гарри вновь оказался в поместье, принадлежащем семье Поттеров многие столетия. Директор разрешил Поттерам забрать сына домой, чтобы тот смог прийти в себя после заключения.
После ужина все разошлись спать, поэтому разговор снова не состоялся. Гарри хотел выяснить верят ли директору Поттеры. Впереди маячит открытая война, и он должен знать своих сторонников и противников. Но, к сожалению, это пока не удалось.
Джеймс уже ушел на работу, а Лили все еще спала, когда Гарри отправлялся в школу. Разговор снова пришлось отложить на потом.
«Что ж, в другой раз» - так решил он.

* * *

Вероника очень удивилась, когда за завтраком прилетела сова от Малфоя. Он звал ее на прогулку в Хогсмид вместе с ним и Блейзом. У Лив было свидание, поэтому ей пришлось согласиться, чтобы не остаться на выходной в одиночестве. А еще ей безумно хотелось посмотреть на Малфоя в новой ипостаси.
Настроение было прекрасным еще со вчерашнего дня. Ее брата оправдали! Сегодня он должен вернуться в школу, а значит, все будет по-старому.
Они втроем как раз шли в деревню, когда впереди замаячил силуэт. Первым его узнал Драко и бросился в уже распростертые объятия.
- Как всегда выходишь сухим из воды, - услышала Вероника, как пробормотал Малфой Гарри в волосы, когда они подошли к обнявшейся паре.
- Ты же меня знаешь, - Гарри с любовью глянул в любимые глаза цвета серебра.
- Эй, ребята, давайте не будем устраивать шоу! - предупредил Блейз, когда парни почти уже соприкоснулись губами. Шедшие мимо ученики итак поглядывали на них с нескрываемым любопытством. Еще бы на дороге стоят, обнявшись и чуть ли не целуясь, Поттер и Малфой.
- Я все узнал. Теперь можно начинать действовать, - коварно, как показалось Веронике, произнес Гарри, глядя только в глаза блондина.

* * *

- Шах и мат, - удовлетворенно произнес Рон, откидываясь на спинку кресла, и с превосходством посмотрел на товарища, что только что проиграл очередную партию. – Ты чего забыл, как играть?
- Нет, - ответил Невилл, встрепенувшись. Ему срочно нужно уйти. Лорд вызывает. – Просто что-то не очень хорошо себя чувствую. Пойду, прогуляюсь до больничного крыла.
- Мне сходить с тобой? – заботливо спросил Уизли.
- Нет, спасибо. Я сам. Иди, ложись спать.
- Как хочешь. Спокойной ночи.
- Спокойной, - произнес Невилл и буквально вылетел из гостиной.
Что могло понадобиться Лорду, раз он вызвал его в такое время? Обычно вызовы были ночью, чтобы никто ничего не заподозрил.

- Я прибыл, мой господин.
Невилл склонился пред Лордом в почтительном поклоне. Откуда-то послышался смешок. Невилл оглянулся. Никого. Наверное, ему показалось.
- Ты заставил меня ждать, - задумчиво произнес Том.
Невилл поднял голову и удивился. Сегодня метка привела его отнюдь не в мрачную залу, а в довольно уютную гостиную. В одном из кресел перед камином сидел Темный Лорд и потягивал красное вино. На него он не обращал никакого внимания.
- Я очень разочарован тобой, Невилл, тобой и твоим обманом, - он, наконец, повернул в его сторону голову. – Мне вот что интересно, ты с самого начала был шавкой Дамблдора или только недавно ею стал?
Невилл похолодел. Откуда он знает о его двойной игре? Об этом знает только один человек, но он никогда никому этого не расскажет.
- Я не понимаю о чем вы…
- Прекрати ломать комедию, Лонгботом, - раздался холодный голос из темноты.
Невилл неосознанно сделал шаг назад, когда из затемненного угла вышел Поттер. О нем он совсем забыл.

Гарри вышел из своего укрытия. Он отметил, как напугался Лонгботом при его появлении, и как тот поразился, разглядев в его руках фужер с вином. Злорадно усмехнувшись, Гарри, не спуская глаз с гриффиндорца, присел на подлокотник кресла Лорда. Такое, казалось бы, невинное действо, напугало Лонгботома еще больше.
- Помнишь, Невилл, ты приходил навестить меня, пока я сидел в Азкабане? – манерно медленно спросил Гарри и с удовольствием стал наблюдать, как краски покидают лицо гриффиндорца. – Мне было очень приятно, что ты проявил такую заботу обо мне. Я решил рассказать Темному Лорду, какой ты бываешь заботливый. Только, думаю, ему не совсем понравились твои слова – как же они звучали? – кажется так: «Я убью Волан-де-Морта и стану всемирным героем. И ты не сможешь уже помешать». Помнишь такое?
Гарри встал со своего места и стал медленно двигаться к замершему на месте гриффиндорцу. Тот смотрел на него, как птичка смотрит на змею. Затравленно.
- Мы тут с Томом поговорили и пришли к одному выводу.
Гарри все так же медленно обходил его по окружности. Невилл уже оставил попытки уследить за ним и лишь смотрел на Темного Лорда. Тот спокойно сидел и с явным удовольствием наблюдал за представлением. Он вздрогнул, когда почувствовал горячее дыхание на шее.
- Мы решили, что ты нам больше не нужен, - прошептал Гарри ему на ухо и резким движением ножа оборвал жалкую жизнь гриффиндорца.

* * *

Блейз как всегда аппарировал, когда почувствовал жжение в метке. Что-то в последнее время их собрания участились.
Приземлился в просторном помещении и быстро прошествовал в ближайший зал. Все собрались. За ним громко захлопнулись двери. Даже не вздрогнув, Блейз встал на свое место.
Вскоре появился Лорд в компании Поттера. Тот что-то левитировал за собой.
«Чье-то тело» - с ужасом понял Блейз.
- Мои верные слуги, сегодня разоблачили предателя. Того, кто передавал ценную информацию старику Дамблдору. Сегодня наши ряды лишились Невилла Лонгботома.
При этих словах Гарри прекратил заклинание, и тело кубарем скатилось к ногам пораженных Пожирателей.
- Но это не великая потеря. Потому что именно сегодня в наши ряды вступает женщина, обладающая огромной силой.
Блейз, как и все, посмотрел в стону той, кого только что представил Темный Лорд, и не поверил своим глазам.
Рядом с Лордом стояла его наставница...

22:55 

Mykyeytsh
Глава 8. Назад пути больше нет


Вот я и вернулась. Прошу, наслаждайтесь чтением и не забывайте писать отзывы.



POV Северуса

Занятия не успели закончиться, а Минерва уже пришла ко мне с жалобами. Видите ли, мой студент, Поттер, уже второй день не появляется у нее на занятиях. А что я могу сделать, если он ни у кого не появляется? С той ночи, когда я встретил его и Драко, его никто не видел. В общей гостиной он тоже давно не светился. Где он пропадает, у меня есть подозрения, но я не могу сам отправиться на его поиски.
Да и к тому же, ему опасно сейчас попадаться на глаза директору. После того, как я ему пересказал пророчество, он просто вышел из себя. А узнав, что я слышал его из уст Поттера, так вообще стал каким-то странным. За всю свою жизнь, проведенную в этой школе, я ни разу не видел Альбуса в подобном состоянии. Нет, он не метал гром и молнии, но в воздухе явно витало напряжение и еле сдерживаемая сила. А еще эта его фраза, произнесенная с усилием:
- Северус, мы допустили самую ужасную ошибку в своей жизни.
Интересно, что он имел в виду? Но пока это останется тайной за семью печатями.

- Профессор, вы вызывали меня?
В проем двери просунулась голова Драко.
- Да, Драко, входи. Нам нужно поговорить.
- О чем? – Малфой сделал вид, что заинтересован.
- Не здесь. Когда придем ко мне в комнаты, узнаешь, - отмахнулся Северус.
Драко в ответ только пожал плечами и присел за ближайшую парту.
Профессор быстро собрал бумаги и работы учеников со стола и, подав знак следовать за ним, двинулся к выходу.

- Где Поттер? – строго спросил Северус у Драко, когда тот вольготно устроился в кресле перед камином.
Он ничего не сказал на счет поведения крестника, но в уме сделал еще одну заметку. С того момента, как Драко очнулся, Северус стал замечать за ним странные вещи. И дело даже не в высокомерии, часто проскальзывающем в его словах и поведении. Он просто стал другим.
- В комнате. Ему не здоровится, - почти правду ответил Драко.
- Мистер Малфой, не лгите мне. Это может плохо кончиться. Что происходит с Поттером?
Слизеринец упрямо молчал, вглядываясь в огонь.
- Вам этого не понять, профессор, - наконец произнес он.
Драко глянул на Северуса, и тому пришлось приложить немало усилий, чтобы не отпрянуть. В глазах юноши плескались моря горечи. Но мгновение прошло, и Северус смог вздохнуть спокойно. Драко отвернулся к огню.
- Драко, что…
- Ты ведь видел его воспоминания, Северус?
- Да, но…
- Вспомни. Он отказался от всего, чтобы исполнить свою миссию, которую, к тому же, ему подло навязали. От всего! Понимаешь?
Северус не понимал, о чем и сообщил крестнику.
- Когда ему предъявили один вариант развития событий, Гарри ничего не оставалось кроме как смириться. В конечном итоге он совершил то, что ему наказали, хоть и не совсем так, как они того ожидали. Он убил двух диктаторов вместо одного. Ему же это поставили в вину, но все же оставили в покое. Хотя, на мой взгляд, это было больше похоже на то, как выбрасывают надоевшую игрушку. Но ему так было спокойней. А теперь… - голос Драко надломился, и он вновь посмотрел в глаза крестному.
Северусу показалось, что он смотрит в разверстую рану. В этих огромных глазах цвета самого густого тумана читалась тоска, сожаление и что-то еще, что он не мог понять.
- А теперь… теперь здесь, как он надеялся, в новом мире, его ожидает та же судьба. При первой возможности старик повесит на него миссию Лонгботома.
- Драко, откуда ты это знаешь? – удивленно прохрипел Северус.
Слова юноши почти в точности совпали с его собственными мыслями. Дамблдор не должен знать...
- Ты так и не понял?
- Не понял что?
- Что Гарри воскресил вовсе не того человека, которого вы ожидали увидеть снова живым. Да, я – Драко Малфой, но я не принадлежу этому миру, как и Гарри. Я слишком долго наблюдал за жизнью таких людей как Дамблдор.
- Ты хочешь сказать, что он смог воскресить человека, погибшего в другом мире? – ошеломленно спросил зельевар.
Для него это было слишком. Мало того, что Поттер, семнадцатилетний мальчишка, смог кого-то вернуть к жизни, так он еще воскресил жильца другого мира. А ведь Северус помнил, как погиб этот юноша. Гарри Поттеру не посчастливилось видеть это в одном из своих видений…

…Темное помещение. Скорее всего, это подземелья. Кругом ни души, и лишь где-то неподалеку слышен шорох. Там в темноте, забившись в угол, сидит юноша лет семнадцати. Некогда бывшие прекрасными платиновые волосы скатались в грязный ком. Некогда ухоженная белоснежная кожа испещрена царапинами и ссадинами. Из одежды на нем лишь порванная мантия, которая не защищает от холода, царящего в этих богом забытых местах.
Открывается дверь с долгим протяжным скрипом. Полоска тусклого света падает на лицо пленника. Но и это освещение приносит невероятную боль глазам того, кто уже недели не видел солнечного света. Беспомощно всхлипнув, подросток пытается скрыться от мира. Но безуспешно. Сверху на него смотрит высокий человек, когда-то бывший его отцом.
Этот высокомерный человек не испытывал и грамма жалости при виде своего униженного и сломавшегося сына. Потому что у него нет больше сына. Это лишь посторонний в его жизни человек.
- Ты слаб, Драко, - раздался властный холодный голос. - Тебе никогда не сбежать, а твой Поттер даже понятия не имеет, где ты находишься.
Юноша приподнимает голову и сквозь боль смотрит в глаза мужчине, который когда-то давным-давно был его идеалом. Смотрит с вызовом. Нет, его не сломали. Никому это не под силу.
- Когда меня не станет, он никого не пощадит. Никто из вас, глупцов, даже не представляет, ЧТО вы создали.
- Глупец. Crucio. Если бы я знал, что из тебя вырастит, я избавился бы от тебя еще, когда ты был ребенком, - в голосе Люциуса прозвучала горечь. Так говорят родители, когда чадо чем-то их расстроило.
По тихим коридорам пронесся жуткий крик. Казалось, он никогда не кончится, настолько долго он звучал. И вот, наконец, он стих. Стих и размеренный стук сердца Драко Малфоя…

- Но как такое возможно? – прошептал Северус.
- Ты просто не знаешь всей силы Гарри, - грустно ответил Драко. Он бы и сам с радостью оставался в неведении относительно этой силы. – Гарпии – это народ, с которым лучше не связываться. Это все о чем ты хотел поговорить?
- Пока да. Можешь идти.
Когда дверь за учеником закрылась, Северус налил в стакан виски и поудобней устроился в кресле. Как же все становится сложно. В их мире уже два пришельца. Один из них, к тому же, обладает смертоносной силой и сделает невозможное, чтобы уберечь другого. А еще эти двое относятся к нему как к своему старому другу-профессору. С одной стороны он знал, что нужно прекращать все это, а с другой, эти двое могли бы стать хорошими друзьями. А ведь у него было так мало друзей. Из-за болезни Вальтера пришлось сократить круг общения до минимума.

Следующий день начался с шокирующей информации. Во время завтрака, как обычно, прилетели совы с почтой. Северус взял свой экземпляр Ежедневного Пророка и чуть не подавился кофе. С первой полосы на него взирал Пожиратель смерти в черной маске. Изображение этого человека смотрело прямо в объектив камеры и не двигалось, словно Он знал, что его снимают. Но самое ужасное это то, что за его спиной виднелось пожарище. Горело какое-то огромное строение. «Трагедия в Дурмстранге» - гласил заголовок.
«Прошлой ночью на магическую школу Дурмстранг было совершено нападение Пожирателей смерти. Из источников, пожелавших остаться неназванными, стало известно, что это не первое и не последнее нападение. Вчера утром был совершен набег на Министерство магии, Отдел тайн, но власти не придали это происшествие огласке... Стало известно, что в результате нападения на школу было убито около четырехсот детей преподавателей, что составляет две трети всех учащихся…»
И все в подобном духе. Северус еще раз глянул на фотографию и ему показалось, что Пожиратель нагло ухмыльнулся ему.

* * *

За слизеринским столом царило оживление. Ученики живо обсуждали принесенную совами новость. Многим было известно об этом нападении от родителей. Их Хозяин никогда не прощал предателей, а Каркаров был предателем. И лишь двое за этим столом сохраняли спокойствие. Гарри Поттер и Драко Малфой сидели рядом и спокойно поглощали завтрак. Вся эта суматоха их не трогала. Один из них присутствовал при нападении, а другой все чувствовал. Им хватило впечатлений.
- Мистер Поттер, зайдите ко мне после занятий, - произнеся эти слова, Северус прошествовал мимо стола своего факультета, не обращая внимания на презрительные взгляды.
- Предатель, - прошипел кто-то из учеников ему в спину и как всегда остался безнаказанным.

* * *

- Профессор, - объявил о своем приходе Гарри, входя в пустой кабинет.
Недавно закончились занятия, и он, как попросил Северус, явился для личной беседы.
- Входи, Поттер, - тихо произнес Снейп.
Гарри замер на месте и начал всматриваться в профессора. Он уже давно понял, что чем сильней ярость профессора, тем тише голос. Что он не так сделал, что могло рассердить Северуса? Вроде ничего такого. Так почему он злится?
- Что случилось? – Гарри решил не терзаться, а прямо спросить.
- Что случилось? – шелестящим шепотом передразнил Северус. – Не хочешь объяснить мне сегодняшнюю главную новость?
- Не понимаю о чем вы, - невозмутимо ответил Гарри.
- Ах, он не понимает! Может, тогда объяснишь, как ты связался с Темным Лордом?
- Что? – удивился Гарри.
- Думаешь, я не понял, что ты снова снюхался с Лордом? Ты думаешь, я не помню тебя ТАМ? Я еще долго мучился, вспоминая, кто меня спас. Не мог вспомнить, но сегодня, увидев Пожирателя в черной маске, я все понял.
- Ты вызвал меня, чтобы поблагодарить? – холодно спросил Гарри, убирая все маски доброжелательности.
- Ах ты, наглый мальчишка! – в не себя от ярости прорычал Северус. – Я вызвал тебя, чтобы дать понять, что ты зарвался хуже некуда, поэтому я сообщу о тебе и твоих воспоминаниях директору Дамблдору.
Спокойный ответ мальчишки только еще больше вывел Северуса из себя.
- Знаешь, Северус, в чем твоя проблема? Ты слишком много сомневаешься. Сейчас ты не можешь решить выдать меня Дамблдору или оставить все как есть. Не отрицай, я вижу это. Но учти, если ты меня выдашь, то начнется катастрофа. Это война, Северус, а на войне всегда гибнут люди. Я лишь свожу количество жертв к минимуму.
- К минимуму?! Я с самого начала должен был понять, что ты ставишь свою жизнь выше жизней всех остальных людей. Слишком высокомерный, чтобы заботиться о ближнем.
- Нет, Северус, ошибаешься. Я забочусь о ближнем. И никто не виноват, что близок мне только один человек. Ты просто не знаешь, что делал Лорд в нашем мире до того, как я вступил в его ряды. Ты не видел его, когда для него не существует преград.
Горечь в голосе юноши заставила Северуса успокоиться. Может, им еще удастся решить проблемы мирным путем, без привлечения директора?
- Ты можешь показать? – осторожно спросил он.
Гарри лишь с грустью глянул на него. Он уже давно понял, что Дамблдор держит при себе Северуса как шпиона и только. При первом удачном случае он избавится от него. Ему стало жаль этого человека. Именно поэтому он позволил Северусу при помощи заклинания заглянуть ему в мысли.

…Он оказался в больнице. Пустынные светлые коридоры. В больнице никогда не бывает настолько тихо. Даже ночью. А вот и ответ на вопрос «Куда все подевались?». За стойкой администратора обнаружился первый труп. Женщина. Глаза ее застыли и таращились в пространство. Это была Авада Кедавра. Неподалеку стоит каталка, а рядом еще один труп. Медбрат. Вдруг эту неестественную тишину разрывает крик… плач младенца… и жестокий смех… Слишком знакомый смех…
Северус, леденея от ужаса, пошел дальше по коридору. Там, за углом, лежало много тел, словно эти бедняги срочно пытались покинуть больницу. Поднял голову и увидел надпись «Родильное отделение». Северус замер на месте, не решаясь идти вперед, но все решил еще один крик. Уже скоро он стоял перед стеклом. Он был лишь посторонним наблюдателем, но такого ужаса он не испытывал никогда в своей жизни.
Перевернутые люльки… крошечный младенец на полу, словно сломанная кукла… нетронутые люльки, заляпанные кровью со скрюченными тельцами… Пожиратели Смерти в дальнем углу… и зомби… несколько зомби…
Северус еле сдержал крик ужаса, когда увидел это. Зомби держит в руках сверточек, завернутый в одеяло… в воздухе мотаются крошечные кулачки… надрывный крик младенца… Но он не достиг ушей зельевара. Он ничего не слышал. Осталось только зрение и морда, наклонившаяся к ребенку…

- Боже мой, не хочу… Я верю… - хотел крикнуть Северус, но Поттер не пустил. Он сам выбрал следующее воспоминание и пустил в него Северуса.

…Северус, кое-как стоя на ногах оглянулся. Снова неестественная тишина. Только в этот раз он оказался на улице какого-то провинциального городка. Он двинулся вперед. Он не мог понять, что хуже: или тот ад в родильном отделении, или этот мертвый город.
Не успел он выйти на другую улицу, как увидел два тела. Женщина, прижимающая к себе трехлетнюю девочку… Их рты раскрыты в уже беззвучном крике… Словно две сломанные куклы…
Оглянулся. От увиденного голова пошла кругом. Нет выживших. По всей улице лежат тела… люди лишенные души… умершие от ужаса… взрослые… дети… нет живых…
Отныне это поистине Мертвый город. Последние живые люди покидают его, ведя за собой тварей, несущих безумие и смерть… дементоров…

- Ты хочешь, чтобы я продолжил?! – ушей Северуса достиг крик Гарри.
- Нет… Я не хочу это видеть…
Дыхание все никак не могло выровняться. Северус с удивлением понял, что вдохи и выдохи перемеживаются с всхлипами. Хлопнула входная дверь. Он поднял голову и увидел, что его ученика уже нет в комнате. Поднявшись с пола, он двинулся в сторону бара. Ему необходимо выпить… нет, напиться. Напиться до такой степени, чтобы забыть кричащих младенцев и мертвый город. Чтобы забыть все эти ужасы... Но никто из нас не застрахован от кошмарных снов. И Северус был уверен, что еще долго будет видеть по ночам мертвую девочку, ищущую в объятиях матери спасение и крошечного ребенка, сломанной куклой лежащего на полу с выеденной серединкой.

* * *

Как же он был зол! После этого разговора с Северусом Гарри долго не мог восстановить самообладание. На улице ветра уже усилились, и полил ледяной ливень. Но его это не волновало. Сегодня ему пришлось снова вспомнить те ужасы, которые он пассивно наблюдал из-за связи с Темным Лордом. Когда он это увидел в прошлый раз, он впал в некое подобие комы. Ни на что не реагировал. Ни ел, ни пил, ни двигался. Он ничего не мог делать. Перед глазами стояли картины нападений. Они подавляли волю. Что они могут сделать, когда Лорд настолько жесток и повелевает такими монстрами?
- Как ты вовремя, Том, - пробормотал Гарри, почувствовав жжение в метке.
Их вызывают. Отлично. Может, представится возможность сорвать злость?

* * *

Их отправили в Азкабан. Приказали освободить заключенных. Тюремщики были не готовы к нападению. Никто не мог понять, зачем нападать на то, что содержит в себе лишь толпу безумцев. Темный Лорд дал приказ забрать всех, кто еще в своем уме. Они и заберут… кого посчитают нужным.

Гарри молча продвигался по мрачным коридорам тюрьмы. Он был один. Никто не решился идти с этим человеком. Уже на входе они увидели, на что он способен.
Открыл очередную камеру. Осветил помещение.
- Так, так. Кто тут у нас? – издевательски спросил он.
Из дальнего угла камеры вышла женщина. Гарри узнал ее. Слишком долго в своем мире он вынашивал планы ее убийства.
- Кто ты? Зачем ты пришел? – прохрипела она.
- Меня зовут Вестник смерти, - издевательски ответил он. Какая удача – он натолкнулся на камеру Беллы.
Женщина никак не отреагировала. Видимо Азкабан лишил ее своеобразного юмора.
- Ты спросила «зачем я пришел?». А как ты думаешь, Белла?
- Ты знаешь мое имя? – удивилась женщина.
Попыталась найти знакомые черты. Безрезультатно. Они видятся впервые.
- Я много чего о тебе знаю, Белла, - туманно ответил Гарри.
Вот он шанс. Он может отомстить за свою боль. В его мире ему не повезло. Эта женщина была слишком нужна Лорду, поэтому тот запретил ее трогать. Она сама умерла на задании. И его месть осталась неудовлетворенна. И вот он, шанс.
- Темный Лорд приказал забрать тех, кто по-нашему мнению еще способен ему служить, - Гарри усмехнулся надежде, появившейся на лице женщины и беспощадно продолжил: - Но, по-моему, дементоры слишком затронули твое сознание. Ты больше не сможешь служить своему Господину.
- Что? – прошептала Белла, не понимая, что он хочет до нее донести.
- Я говорю: ты уже не сможешь послужить на пользу кому-либо. Авада Кедавра.
Гарри развернулся и отправился прочь от камеры. Он был удовлетворен. Женщина, принесшая ему столько бед и боли, наконец, мертва.
Сегодня он снова был Вестником смерти. Он никого не щадил. Он мстил за все.

* * *

- Я доволен вами, - удовлетворенно проговорил Лорд, рассматривая коленоприклонных Пожирателей. – Вы хорошо сегодня поработали. Очень жаль, что осталось так мало наших соратников в своем уме. Но мы отомстим за них. За наших друзей, родителей, любимых. Можете идти отдыхать, но не забывайте, за что мы боремся.
Утомленные Пожиратели стали аппарировать кто куда. Кто-то домой, чтобы уснуть беспокойным сном. Кто-то в бары, чтобы залить свое горе. Ведь так много близких людей осталось мертвыми в стенах этой проклятой тюрьмы. Так много близких не смогли справиться со всеми ужасами заключения. Будь проклят Азкабан! Будь проклят Дамблдор! Будь проклят мир, где правит Свет!

- Ты хотел, чтобы я остался, - произнес Гарри, когда исчез последний приспешник Темного Лорда. – Что ты хочешь?
Он встал с пола. Как же ему надоело постоянно стоять пред Лордом на коленях! Но чуть было не упал обратно, когда услышал ответ:
- Тебя.
Нет, он, конечно, предполагал, что подобное снова случится. Но не так же скоро!
Том быстро подошел к своему слуге. А слуга ли он?
Жестко схватив пальцами подбородок, он приподнял голову юноши. Как всегда вызов в этих прекрасных изумрудах.
Нет, он отнюдь не слуга. Он - его постельная игрушка.
Гарри чуть пошатнулся, когда губы Лорда властно завладели его ртом. Это был даже не поцелуй. Скорее укус. Требование открыться, отдаться во власть.
Приняв правила, Гарри не менее жестко ответил на это подобие поцелуя. Уже скоро каждый чувствовал во рту металлический привкус. Кровь.
Почувствовав кровь, Том стал смаковать этот вкус юноши. Крепко держа одной рукой его за шею, а другой - притягивая за талию все ближе, он направлял его ближе к стене. Им нужна опора.
Гарри откинул голову назад. Ему нужен был воздух. Но так он лишь открыл своему ненавистному хозяину доступ к беззащитной шее, чем тот и не замедлил воспользоваться. Целуя-кусая белую кожу, Том ловил тихие стоны. Как же давно он хотел это услышать! Этот мальчишка сводит его с ума. Когда он находится в комнате, Том не может сосредоточиться ни на каких делах. Если его нет поблизости, то он снова не может сосредоточиться, потому что хочет, чтобы тот был постоянно рядом. И вот сейчас ему выпала возможность пить эти редкие стоны.
Гарри безумными глазами смотрел вперед, но ничего не видел. Каждый раз, когда он был с Томом, ему было до невыносимости плохо. Этот каждый раз он предавал Драко. Каждый их акт проходил на грани удовольствия и боли. По щеке скользнула слеза, когда Том резко ворвался в него.
Том стал двигаться, но пред глазами все еще стояло лицо мальчишки во время вторжения. Запрокинутая голова, рот открыт в беззвучном крике, маленький соленый хрусталик, падающий ему на лицо.
Стоны эхом блуждали по большой зале. Движения мужчин становились все резче, все судорожнее. Мгновение, и оба сотрясаются в последних судорогах любви.
А хотя какая там любовь? У этой пары никогда не было чувства даже близко похожего на любовь. Один всегда был ведом чувством мести и жаждой смерти. Другого - всегда вела кровь. Каждый ритуал, завязанный на крови, все больше укреплял эту зависимость. Кровь одного всегда хотела соединиться с истинным носителем. И еще не разу не произошло так, как хотели эти двое. Никогда не ведать им успокоения…

* * *

Драко проснулся рано утром. Что-то его встревожило. Или это просто из-за плохого сна? Он перевернулся на другой бок, решив, что это все сон, но вдруг услышал звук, не вписывающийся в утреннюю обстановку этой мальчишеской спальни. Из ванной комнаты доносились всхлипы. Скинув одеяло, Драко босыми ногами прошлепал по направлению источника звуков.
Это оказался Гарри. Он стоял в одной из кабинок и нещадно натирался мочалкой. Его прекрасная кожа уже была красной от горячей воды и этого трения, но он и не думал останавливаться. Казалось, он ничего не замечает. В этот момент для него ничего не существовало кроме своего грязного тела.
- Гарри, что случилось? – заботливо спросил Драко, подходя к нему и отнимая проклятую мочалку.
- Отдай, Драко… Я такой грязный… Мне нужно смыть всю эту грязь… - слова шли вперемешку с всхлипами.
- Гарри, что произошло. Ты не грязный…
Тут-то до него и дошло, что случилось с Гарри. Судорожно вздохнув, Драко крепко прижал его к себе. Гарри схватил его за плечи и стал медленно соскальзывать на пол. Не обращая внимания на уже промокшую пижаму, Драко опустился рядом, прижал голову Гарри к своей груди и стал его укачивать. Постепенно всхлипы становились все реже. А вскоре и вовсе затихли. Он подхватил затихшего юношу на руки и уложил в свою кровать. Задернув полог, Драко крепко обнял Гарри, прижимаясь к нему всем телом.
- Как это произошло? – тихо спросил он.
Нет, он вовсе не хотел знать это, но Гарри просто необходимо выговориться.
- Кровь… она снова хочет воссоединиться с носителем… у него снова ко мне влечение… Боже, как же я устал от этого…
Драко лежал и молча слушал прерывистый шепот любимого, все еще поглаживая густые черные волосы.
- Успокойся, любимый, - стал нашептывать он ему в ухо. – Мы это уже проходили. Пройдем еще раз.
- В прошлый раз тебя не было рядом, - укоризненно прошептал Гарри, и Драко почувствовал его слабую улыбку.
- Теперь я не оставлю тебя. Больше никогда…

* * *

Уроки для него проходили словно в тумане. Он ничего не слышал, не видел. Внутри все клокотало от гнева. Он не будет чьей-либо постельной игрушкой! И все же он понимал, что это необходимо… на время.
- Гарри, пошли. Скоро начнется ужин.
Гарри очнулся на звуки голоса Драко и улыбнулся ему. Как же он был рад, что его любимый снова рядом! Больше ничто их не разлучит. Драко сам это обещал. И смерть тому, кто осмелиться попробовать это сделать!

Ужин проходил в нормальной атмосфере. Из-за стола Гриффиндора то и дело доносились взрывы хохота. Особенно слышно было этого Лонгботома. Студенты Рэвенкло шумно обсуждали какие-то новые открытия в мире. Хаффлпаф как всегда спокойно поглощали пищу. И лишь за столом Слизерина царило в основном молчание, по крайней мере, на той стороне, где сидели старшеклассники.
Вдруг двери в большой зал распахнулись. Голоса мгновенно стихли. Внимание всех и каждого было обращено на пришедших Авроров. Один из них подошел к профессорскому столу и протянул какую-то бумагу. Тот пробежал глазами документ и кивнул, как показалось Гарри удовлетворенно.
Аврор пошел обратно, но остановился напротив места, где сидел Поттер.
- Гарольд Джеймс Поттер, вы арестованы.
- По какому обвинению? – спокойно спросил Гарри, вставая с места.
- Пособничество Темному Лорду...

22:55 

Mykyeytsh
Глава 7. Скользкая дорожка



Большое спасибо, дорогие читатели. Мне было очень приятно, что вы оценили главу. Специально для вас, Халва, white_fire, Фалькорр я выкладываю главу перед отъездом. Наслаждайтесь, потому что следующая глава выйдет, скорее всего, только двадцатых числах августа.
Saiana, обязательно зайду, когда приеду с деревни. Большое спасибо.


Люциус Малфой тихо и почти незаметно стоял у двери. Сторожил, можно и так сказать. Если конечно такое плебейское действие можно отнести к такому человеку. Но что поделать... Он и в самом деле охранял покой своего Господина. Только несколько минут назад был закончен ритуал, который навеки связал жизни двух людей. Когда Господин, пребывая в прекрасном расположении духа, сообщил, что собирается сделать, Люциус был в шоке. В шоке и категорически против этого действа. Этот мальчишка слишком много на себя взял. Что такого он показал Хозяину, что прямо вечером того же дня, когда состоялась встреча, ему поставили Черную метку? Без проверок, без угроз. Это было слишком необычно, чтобы отнестись к этому с доверием. Но его как всегда никто не спрашивал. Сейчас Господин вместе с новым последователем его веры приходили в себя после ритуала.

* * *

Гарри сидел в кресле напротив Тома и старался успокоиться. Итак, он вновь ввязался в войну. В не его войну. Хотя теперь, похоже, она стала его. А как хотелось спокойной жизни рядом с Драко! Но гриффиндорец, захороненный слишком глубоко в душе, вновь на мгновение показался наружу. Он не смог бросить сестру в лапах этого монстра. Зная любимые игры Лорда, он не посмел обречь на них девушку. Это бы ее сломало. Ее жизнь состояла только из светлых тонов. Тьма бы ее уничтожила. Он нал это наверняка, потому что Тьма уже разрушила его душу. Он помнил, какого это ощущать пустоту там, где должны быть добрые чувства.
Понимать это одно, но что же ему делать? Спасти Веронику и вместе с ней сбежать? Нет, нельзя. Когда Лорд достигнет власти самостоятельно, он уничтожит всю их семью. Да и к тому же, он уже ступил на скользкую дорожку. После ритуала обратного пути не стало. Помочь сбежать девушке, а самому остаться здесь, на службе? Вариант, но все же... Он должен быть рядом с Драко, когда тот очнется. Он не может упустить этой возможности. Стать шпионом Дамблдора? Вряд ли. С его неприязнью, нет, ненавистью к старику он не сможет работать без предвзятостей. И к тому же, у него имелись планы и на счет старого манипулятора. А что если... А что если пустить историю по руслу, которое уже проверено на наличие рифов?
Гарри улыбнулся и заметил, что взгляд Лорда тоже обрел осмысленность.

Лорд медленно приходил в себя. Слишком много свалилось на его плечи после ритуала. Он понял это только тогда, когда были произнесены последние слова клятвы. Первое, что он почувствовал, это легкость в его уже не молодом теле. Взгляд на налитую свинцом руку дал понять, что он снова молод. Итак, появились новые плюсы во всей этой неразберихе. Но было и то, что пугало Темного Лорда. Тяга. Влечение. Необходимость в наркотике. И наркотиком этим был юноша, расслабленно восседавший в кресле напротив. То, что он - привлекательный молодой человек, Том признал еще при первой встрече, но то, что он станет испытывать влечение к своему новому слуге, было полной неожиданностью. Вся эта умиротворенность была разрушена единственной улыбкой.

Гарри улыбнулся, и улыбка вышла милой и злобной одновременно, как будто он воображал жуткие вещи и представлял, как забавно будет их проделывать. У него, наконец, был план! А для начала его осуществления нужно было устранить все препятствия на, и без того, зыбкой почве.
- С вами все в порядке, мой Господин? – поинтересовался Гарри, хотя ответ был ему вовсе безразличен.
- Все хорошо, - ответил Том и увидел, как вздрогнул Гарри.
Когда заговорил Лорд, он чуть не содрогнулся от ужаса. Мало того, что уже сейчас в глазах его «хозяина» плескалась похоть, так еще и этот голос... Голос из прошлого...
- Когда будет отпущена девушка?
- Сразу к делу? – усмехнулся Лорд. – Как же ты нетерпелив, Вестник смерти.
- Ты не ответил, - хмуро напомнил Гарри.
«Вестник смерти» так прозвали его Пожиратели в его мире из-за того, что там, куда он шел на задание, никогда не оставалось выживших. Смерть была его единственной спутницей на протяжении многих лет… службы.
- Люциус, освободи девушку, - приказал Том.
Малфой покорно поклонился и направился к выходу, когда его достигло дополнение к приказу:
- Предварительно стерев память о пребывании здесь.
Люциус глянул на Господина, тот пожал плечами и кивнул. Еще раз поклонившись, Малфой пошел исполнять распоряжение.

Вероника прикрыла глаза рукой, когда дверь в камеру отворилась. Чуть привыкнув к свету, она опустила руки и взглянула на посетителя. «Он запытал его до смерти» - пронеслись в голове слова брата. Она уже успела отведать болевые проклятия от палочки Малфоя. Повторения ужасно не хотелось.
- У тебя хороший ангел-хранитель, девочка, - услышала она, прежде чем потерять сознание.

* * *

- Поттер, где ты шлялся столько времени?! Твои… родители уже готовы созывать поисковую группу, - прошипел Северус, когда рано утром наткнулся на крадущегося в слизеринскую гостиную Гарри.
Тот остановился и, как ни в чем не бывало, произнес:
- И рад вас видеть, профессор. То где я пропадаю, вас не касается. Счастливого дня.
Гарри уже развернулся, оставив обалдевшего от такой наглости преподавателя позади, и пошел дальше, когда услышал то, от чего защемило сердце:
- Драко очнулся.
- Я к нему, - Гарри развернулся и пошел к профессорским комнатам, но был остановлен словами:
- Стоять. Я сменил пароль, так что теперь без моего разрешения ты туда не зайдешь. Отвечай. Где ты был эти два дня?
- Искал сестру, - буркнул Гарри.
Он уже успел и подзабыть, какой Северус бывает принципиальный.
- Два дня? – иронично спросил Северус.
- Да.
- Она уже два дня как находится в школе. Не ври.
- Она нашлась. Где она была? Я был прав? – Гарри решил увести разговор от щекотливой темы.
- Не знаю, был ли ты прав. Она ничего не помнит. Помнит только, как мистер Пьюси признавался ей в вечной любви и рассказывал об ужасной ошибке, а потом ничего. Провал.
- Странно. Вы уже пробовали пробиться сквозь заклинание?
- Конечно, пробовал, Поттер, - рыкнул Снейп, даже ему самому показалось, что голос прозвучал обиженно.
- Я просто спросил, – Гарри примирительно поднял руки вверх. – Драко давно пришел в себя?
- Нет. Сегодня ночью.
- Можно мне его навестить? Всего пара минут, и я исчезну из ваших комнат.
Северус скривился, поняв, что не может отказать этому ребенку. Эти зеленые глазища смотрели на него с такой надеждой.
- Хорошо. Только не долго. Скоро начнутся занятия.
Гарри счастливо улыбнулся и почти побежал к профессорским комнатам. Северус покачал головой, видя это нетерпение, и пошел дальше патрулировать коридор.
- Северус…
Профессор резко обернулся, желая напомнить студенту, что существует субординация между учеником и преподавателем, как…
- …спасибо.
Такой благодарности он даже не ожидал. Всего пара слов. Таких простых слов, которые можно услышать на каждом шагу, но сердце мрачного профессора немного оттаяло.

Гарри быстро, почти бегом, преодолел расстояние до заветных комнат. На мгновение замер на пороге комнаты, где находился Драко, но потом решительно вошел внутрь. Драко полусидел-полулежал на широкой кровати.
- Драко… - выдохнул Гарри, хватаясь за косяк.

* * *

- Черт, где тебя носит? – прошипел Блейз, когда Гарри сел рядом с ним на Трансфигурации.
Только что началась первая пара, поэтому приходилось общаться очень тихо.
- Мне пришлось задержаться, - шепотом ответил он.
- Когда ты не пришел в назначенный час, я уже подумал, что ОН решил и тебя прикончить.
- Блейз, я еще не провинился, чтобы меня прикончили, - заметил Гарри.
- Ты же говорил, что не пред кем не склонишь голову. Говорил, что никто этого не достоин!
- Мистер Забини, повторите то, что я сказала, - строго проговорила Макгонагал, подходя к их парте.
-…
- Будьте добры слушать лекцию, а не отвлекаться на разговоры с мистером Поттером.
- Я понял, профессор, - Блейз опустил голову, делая вид, что пристыжен.
Макгонагал кинула еще один строгий взгляд в их сторону и больше не подходила.
- Он мне не хозяин. В истинном смысле этого слова, - еще тише произнес Гарри.
- А кто ОН для тебя?
- А для тебя?
- Я не знаю, - признался Блейз. – После смерти Эдриана я не могу служить ему всем сердцем.
- А ты и не служи. Мы выше его. Он не заслуживает нашего поклонения.
- Ты так говоришь, словно... Не знаю. Ты считаешь нас высшей расой?
- Может быть. Временами.
- Ты не ответил. Кто ОН для тебя?
- Всего лишь оружие.
- Против кого?
- Против мира, - туманно ответил Гарри и стал для приличия слушать профессора.

* * *

Северус в очередной раз нахмурился. Что-то странное витало в воздухе. Что-то опасное.
Драко вернулся к школьной жизни. Но что-то странное сквозило и в его поведении. Он стал еще спокойней. Холодней. А как его встретили сокурсники! Те, кто уже прошел посвящение, были просто в шоке, увидев идущего, как ни в чем бывало, Драко в компании Поттера и Забини, который, кстати, тоже был достаточно ошарашен. Для всех других факультетов стало странным такое отношение к лидеру слизеринцев. Для всех, кроме Вероники Поттер, которая с ужасом смотрела на Поттера.
Что касается Поттера, то он стал еще загадочней в последнее время. Постоянно где-то пропадал и прогуливал занятия.

* * *

Северус стремительным шагом направлялся в директорский кабинет. Сегодня собрания Ордена Феникса не предвиделось, особо ужасных вещей в мире не происходило, так что этот вызов был, по крайней мере, странным. Ах, да, еще его вот уже второй месяц Лорд не вызывал на личную аудиенцию.
- Проходи, мальчик мой, - произнес голос Дамблдора, когда Северус постучался.
Все по сотни раз отрепетированному сценарию: скривился при приветствии, поставил блок на мысли, отказался от чая и лимонных долек. Каждый раз одно и то же!
- Северус, я просил тебя зайти, чтобы обсудить важные вещи. Как продвигаются твои дела в стане врага?
- Лорд уже месяц меня не вызывает. Думаю, он перестал мне доверять, - болезненно ухмыльнулся он.
- Северус, ты наш единственный шпион. Ты не можешь потерять это место! – поблескивая глазками, произнес директор.
Этого не должно было случиться! Ему необходимо было знать, что задумывает этот несносный мальчишка! Как было бы просто, если бы он не закончил школу! Было же столько возможностей!
- Это не от меня зависит, директор Дамблдор, - ровно ответил Северус, хотя внутри все клокотало.
Как смеет указывать ему этот старик?! Да, кто он вообще такой?! Он, видите ли, рискует жизнью, отправляясь на собрания, а старик требует, чтобы он держался за это место! Если бы не ингредиенты, он бы давно уже ушел и от Лорда и из этой школы, где плетут интриги еще по хлеще дворцовых. Но Вальтер не сможет выжить без этих зелий...
- Конечно не от тебя, мальчик мой, - как-то уж быстро Дамблдор признал свою неправоту. – Я хотел показать тебе кое-что.
Директор вынул из шкафа Омут Памяти и поставил его перед зельеваром.
Северус не хотел этого делать. Очень не хотел, но он знал, что нельзя перечить старику.
- Что я там увижу?
- Смотри, ты и сам все поймешь. Это произошло несколько дней назад.

Северус с обреченным видом нырнул в чужие воспоминания. Но он был не готов оказаться на пепелище. Оглянулся. Какой знакомый вид на горы! Только как же можно сопоставить этот пейзаж и угли на месте поместья?
Впереди замаячил силуэт Дамблдора, и Северус последовал за ним. Странно, но директор был на удивление спокоен, несмотря на то, что в этом доме проживала семья его ученика, трое из которых были его сторонниками.
- Профессор Дамблдор, нам удалось снять щиты, - сообщил директору подошедший министерский работник. Кингсли кажется. – Эти щиты были настроены так, чтобы никто не услышал постороннего шума, вроде криков, и для того, чтобы никто не смог выйти из дома.
- Мелисса и Теодор были сильными магами. Неужели они не смогли снять это заклинание? – недоверчиво покачал головой Альбус.
- Не смогли, - печально подтвердил Кингсли. – Ни одного члена семьи не спаслось. Ни одного.
- Удалось установить, сколько времени длилось нападение?
- Магия действовала всего пара минут. Использовано только два заклинания: негасимого огня и запирающее. Лишь заклинания, которые может воспроизвести любой семикурсник.
- Так что же помешало им выбраться? – задумчиво проговорил директор, ни к кому уже не обращаясь.
Умно, Том. Только ты мог додуматься до такого простого и жестокого способа устранения предателей. И почему мне в голову лезет мысль, что автором этой идеи являешься вовсе не ты?
Северус двигался за директором по пятам. Обстановка наводила ужас. После этого пепелища ничего не уцелело. Его пробил озноб, когда он увидел то, куда так стремительно стал двигаться директор. Среди углей дома виднелись белые кости... ребенка. Мальчика. Эдриан.
Альбус осмотрелся и, поняв, что никто не смотрит в его сторону, подобрал лучевую кость.
- Я все равно узнаю, кто это сделал, - прошептал он и, махнув на прощание аврору, аппарировал.

- Вы узнали, кто это сделал, - спросил Северус, удобней усаживаясь в кресле. Разговор предстоял нелегкий и вряд ли короткий.
- Не совсем. Но у нас, похоже, скоро появится новый сторонник. Блейз Забини был на месте трагедии. Если бы ни одна неизвестная личность, он бы помог семье спастись.
- Что сделал этот «неизвестный человек»?
- Он помешал ему пробиться к дому, крепко держа.
- Вы сами сказали, что сильные маги не справились с заклинаниями, тогда чего ожидать от мальчишки-школьника? Хорошо, что ему помешали, иначе его семья так же была бы уничтожена.
- Как бы плохо не звучала эта новость, следующая еще хуже.
Северус напрягся. Дамблдор никогда не скажет таких слов, если все не так плохо.
- У Пожирателей Смерти совсем недавно появился слишком хороший для нас предводитель. Все нападения под его началом оканчиваются удачно. Он всегда опережает нас на шаг и более. Тебе известно имя того, кто скрывается под черной маской?
- Я никогда не слышал о таком. В рядах Лорда никогда не было столь явного отличия. Темный Лорд перестал мне доверять, по крайней мере, я так думаю, поэтому я уже давно не появлялся на собраниях. При мне никто не отличался. Может Белла? Она всегда была жестока.
- Нет, мой мальчик, она предпочитает пользоваться пыточными заклятиями. Мы уже давно знаем ее… почерк. Этот же... Этот мне еще не знаком.
- Альбус, вы сказали, что все нападения под его началом успешны. Какие еще были нападения?
- Министр просил меня не разглашать эту информацию, но ты член Ордена... Сегодня рано утром была совершена атака на министерство магии. Работники, что пришли раньше положенного были убиты.
- Нападение было на министра или на какой-нибудь отдел?
- Нападавшие спокойно смогли добраться до Отдела Тайн.
- И они смогли вернуться? – не поверил зельевар, зная лабиринты, служащие коридорами этого отдела.
- Они не просто смогли вернуться. Они обошли стороной все ловушки. Такое ощущение, что им было известно их расположение.
- Они что-то забрали?
- Патрулирующий сказал, что Пожиратели приходили в Зал пророчеств. Но чтобы найти украденное пророчество потребуются годы. Я дал им указание проверить все пророчества, сделанные во время войн с Томом.
- У вас есть догадки?
- Есть, но если они подтвердятся, то нам станет очень сложно воевать.
- Будто нам сейчас легко, - буркнул Северус и отвел глаза.
- Северус, ты еще не видел настоящей войны, - грустно проговорил Дамблдор, вспоминая свою войну с Гриндевальдом. – Том пока только играет.
- Поверю вам на слово, и буду надеяться, что никогда не увижу реальной войны.
- Ты ничего не хочешь мне сказать?
- Нет, профессор, - как всегда ответил Северус и встал. – Доброй ночи, Альбус.
- Доброй, мой мальчик. А, Невилл, входи. Лимонную дольку?
Северус быстро вышел из кабинета, оставив Лонгботома на растерзание любителя сладостей. На пол пути к своим комнатам, он почувствовал жжение Черной метки. Черт! О нем вспомнили. Если он не придет на зов, то его точно сочтут предателем. А если придет, то возможно уже не вернется. Жжение усилилось, и выбора не осталось. Быстро покинув пределы антиаппарационного барьера, он отправился на встречу неизвестности.

* * *

- А вот и тот, ради кого мы сегодня и собрались, - было первое, что услышал Северус после своего прибытия. – Северус, мой друг, неужели ты так и не понял, что я не терплю предателей? А то, что шпионов я не люблю еще больше?
Снейп оглянулся. Он в западне. Аппарировать невозможно. Бежать тоже из-за окруживших его Пожирателей. А вот и этот неизвестный в черной маске. Стоит и с интересом наблюдает за разыгрывающейся драмой.
- Что, Северус, тебя заинтересовал мой Вестник смерти?
Вестник смерти? Кто придумал такое прозвище? Чушь. Или оно заслужено?
Неважно. Полетели первые болевые проклятия. Следующий заход. Все окружавшие его Пожиратели пускали и пускали пыточные проклятия. Северус думал, что он уже не сможет почувствовать еще большей боли, но все постоянно начиналось сначала и с удвоенной силой. Он уже не мог сосредоточиться на лицах – все смешалось в сплошную линию, лишь иногда мелькало черное пятно. Но вот все кончилось, и лишь кто-то странным голосом с шипящими интонациями произнес:
- Киньте его в камеру. Позже продолжим.
А потом было забвение. Приятная непроглядная тьма.

Сколько прошло времени, он не знал. Временами он приходил в сознание, но вскоре уплывал обратно в непроглядную ночь забвения. Он знал, что кто-то иногда приходит в его новое жилище, камеру, но кто это понятия не имел. В прочем, для него ничего не имело значения. Все затерялось в боли.
Однажды днем… или вечером… а может, прошло всего несколько часов? Не важно. Просто однажды Северус пришел в себя от холодного прикосновения к своим губам. Прикосновения бутылька с зельем.
- Все хорошо, Северус. Скоро ты будешь в безопасности. Прости, что так поздно.
А потом кто-то сунул ему в руку какой-то предмет, судя по тому, что он оказался на больничной койке в Хогвартсе, оказавшийся портключем.

* * *

Через три дня мадам Помфри смилостивилась и отпустила Северуса на волю. Быстро, пока она не передумала, Северус покинул больничное крыло, куда угодил из-за многочисленных внутренних повреждений. Он плохо помнил тот день, когда вошедшая целительница проверить второкурсника, лежащего с лихорадкой, нашла на одной из коек умирающего профессора. Благодаря ее способностям и терпению Северус вновь был на ногах. Только вот он сомневался, что тот, кто ему помог, может похвастаться тем же.
И в самом деле, Северус вступил в тень, чтобы пропустить кого-то в больничное крыло.
- Куда это он направился? И Поттера куда потащил? – хмуро пробормотал Снейп, когда Драко пронесся мимо больничного крыла, неся на себе Поттера.
Тяжко вздохнув, он отправился следом, не забыв про себя отметить, что в последнее время слишком часто интересуется личной жизнью мальчишки. И вовсе не своего крестника.

* * *

Драко был откровенно напуган, когда, гуляя по вечернему Лесу, наткнулся на тело Гарри. Тот лежал в огромной луже собственной крови. Преодолев шок, он стремглав бросился к окровавленному юноше.
- Поттер! Поттер! Черт… Гарри!!!
В ответ он услышал лишь хрип. Быстро подхватив его на руки, Драко бросился в больничное крыло.
- Не туда… В Комнату по желанию, - кое-как выдавил из себя Гарри.
Драко странно на него посмотрел, но ничего не ответил и все же прошел мимо лазарета.
В Комнате он уложил Гарри на такую знакомую кровать и скинул с себя мантию. Наколдовав таз с водой и губки, он убрал с черноволосого слизеринца все вещи. Содрогнувшись от вида открытых ран, он стал осторожно смывать кровь. Вскоре воду пришлось менять. Осталось заклинанием зашить раны, как…
- Нельзя магией... Непереносимость...
В сердцах сплюнув, Драко отошел, чтобы наколдовать иглу и шелковую нитку. И как только Поттер не загнулся, когда он магией снимал с него одежду? Проглотив ком в горле, Драко принялся за трудоемкую работу.
Свел края кожи… просунул сквозь живую ткань иглу… продел нитку… стежок… еще один…
Когда работа была закончена, Драко обессилено осел на пол и привалился спиной о кровать.
- Ненавижу кровь, - пробормотал он и подскочил на месте, когда услышал насмешку:
- И все же чуть не стал Пожирателем. Спасибо, что помог мне.
- Не за что. Ты же знаешь…
- Знаю, - Гарри сглотнул слезы.
Боже, как же все сложно!
- Какого черта, ты поперся к нему?! Сам! – не выдержал Драко.
- Драко, пожалуйста, успокойся. Тебе сейчас не желательны нервные расстройства.
- Не указывай, что мне делать! Ты не понимаешь, какого было мне, прийти в себя в незнакомом месте и почувствовать, что ты вновь на волоске от смерти!

* * *

Замок словно был построен, для чтобы подглядывать за кем-либо. Так и профессор Зельеварения притаился за одним из многочисленных выступов в комнате.
Северус с непониманием смотрел на юношей из затемненного угла. «Почувствовал, что ты вновь на волоске от смерти»? что Драко имеет в виду? У него, что образовалась какая-то связь с Поттером? И откуда он умеет собственноручно зашивать человека? Такое ощущение, что это ему делать не впервой. Нужно будет с ним поговорить об этом. Кажется, Поттер собирается ответить на вопрос. Что ж, послушаем, раз подвернулась такая возможность.
- Ты ведь знаешь. Мою сестру, Веронику, похитил Лорд. Помнишь мое пророчество? «Грядет тот, у кого хватит могущества победить Темного Лорда… рожденный теми, кто трижды бросал ему вызов, рожденный на исходе седьмого месяца… и Темный Лорд отметит его как равного себе, но не будет себе знать всей его силы… И один из них должен погибнуть от руки другого, ибо ни один не может жить спокойно, пока жив другой… тот, кто достаточно могуществен, чтобы победить Темного Лорда, родится на исходе седьмого месяца…»...
Пророчество? Так Поттер – один из Пожирателей Смерти?! Именно это пророчество, значит, и искал Темный Лорд! Нужно предупредить Дамблдора. Возможно, он что-нибудь придумает. А с мальчишками я завтра поговорю.

* * *

- …Оно и здесь было произнесено, только Лорд выбрал Невилла. И ошибся… Сейчас он решил исправить ошибку. Для этого ему потребовался ребенок Поттеров… Я не смог отдать ему Ронни… Том снова провел ритуал… Я не смог найти другого выхода…
- Дурак ты, Поттер, - сквозь слезы проговорил Драко.
- Я знаю, милый. Иди ко мне. Я так скучал...
Драко, всхлипнув, улегся рядом с Гарри и поднялся на руках, нависая над ним. Медленно, не отрывая взгляда от любимых зеленых глаз, он прикоснулся поцелуем к таким желанным губам.
- Я знаю. Я тоже очень скучал...

22:54 

Mykyeytsh
Глава 6. Точка невозвращения


Альена, вы правы, нужно было предупредить, что ритуал я «позаимствовала» у Ольги Громыко. Извиняюсь, за это недоразумение. В следующий раз (если снова возникнет подобная проблема) обязательно предупрежу. А еще вы меня очень пристыдили, поэтому я переписала весь ритуал (оставив лишь несколько описаний). Благодарю.



Вероника Поттер вместо того, чтобы сосредоточиться на приготовляемом зелье, внимательно наблюдала за братом. Тот снова был хладнокровен и сосредоточен. И следа не осталось от того паренька, что пару дней назад заливал свое горе алкоголем. Интересно, что такого могло произойти, что буквально на следующий день после их заседания в Кабаньей голове, он вновь стал язвительным слизеринцем, спокойно общающимся с другом, Блейзом Забини. Для нее оказалось странным, что временами глаза Гарри заволакивала мечтательная дымка. Он словно был в ожидании. Но чего? Спросить времени пока не представилось. За те три дня после смерти Малфоя она видела брата только на занятиях. Все остальное время он где-то пропадал. И странно, директор так и не объявил траур по погибшему ученику. Казалось, никто кроме нее не знает о смерти Малфоя.
- Ронни, очнись уже. Осталось всего пара минут, а у нас зелье еще не готово. Снейп нас опять начнет оскорблять, - прошипела Лив, когда ей уже надоело самой готовить зелье.
Подруга последние три дня была сама не своя. В прочем, как и ее брат. Сначала они оба были чем-то подавлены, а потом Ронни стала следить за братом, который с каждым днем становился все нетерпеливей.
- Урок окончен, - возвестил Снейп. – Сдаем работы.
Все ученики закопошились, стараясь в последний момент исправить неправильно сваренное зелье.
Лив тяжко вздохнула и сердито глянула на подругу. Та не обратила на это никакого внимания, пребывая где-то в облаках.

- Ронни, можно тебя на минуту? – к ним подошел Эдриан Пьюси, когда они покидали аудиторию.
- Конечно, - девушка, извиняясь, посмотрела на лучшую подругу.
- Я пока пойду. Догоняй.
- Спасибо, Лив.
Молодая Блек развернулась и зашагала в гостиную. Это была последняя пара, значит, теперь можно пойти и расслабиться. Хорошо бы этого Лонгботома не было. Этот «герой» был таким нудилой, что лишний раз встречаться с ним не хотелось. А Вероника тоже хороша. Якшается со своим Пьюси. Она ее уже давно предупреждала, что со слизеринцами общаться – ходить по лезвию ножа. Никогда не знаешь, когда оступишься.
- Ронни, - Эдд взял девушку за руку, - я должен рассказать тебе о самой ужасной ошибке в моей жизни...

Гарри собирал вещи нарочито медленно. Как только последние, его сестра с подругой и Пьюси, покинули аудиторию, он резво все собрал и поспешил в личные комнаты профессора Снейпа. К Драко. Осталось совсем немного, и Драко, наконец, выйдет из магической комы. Каждый день он после занятий прямиком направлялся к любимому. Все для него потеряло смысл. Остался лишь его милый. Каждый день он бегал проверять его состояние. Он знал, чем вызвана кома, но не мог сидеть спокойно. Очень часто он пребывал в воспоминаниях о них с Малфоем. Как же давно это все было! И как же скоро все повториться...

* * *

Гарри стремительным шагом направлялся в кабинет Дамблдора. Сегодня он был на взводе, о чем ясно говорили тучи, которые пригнал сильный ветер. На занятиях не появилась Ронни. Лив сказала, что та не ночевала в гриффиндорской башне. Вот теперь еще и Дамблдор, вызвал его к себе на ковер.
- Лимонный шербет, - буркнул Гарри горгулье.
Быстро взлетев по винтовой лестнице, он, постучавшись, открыл двери. Ему очень не понравилось, что в кабинете уже находились родители.
- Здравствуйте, - тихо поздоровался он со всеми.
- Привет, Гарри, - ответила, улыбнувшись, Лили.
Джеймс также улыбнулся и кивнул в знак приветствия.
- Проходите, мистер Поттер, - проговорил директор. – Я попросил вас троих прибыть ко мне, чтобы сообщить одну ужасную весть.
Все трое Поттеров напряглись от таких слов. Что же могло произойти, раз Дамблдор так серьезен? К своему несчастью они незамедлительно получили ответ:
- Вероника пропала.
Лилия закрыла рот рукой. Ее любимая дочка пропала? Куда? Этого не может быть!
В голове Джеймса проносились подобные мысли.
- С чего вы взяли, что она пропала, директор? – как всегда хладнокровно поинтересовался Гарри.
- Мисс Блек сегодня сообщила мне, что мисс Поттер не ночевала в комнате и не появлялась на уроках…
- Профессор, а вам в голову не приходило, что она, может быть, просто прогуляла занятия, а в спальне не ночевала, потому что у нее есть парень? – спросил Гарри, даже не стараясь скрыть сарказм.
Дамблдор нахмурился. Этот мальчишка не нравился ему. Он и так старается говорить все спокойно, а этот...
- Сегодня в больничное крыло поступило три человека, - вдруг сменил тему он. – Трое пали жертвами василиска.
Смертельный ужас отразился на лицах старших Поттеров. Гарри лишь в полоску сжал губы.
- Они мертвы? – спросил Гарри.
- К счастью, нет. У всех троих взгляд в глаза василиска получился через посторонние предметы. Но это не касается того, зачем вы здесь.
- Вы думаете, что Ронни утащил василиск? – всхлипнув, спросила Лили.
- Мы думаем да. Только нам не известно куда.
- Вы нашли месторасположение Тайной комнаты? – вдруг спросил Гарри.
Если директор прав, то его сестра должна быть там.
- Нет. Мы обыскали все, но так и не нашли ее, - печально ответил директор.
- Соберите всех нужных людей, я провожу вас в самые недра Хогвартса.
Дамблдор резко выпрямился в своем кресле.
- Откуда вам известно ее месторасположение, мистер Поттер?
- Когда я был на втором курсе, Тайная комната была открыта. Этого объяснения достаточно? Если вы забылись, то позвольте напомнить, по вашим же предположениям моя сестра находится в данный момент в этой самой комнате, а вы пытаетесь выяснить, откуда я знаю!
- Гарри! – изумленно уставилась на вышедшего из себя парня Лили. – Успокойся. Не забывай, что говоришь со старшим.
Гарри тяжело откинулся на спинку кресла, в которое уселся когда вошел, и улыбнулся. Как же ему раньше не хватало подобных замечаний!
- Прости, мама. Просто если Ронни ТАМ, то нам нужно спешить, а директор нас только задерживает, - Гарри кинул презрительный взгляд на Дамблдора, который и заметил Джеймс. – Вы собираетесь вызывать Орден, или мы сами отправляемся в Тайную комнату? – приподнял он бровь в чисто малфоевской манере.
- Альбус? – позвал Джеймс, когда тот не отреагировал на гаррино замечание.
А Альбус в это время пытался сообразить, что делать с мальчишкой. Он был нежелательным пунктом для его планов. Из-за него они могли полететь ко всем чертям. Может, лучше все же устранить его пока не поздно? Так по тихому...

* * *

Через полчаса Гарри вел в Тайную комнату процессию, состоящую из Джеймса, Сириуса, Люпина, директора и Снейпа.
- Зачем мы пришли к туалету Миртл? – удивился Сириус.
- Именно здесь великий Салазар Слизерин спрятал комнату, что наводит страх на магов вот уже многие века, - ответил Гарри и прошел в туалет.
Миртл как всегда рыдала, сидя на одном из подоконников. Завидев пришедших, она замолчала и спустилась, зависнув пред их носами.
- Зачем вы пришли? Хотите тоже обидеть бедную Миртл?
- Тебя снова обидели, мое любимое привидение? – прозвучал тихий голос Гарри, от раковины.
Все обернулись в его сторону. Он стоял, лениво облокотившись об умывальник. Именно из-за уделенного внимания парню маги пропустили редкую для мира картину: привидение поменялось в цвете.
Миртл, увидев Гарри, сначала побледнела, отчего ее тело стало и вовсе невидимым, а потом к ней вернулись все краски, и она быстро подлетела к парню.
- Ты здесь?! Как ты оказался здесь? Тебя этот… Снейп уже обыскался! – привидение скривило носик при упоминании о профессоре.
- Мне очень жаль, Миртл, что не попрощался с ним… и с тобой. Передай ему, что со мной все в порядке и я, похоже, скоро снова буду счастлив. Пусть не волнуется.
- Но как ты оказался здесь?
Гарри пожал плечами и выложил сокращенную версию. А потом спросил:
- Миртл, скажи, кто-нибудь пользовался комнатой в последнее время? – Гарри кивнул на вход Тайной комнаты.
- Да, - прошептала призрачная девушка. – Один мальчишка постоянно приходит сюда и спускается вниз.
- Кто это?
- Я не знаю его имени. Только то, что здесь он выглядит не так, как на твоем факультете.
- А была ли с ним девушка? Вчера, например?
- Была, - ответило привидение, после некоторого времени, - только она шла сама, не сопротивляясь. Думаю, он вел ее под заклинанием.
- Спасибо, Миртл. Я как-нибудь загляну к тебе поболтать о прошлом. Но сейчас нам нудно спешить. Передавай привет Северусу.
- Пока, Гарри. Была рада снова видеть тебя.

Гарри подошел к раковине со змейкой и прошипел:
- Откройся.
Маги дружно отпрянули от него. Никто не ожидал, что мальчишка владеет сим темным даром. Только один способен говорить со змеями!
- Гарри, ты можешь говорить со змеями? – осторожно спросил Джеймс.
- Когда мама спасла меня, некоторые силы Тома перешли ко мне. Например, этот дар. Прошу, господа, пред вами вход в самую страшную комнату сего замка.
И он прыгнул вниз. Маги последовали его примеру. Только вот внизу они никого не нашли: ни Вероники, ни Гарри. Никого.
- Поттер? – крикнул Северус, но когда эхо разнеслось по просторным коридорам туннеля, он сбавил тон.
Только обвала им не хватало.
- Двигайтесь вперед, - донесся голос.
И маги послушались. Осторожно, подсвечивая дорогу заклинаниями, они вышли в саму Комнату. Там уже стоял Поттер и… труп василиска.
- Ее здесь нет, - проговорил Поттер, стоя к ним спиной.
- Вы уверены, мистер Поттер? – спросил Альбус, все же держась настороже.
- Уверен. Ее увели через тот проход, - Гарри указал рукой на засыпанный валунами ход. – Даже заклинания не помогут его разгрести.
- Почему вы в этом так уверены? – резко спросил директор, отчего остальные маги посмотрели на него с изумлением.
Директор никогда и ни с кем так не разговаривал.
- Потому что она у Темного Лорда! – рявкнул Гарри и повернулся к взрослым магам.
Тем стоило приложить усилия чтобы не отпрянуть. Мало того что юноша был покрыт кровью, так он еще и плакал. Плакал кровавыми слезами
- Почему вы уверены, что она у Волан-де-Морта? – не успокаивался директор.
- Альбус, давайте перенесем этот разговор в ваш кабинет, - попросил Джеймс, всматриваясь ему в лицо.
Ему показалось или в глазах директора вспыхнула ненависть и ярость, направленная на его приемного сына?
- Ты прав, Джеймс. Продолжим в моем кабинете, - согласился Дамблдор и первым пошел назад.
Следом пошли Сириус и Люпин, успокаивающие Джеймса. Северус задержался, когда увидел, что Поттер даже с места не двинулся.
- Поттер? – осторожно позвал он.
- Не хотите собрать ингредиенты для зелий? – предложил он. – Вряд ли вы сможете столько купить в магазине.
- Откуда вы знаете, что девушка у Темного Лорда? – спросил он, заклинаниями отделяя шкуру рептилии от тела.
- Я видел ее. Он мне показал, - Гарри кивнул на мертвую тушу.
- Показал?
- Я смог прочесть его память. Один из учеников, наложив на Веронику Империо, привел ее сюда, а потом они скрылись за этим проходом. Вы закончили?
- Да, - довольно ответил Северус.
Как хорошо, что Альбус пригласил его в этот поход! Столько ингредиентов из василиска вряд ли можно где-нибудь найти. Северус глянул на своего ученика и увидел, как тот вырывает один из клыков Короля змей.
- Отдам Веронике на память, - ухмыльнулся тот.

* * *

Через час Северус вместе с Гарри возвращались в подземелья. Директор расспрашивал юношу на различные темы, начиная от той роковой ночи, когда погибли его родители, заканчивая его близким знакомством с Плаксой Миртл.
Оказалось, одно привидение может существовать в нескольких мирах. Так и Миртл жила в двух мирах. Гарри был обрадован этому факту, потому что теперь у него появилась способность общаться с его другом Северусом, хоть и посредством привидения.

Достигнув подземелий, Гарри направился проведать Драко. Наконец, появились изменения. Его любимый снова стал выглядеть как нормальный здоровый человек, хоть и оставался еще достаточно бледным. По крайней мере, ушел тот синий оттенок кожи, с которым они его нашли.
- Ты пока поправляйся, любимый, а я решу одну проблему. Надеюсь, что к твоему выздоровлению все будет улажено.
Поцеловав Драко в лоб, Гарри провел рукой по его волосам и вышел из покоев Снейпа. Вернувшийся Блейз уже начал подшучивать над ним: не крутит ли он романчик с преподавателем, а то слишком часто видят его выходящим из личных комнат зельевара. Мда, посвящение в Пожиратели прошло на ура. Сегодня утром совы принесли «Ежедневный пророк», передовицей которого была новость о нападении на Косой переулок. Том добился своего. По крайней мере, обитатели Хогвартса были напуганы.

Быстрым шагом преодолев расстояние до Комнаты по желанию, Гарри принялся осуществлять задуманное. Итак, разжег камин, кинул в него синий порошок. Комнату заволокло голубоватым туманом. Сел в глубокое кресло и стал вдыхать пары. Через какое-то время комната поплыла, и он оказался на перепутье. Сосредоточившись на сестре, он отправился на поиски. Та обнаружилась в какой-то темной комнате. Если судить по убранству, то это была камера. Девушка сидела, прижавшись к стене противоположной от двери, и загнанным взглядом смотрела на проход. Все тело было покрыто ссадинами и порезами, а по щекам непрерывным потокам текли слезы.

- Ты ответишь мне, Том, - прошипел Гарри и резко поднялся с кресла.
Впереди было важное мероприятие, которое и станет точкой невозвращения к прежней жизни. После этого уже никто не сможет жить так, как прежде. Раз переступив границу, вернуться невозможно.

* * *

- Хозяин, вас спрашивают, - вошедший человек в черной мантии склонился в низком поклоне.
- Кто? – раздалось шипение со стороны троны.
- Он не представился. Требует аудиенции.
- Введите наглеца.
Двери распахнулись шире, и через них ввели молодого человека.
- Приветствую, Лорд Волан-де-Морт, - хрипло проговорил юноша.
- Кто ты и что тебе нужно? – резко прошипел Лорд.
- Зовут меня Гарри Поттер. Я хочу исправить ошибку, которую ты допустил шестнадцать лет назад.
- «Поттер» говоришь? - задумчиво произнес Темный Лорд и откинулся на спинку трона. – И какую же ошибку я допустил? – тихо, но угрожающе произнес он.
- Пусть нас оставят наедине, - потребовал Гарри.
Его план не допускал, чтобы кто-то еще был проинформирован в этом.
Лорд махнул рукой, и верные Пожиратели покинули зал.
- Я слушаю.
- Пророчицей Трелони было изречено Пророчество. Шестнадцать лет назад ты, мой Лорд, попытался обойти его стороной, но так получилось, что Лонгботом выжил, а тебе пришлось скитаться по миру в форме паразита.
Том внимательно слушал мальчишку. Интересно откуда ему это известно? Чего он добивался этой аудиенцией, ведь она может стоить ему жизни?
- Ты проиграл ту битву. Я же могу дать тебе то, чего ты жаждешь больше всего на свете...
Том напрягся. Разговор принял интересный поворот.
- …бессмертие и могущество, о котором ты только мечтал.
- Еще раз спрашиваю, кто ты такой, Гарри Поттер, и откуда тебе все это известно?
- Я пришел из другого мира. Наша история сложилась совсем иначе. В семье Поттеров родился мальчик, и ты выбрал его, а не Невилла Лонгботома. Я принес тебе огромную власть. Вместе мы покорили весь мир…
- Почему я должен тебе верить? – лениво поинтересовался Темный Лорд.
Чтобы он сейчас ни говорил, а так хотелось поверить мальчишке.
- Я могу все показать тебе. Войди в мою память и взгляни сам.
- Legiliments, - прошипел Том без предупреждения.
Последнее, что он увидел, прежде чем погрузиться в память, входящий Люциус Малфой и падающий на колени, сжимая голову, мальчишка.

* * *

«Фигура молодого человека стоит на коленях перед троном.
- Не ожидал увидеть тебя в моей обители, Гарри Поттер. Чего же ты добивался этой встречей.
Парнишка поднял голову и взглянул в глаза Темного Лорда безумными глазами.
- Я хочу отомстить... им всем, - наконец, тихо ответил он.
- За что же? – заинтересовался Лорд.
- За все, - во взгляде юноши промелькнули красные искорки гнева, так присущие Лорду Волан-де-Морту.
- Тебе придется пройти проверку на верность. Сможешь ли ты убить тех, кого считал своими друзьями? – насмешливо спросил человек, сидящий на троне.
- Да...»

- Итак, мальчишка не солгал, что служил ему. Что у нас есть дальше?

«- Милый Гарри, я хочу быть уверен, что ты не предашь меня при первой возможности. Сегодня ты прошел испытание, поэтому получишь Черную метку, но еще мы проведем ритуал воссоединения сердец. Если вдруг умру я, ты последуешь на тот свет за мной. Я знаю, как ты любишь жить, поэтому так мы перешагнем через это чертово пророчество.
Темный Лорд провел острым пальцем по скуле юноши, сидящего у его ног. Тот даже виду не подал, что против. Послушная игрушка»

«- Мои юные слуги, сегодня для вас у меня важное задание. Вы должны сравнять с землей магическую академию Шармботтон. Вы отправитесь на задание под предводительством этого человека.
Вперед выступил Пожиратель Смерти в черной маске и окинул пристальным взглядом собравшихся Пожирателей.
- Мы можем отправляться, мой Господин? – хрипло, словно у него повреждены голосовые связки, проговорил он.
- Ступайте, но помните, что в случае провала вы поплатитесь жизнью.
Портключ перенес их прямо в Главный зал, где собрались на ужин все ученики и учителя.
- Не забывайте слова Господина! – крикнул предводитель и ринулся к преподавательскому столу.
Не прошло и пары часов, а все ученики и преподаватели французской магической академии были вырезаны»

- Хм, интересный юноша, совсем не похожий на благородных Поттеров-старших. Ни в ком из них нет столько жестокости. Особенно эффектно выглядел трюк с обезглавливанием директрисы.

«- Мои верные слуги, осталось совсем немного времени, и ВЕСЬ мир окажется у наших ног! Сегодня падет Хогвартс, и наступит Темная эра!»

- Неужели мальчишка сказал правду о завоевании мира!?

«- Вот мы снова и встретились, Дамблдор, - прошипел Волан-де-Морт, свысока смотря на, стоящего на коленях, старца. – Хочу тебя обрадовать. Я тебя не убью, - увидев удивление на лице старика, Лорд усмехнулся и пояснил: - Тебя убьет тот, кому ты доверял, кого натаскивал на меня. И вот теперь это смертельное оружие направлено на тебя. Так взгляни же смерти в глаза.
Из-за спины Темного Лорда выступила фигура в черной мантии и такой же маске. Когда маска была снята, опасения директора Хогвартса подтвердились.
Человек, носивший отличную от остальных Пожирателей Смерти маску, которого опасалось большинство Авроров из-за его жестокости, оказался известным на весь мир мальчиком.
- Здравствуйте, директор, - произнес Гарри Поттер.
- Гарри... – старый волшебник никак не мог поверить своим глазам.
- Авада Кедавра, - прервал терзания старика голос, лишенных всяких эмоций. В зеленой вспышке показалось удовлетворенное лицо парня.
- Да здравствует Темный Лорд Волан-де-Морт! – стали раздаваться крики отовсюду, когда рухнуло тело мертвого директора.
Лорд, хищно ухмыляясь, обнимает Гарри. Кто-то из поверженных врагов выкрикивает их сторону смертельное заклинание, но оно просто рикошетит от них. Смерть больше не властна над Темным Лордом и его любовником!»


- Значит, ты из другого мира, - задумчиво проговорил Темный Лорд.
Пред ним предстала дилемма. С одной стороны, он только что видел, как вместе с этим мальчишкой завоевал мир, а с другой – у него уже есть Избранный.
- Зачем ты пришел ко мне?
- Освободи мою сестру, и я стану служить тебе, и вместе мы добьемся того, чего добились в прошлый раз.
- Ты говоришь, что в твоем мире ты был Избранным, но у нас он есть. Люциус, приведи мальчика.
Малфой поклонился и вышел. Через некоторое время он вернулся в компании… Лонгботома. И с виду не было похоже, что он терпел какие-то лишения.
- Видишь ли, Гарри, у меня уже есть мальчик-который-выжил.
- Но уверен ли ты, что он окажется также полезен, как могу быть я? – сладко проворковал Гарри, при этом кинув презрительный взгляд на Невилла. - Ты ведь выкрал мою сестру лишь потому, что твой «Избранный» не так уж и хорош. И не говори, что это не так. Я все знаю. Я предлагаю тебе себя вместо нее... со всеми вытекающими последствиями...

* * *

Блейз был в ужасе. Темный Лорд приказал им уничтожить предателей. Всю семью. Он просто не мог так поступить. Даже ради Господина. С Эдрианом Пьюси он дружил с самого детства, а теперь, чтобы не вызвать гнев хозяина, нужно убить его и всю остальную семью.
Их группа, состоящая из шести человек, должна была вот-вот отправиться на задание. Осталось только дождаться того, кто будет возглавлять их. Темный Лорд не назвал имени, но намекнул, что для этого человека это тоже своего рода проверка.
А вот они. Темный Лорд сидел на своем троне и беседовал с коленоприклонным человеком.
- Если все пройдет гладко, то ты войдешь в Ближний круг, конечно же, для начала сразившись с одним из моих подданных. Если же нет... Ты и сам знаешь, что будет. Вот и твои подопечные, - Проговорил Лорд, заметив перепуганную группку подростков, глупо пожелавших вступить в ряды его слуг.
Человек лишь слегка повернул голову. На нем была стандартная мантия и маска. Только вот маска была черного цвета. Блейз еще ни у кого такой не видел. Знак отличия?
Оставшийся инкогнито человек, поцеловав подол мантии Господина, резко поднялся и стремительным шагом направился в их сторону. Не сказав ни слова, он прошествовал мимо. Единственное, что оставалось новичкам – это последовать за ним.

С помощью портала они переместились на территорию поместья. В голове Блейза то и дело проносились планы того, как он может предупредить семью об опасности. Наверное, именно поэтому он и не расслышал, что говорит их предводитель. Просто от планов его отвлек крик шести голосов, произносящих заклинание Негасимого огня. Не осознавая, что делает, он побежал к дому, но был перехвачен. Сзади его обвили сильные мужские руки, препятствуя действиям.
- Эх, Блейз, что де ты творишь? Неужели хочешь, чтобы Лорд распорядился поступить так и с твоей семьей? Им уже не помочь. Они знали, на что идут, прося о помощи у Дамблдора.
Блейз обессилено обмяк в удерживающих его руках. Эти руки были удивительно красивы. Так красивы, даже жутко. Длинные с заостренными пальцами, белые как руки Эль Греко или Боттичелли. Такие руки он встречал только у одного человека.
- Гарри, - не веря, прошептал он.
- Тс-с. Мы же не хотим, чтобы об этом узнали другие.
- Какого черта?! – Блейз вырвался из рук и зло глянул в глаза друга.
- Не здесь, - отмахнулся Гарри. – Сегодня ночью, когда все лягут спать, я буду ждать тебя у камина. Тогда и поговорим. А сейчас нам пора идти. Сдавать отчет, - привычно усмехнулся он.
- Но они же еще живы! – с болью в голосе проговорил Блейз.
- Считай, что уже нет, - Гарри резко развернулся и пошел в сторону ожидающих его юных Пожирателей.
Блейз сначала не понял, что тот имел в виду. Но когда снова посмотрел на дом, то все встало на свои места. Он увидел в окне Эдда. Он, крича, пытался выбить окно, чтобы покинуть этот ад, поднявшийся на поверхность. Но все тщетно. Запирающие заклинания всегда удавались Гарри легко. Они встретились глазами. Эдд уже не стучал по окну. В глазах Забини он прочел свой приговор. Смерть.
Блейз резко отвернулся от дома и зашагал прочь. Что ж, задание выполнено. Только вот глаза Эдриана еще долго будут преследовать его во снах. Глаза, в которых читался укор. Эдд и Драко смогли уйти от Темного Лорда, но поплатились за это жизнью. А он как был, так и остался себялюбивым трусом. Если бы не Гарри, он сегодня погубил бы и себя и свою семью. Но он бы сделал САМ выбор. А так... А так он остался в своих глазах предателем. Человеком, променявшим долгую дружбу на какого-то… Господина.

22:54 

Mykyeytsh
Глава 5. Ошибка допущена


Северус всю неделю наблюдал за Поттером. Его поведение заставляло задуматься. Что же он держит в своей голове? Временами он был горяч и вспыльчив, мог спорить с сестрой по пустякам, а временами – спокойным и бесчувственным, словно его ничего не касается. Когда пришли вести о том, что дементоры покинули Азкабан, он лишь презрительно откинул от себя газету. Этот парень был сплошной загадкой. И сегодня Северус решил начать ее разгадывать.
- Мистер Поттер, задержитесь после занятия, - произнес он, когда до окончания урока оставалось пять минут.
Тот в ответ лишь кивнул, так и не отвлекаясь от своего зелья. Северус был доволен его работами. Они всегда получались почти идеальными. «У него точно был хороший учитель» - думал Северус не без гордости. Было приятно осознавать, что он в двух мирах был Мастером.

- Я очень рад, что вы смогли вписаться в коллектив моего факультета, хоть и держитесь чаще всего обособленно, - начал Северус, когда за последним учеником закрылась дверь. Поттер смиренно сидел на своем месте и ждал продолжения. – Это был последний урок на сегодня, поэтому мы можем не спешить. Как вы помните, я не рассказал директору о том, что увидел в вашей памяти.
- Я вам за это благодарен, - спокойно прокомментировал Гарри. – Но вы ведь попросили меня остаться не для того, чтобы об этом напомнить. Я слушаю вас, профессор Снейп.
- Я хочу получить кое-какие ответы на мои вопросы.
- Почему всех так интересует мое прошлое?
- Кто-то еще интересовался? – спросил Северус, напрягшись. Это было плохо, что мальчишкой заинтересовались. Как бы в нем не смогли разглядеть угрозы.
- Блейз постоянно пытается обо мне разузнать. Вчера вызывал директор и пытался узнать подробности моей школьной жизни, - пожал Гарри плечами.
- И что вы им ответили?
- Да, ничего такого важного, - хмыкнул Поттер. – Блейзу и Ронике только мелочи, а директору – почти ничего.
- Почему у вас такая неприязнь к директору?
- А за что я должен его любить?
- Но и ненавидеть вы его не должны, - заметил Северус.
- Я сам решаю к кому как относиться.
- Конечно, сам. Только ты забываешь, что этот директор тебе ничего не сделал.
- Старая привычка, - словно оправдываясь, пожал Гарри плечами.
- А из-за чего неприязнь к вашему прошлому директору?
- Он испортил мне всю жизнь. И я испытываю к нему за это не только неприязнь, но и самую холодную ненависть.
- Каким образом он испортил вам жизнь?
- Профессор, не сочтите за грубость, но вам не кажется, что вы задаете личные вопросы, и это вас не касается?
- Если вы забыли, то именно от меня зависит ваше пребывание в школе. Интересно ли вам будет узнать, как поступят директор или семейка Поттеров, когда узнают о ваших делишках в том мире?
Гарри скрипнул зубами, но промолчал. Если он не станет отвечать, то, возможно, Снейп расскажет о нем и от него постараются в тихую избавиться. Если он расскажет какую-то часть, то сможет еще и заполучить кое-какую информацию.
- Директор с самого начала все решал за меня. Каждый мой шаг был продиктован директором, - нехотя начал Гарри. – На седьмом курсе он перешагнул грань. Моя сила к тому времени уже сформировалась полностью, а он об этом не догадался и постарался продолжить мной манипулировать. Только ничего у него не вышло. Смерть Драко подписала ему приговор. Достаточно?
- О какой силе вы говорите, и какую грань переступил директор?
- Я потомок Гарпии, - хмуро пояснил Гарри.
- Так это на вашей совести ураганы, участившиеся в последнее время? – Снейп приподнял бровь в удивлении.
- Да. Для меня все еще сложно привыкнуть к этому миру, вот я и выхожу иногда из себя.
- Если бы иногда, - хмыкнул профессор. – Продолжайте.
- Когда профессор Снейп из моего мира принес в школу тело Драко, я еще мог бы помочь ему, но директор этого не допустил. Он приказал мадам Помфри поить меня снотворным, чтобы истекли нужные дни. Старый манипулятор знал об этом ритуале и не захотел его приводить в действие, посчитав, что еще одна смерть усилит мою ненависть к Темному Лорду.
- Он добился своего?
- Не совсем, - на губах парня заиграла та же плотоядная улыбка, что и в день проверки Сывороткой правды. – Моя ненависть к Тому была и без того велика, а он всего лишь подписал приговор себе.
- Ты убил директора из-за Драко? – не поверил Северус.
Неужели любовь этих мальчишек была настолько сильна, что один был готов сложить голову лишь бы отомстить за другого?
- Да. – Коротко, но ясно.
- О каком ритуале ты упоминал? Как ты мог помочь Драко?
- Я не могу вам рассказать об этом, потому что это секрет нашего рода.
- Джеймс или Лилия был потомком Гарпии?
- Это важно? – удивился Гарри.
- Да. Я хочу выяснить кое-что.
- Отец. Вы хотите узнать ЕЕ имя? Не стоит стараться. Это Аэллона.
На какое-то время они замолчали. Северус, сидя на своем месте за столом, внимательно рассматривал юношу перед собой. Он был молодым, но пережил уже много бед. Он опасен. Очень. Северусу было знакомо имя Гарпии, чья кровь течет в жилах ребенка.

POV Северуса
Неужели я ошибся, решив солгать директору?! Если он решит натворить что-нибудь, то вина ляжет только на мои плечи. Именно из-за меня впустили в мир потомка той, кто шесть веков назад почти уничтожил все наше семейство. Когда я был моложе, то читал историю нашей семьи. И это имя упоминалось очень часто. Мой предок отверг любовь женщины, за что расплачивался весь клан. Аристократы, слуги – все наравне друг с другом умирали от руки этой женщины. Она не сделала различия. Карала всех. Если мальчишка пошел весь в нее, то у нас не останется шансов выжить, если что-то произойдет.

- Я хотел бы посмотреть на твою силу, - внезапно заявил Северус, отчего Гарри чуть было со стула не упал.
- Что?
- Я хочу посмотреть, как ты пользуешься магией Гарпий, - медленно, словно для маленького ребенка разъяснил он.
Ему было необходимо Это увидеть. Он должен убедиться, что не впустил в мир нового тирана.
- Не сегодня, - поморщился Гарри.
Ох, как ему не нравился этот интерес Северуса. Тот всегда был очень любознательным, но ведь этот человек, что сидит за профессорским столом, не его старый друг. Этот Северус ему не знаком. Но он был уверен, что если тому что-то не понравится из увиденного, то он может постараться его тихонько устранить. Его бы Северус именно так бы и поступил.
- Когда? – Северус бы ни за то не сознался в этом, но он испытывал ужасное нетерпение. Впервые он мог бы воочию увидеть, на что способен человек с кровью Гарпий.
- Через три дня. Как раз будет суббота. Мы пойдем вечером, чтобы никто не увидел.
- К чему такая скрытность?
- Профессор, неужели вы не знаете, что Гарпий боятся еще больше оборотней? Никто не должен знать, чья кровь течет во мне.
- Хорошо. Тогда в субботу.

* * *

Гарри медленно шел по темному коридору. Откровенно говоря, ему было скучно. Многие семикурсники куда-то подевались. Конечно, он знал, куда они отправились. Сегодня должно было состояться посвящение молодых Пожирателей. Завтра точно придут тревожные вести. В его мире слизеринцам было дано задание атаковать Косой переулок. Это место всегда было полно магов, и нападение послужило показателем силы.
Вдруг послышались чьи-то всхлипывания. Он резко остановился и оглянулся. Итак, он успел уже добраться до третьего этажа. За статуей виднелся женский силуэт.
- Ронни?
- А это ты, - подняла голову девушка. – Что тебе надо?
- Вставай. Пошли.
- Куда? – новый всхлип и ни одного движения.
Гарри подхватил сестру на руки и понес в Комнату по желанию. Появившаяся комната предстала в виде уютной гостиной. Усадив девушку на диван, он подошел к шкафчику и достал бутылочку с зельем.
- Выпей. Это успокоительное.
Девушка подняла на него красные глаза. Поняв, что она так и не поняла того, что он ей сказал, Гарри мягко отклонил ей голову назад и самостоятельно влил зелье в рот. Устроив сестру поудобней в своих объятиях, он стал ждать. Через некоторое время всхлипывания прекратились.
- Спасибо, - пробормотала девушка, отстраняясь.
- Всегда пожалуйста, - отмахнулся Гарри. – Что произошло?
- Что это за комната? – девушка пропустила его вопрос мимо ушей.
- Такой была комната перфекта слизерина в моем мире.
- Откуда ты знаешь?
- Потому что перфектом был Драко.
- И ты частенько в ней оставался на ночь, - ухмыляясь, предположила Ронни.
- Нет. Я жил здесь.
- Значит, я была права на счет ваших отношений, - обрадовалась она, хоть глаза так и остались грустными.
- Да, права.
- Почему же ты тогда его не стал завоевывать в этом мире?
- Понимаешь, он другой здесь. Я совсем не знаю этого человека. Не имеет значения, что это, по сути, один и тот же человек. Мое сердце давно уже разбито. Иногда мне кажется, что уж лучше бы, когда оно разбилось, я умер. Но, к сожалению, этого не произошло.
- Ты не должен так говорить. Нам дана жизнь не просто так.
- Не надо меня учить. Из-за чего у тебя истерика? – резко спросил Гарри.
Вероника, не ожидавшая смены разговора, вздрогнула. Исподлобья глянув на брата, она поняла, что отвертеться не получится.
- У меня проблемы.
- Поделиться не хочешь?
- Нет, Гарри. Спасибо, но нет.
- Хорошо, не буду давить. Но если что, приходи ко мне. Пароль в гостиную ты знаешь.
- Еще раз спасибо. Даже не знаю, что бы я делала без тебя.
- Просидела бы под статуей пару часов, а потом пошла бы отсыпаться.
- Вечно ты язвишь. Теперь я понимаю, почему ты связался с Малфоем. Вы два сапога – пара.
- Какая она бывает временами сообразительная, - шутливо проворчал Гарри и протянул сестре руку, помогая встать. – До завтра.
- Слушай, завтра – воскресенье. Давай сходим в Хогсмид?
- Хорошая идея, - кивнул Гарри. – Спокойной ночи.
- Спокойной.

Распрощавшись с сестрой, Гарри направился обратно в подземелья. Сегодня вечером они должны с Северусом отправиться в Запретный лес. Как бы ему это не нравилось, но прогулки не избежать.
- Вы опоздали, мистер Поттер, - заявил Северус, как только Гарри появился на пороге его лаборатории.
- Возникли проблемы. Но теперь можем отправляться. Думаю, мы никого сейчас не встретим на пути.

- Куда мы идем? – спросил Северус, когда они покинули стены замка.
- В Запретный лес, - пожал Гарри плечами, но потом понял, что тот этого не видит из-за темноты.
- Вы специально выбрали субботнюю ночь для прогулки? - издевательски спросил Снейп.
- С чего вы это взяли? - не понял юноша.
- Мы отправляемся в ночной лес, дорогу освещает лишь луна.
- Нет. Это случайность. Но мне что-то не нравится эта ночь.
- Испугались?
«Тон Северуса никогда не меняется» - с тоской подумал Гарри.
- Просто предчувствие нехорошее.

- Далеко нам идти? – нейтрально поинтересовался Северус, спустя десять минут похода по темному лесу.
- Нет. Мы почти пришли. Ага. Вот это место.
Северус оглянулся. Они вышли на поляну, где обычно собираются кентавры на совет. Он не ожидал, что ребенок сможет так легко сориентироваться в лесу. Тем более он не ожидал, что тому окажется известно это место.
- Почему именно здесь?
- Никто нас не увидит, а магия кентавров скроет мою магию от Дамблдора.
- Профессора Дамблдора, - поправил его Северус.
- От Дамблдора. Что ж, наслаждайтесь шоу.

Северус, сидя на траве, поверить не мог, что подобная сила подвластна человеку. Нет, он слышал о стихийных магах, но всем известно, что они не могут управлять стихией, только подпитывать свои силы. А этот мальчишка играет с ветром как с обычными игрушками.
- Что это за звук?
- Это ветер, - рассеянно ответил его ученик, водя руками над тем воздушным потоком, что приобрел форму шара: - Этот звук завлекает в пустоту, предлагая удовольствия небытия. С его помощью я могу погубить кого угодно. Никто не способен устоять перед Ветром.
Эти слова пугали. Северусу показалось, что он почувствовал холодок, пробежавшийся вниз по позвоночнику. Теперь стало ясно, почему люди так опасаются Гарпий. Способность уничтожать на расстоянии... Оставалось только беспомощно качать головой.
Мужчина рассеянно следил, как его ученик со странной улыбкой подкидывает комок воздуха вверх. Тот, подлетев метра на три, словно бы взорвался. Ему показалось, что кто-то ласково провел рукой по коже. Нет, не рукой. Рукой невозможно прикоснуться так, что это почувствует каждая клеточка на твоем теле. А еще рука не может быть одновременно и такой ласковой, и такой ужасающе смертоносной.
- Поттер... – придушенным голосом позвал Северус.
- Да, профессор?
Как только тот обратил свое лицо к нему, Северус кое-как сдержался, чтобы не отпрянуть. Лицо юноши стало нечеловеческим. Особенно пугали белесые глаза. Глаза были без намека на зрачок. Белые от края до края. Лишь иногда в них проскальзывали серые вихри. Он вздрогнул, когда почувствовал нежное прикосновение к лицу. Поттер стоял на расстоянии десяти шагов от него, но прикосновение принадлежало ему.
- Что… ты… творишь? - проглотив ком в горле, выдавил зельевар.
- Северус… Северус… Ты доволен увиденным? А помнишь, когда ты впервые с нами с Драко отправился в Лес, чтобы полетать на крыльях Ветра? Помнишь, как он обнимал тебя, словно любовник?
- Поттер?.. – Северус не мог понять, что происходит с его учеником. Было ясно лишь то, что тот попал в паутину прошлого.
- Вспомни, Северус. Вспомни, как ОН вел рукой по груди, опускаясь все ниже... Вспомни!
Неожиданный крик юноши прорезал волшебную тишину леса. Северус услышал, как вдалеке вскрикнули птицы, и завыли волки. И вдруг он увидел себя в компании двух юношей. Все трое весело смеялись. Никогда еще он не показывал своих чувств в присутствии посторонних. Тем более студентов. Чувства, которые он испытывал, когда ветер поднял его в воздух, были необычайны. Даже любовник не способен на такие ласки...
- Поттер, остановись. Я не он. Поттер!

Гарри резко поднял голову и посмотрел на своего профессора. Тот сидел на коленях и руками сжимал траву.
- Профессор? – осторожно позвал он.
- Вы уже пришли в себя? – к Северусу, наконец, вернулось самообладание, хотя сердце до сих пор бешено колотилось от только что пережитых ощущений. – Когда ты осознаешь, что это не твой мир?! Я не он!
- Мне жаль, - тихо проговорил Поттер.
- Этого недостаточно для...
- Вы не поняли, мне лишь жаль, что вы не он, - тихо перебил Гарри и медленно двинулся по тропинке, ведущей обратно в замок.

Сегодня он снова не сдержался. Слишком давно он сдерживал силу. Северуса это точно напугало, но уже ничего нельзя поделать. Только разве что память стереть. Но тот слишком опытный маг, чтобы этого не почувствовать.
Северус чуть не врезался в спину своего студента, когда тот резко затормозил. Ругнувшись сквозь зубы, он посмотрел вперед на то, что так шокировало юношу. Впереди на тропинке лежало тело.
- Нет, - прошептал Поттер и сделал неосторожный шаг назад. Оступившись, он повалился на землю, да так и остался там сидеть, безвольно глядя на тело, лежащее впереди.
Северус осторожно подошел к человеку в черной мантии. Поведение его ученика было странным. У того в глазах отразилась безысходная тоска, словно он уже что-то знал.
Профессор медленно стал переворачивать на спину тело и еле-еле сдержал вопль, когда узнал этого человека в слизеринской мантии.
- Драко... – только и смог он прошептать: - Что же ты наделал, глупый мальчишка?
- Он сделал свой выбор, - тихо ответил Поттер, подойдя ближе.
Северус вскинул голову, но резкие слова замерли на губах. Он посмотрел в это невозможно молодое лицо и встретил взгляд совсем не молодой. Он в жизни многое повидал, но этот ребенок, нет, юноша, видел такое, что его бы сломало или, по крайней мере, согнуло бы в три погибели. Северус понял, что тот уже второй раз в своей жизни видит смерть человека, которому отдал сердце. Понял и промолчал. У того и так слишком большой груз на душе.

* * *

Гарри сидел с сестрой в трактире «Кабанья голова» и напивался.
Вероника сидела рядом тихо и потягивала свой напиток. Украдкой глянув на брата, она вновь отпустила голову и сделала большой глоток огневиски. Прокашлявшись, она хрипло проговорила:
- Гарри, пожалуйста, не молчи. Твой Драко уже давно умер...
- Поверь, Ронни, я все это осознаю, - последовал через какое-то время ответ: - Просто, когда я его увидел, мне показалось, что я вновь в своем мире. Тогда мы тоже были с Северусом. Он принес тело Драко... Люциус лично убил его, когда Лорду донесли, что он мой возлюбленный... Его запытали до смерти...
Вероника кое-как сдерживала слезы. Гарри впервые ей это рассказал. Сегодня утром, когда Гарри пришел на завтрак, она испугалась. Тот был бледным с опухшими красными глазами. Уже тогда она поняла, что что-то случилось. И оказалась права. Гарри подошел к ней и попросил уйти в деревню сейчас. Уже в трактире он рассказал о случившимся ночью. Ей его было откровенно жаль, но она запретила себе это показывать, потому что знала, что он не терпит жалости. Как же было больно видеть своего, хоть и такого далекого, брата в подобном состоянии!
- Кто вас выдал? – тихо спросил она, даже не надеясь на ответ. Что угодно, лишь бы Гарри не замыкался в себе.
- Эдриан Пьюси, - это имя он буквально выдавил, превратив его в шипение.
Вероника, поняв этот тон, от безысходности закусила губу.

* * *

Ночной коридор. Что может быть лучше? В округе ни одной живой души и можно, наконец, все обдумать. Хоть не на трезвую голову, но все же можно принять решение.
Гарри медленно брел по коридору, не различая дороги. Какого же было его удивление, когда он очнулся пред дверью в больничное крыло. Поняв, почему ноги привели его именно в это место, он легонько, дуновением ветра, открыл тяжелые двери.
Шаг. Еще один. Вот он. Драко. Колени подогнулись, и он еле устоял на ногах. Его Драко спал вечным сном в гробу из темного дерева. Гарри с болью вглядывался в любимые черты лица. Никогда… Больше никогда не посмотрят на него эти невероятные серые глаза. Больше никогда не изогнуться эти чувственные губы в малфоевской усмешке. Это все навеки забрал ОН.
Гарри, беззвучно плача, опустился на пол. Неужели ему не могут дать пожить счастливо. Господи, да он был больше счастлив, если бы Драко женился на Паркинстон! Почувствовав прикосновение ветерка к разгоряченному слезами лицу, он медленно поднял голову. Идея, пришедшая в голову, выбила всю тоску. Быстро зашагав по палате, Гарри стал размышлять:
- Вот оно!.. Почему бы и нет?! В легендах же это упоминается... Но один я не справлюсь... Кто может помочь? Только Северус...

* * *

Северуса разбудил настойчивый стук в дверь. Чертыхнувшись, он, накинув мантию, пошел открывать.
- Какого..? – начал было он, но прервался так и не договорив.
Перед ним стоял Поттер, держа что-то в руках.
- Вы хотели узнать про ритуал, - тихо, но решительно проговорил он. – Если вы сейчас пройдете со мной, то сможете увидеть его собственными глазами.
Северус резко выдохнул, когда его ученик постарался поудобней переложить свою ношу, а из-под простыни выбились серебристые локоны.
- Что ты хочешь сделать?
- Я верну его к жизни, - твердо ответил он.

Профессор, быстро одевшись, последовал за своим учеником. Они снова углублялись в лес. Ему показалось странным то, что Поттеру это место так хорошо знакомо, словно он проводил здесь немало времени. Тот шел впереди, оглядываясь по сторонам, словно высматривая определенные ориентиры. По крайней мере, они еще не заплутали.
Долго идти не пришлось. Уже скоро они вышли на незнакомую Северусу поляну. Ища новые травы для зельев, он раньше никогда не доходил до этого места, иначе он бы запомнил его. Все здесь дышало магией.
Первое, что он заметил, была гексограмма, выполненная из странного вещества, утопленная в земле, и двенадцать мраморных статуй в наружных и внутренних углах шестиконечной звезды да массивная плита алтаря в центре, покоящаяся на четырех пирамидальных камнях. Статуи изображали крылатых людей с гротескными лицами. У каждой в глазницы были вставлены драгоценные камни.
Поттер бережно уложил погибшего на алтарь и развернулся к профессору. Он выудил из складок мантии кинжал-стилет, подбросил на ладони, переворачивая, и, ни слова не говоря, протянул профессору рукоятью вперед. Северус взял его и чуть не выронил – стилет был почти невесомым. Выточенный из цельного куска какой-то плотной слоистой кости, он был легче деревянного. Рукоять – не отполированная, а гладкая и шелковистая сама по себе – так уютно ложилась в ладонь, что словно растворялась в ней, и лезвие становилось продолжением руки. Само лезвие напоминало полупрозрачное перо – тонкое, с центральным стержнем и отходящими от него волокнами. Зельевар посмотрел сквозь “перо” на свет, и оно стало матово-розовым, а прожилки окрасились в алый цвет, будто кровеносные сосуды.
- Стилет из рога единорога, - не веря, прошептал он.
Такое оружие было очень редким и не многим удавалось его просто подержать в руках. Сам он уже давно мечтал приобрести подобную вещицу, потому что оно идеально подходило для готовки любых зельев и попутно усиливало их свойства.
- Профессор, не отвлекайтесь, - бросил Поттер и начал раздеваться. – Если все получится, то я вам его подарю. А теперь соберитесь.
Гарри сбросил с себя всю одежду и медленно, ежась от холода, растянулся на мраморной плите лицом вверх, скрестив руки на груди.
- Переверните его лезвием вниз, – приказал-попросил Гарри, снова поворачиваясь к преподавателю, – и установите между третьим и четвертым ребром, над сердцем. – Договорив, он закрыл глаза.
Сейчас начинался ритуал, который пользовался плохой репутацией у народа Гарпий. А все из-за того, что отправившиеся на поиски души часто не возвращались обратно. Не всем удавалось уговорить душу вернуться в тело. Зачастую души отказывались вернуться, поэтому ведущие ритуал уходили вслед за ними. Сам ритуал был прост. Всего-то что требовалось, так это умереть.
- Что от меня требуется? – спросил Северус, скрывая дрожь в голосе.
- Вы должны убить меня этим кинжалом.
От такого заявления Северус чуть не выронил драгоценный кинжал. Он должен убить своего ученика ради какой-то авантюры?
- Если я это сделаю, что будет дальше?
- Когда я умру, моя душа отправится на поиски Драко. Я должен буду убедить его вернуться обратно.
- А если не получится убедить? – спросил Северус, ожидая самого наихудшего.
- Тогда я уйду вслед за ним.
Алхимика поразило спокойствие, которое волнами исходило от юноши. Тот спокойно лежал на алтаре с закрытыми глазами и терпеливо объяснял непонятливому профессору суть ритуала, который тот больше в жизни проводить не станет. При этом Северус знал, какой пожар нетерпения бушует у того внутри.
- Сейчас сделай надрез, Северус, - приказал Гарри, от волнения не соблюдая субординацию.
Северус послушался. Лишь небольшая царапина, и капля крови появилась на белоснежной коже. Он не принял во внимание, что студент назвал его по имени, потому что понял, что тот, скорее всего, снова оглянулся в прошлое.
- Что дальше?
- Сейчас я открою глаза, и камни активизируются. Когда загорится алмаз над моей головой, бейте кинжалом прямо в сердце.
- Я понял, - профессор сглотнул слюну. Ох, давно он уже так не нервничал.
Глубоко вздохнув, Поттер открыл глаза, и в то же мгновение расположенный напротив рубин ярко вспыхнул. Статую окутало красноватое сияние, и мрамор начал светиться. За считанные секунды статуя стала гораздо более реалистичной. Северусу даже почудилось, будто она шелохнулась, разминая затекшие ноги, и хищно сузила, устремленные на два тела на алтаре, глаза.
На самом деле все так и произошло. Статуи, одна за другой, оживали и становились вокруг алтаря, соприкасаясь крыльями. Вот активировался последний, тринадцатый, камень. В этот же момент тело Гарри выгнулось дугой, руки попытались схватить воздух, а с губ сорвался совсем не человеческий звук. Так кричат смертельно раненные звери.
Воздух над гексаграммой начал сгущаться, мутнеть, раскручиваться обращенной вниз воронкой. В висках застучала кровь, холод отступил вместе с оставшимся на алтаре телом.

Северус с ужасом смотрел, как отделился дух Поттера от тела. Вот все и закончилось. Его ученик мертв. Хотя, мертв ли? Он непонимающе смотрел на все еще дышащее тело. Призрак принял вертикальное положение, но сразу же склонился в почтительном поклоне.
- Приветствую вас, Старейшины.
- Зачем ты взывал к нам, детеныш? – обратилась к нему статуя молодой женщины.
- Я прошу вас дать мне доступ к потустороннему миру, - твердо проговорил Гарри, но Северус заметил, как тот сжимает руки, явно опасаясь отказа.
- Почему ты считаешь, что сможешь попасть туда? – прозвучал старческий голос другой статуи.
Поттер молчал короткое время, а потом с еще большей уверенностью произнес:
- Я потомок божини вихрей Аэллоны. Я не могу не справиться.
- Потомок Аэллоны? – Северусу показалось, что в голосе ожившей статуи прозвучал интерес. – Ты можешь это доказать?
Профессор зельеварения еще никогда не видел, чтобы люди так бледнели. Поттер, лишь мельком глянул на него, а потом кивнул.

Гарри не хотелось показывать свою основную силу Северусу. Очень не хотелось показывать. Но выбора не было. Либо он откроется, либо Драко будет уже навсегда утерян для него. Он спустился к земле. Как ни странно вокруг алтаря, где в былые времена было принесено столько жертвоприношений, было на удивление много растительности. Казалось, жизнь окружает это пристанище смерти. Он протянул руку вверх. Какое-то время ничего не происходило. Но потом на руку, вдруг ставшую почти телесной, спикировала какая-то неказистая серая птичка. Она спокойно сидела на руке, словно на насесте, а потом, словно что-то почувствовав, попыталась взлететь. Попыталась, да только крылья не смогли поднять ее в воздух, и она камнем рухнула в низ.
Статуи подняли удовлетворенные лица, когда из птицы вытекли все живительные соки.
- Ты достойный потомок Аэллоны, - проговорила каменная женщина уже не малых лет. – Я передам ей, что ты, наконец, смог подчинить смерть.
И статуи расступились. Дух Гарри, бросив взгляд полный жалости на мертвую птицу, лег в точности так, как лежало тело, и вновь слился с ним.

Кое-как разлепив отяжелевшие веки, Гарри кивнул подошедшему ближе Северусу. Тот сквозь зубы втянул воздух и с размаху ударил основанием ладони по оголовью стилета, вгоняя его по самую рукоять.
По телу Поттера прошла предсмертная судорога, и глаза его в последний раз закатились.

...оглянувшись, ты понимаешь, что умер. Северус и лес с алтарем казались призрачными. Они словно бы находились в другом мире. И в самом деле, Северус остался в мире, где место есть только живым. Здесь же было странное пространство. Там, где стоишь ты, есть лишь мертвая земля. Впереди видишь Драко, стремительно двигающимся к расщелине.
– Драко!
Ответа не последовало. Казалось, Драко тебя даже не слышал. Да и как он смог бы услышать, если ты сам себя еле расслышал из-за сильно вскинувшегося ветра. Еще раз оглянулся и отметил новые детали своего пребывания в этом мире. Там, где шел Драко, под ногами появлялась трава, и зарождалась жизнь. Но там, где ступал ты, вся жизнь, появившаяся после Драко, увядала и осыпалась прахом. Вихри, сопутствующие твоему шагу, разносили пепел жизни по мертвым просторам.
А еще ты не можешь двигаться достаточно быстро, чтобы остановить Драко, пока тот не перешел границу. Каждое движение совершается словно под водой. Тебе очень сложно, но ты никогда не сдаешься. Никогда.
- Прости, - шепот.
Все еще медленно, очень медленно, двигаясь вперед, ты начинаешь призывать на помощь ветер. Великолепные черные цветы зазвенели на ветру, словно были сотканы из кристаллов черного льда. Чувствуя, что сила ветра уже достаточно велика, ты отпускаешь его на свободу.
Драко медленно движется вперед, ведя рукой по золотистым колосьям пшеницы. Вся сила ветра обрушилась на юного слизеринца, только вреда это не принесло. Ветер словно бы прошел сквозь него. Медленно. Очень медленно он оборачивается. В глазах лишь безразличие.
- Драко, вернись, - мольба.
- Зачем? – безразличие.
- Потому что...
Но ты не можешь договорить. Все кажется каким-то неправильным. Кто этот человек, которого ты пытаешься спасти? Ты не знаешь. На самом деле не он должен быть на месте этого белокурого паренька. Здесь должен стоять тот, кому ты отдал свое сердце. Кому отдал свою жизнь.
- Драко!
Ты кричишь, срывая голос. Но никто не отзывается. Человек, чье тело сейчас покоится рядом с твоим, продолжает медленно брести вперед. Туда, где его уже ждут давно ушедшие из этого мира родственники.
- Драко!!
И снова в ответ лишь тишина. Даже травинка не шевельнулась. Ты от безнадежности падаешь на колени, закрывая ладонями глаза. Собрав всю свою силу, ты кричишь последний раз перед тем, как силуэт умершего Драко Малфоя исчезнет из виду. Перед тем, как закроется дверь, ведущая к жизни.
- Драко!!!
Словно в ответ на твои мольбы налетел теплый ветер. Он ласково прошелся по твоему телу, утешая. Ты узнал это прикосновение. Даже не дав произнести слово, тебя дернули, словно под воду. Все снова поглотила тьма, воздух исчез – сначала вокруг, потом из легких...

* * *

Северус расхаживал взад-вперед перед алтарем. Он не хотел, не мог, смотреть туда, где лежали два его ученика. Ужасно было осознавать, что ты виновен в смерти одного из них. Стилет покоился в кармане. Как бы не прошел ритуал, ты заслужил его. Это лишь малая плата за то, что во снах отныне будет являться лицо с невероятными зелеными глазами, из которых медленно утекает жизнь. Он резко обернулся, когда услышал кашель. Поттер, лежал, свесив голову с плиты, и пытался выплюнуть кровь, что попала в легкие.
- Боже мой, - прошептал Северус, когда Гарри поднял на него глаза. Снова полные жизни.
- Спасибо профессор, - слегка наклонил он голову в знак благодарности.
- Все получилось? – нетерпеливо спросил он.
- Как видите. Я жив. Значит, все прошло хорошо. Нам нужно на какое-то время поместить Драко в безопасное место, где никто не узнает о нем.
- Можно в мои комнаты.
- Директор может к вам заглянуть на огонек?
- Поттер, не дерзи. Нет, обычно он вызывает меня к себе.
- Хорошо.
Северус так и не понял к чему именно относится это «Хорошо»: толи к тому, что он не будет дерзить, или он выразил свое мнение об их положении в целом.

Достаточно быстро они вдвоем смогли доставить Драко в личные покои профессора Снейпа. Уложив его на кровать, Северус отошел в сторону.
Гарри, все это время молча помогавший профессору, приблизился к постели. Нежно проведя рукой по волосам, он наклонился и прижался своим холодным лбом к пылающему лбу любимого человека. Одинокая слезинка скользнула по щеке. Наконец, скоро все закончится.
- Я люблю тебя, - еле слышно прошептал он и коснулся целомудренным поцелуем губ мирно спящего молодого человека.
Северусу, молча наблюдавшему за этой сценой, не давало спокойствия предчувствие беды. Он привык доверять своему шестому чувству, поэтому, провожая Поттера до двери, не мог не спросить:
- Что ты собираешься делать?
- Мстить, - тихо ответил Гарри.
- Но сейчас идет война. Какой из сторон ты будешь мстить?
- Той, что последней допустила ошибку...

22:53 

Mykyeytsh
Глава 4. Конец спокойной жизни, или в преддверии бури


Дорогая Аши, большое спасибо за «чудесный фик». Так и быть раскрою небольшую «тайну» фика: тут будет, как вы сказали, «что-то типа реинкарнации души». А по поводу песни: как она называется? Что-то не припомню такой у Арии.

Дорогая Туяна, большое спасибо за отзыв. На счет жанра фика и рейтинга: если честно, то я пишу не так давно, и еще не до конца во всем этом разобралась. Обязательно просмотрю доп. материалы и все исправлю, если есть несоответствия. На счет ваших предположений: кое-что вы правильно угадали, но что, узнаете позже (уже в следующих главах события начнут развиваться).


- Извините, профессор Флитвик. Можно занять свое место?
Блейз в неверии обернулся. На пороге аудитории стоял невредимый Гарри Поттер. Тот кинул на него быстрый взгляд и ухмыльнулся.
- Да-да, мистер Поттер, проходите. Миневра рассказала мне о вашем успехе в этом разделе магии. Я поражен.
- Спасибо, профессор, - улыбнулся Гарри и сел рядом с сестрой.
- Где ты пропадал выходные? – прошептала она ему на ухо, когда профессор пошел по рядам проверять, кто как справляется с вызовом заступника.
- Долгая история. Не бойся, все хорошо. Встретился кое с кем. Вот и все.
- С кем?
- Ронни, прости, но тебя это не касается.
Она обиженно отвернулась и молчала до конца занятия. Гарри не обратил на это внимания. Все выходные он провел в деревне Гарпий. Он успел за это короткое время уладить кое-какие проблемы и решить парочку очень важных для будущего вопросов. Остальное было не важно.
Время занятий быстро пролетело. На Трансфигурации он никогда не отличался способностями, но задание не составило труда выполнить, ведь он уже это проходил когда-то. На Зельях он впервые сварил идеальное зелье. В голове тут же мелькнула мысль: «Северус был бы горд. Он ведь столько в меня вдалбливал, стараясь, чтобы я постиг эту науку». После звонка с последнего занятия к нему подошла Панси.
- Привет, Гарри.
- Привет, - он через силу ей улыбнулся, но она не заметила его натянутость в улыбке. У него были хорошие учителя.
- Сегодня в десять мы собираемся в гостиной. Приходи.
- Хорошо. Я буду. А какой повод?
- Все узнаешь там, - она на прощание ему улыбнулась и побежала к ожидающим ее подружкам.

Гарри сидел в комнате и что-то писал в своем блокноте, когда к нему подошел Блейз.
- Гарри, я хотел извиниться за то, что было в пятницу, - тихо проговорил он.
Тот в упор на него посмотрел.
- За то, что ты опоил меня каким-то зельем и стал выспрашивать информацию, которой я не хотел делиться?
От этого пронизывающего взгляда Блейзу стало не по себе. Поежившись, он произнес:
- Да. Я не думал, что это так тебя разозлит.
- Ты тогда говорил, что хочешь знать это, чтобы не допустить ошибок при общении со мной. Что ж, в тот вечер ты допустил их. То, что я не хочу говорить – я не говорю. Ты это постарался узнать. Ты применил против меня зелье. Это еще одна ошибка. Как я понял, оно должно было стереть из моей памяти этот разговор, но ты не учел одну вещь. У меня высокая переносимость ко многим зельям и их компонентам. На первый раз я тебя… прощу. Но в следующий - сам будешь виноват.
- Я понял. – Блейз судорожно сглотнул. Он больше не допустит этих ошибок. – Где ты был в выходные?
- Слушай, тебе не в Пожиратели нужно было идти, а в аврориат дознавателем, - хмыкнул Гарри, не обращая внимания на то, как его собеседник вздрогнул, когда он произнес, что ему известно о его причастности к кругу Лорда. – Не дергайся ты так. Изида провела небольшую экскурсию по их милой деревеньке.
- Она перенесла тебя в деревню? – не поверил Блейз.
- Да. И мы мило побеседовали с Советом.
Сказать, что Блейз был поражен, это ничего не сказать. Поттер в этом мире чуть больше недели, а уже успел встретиться с Советом Гарпий, куда не допускались даже его родители из-за того, что у них был недостаточно высокий ранг. Что же таит в себе этот парень? Это конечно интересно, но он больше не будет так рисковать. В субботу он уже получил выволочку от матери, когда той стало известно о пятничном инциденте. Приехав, она долго на него орала из-за того, что он чуть было не поставил весь род под угрозу. И в самом деле, ее можно было понять, она ведь почти лишилась единственного ребенка.
- Ко мне сегодня подходила Панси. Пригласила на вечер. В честь чего собираетесь?
Блейз пораскинул мозгами. Ну и как ему сказать, что сегодня Драко объявит о дате их с Панси свадьбы? Еще раз злить Поттера он не хотел.
- Не знаю, она сказала, что там узнаю.
- Мне она так же ответила, - задумчиво произнес Гарри.
- Ты пойдешь?
- Да. А ты?
- Конечно. Чем собираешься заниматься оставшееся время?
- Пока не знаю. Хочешь что-то предложить?
- Мы с ребятами хотели сходить поиграть в квиддич. Ты играешь?
- Я в школе был ловцом.
- Отлично. Нам как раз для одной команды ловца и не хватает. Пошли?
- Хорошо. Пошли.

* * *

Как же хорошо было снова оказаться в воздухе. И вверху и внизу простирается пропасть. Вот бы всю жизнь провести в воздухе словно птица. Легкий ветерок нежно окутывал тело, словно мать, ласкающая свое дитя.
Когда они с ребятами вышли на поле, то Гарри забыл обо всех проблемах и самозабвенно отдался игре. Как же было приятно вновь выйти на охоту за снитчем против Малфоя. Похоже, Драко тоже признал в нем достойного противника. Они как угорелые носились по полю в поисках мячика, заставляя других игроков резко тормозить, чтобы не было столкновений. Всех поразила эта игра. Эти двое в воздухе смотрелись великолепно. Они словно дополняли друг друга. А их мастерство… Просто слов не было, чтобы выразить все, что они видели.

Гарри увидел золотой мячик и устремился к нему. Малфой тоже его заметил, и они понеслись на огромной скорости вместе, почти соприкасаясь коленями. Как в старые былые времена. У Гарри от этой мысли в сердце защемило.
Сколько они с Драко вот так просто летали, оттачивая мастерство? Вдруг он заметил, что с Драко что-то не так: он весь побледнел и как-то болезненно сгорбился. Гарри, схватив мячик, успел подхватить падающего с метлы Малфоя.

- Что с ним?
Все участники игры быстро слетелись вниз и кольцом окружили двух ловцов.
- Я не знаю. Он побледнел и начал заваливаться на бок.
- Ладно. Нужно найти снитч и отнести его в лазарет.
- Можно сразу в лазарет. Я поймал снитч.
- Ты выхватил победу у Малфоя? – пораженно спросил Пьюси.
- Ну да. А что в этом такого?
- Ты первый, кому это удалось, - Блейз по-дружески хлопнул его по плечу.
Вдруг с земли послышался стон, и все вновь склонились над проигравшим.

Драко разлепил тяжелые веки. Итак, он на земле. Значит победу забрал Поттер. Что ж, он достойный соперник. Но сейчас его интересовало совсем не то, что он проиграл. Там, в воздухе, он кое-что видел. Это кое-что заполнило почему-то всю душу невыносимой тоской, от чего выть волком хотелось. Такое было и после странных снов, что иногда являлись ему. После них всегда оставалось грусть, страх потери и что-то еще, чего Драко не мог понять.
Он увидел это же поле. Была ночь, и поляну освещала только холодный свет луны. Там, недалеко от колец он увидел двух юношей, сплетенных в огне желания. Стояла такая неестественная тишина для школы, что слышны были только не скрываемые стоны наслаждения и прерывистое дыхание. Но не это его поразило больше всего. Одним из предающихся страсти юношей, был он сам. А второй был скрыт от взора его же телом. Только белый шрам на ключице отчетливо выделялся на идеальной коже, когда тот Драко чуть приподнимался.
Боже, что же с ним творится?! Он ведь никогда не интересовался парнями! Он не мог спать с кем-то из них!

- Драко, ты в порядке? – раздался над головой взволнованный голос.
Он посмотрел вверх и увидел встревоженных ребят.
- Все хорошо, Блейз.
- Что случилось? Мы так напугались, когда увидели, как тебя Гарри к себе на метлу перетаскивает, а твоя - падает на землю.
Драко перевел взгляд на Поттера. Тот выглядел бледнее обычного. Волос выбился из тугой косы, одежда немного съехала. Глаза Драко в шоке расширились, когда он увидел тот белый шрам на ключице в вырезе расстегнутой рубашки.
- Драко, все хорошо? – спокойно спросил тот.
- Да, - сглотнул он.
«Кто же ты такой Гарри Поттер?»
- Извини, Драко, но время уже девять. Панси просила всех собраться к десяти. У нас только час, чтобы привести себя в порядок. – Проговорил Эдриан, взглянув на часы.
Все быстренько собрались и направились в замок. Кроме Гарри всем было известно, как Панси любит пунктуальность и не переносит опоздания. Тем более, когда приглашала куда-то она лично.

* * *

Блейз внимательно наблюдал за Гарри и старался держаться к нему поближе. На всякий случай. Сейчас они просто сидели в креслах и распивали, приготовленное Малфоем для этого случая, вино. Но время уже одиннадцать, а значит, что вот-вот Драко объявит дату свадьбы.
Драко, находясь уже слегка на веселее, запрыгнул на один из столиков. Усилив голос заклинанием, он попросил тишины.
- Как вам всем известно, мы с Панси помолвлены…
Блейз глянул на Поттера. Так, ему известен сей факт. Сидит спокойно и внимает, как и все, словам Драко.
- … была назначена дата свадьбы. Двадцать шестое декабря этого года.
Вокруг раздались рукоплескания. Только взгляд Блейза был прикован к Поттеру. Тот сидел очень бледный, но держал себя в руках. Он даже хлопнул для приличия пару раз. А потом поднялся с кресла и направился к выходу. Блейз хотел было последовать за ним, но понял, что не может и пошевелиться. Проходящий мимо, Гарри кинул ему, прежде чем покинуть помещение:
- Достаточно за мной следить. Наслаждайся весельем.
И он ушел.

* * *

Гарри медленно брел по темным коридорам замка. Было просто чудом, что ему не попался навстречу патрулирующий ночью коридоры преподаватель. Но даже если бы они столкнулись нос к носу, Гарри вряд ли обратил на того внимание. Он был погружен в какое-то оцепенение.
Вся его жизнь снова пошла под откос. Он ведь знал, что свадебные ритуалы у волшебников связывают души новобрачных навеки. Помолвка – это был только первый шаг. Свадьба – заключительный. Шаг, после которого дороги назад уже нет.
Гарри видел, как лучились глаза Драко, когда он говорил о свадьбе с Панси. Этого просто не должно было быть. Драко не может так радоваться свадьбе с Паркинстон. Он же ее ненавидит! В голове никак не могло прижиться убеждение, что это не его мир. Он не мог… не хотел в это верить. Если Драко и в этот раз покинет его, то берегитесь все! Он больше не станет терпеть. Слишком долго члены его рода были лишены простого человеческого счастья. А из-за чего? Из-за какого-то ублюдка, посмевшего отвергнуть любовь богини вихрей – Аэллоны – тем самым, обрекши весь ее род на вечные страдания. Она покончила жизнь самоубийством, не выдержав проклятого одиночества и силы видений, приносящих варианты событий «а если бы…».

Вот знакомые ступеньки, ведущие в самую высокую башню замка. Очень медленно он поднялся на самый верх. Сердце болело так, что казалось, вот-вот остановится. Но ему уже не привыкать.
Там, наверху, Гарри, наконец, пришел в себя. Окинув знакомую до боли площадку взглядом, он быстро направился к парапету. Знакомым движением взобрался на эту последнюю преграду, отделяющую его от вечности. Какое же привычное, почти родное, чувство – стоять на краю бездны осознавая, что любой порыв ветра может решить твою судьбу! Только в этот раз никто не подойдет, не обнимет, не попросит не прыгать, потому что жить без тебя не сможет. Больше ничего этого не будет. Никогда. Панси Паркинстон из этого мира смогла получить то, что не смогла Панси из его мира. Драко Малфоя.
- Как же я ненавижу этот мир! - проговорил Гарри и устремил взгляд в разверзшееся небо.

* * *

POV Драко
Я вышел следом за Поттером. Мне показалось странным то, как он на автомате покинул гостиную. Я не мучился угрызениями совести оттого, что оставил гостей. Сейчас меня интересовал только один человек.
Пока я принимал душ, из головы все не шло то видение с квиддичного поля. Во всей этой ситуации была замешана какая-то магия. Это точно, потому что я, во-первых, никогда не интересовался парнями, а во-вторых, с Поттером я познакомился только неделю назад. Хотя познакомился, это громко сказано. Всю первую пару понедельника Панси мне уши прожужжала о том, какой этот новенький красавчик, что почти все девчонки с нашего факультета, да и других тоже, уже наседают на его сестру, чтобы узнать о нем побольше. Рассказала, что тот приехал из Германии. Но вот что странно, я не слышал у него немецкого акцента, к тому же, Поттер знал школу как свои пять пальцев. Это было странно. А если добавить то, что у Поттеров семнадцать лет назад родился только один ребенок, и это была девочка, то все становится еще более запутанным. Не понимаю, почему никто не подумал об этом. Ведь ясно же, он лжет относительно своего происхождения. Я даже у отца спросил, сколько детей было в семье Поттеров. Он подтвердил мои догадки. Тогда кто же этот парень? Вероника Поттер с ним общается как с братом, но это ничего не значит. Ей тоже могли заморочить голову.
Я часто видел Блейза, беседующим с ним у камина. Мне сначала показалось странным, что мой старый знакомый так тянется к новенькому. Но это не мое дело, каких он выбирает себе друзей. А сегодня утром я видел, как он был удивлен появлением Поттера. Удивлен и напуган. Это не похоже на него. Он словно не ожидал увидеть Поттера живым. Что между ними происходит? Блейз в последнее время стал каким-то дерганным и, я бы сказал, серьезным, словно недавно что-то произошло. Что-то, что сильно его изменило.
Итак, все странности в этом году связаны с Поттером. Может, я зря все на него валю, но не успокоюсь, пока не узнаю правду.
Но больше всего меня беспокоил его заступник. На чарах я чуть со стула не упал, когда Поттер вызвал его. Его волк точная копия моей анимагической формы. Но о ней никто кроме отца не знает. Еще одна загадка на мою голову. Откуда незнакомый мне человек мог воссоздать моего зверя?
Вот я сейчас медленно шел за погруженным в размышления виновником моих беспокойств. Мы пришли на Астрономическую башню. Что он здесь забыл?
С удивлением я заметил, что когда Поттер оглядывал площадку, он плакал. Странно, сколько я его видел, он всегда был ко всему холоден и безразличен. Оказывается, и у него есть чувства, только он, как истинный слизеринец, никому их не показывает. Мне оставалось только смотреть, скрытым тенью, как он взлетает на парапет. Он долго смотрел в небо, а по щекам непрерывно текли слезы. Вдруг налетел сильный ветер, чуть не вытолкавший меня из укрытия. Странно, что Поттер его не почувствовал. А хотя… У него даже волосы не шевелятся, от столь сильных порывов! Что происходит?!
Вдруг перед глазами все поплыло. Я со страхом постарался ухватиться хоть за что-нибудь, чтобы не упасть. Но тщетно. Все кругом было каким-то призрачным. Или это я стал неким фантомом? Неважно. Водоворот красок и огней, куда меня неизвестно каким образом затянуло, неожиданно прекратился. Я, пошатываясь, стоял в комнате перфекта Слизерина.
Вдруг входная дверь резко распахнулась, и туда прямо таки влетел белокурый юноша, бережно неся что-то на руках. Приглядевшись, я в неверии узнал в этом парне себя. Но вот что странно, я не настолько отрастил еще волосы, чтобы собирать их в тугой хвост, и у меня еще нет мантии Пожирателя.
«Я» уложил свою ношу на огромную кровать. Услышав болезненный стон, я заглянул «себе» через плечо. На кровати распростерся Поттер. Его белая рубашка под мантией была вся в крови.
- Потерпи, любимый. Я сейчас помогу.
Другой «я» резко развернулся и ринулся к шкафу. При этом он прошел сквозь меня. Значит, мои догадки были верны: я фантом, а не какой-то там призрак, иначе бы он почувствовал призрачную субстанцию. Также быстро, как и ушел, «я» вернулся, неся в руках несколько пузырьков с зельями.
- Выпей. Это обезболивающее. – «Я» приподнял его голову и аккуратно влил в рот зелье.
Поставив остальные пузырьки на прикроватную тумбочку, «я» осторожно стал расстегивать пуговицы на мантии раненого Поттера. Тот поначалу постарался помочь, но был настолько обессилен, что руки безвольно упали по бокам. Резво справившись с мантией, «я» принялся за рубашку. Поттер зашипел сквозь зубы, когда «я» потянул рубашку с его плеч. Материя пристала к открытой ране, и чтобы ее отодрать пришлось потрудиться.
- Как же тебя так угораздило? – прошептал «я», обрабатывая рану сначала мокрым полотенцем, а потом и зельями.
- Лорд не хотел оставлять меня в покое. Когда он напал на деревню, мы были с Симусом в кафе. – Он судорожно втянул воздух, когда «я» случайно задел рану ногтем. – Нас схватили. Симуса убили сразу же, а меня оставили. ОН до сих пор не оставил идеи сломать меня. Ты пришел как раз, когда ушла Лестрейндж. Ты же знаешь, она нашла новое хобби – пытать человека ножами, лезвия которых смазаны различными ядами.
- Рана отравлена? – неверие.
- Да, - тихий шепот.
Поттер протянул вверх руку и нежно погладил «мое» лицо. «Я» обхватил его руку ладонями и прикоснулся к ней губами.
Скажите мне кто-нибудь, что я могу так вести себя с Поттером, я убью вас на месте. Так что же это такое? Память? Но такого просто быть не могло. Действие заклинания? Зачем кому-то понадобилось на меня подобное насылать? Одни вопросы и ни одного ответа.
- Не беспокойся, все пройдет. Я не могу умереть от яда. Василиск отравил мою кровь, так что яды мне не страшны. Иди ко мне.
«Я», наложив повязку на ключицу Поттера, придвинулся к нему ближе и положил голову на подушку около его головы. Он повернулся и захватил «мои» губы в сладостный плен своих. «Я» застонал и, положив руку ему на бедро, прижал ближе к себе. Поцелуй становился все требовательней. Я видел как «я» оторвался от этих губ с огромным усилием.
- Ты ранен… Нужно отдохнуть…
- Со мной все хорошо, - воспротивился Поттер и попытался встать. Это ему не удалось, и он со стоном разочарования повалился обратно. – Тогда просто побудь со мной. Я не хочу оставаться сейчас один.
- Я тебя никогда не покину. Ты же знаешь, я слишком сильно тебя люблю. – «Я» снова лег рядом и обнял его, притягивая ближе.
- Знаю, поэтому мне и страшно. Лорд может этим воспользоваться.
- Он этим обязательно воспользуется, как только кто-нибудь ему донесет о наших отношениях, - сонным голосом ответил ему «я»
- Мне бы твое спокойствие, - протянул Поттер и постарался устроиться удобней в объятиях.
- Ты просто не волнуйся, а наслаждайся тем, что дает тебе жизнь сегодня. О завтрашнем дне будем беспокоиться завтра. Спокойной ночи, любимый.
- Спокойной… - последний поцелуй, прежде чем заснуть.

Что это было? Я не мог произнести признания в любви парню. Я в жизни никому не говорил, что люблю кого-то, даже родителям. В нашей семье это не принято.
Огляделся. Я снова стою на площадке Астрономической башни, скрытый тенью, а передо мной Поттер. Один. Но перед глазами все еще целующаяся пара. Вздрагиваю, когда слышу отчетливые злые слова, сказанные надломленным голосом:
- Как же я ненавижу этот мир!
Мне показалось, что он прыгнул. Прыгнул, чтобы умереть, ведь после такого прыжка даже мадам Помфри будет не в силах помочь. Вдруг ветер, что теперь ласково кружился вокруг меня, резко рванулся к Поттеру.
Но я ошибся. Тот не прыгал, а лишь согнулся, упираясь рукой в грудь, не отрывая взгляда от небесной выси. Я проследил за его взглядом и содрогнулся от ужаса. Небо стало каким-то странным: багровое с серебристыми звездами, несмотря на то, что сейчас стоял поздний вечер, посреди черных грозовых туч невыносимой белизной светило солнце.
Вдруг ветер, который теперь трепал волосы все еще плачущего парня, стал клубиться и приобретать призрачные человеческие очертания.
- Почему так? – надрываясь, прошептал Поттер, принимая вертикальное положение.
- Еще не время, - ответили ему.
Я узнал этот шепот! Я же его только что слышал. ОН подошел к Поттеру и попытался обнять. Но разве может ветер прикоснуться к живому телу? К сожалению, нет. Я смог рассмотреть лишь невыносимую боль на «моем» призрачном лице.
- Когда оно настанет? Когда?! Я хочу к тебе, мой ангел…
Что же происходит?! Все начиналось как действие какого-то очень мощного заклятия, но это уже не вписывалось ни в какие рамки. Поттер разговаривает со мной, только призраком.
- Осталось недолго, любовь моя. Скоро. Уже скоро мы снова будем вместе. Я люблю тебя, Гарри Поттер…
Последние слова прозвучали словно издалека. Я уже хотел уходить, но ответ Поттера был для меня словно удар промеж глаз – столько в них было чувств.
- И я люблю тебя, Драко Малфой...

* * *

- Драко, ты чего такой задумчивый? - спросила Панси у своего жениха.
Тот посмотрел в ее сторону, но вряд ли увидел. Со вчерашнего вечера он сам не свой. Слова Поттера все не выходили из головы. «Я люблю тебя, Драко Малфой». Кто он такой, черт возьми?!
Драко встряхнул головой. Все, хватит забивать голову всякими пустяками. У него впереди много дел. Сегодня должен приехать отец, чтобы забрать его на некоторое время. И как ему объяснять, что он не хочет становиться Пожирателем Смерти? Никто не достоин, чтобы Драко Малфой преклонил пред ним колени!

Знал бы Драко какие слова произнес в уме. Где он их слышал? Уж, не в своем ли загадочном сне? Уж не был ли он рядом с человеком, который мог смело это заявить? Какое значение имеют эти сны? Может, просто ночные видения, ничего, собственно, не значащие? Или предупреждения и подготовка. К чему? Всему свое время. И скоро это время уже настанет. Несколько незначительных событий, и история примет другой оборот. К худу это иль к добру, мы пока не знаем. Но вскоре все решится. Уже скоро настанут темные времена, которые давно предвидели Пророки.

22:53 

Mykyeytsh
Глава 3. Шаг в будущее, или приоткрывая завесу прошлого


Гарри проснулся среди ночи. Что случилось? Он оглянулся по сторонам. Все спят. Осторожно отодвинул полог и ступил на ледяной пол. Звук, разбудивший его, повторился вновь. Еле слышно ступая по полу, Гарри подошел к одной из кроватей. Кровати Малфоя.
Драко снился кошмар, и он непрерывно метался по кровати. Время от времени всхлипывая и постанывая, словно от боли.
Гарри не удержался и нежно провел рукой по волосам Малфоя, убирая прилипшие ко лбу прядки. Такой знакомый жест... Было очень трудно смотреть на это совершенное создание и делать вид, что только недавно с ним познакомился. Они были поблизости только несколько дней, и Гарри стоило немало усилий, чтобы не выдать своих чувств. Да, он отказался от части себя, но никогда в жизни он не вырвет из сердца этого человека. Никогда... Общение с Драко, Северусом, да и с Темным Лордом из его мира научило его никогда не проявлять свои истинные чувства. Он это сначала принял как должное, а позже понял, что жить так гораздо проще. Жить, понимая, что никто не знает, что у тебя в душе, чтобы в удобный момент либо потянуть за нужные ниточки, либо нанести точный удар в больное место.
Парень под его руками затих. Теперь Драко лежал на спине. Волосы его разметались вокруг лица нимбом. Он лежал, как какой-то падший бог, поверженный смертью.
- Спи спокойно, мой Серебряный принц. – Прежде чем снова лечь и попытаться заснуть, Гарри нежно прикоснулся губами к губам Драко, так и не заметив задумчивого взгляда с соседней кровати, наблюдавшего за этой сценой.

Утро началось с криков учеников седьмого курса. Дело в том, что все в этой мальчишеской спальне проспали. Малфой сразу оккупировал ванную. Крэбб и Гойл, не обращая внимания на шум, продолжали спать. Забини рылся в сундуке, выискивая чистую мантию.
- Блейз, а где Поттер? – спросил Пьюси, сидя на кровати и наблюдая, как его друг суетится.
Подойдя к кровати Поттера, Блейз осторожно отодвинул полог. Гарри не спал, а просто смотрел вверх. Заслышав шорох плотной ткани полога, он переключил внимание на нарушителя его спокойствия. Но в глубине зеленых глаз Блейз не разглядел ни узнавания, ни недоумения, только боль и страдание. Моргнув пару раз, Гарри прогнал это выражение и уже безразлично-спокойно взглянул на слизерица.
- Уже утро? – хрипловато спросил он.
- Ты что вообще не спал?
- Хм. Нет.
- Мы проспали. Собирайся.
Быстро собравшись, парни отправились в Большой зал, надеясь перехватить что-нибудь из еды. Сегодня предстоял сложный день, поэтому нужно было хоть немного поесть. Но времени не оставалось, а опаздывать на занятие к Снейпу было жизненно опасно. Поэтому они просто прихватили с собой немного фруктов. Хоть и не плотный завтрак, а витамины они получат.

Профессор Снейп как всегда ворвался в класс со звонком. Гарри при виде его улыбнулся. Сестра, сидящая с ним рядом, толкнула его в бок и что-то прошептала на ухо. Гарри хотел было ответить, как раздался голос профессора:
- Мистер Поттер, то, что вы в этой школе новенький, не дает вам права вести беседы на моем уроке.
- Простите, профессор. Этого больше не повторится, - ответил Гарри, кое-как справившись с предательской улыбкой, так и пытающейся вылезти на лицо.
«Мда, видимо Северус будет и здесь пытаться на мне отыграться, даже не смотря на то, что я теперь ученик его факультета»
- Надеюсь на это. А теперь прошу вас выйти на помост и продемонстрировать нам ваши умения ведения дуэли на примере… - он оглядел притихший класс, – мистера Пьюси.
В то время как дуэлянты выходили на помост, по классу пронесся шепот. То, что Эдриан Пьюси лучший в их потоке в сражениях на дуэли, никто не оспаривал. И всем только и оставалось удивляться тому, что Снейп выставил против него своего же ученика.
- Umbran! – выкрикнул Эдриан заклинание неосознанного страха, после того как все церемонии были выполнены.
«Применяем черномагические заклятия в школе? Что ж, я принимаю твои условия игры, Эд»
- Involio Magicus! – Гарри сначала возвел вокруг себя призрачную магическую стену, защищающую от крупных заклинаний, а потом уже сам пошел в атаку: - Dolor! – заклинание, подобное Crucio, только пока еще не запрещенное властями.
Эдриан упал на помост и, крича не своим голосом, забился в конвульсиях. Кое-как сняв с себя заклинание, он поднялся на ноги и уже по-новому взглянул на новенького. Такое сильное заклинание боли не мог создать школьник, вычитавший его в какой-нибудь книжке! Оно вообще было редким, и в основном, применялось для наказания в чистокровных семьях. Откуда его знает и может применять так мастерски Поттер!?
- Explosio! – взрывное заклинание летело прямо в грудь бывшего гриффиндорца, но тот змеиным движением отошел в сторону и выпустил в ответ заклинание Runia, вызывающее огненное пламя, но промахнулся.
- Insineratius!
- Freezio!
Два противоположных по своей сущности проклятия вылетели практически одновременно. Проклятия огня и льда, столкнувшись, разлетелись в обратные стороны, сбивая с ног своих отправителей.
- Дуэль окончена в ничью. – Произнес Снейп, взбираясь на помост, с которого только что выкинуло двух дуэлянтов. – На этом уроке вы были удостоены зрелища боевой дуэли с применением черномагических проклятий, которые как раз мы и будем изучать в этом году, а так же защиту от них.
Северус плавно перешел к теме урока, но перед глазами все еще стояло лицо мальчишки, прибывшего сюда из другого мира. Эту ледяную маску он видел только у некоторых Пожирателей Смерти... У тех, кто давно уже отказался от своей души и убивал не задумываясь, при этом наслаждаясь ничтожеством жертвы. Этот мальчишка, так и не показавший даже половины своих навыков, начинал пугать. А если еще добавить и воспоминания, которые он увидел в день… знакомства... Верно ли они поступили, оставив мальчишку в школе? Какая-то часть души говорила, что верно, что это им пойдет только на пользу, но другая, надрываясь, кричала, что они совершили колоссальную ошибку, которая будет стоить им жизней, что нужно было держаться от него как можно дальше. «Что ж, посмотрим, как он будет держаться в школе, а потом подумаем, нужно ли рассказывать директору о его воспоминаниях». Северус принял решение и уже продолжил вести урок, не отвлекаясь на посторонние вещи.
Интересно, почему люди так редко прислушиваются к своему второму Я? Послушайся его Дамблдор и Снейп, вполне возможно, что жизнь их сложилась бы иначе. Но нет. Мы предпочитаем не замечать нашу «вторую» часть, которая иногда оказывается куда более разумной. Лишь один человек знал, кого эти двое впустили в мир. Богиню ветра Аэллону не зря называли Смертью, а ее потомки всегда следовали по пути, протоптанному ею... Пути из боли, страдания и смерти...

* * *

- Ты так хорошо знаком с Черной магией. Откуда? – спросил Блейз, когда они с Гарри шли с урока на занятие к Макгонагал.
- Я изучал ее, - просто ответил тот.
- С определенной целью? – осторожно поинтересовался Блейз.
- С определенной, - согласился Гарри, но лицо стало больше похоже на маску – никаких эмоций.
- Я думал над твоими словами, - сменил тему Блейз.
- И?
- Я вот только не могу понять, каким образом ты появился в нашем мире?
- А предположения есть? – Гарри весь обратился в слух. Ему стало интересно, насколько глубоко Блейз докопался до правды.
- Может… неправильно проведенный ритуал?
- А ты догадливый, - похвалил его Гарри.
- Я знаю, - самодовольно хмыкнул тот. – Но какой ритуал способен перенести одного человека из мира в мир?
- Ронни с подругой решили заглянуть в другой мир, чтобы посмотреть на их жизнь там, но что-то пошло не так и, вот, пожалуйста, я тут.
- То есть ты хочешь сказать, что у Поттеров в твоем мире вместо девочки родился сын? Странно. – Блейз, задумавшись, ушел в себя.
- Не объяснишь ли мне, недогадливому, что ты увидел в этом странного?
- Если твоя сестра воспользовалась тем заклинанием, о котором я думаю, то это должно быть невозможным.
- Почему? – не понял Гарри. Эти ритуалы всегда были для него слабым местом. Лишь один он отточил до совершенства...
- Потому, что заклинание дает реальную возможность увидеть себя в другом мире. Похоже, что было постороннее вмешательство, раз тебя закинуло в этот мир.
- Дамблдор сказал, что это якобы вмешательство госпожи Судьбы. – Фамилию старца Гарри буквально выплюнул
- Вполне возможно, - согласился Забини, про себя отмечая тот факт, что его собеседник не питает к директору теплых чувств, не смотря на то, что Поттеры всегда были его ярыми последователями. – Но должно быть что-то еще. Но что?
- Ты имеешь в виду желания смерти в одном мире и желание жизни - в другом?
- Такое было? – заинтересовался тот. – Предположу, что желание жизни принадлежало твоей сестре.
- Правильно мыслишь, - хмыкнул Гарри.
- Значит, у тебя было желание умереть?
Гарри аж сбился с шагу. От этого вопроса ему захотелось расхохотаться. Хотел ли он умереть? Да, он уже не помнил, когда начал думать, что смерть куда лучше жизни.
- В тот день я покончил жизнь самоубийством, - спокойно сознался Гарри.
Блейз резко остановился и во все глаза посмотрел на собеседника.
- Ты что сделал?
- Покончил жизнь самоубийством, - повторил Гарри, словно для маленького ребенка.
- Почему?
- Мы пришли, Блейз. - Гарри ставил вопрос без ответа и вошел в класс.
«Значит, ты пытался умереть, - думал Блейз, идя на свое место рядом с Эдрианом. – Что ж, это может кое-что значить».

Гарри сел на место рядом с сестрой. Сейчас она где-то гуляла, и он мог спокойно все обдумать. Итак, он начал новую жизнь, а это значит, что нужно заводить новых знакомых и, возможно, друзей. Блейз хорошо бы подошел на эту роль. Сообразительный молодой человек, умеющий выкручиваться из различных ситуаций. По крайней мере, таким он был в его мире. Этот Забини был очень умен – он достаточно быстро сообразил что к чему. К тому же, оба являются потомками богинь ветра. Наверное, Блейз – лучшая кандидатура на роль друга. Но Гарри не спешил повторять свои ошибки в выборе друзей. Он не хотел сдружиться с человеком лишь потому, что он ему понравился, а потом обжечься из-за этого. Он пока подождет, узнает его получше, а потом, может быть, пойдет на сближение.
- Скучаешь? – раздался веселый голос Вероники.
- Просто думаю, - хмыкнул Гарри, глядя на лучившуюся счастьем сестру, что уселась рядом.
- Гарри, познакомься с моей лучшей подругой – Лив. Лив Блэк.
Гарри чуть не поперхнулся воздухом от такой новости.
- Не знал, что у Сириуса есть дети, - заметил он и укоризненно посмотрел на сестру. Она должна была предупредить его об этом!
- Прости, я не подумала, - прошептала она.
- А что не так? – не поняла Лив, присевшая за парту рядом. – Почему ты так удивился, что у моего отца есть дочь?
- Просто мне показалось, что Сириус не выглядит семьянином.
- А он и не семьянин, - оскалилась Ронни. – Он постоянно пропадает на работе, влипая вместе с папой в неприятности, или с Лив куда-нибудь ездит. Только вот поездки их никогда не бывают безопасными.

- Ученики, займите свои места, - по аудитории раздался строгий голос профессора трансфигурации.
Все стали быстро рассаживаться по местам.
- Итак, тема сегодняшнего занятия на доске.
- Но, профессор, эту тему изучают только в аврориате!
Гарри скривился, услышав знакомый голос. Конечно же, заучка Грейнджер тоже здесь.
- Вы правы, мисс Грейнджер, но директор решил, что если вы освоите эту науку, то она вам очень пригодится в будущем.
- Как нам может это пригодиться?
Еще один ненавистный голос. Уизли.
- Тем, Уизли, что если ты освоишь этот раздел магии, то при встрече с дементором не грохнешься в обморок и не дашь ему выпить твою душонку, - не сдержался Гарри.
- Спасибо, мистер Поттер, - строго, но все же согласно кивнула Макгонагал. – Как сказал ваш сокурсник, если вы освоите чары Патронуса, то сможете отогнать от себя дементора, если освоите Негасимое пламя - то вообще уничтожить его. Каждое из заклинаний в той или иной степени может помочь вам выжить при встрече с этими существами.
- Профессор, а директор преднамеренно ввел этот раздел в программу? – раздался голос с задних парт.
- Да, мистер Финниган, он сделал это преднамеренно. Сегодня в дневных новостях появится одна шокирующая вас новость. Дементоры покинули Азкабан.
По классу раздался испуганный шепот учеников. Гарри заметил, что даже некоторые слизеринцы побледнели от такой новости.
Дальше все стали внимательно слушать профессора и отрабатывать первое заклинание - Патронуса. Только Гарри молча сидел за партой и наблюдал за сокурсниками, чем и привлек внимание профессора:
- Мистер Поттер, у вас возникло затруднение с заклинании? – участливо спросила она, прекрасно понимая, что на новом месте сначала нужно адаптироваться, поэтому и не требуя от него стопроцентных результатов.
- Нет, профессор.
- Тогда в чем дело?
- Я уже умею вызывать телесного Патронуса.
- Телесного?! – не поверила Макгонагал, непроизвольно повышая голос.
Все ученики прекратили работать и обратили все внимание на них. Макгонагал не так просто вывести из равновесия, но если что-то могло это сделать, то оно определенно стоило внимания.
- Что ж, мистер Поттер, тогда продемонстрируйте его нам.
- Пожалуйста.
Гарри поднялся со своего места и прошел к возвышению, откуда профессор совсем недавно читала лекцию о защитных от дементоров заклинаниях. Закрыл глаза... и все поплыло...

... Он стоит на подоконнике у распахнутого настежь окна. Астрономическая башня. Он так устал... Ветер треплет волосы и мантию. Опирается руками о каменную стену за окном и смотрит вниз. Высоко... Взгляд в небо. Он ведь также одинок, как и эти звезды. Но они свободны, а он связан с этим миром чертовым Пророчеством! Ах, как бы он хотел взмыть в прекрасные бескрайние небесные просторы серебряной птицей и улететь. Улететь подальше от этого замка, от этих людей... Шаг в пропасть... Но ему не дают ступить в бездну небытия. Сильные мужские руки обнимают сзади, и раздается обжигающий ухо шепот:
- Не нужно... Не умирай... Я не смогу без тебя...
Медленно, но осторожно разворачивается в кольце рук и встречается с глазами цвета облаков в дождливый день. Он знает, что, как и в облаках, цвета в них меняются и переливаются – не от ветра, а от настроения. Они были нежно-серыми, как грудка голубя, когда ОН наклонил голову и…
- Пожалуйста... – шепот и нежное касание губ...

- Expecto Patronum, - прошептал Гарри все с той же улыбкой на устах, что появилась при воспоминании о их с Драко первом поцелуе.
Из палочки полилось яркое свечение, и перед изумленными зрителями предстал черный волк.
- Невероятно, - прошептала Макгонагал, во все глаза глядя на прекрасное животное, что подошло к Гарри.
Поттер опустился перед животным на колени и обнял его, зарывшись лицом в густую шерсть. Его любимый Волчонок...
- Спасибо, мистер Поттер. А теперь, если не возражаете, уберите вашего… друга и помогите другим ученикам справиться с этим заклинанием. И, да… 50 балов Слизерину.
Оставшееся время Гарри помогал своим новым однокашникам. Ему показался странным тот взгляд, которым на него смотрел Малфой, когда он подошел к ним с Панси, чтобы помочь. В нем были вопрос, удивление и какая-то доля злости.
- Нам нужно поговорить.
- Блейз, мы весь день разговариваем, - устало заметил Гарри.
- Это касается твоего прошлого, - отрезал Слизеринец. – Сегодня в полночь встречаемся у камина в гостиной.
- Хорошо, - сдался Поттер. – Как успехи?
- У меня только туман получается, - пожал тот плечами.
- Это ничего. Найдешь самое счастливое воспоминание, и туман примет форму твоего защитника.
- Итак, класс, - раздался голос Макгонагал. – Домашнее задание – отработать вызов защитника. Профессор Флитвик уже выйдет на следующей неделе, поэтому сдавать будете ему. Урок окончен. Все свободны.

- Хотел спросить: почему чары ведет Макгонагал? – спросил Гарри, когда они с Блейзом и Пьюси шли на обед. – Она же вроде профессор Трансфигурации.
- Просто профессор по чарам пока на больничном, и она его заменяет. – Ответил Блейз. – Есть планы на вечер?
- Мы с сестрой хотим после обеда уйти в Хогсмид.
- Ясно. Тогда встретимся ночью, - добавил он уже тише. – Счастливо отдохнуть.

* * *

- Еще раз привет.
Гарри поднял голову и увидел все также лучащуюся счастьем сестру. Она, не дожидаясь приглашения, плюхнулась на соседний стул. Они договорились встретиться в кафе у мадам Розмерты, чтобы поболтать о жизни. Гарри не терпелось выспросить у нее все подробности об этом мире.
- Как тебе на новом месте? – опередила с вопросом девушка.
- Нормально. По крайней мере, этот курс гораздо лучше, чем был у меня.
- А что было на твоем? Гари расскажи. Мне жуть как интересно слушать твои истории. Пожалуйста, - зеленые глаза умоляюще на него смотрели.
- Давай договоримся: ты сначала ответишь на мои вопросы, а потом я – на твои. Договорились?
- Договорились, - Ронни вся была как на иголках.
Действительно, все истории, связанные с ее братом, очень увлекали ее. Конечно, он мало, что о себе рассказал серьезного, но все же... Не каждому в жизни выпадает возможность узнать, что случилось бы с ним, если история поменяла свое русло. Она была одной из немногих таких счастливцев.
- Итак, расскажи мне сначала, что произошло у вас семнадцать лет назад.
- То есть?
- Темный Лорд и все связанное с его работой, - уточнил Гарри, видя непонимание на лице сестры. Она точно не ожидала такого вопроса.
- А что тебя именно интересует?
Гарри отметил, что сестра очень напряжена. Из-за чего?
- В моем мире, семнадцать лет тому назад, Темный Лорд навестил Годрикову Лощину и оставил меня сиротой. Что было в вашем варианте?
- Странно, но у нас подобное произошло с семьей Невилла.
- Давай с этого места поподробней.
- А что тут рассказывать? Я сама толком не знаю подробностей, только то, что писали в газетах, да подслушанные разговоры родителей. Почему-то эта история всплыла снова спустя столько лет.
- Что ты слышала? Хотя, нет, начни все с начала.
- Семнадцать лет назад в поместье Лонгботомов явился Темный Лорд. Я понятия не имею почему. Только вот, Невилл после этого визита остался сиротой и воспитывался у своей бабушки. Ты знаешь причину, по которой Лорд пришел в их дом? Эта история похожа на ту, что произошло в твоем мире.
- Я знаю, но тебе пока лучше этого не знать.
- Тоже придерживаешься мудрости «Меньше знаешь – крепче спишь»?
- Что-то вроде того. Что было потом? Что стало с Волан-де-Мортом?
- Не произноси этого имени, - шикнула она на него. – Не стоит привлекать внимания. Не знаю, что было у вас ТАМ, но у нас его стараются не произносить.
- Почему же? – усмехнулся Гарри. Он вновь столкнулся боязнью произносить это дурацкое имя. – Неужели он придет за мной только из-за того, что я произнес это прозвище?
- Гарри, пожалуйста. Не делай этого. По крайней мере, не в моем присутствии.
Гарри молча кивнул. Ему не нравилась это отношение сестры к имени. Но он решил все же уступить. Ему нужно все знать. Проще было бы спросить у родителей, но они сейчас далеко, а узнавать у кого попало было не безопасно.
- Так вот, после той ночи Лорд надолго пропал. Все считали, что он погиб. Но это оказалось лишь пустыми мечтаниями. Шесть лет назад он вновь объявился. Еще могущественнее, чем раньше. Это не мои слова, так говорил папа. Он, провожая меня в Хогвартс, разговаривал с мамой и Сириусом. На детей они почему-то никогда не обращают должного внимания, словно не воспринимая нас в серьез. Словно не догадываясь, что мы все впитываем в себя как губки.
Гарри наклонился ближе к ней. Ему стало интересно. Неужели Том добрался до Философского камня? Если да, то дела у них плохи.
- На первом курсе происходили странные вещи?
Ронни на него удивленно посмотрела. К чему он клонит?
- Ты про Философский камень? – уточнила она, хотя и догадывалась об ответе.
- Да.
- Да, - повторила она. – Я думаю, что именно из-за него Лорд и смог приобрести силы. Мы были тогда с Невиллом, когда он пошел спасать камень. Я и Лив. Помню, мне эта прогулочка еще долго во снах являлась. Даже не знаю, как умудрились увязаться за ним, но спустились мы в люк трое. Пройдя эти дурацкие испытания, мы предстали пред нашим профессором. Невилл стоял как вкопанный, словно слыша то, что мои уши отказывались слышать. А потом я смогла увидеть Это. В голове нашего профессора была другая голова. Какого-то паразита, как я подумала по началу. Но когда ОНО на меня посмотрело, мне стало жутко. После взгляда этих красных глаз, я долго боялась засыпать по ночам. А еще слова... Он сказал, что ошибся в выборе. Гарри, понимаешь, эти слова предназначались мне. Он шипел, глядя мне в глаза, а я не могла даже пошевелиться, потому что была вне себя от ужаса. Лив рядом не было. Она осталась на шахматной доске. Только я и Невилл. Боже, как я тогда была напугана. Не знаю, что произошло, но очнулась я только в больничном крыле. На соседней койке лежал Невилл. Меня выпустили, а он еще месяц не приходил в сознание. Что там случилось? В чем ошибся Тот-кого-нельзя-упоминать?
Гарри поморщился от знакомого выражения. Ох уж эти маги. Как они могут бояться произносить какое-то имя? Он понимал, что Северус не произносил имя, потому что метка начинала жалить. Он, ухмыляясь, говорил, что это своего рода кощунство - произносить имя «Повелителя» без его на то разрешения, которого, кстати, ни у кого из его приближенных слуг не имелось. Только «Господин», «Хозяин», да «Повелитель».
- Я не знаю, что произошло у вас. В моем мире все складывалось по-другому. Я с моими друзьями нашли Квирелла, но я смог отобрать у него Камень. Лорд возродился только на моем четвертом курсе, воспользовавшись одним древним ритуалом. А на счет его слов об ошибке... Даже не знаю, что тут сказать. Ладно, оставим первый курс в прошлом. Что было на втором?
- А что должно было быть?
- Тайная комната была открыта?
- Тайная комната!? – девушка вылупила на него свои прекрасные глазки. – Так она на самом деле существует? Невероятно! Я читала о ней в истории, но не думала, что она реальна.
- Поверь мне, сестричка, она реальна. На личном опыте проверено.
- Ты был там? – благоговейно прошептала она. – Расскажи.
- А что рассказывать? Затхлое местечко, которое охраняет Василиск.
- Шутишь?
- А какой толк? Стражем на самом деле является Король змей, только я так и не понял, что он охраняет.
- Может, личный кабинет Слизерина? – предположила она. Ее глаза уже устремились в это полное загадок место. Как же ей уговорить брата прогуляться туда? Дух исследователя и гриффиндорца – это убойная смесь, особенно, если они смешаны в крови Поттера.
- Я не знаю. И знать не хочу. Если Лонгботом там не побывал, значит, Змея все еще жива, а спускаться вниз, знаешь ли, равняется самоубийству.
- Значит, она внизу, - улыбнулась Ронни. – Где-то в подземельях?
- Послушай, даже не смей заниматься ее поисками. Ты меня поняла? Не хватало только выпустить эту тварь на волю. Если ты попадешься ей на глаза, то родители еще смогут тебя похоронить, если найдут, конечно, а если окажешься нашпигованной на один из зубчиков, то они смогут прочитать о твоей смерти только из газеты в некрологе.
- Гарри, успокойся, я не собираюсь искать его, - попыталась успокоить его сестра.
- Лжешь, - с его уст сорвалось шипение, отчего она на миг отпрянула. – Я же вижу твои мысли. Они у тебя на лбу написаны. Как бы найти легендарную комнату? Чего ты в ней забыла?
- Я… я… Гарри, что с тобой? Остынь.
- Не пройдет, сестренка. Выкладывай все на чистоту.
- Я не могу... Это сложно объяснить... Меня словно тянет туда. Сама знаю, что звучит это диковато. Только мне от этого осознания не легче. Там словно кто-то есть. Кто-то, кто зовет меня... Понимаешь?
Гарри странно на нее посмотрел. Что же мог сделать Риддл, чтобы у нее появилась тяга? Нужно будет узнать это у кого-нибудь. Он кивнул в знак согласия. Вероника сразу заметно расслабилась.
- Гарри, ты меня измотал своим напором. Теперь твоя очередь отвечать мне на вопросы.
- Эх, ладно. Давай. Только мы еще не закрыли эту тему. Я подумаю над вопросами, а потом мы снова заведем разговор. Хорошо?
- Ага, - легкомысленно согласилась девушка. Ей было плевать на то, что будет потом, сейчас она могла узнать новую информацию. – Ты рассказал мне в общих чертах о своей учебе, только вот седьмой курс упустил из виду. Расскажи мне о нем. Что там произошло?
- Давай что-нибудь другое, - Гарри потер виски. Он ненавидел рассказывать об этом курсе.
- Ну, уж нет, так не честно. Я рассказала тебе то, что ты просил, не смотря на то, что кое-какие моменты причиняют мне боль. Ты же стараешься уйти от слова.
- Ладно. Только не заводись. С седьмым курсом мне особо не повезло. Я хочу сказать, что каждый год со мной что-то случалось, но в этот год столько всего навалилось: мир был на грани войны, как и Лонгботом, я был основной целью Лорда...
- Почему?
- Мы уже говорили об этом. Помнишь.
- Да-да. Меньше знаешь – крепче спишь. Ладно, что было еще?
- Лорд убил моего любимого человека, друга обрек на вечное существование. Друзья, с которыми мы прошли все испытания с первого курса, меня предали. Что еще я могу рассказать о том времени? Началась война. Я бы даже назвал это бойней. Пожиратели вырезали людей семьями, домами. Первыми, конечно же, были те, кого я знал в маггловском мире: мои родственнички, бывшие одноклассники. В конце концов, я убил Лорда. Но я стал кем-то вроде изгоя. Мои бывшие друзья и помощники отводили при встрече глаза. Для них я оставался предателем... – Гарри замолчал на время, с головой погружаясь в те переживания, что вызывали воспоминания об этом проклятом годе.
- Прости. Я думаю, так не должно быть, - с грустью проговорила она.
- Как не должно быть? – устало спросил Гарри. Он чувствовал себя как выжатый лимон. Давно он уже не раскрывал душу пред малознакомыми людьми. Конечно, он уже упоминал об этом всем на первом его допросе по прибытию в этот мир. Но тогда эмоции подавлялись зельем, а теперь он сам раскрыл душу.
- Чтобы столько несчастий выпадало на долю одного человека. Если правду говорить, то мне тебя очень жаль.
- Не стоит, Вероника, - Гарри протянул руки и сжал ее маленькие ладошки.
Если бы не их неестественная схожесть, можно было бы подумать, что это сидит и воркует влюбленная парочка. Переплетенные пальцы рук, непрерывный зрительный контакт...
- Как ты можешь быть спокоен? Я бы на твоем месте давно уже сломалась.
- Тогда, на последнем курсе, я почти сломался. Только мне не позволили этого сделать. – Гарри смахнул с ее щек соленые хрусталики слез, а на губах заиграла еле заметная улыбка. – Вытащили с края бездны.
- Кто это был? – вновь заинтересовалась разговором Ронни.
- Пойдем, пройдемся? – Гарри поднялся со своего места.
- Ты опять не отвечаешь на мой вопрос! – надулась гриффиндорка и сложила руки на груди. – Нельзя же все хранить внутри себя! У того, кто пытается нести весь мир на плечах, сначала ломается спина, а потом ломается душа! Тебя уже достаточно покорежило. Ты ждешь, пока душа уже не сможет вмещать все те вещи, что ты держишь глубоко внутри?!
- Прекрати, - вздохнул Гарри и подошел к ее стулу, чтобы помочь подняться.
- Вот видишь, ты опять отнекиваешься. Почему ты не хочешь мне рассказать? Ты же знаешь, что кроме меня об этом никто не узнает!
- В кого ты такая упертая?! – он закатил глаза к небу. – Пошли уже. Возможно, я кое-что и расскажу.
Девушка от этой новости быстренько подскочила. Взяв предложенную руку брата, они, расплатившись, вышли из кафе. Медленным шагом они шли по улице, глядя вперед. Там виднелась Визжащая хижина. Гарри специально вел туда сестру. Раз уж он и решил что-то рассказать, то хотелось бы, чтобы посторонние его не слышали.
- Знаешь, я здесь впервые повстречал Сириуса. Это было на моем третьем курсе. Тогда я совершил колоссальную ошибку, не дав им с Ремусом убить Петтигрю. Из-за этой ошибки поплатился мир.
- Почему? – тихо спросила Вероника. Он еще никогда не говорил об этом.
- Именно Петтигрю провел тот ритуал, что позволил Лорду возродиться после его падения. Прах отца, плоть слуги и кровь врага.
- Но ты же не знал, к чему приведет твое милосердие. В этом нет ничьей вины.
- Мои старые знакомые так не считали. Я знаю, им нужно было хоть кого обвинить в тех смертях, что случились с их близкими. Только мне от этого было хуже некуда.
- Так все же, кто тебя спас от грозящего безумия? – спросила она, когда Гарри замолк.
- Мне помог Северус.
- Шутишь?! Наш Снейп сильно отличается от вашего?
- Нет. Мне даже кажется, что «наш» Северус был более язвительный и… строгим, что ли.
- Обалдеть. А в твоем мире он нормально к тебе относился?
- В том-то и вся фишка, сестренка. Он терпеть не мог все, что связано с семьей Поттеров. Но потом все изменилось. Я сблизился с одним человеком, который был ему очень дорог, и со временем мы смогли найти общий язык, а позже и сдружиться.
- С ума сойти, - она покачала головой. – С кем же нужно было сблизиться, чтобы сдружиться со Снейпом?!
- С Драко. Драко Малфоем.
Вероника в упор посмотрела на брата. Мимо нее не прошла та горечь, с которой он произнес имя. Она видела с какой болью ее брат смотрел на Малфоя. Потом это как-то прошло, и она не придала этому особого значения, но сейчас... Как же она могла не заметить этого сразу!?
- Гарри, а какие отношения были у тебя с Малфоем? – осторожно, но в лоб спросила она.
- Что? – вынырнул он из своих дум.
- Какие отношения связывали тебя с Малфоем? – терпеливо повторила она.
- С чего ты взяла, что нас что-то связывало? – холодно спросил он. Он не собирался разговаривать на эту тему. Ни с кем.
- Я же вижу, каким холодным и отчужденным ты становишься, когда он поблизости или кто-то заводит о нем разговор. – Мягко проговорила она.
- Ты слишком наблюдательна для своего возраста, - едко заметил он. – Девушкам твоих лет положено интересоваться модой и юношами.
- А в твоем – девушками. Что же ты все один, да один? – не менее едко парировала она. – К тебе уже подходили девушки с предложениями сходить в Хогсмид или просто погулять, но ты им отказал и предложил мне прогуляться. Почему ты отказал Лив? Ты ей очень понравился, - заметила Вероника.
Гарри сложил руки на груди, облокотился на заборчик и внимательно посмотрел на девушку перед ним. Говорить или нет? А вдруг Поттеры отвернуться от него? Что он тогда будет делать? Нет, он знал, что будет делать в таком случае, но все же ему хотелось быть ближе к Драко и Северусу. Он решительно посмотрел на сестру. Он сможет. Сейчас он проверит, бывают ли в семье Поттеров бастарды.
- Я отказал Лив, потому что она меня не интересует.
- Ты уже кого-то присмотрел? С какого она факультета? Я ее знаю?
Гарри совсем забыл о еще одном свойстве школьниц. Сплетни.
- Ты не поняла, - вся поза Гарри выражала полную расслабленность, но никому не было известно, как он напряжен внутренне. – Меня не интересуют девушки. Я предпочитаю однополые отношения.
- Но… но… - Ронни никак не могла подобрать слов, чтобы выразить все, что она думает. Ее брат – гей? Этого же просто не может быть!
- Ну почему же не может? – спросил Гарри с ноткой смеха в голосе, хоть внутри все кипело.
- Я сказала это вслух? – жалобно спросила она. – Черт. Я не это имела в виду… То есть я хочу сказать…
- Что ты ненавидишь тех, кто хоть как-то выделяется из массы? – начал наступление Гарри. Вот сейчас он и выяснит, какая хорошая у него сестра.
- Нет, - со слезами в голосе ответила она. Почему же Гарри так плохо думает о ней? Она же ему ничего не сказала и не сделала.
- Ненавидишь тех, кто предпочитает однополые отношения?
- Нет, - тихо и со страхом.
Гарри и сам не заметил, как перешел на рычание. Он уже мало, что соображал. Да и вся человечность постепенно уходила. В глазах то и дело появлялась ледяная радужка, и проносился маленький ураган. От него волнами исходила сила Гарпии.
Ронни, смотрящая на брата, с ужасом осознала, что этот ветер, появившийся, казалось бы, из ниоткуда, исходит из него.
- Нет! – крикнула она и кинулась на шею разъяренного юноши. – Почему ты думаешь, что я отвернусь от тебя только потому, что ты гей? – горячо зашептала она ему на ухо, время от времени глядя в глаза, чтобы увидеть, как тает лед и утихает Ветер. – Ты же не думаешь, что мы откажемся от тебя из-за этого? – она всхлипнула и почувствовала, как сильные руки прижали ее к телу.
Гарри опустил лицо в густые волосы сестры и с облегчением вздохнул. Не смотря ни на что, у него останется семья.
- Прости, прошептал он ей в макушку. – Просто именно так поступили со мной в моем мире. Отвернулись.
- Неужели ты все еще не понял, что мы почти все другие? К тому же, в нашей семье, насколько я знаю, не было бастардов.
- Теперь и я об этом знаю, - вздохнул Гарри и глянул на сестру. – Да ты замерзла! Что же не сказала? Пошли скорей в школу.
Он отступил от нее на шаг, чтобы пойти по тропинке, ведущей к замку, но остановился. Его сестра, с посиневшими от холода губами и дрожащая всем телом, выглядела как маленький воробушек в лютый мороз. Гарри скинул с себя мантию и накинул ее на плечи сестры.
- Почему ты так замерзла? На улице еще не так холодно, - спросил Гарри, притянув к себе поближе девушку.
- Ты бы себя со стороны видел, - проворчала она, но все же прильнула к теплому телу. – Из тебя дул ледяной ветер. Не объяснишь? Я знаю, что сегодня итак слишком много вопросов задавала, но все же?
- Ты читала о нашей родословной?
- Да.
- Вспомни, шесть веков назад к нашей крови примешалась кровь Гарпий.
- Да, помню. Но сила Аэллоны проявлялась лишь раз в два столетия и лишь у тех, чья жизнь была похожа на ее. Последний раз она проявилась у Адриана Поттера в…
- Двести лет назад? – подсказал Гарри замешкавшейся сестре.
- Да, - с ужасом проговорила она. – Неужели, злодейка Судьба наделила тебя еще и дарами Гарпий?!
- Не правда ли, мне везет?
- Как ты можешь еще шутить с этим?! – воскликнула Ронни.
Она вообще не понимала брата. Установившаяся тишина, дала ей возможность все обдумать.
Итак, что она сегодня узнала? Ничего существенного. После этих разговоров на душе остался какой-то осадок. Гарри так и не ответил на ее вопрос об отношениях с Малфоем. Он постоянно ужом ускользает от разговор на тему о его любви. Раньше она просто ради интереса пыталась узнать, в кого влюблен Гарри. Теперь у нее есть ответ, только вот легче от этого знания не стало. Говорят, когда заживают раны от любви, эта любовь уже мертва. Только вот у Гарри эта рана начинает кровоточить, стоит Малфою появиться на горизонте. Гарри сразу заявил, что мосты между тем временем, той жизнью и этой сожжены. Ведь время тоже пролив, который разделяет острова и материк, но пересечь его может только один паром – память. Только она вроде корабля-призрака – если очень пожелаешь, чтобы он исчез, так он исчезнет. Ронни уже успела понять, что Гарри этого пожелал. Он захотел освободиться от прошлого. Только вот паром этот далеко не уплыл. Это заметно по той боли в его глазах. Это бремя всегда будет вместе с ее братом, как бы он не старался все забыть. Это не принесет ему пользы. Вечные скитания в прошлом могут сломать его. Конечно, он сильный, но у каждого есть предел. Но почему ей казалось, что для Гарри этот рубеж уже близко?

* * *

- Где тебя черти носят? – накинулась на Ронни Лив, как только она вошла в спальню.
- Я с Гарри гуляла, - отмахнулась она.
- Тебя искали, - мрачно заметила молодая Блэк.
- Давно? – Ронни резко села на кровати, куда успела удобно улечься.
- Часа два назад. Не нравится мне, что ты с ними так тесно общаешься. Это к добру не приведет.
- Поверь, Лив, я знаю, - Ронни, взглянула в взволнованные глаза подруги и убежала. Нужно было действовать как можно скорей.

* * *

- Привет, - поприветствовал Гарри Блейза, спускаясь в гостиную.
Забини уже был там. Он пришел пораньше, чтобы все еще раз обдумать. Сегодня вместо похода в Хогсмид, он отправился прямиком в библиотеку. Он хотел проверить свои догадки. И оказался прав. Пришло время пробудиться силам Аэллоны, а это значит, что настало время темных дней. И вряд ли Волан-де-Морт будет основной причиной приближающегося Хаоса. Блейз уже связался со своей наставницей, чтобы сообщить, что в школе появился потомок Смерти. Оставалось только ждать.
- Привет. Хорошо прогулялся?
- Да, нормально. Но у нас с Ронни до сих пор есть несглаженные углы. Уж слишком в разных мы росли условиях.
- А в чем отличие? – заинтересованно спросил Блейз.
- К чему такой интерес к моей персоне? – холодно спросил Гарри и сел в кресло напротив слизеринца.
- Я пытаюсь понять, - пожал тот плечами.
- Что же тебе даст знание моей прошлой жизни? – все тот же холод в голосе, способный заморозить любую надежду.
- Твоя сущность очень опасна, поэтому тебя найдут Гарпии, чтобы проверить.
- Проверить что? – теперь уже заинтересовался Гарри.
- Безопасен ли ты.
- А если нет? Что мне они сделают? – Гарри подался вперед в кресле, отчего Блейз вжался в спинку кресла.
Эти странные глаза... Что в них неправильно? Чем они отличаются от глаз обычной Гарпии? Непонятно. Но они пугают. Внутри них постоянно, казалось, бушует ветер. А еще этот странный их блеск...
- Я не знаю, - тихо ответил Блейз.
Ему сейчас было плевать, что он выглядит как пугливая девчонка. Единственное, чего хотелось – чтобы этот ледяной зеленый взгляд перестал всматриваться в душу.
- Когда они явятся?
- Еще не знаю.
- Хорошо. Поставь меня в известность, как только они прибудут. Ты хотел поговорить, - напомнил Гарри. – Говори.
- Да, хотел, - отстраненно проговорил Блейз.
- Так в чем дело? – поторопил его Гарри. Сегодня был тяжелый день, и он хотел бы поскорее забраться в кровать и отдохнуть.
- Давай выпьем? А потом я все расскажу.
Гарри подозрительно на него посмотрел, но все же согласился. Он был уверен, что тот что-то задумал. Только что? К сожалению, вскоре он сам все выяснил.
- Ты знаешь, мне не дает спокойствия то, что тебя закинуло в другой мир. Этот поворот действия заклинания не вписывается в мои знания магии, – начал говорить Блейз, когда они сделали по первому глотку красного вина, специально припасенного для этого случая.
- Что же тебя так волнует? – миролюбиво спросил Гарри, задумчиво глядя на фужер в руках. Какое странное вино…
- Мне стали известны некоторые события твоей прошлой жизни. Не расскажешь мне о ней?
- Зачем?
- Я хочу знать, - пожал тот плечами.
- Я повторяю: зачем? – холодно проговорил Гарри, пробиваясь сквозь дымку неги, охватившую все сознание.
- Чтобы не наделать ошибок в общении с тобой, - ответил Блейз. Сейчас главное не ошибиться.
Гарри вслушивался в убаюкивающий голос собеседника. Разум постепенно сдавал свои позиции, уступая свое место тому непонятному, что просило, заставляло слушать и отвечать Забини.
- Расскажи мне, - ласково, по-дружески.
- О чем?
- Что тебя связывало с Темным Лордом?
Гарри попытался сопротивляться этой неги, но все безуспешно. Слишком поздно для заднего хода.
- Месть.
- За что? – заинтересовался Блейз, вспомнив пустой взгляд, устремленный в потолок.
- Он убил моих родителей, любимого, погубил мою жизнь...
Никакие попытки сопротивления не приводили к нужному результату. Он понимал вопросы, понимал, что не хочет и не должен отвечать, но что-то заставляло произносить слова, складывающиеся в предложения.
- Любимого?
- Да.
- Кто он?
- Драко Малфой.
Блейз чуть было с кресла не свалился. Вот тебе на. Интересный поворот событий. Драко Малфой – гей? Быть такого не может. У него скоро свадьба. Ух, что же будет, когда Поттер об этом узнает!
- В этом мире он тебе так же небезразличен?
- Тот, кого ты по настоящему когда-то любил, уже никогда не будет тебе безразличен. У любви есть зубы, причем очень острые, и она кусается. Любовь наносит раны, которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно заставить эти раны затянуться.
Блейз задумался над этими словами, произнесенными не по своей воле, но несущие в себе мудрость. И в самом деле, в этом противоречии есть истина: когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.
- Почему Лорд убил Драко?
- Он был предателем. Шпионом Дамблдора.
Вот уж чего не ожидал Блейз, так это того, что Драко может пойти против воли отца и переметнуться на другую сторону.
- А ты был на чьей стороне?
- Я был на своей стороне. Никто и никогда не будет мной повелевать. Никому не под силу подчинить Смерть...
Блейзу от этих слов стало жутко. Значит, Поттер – темная лошадка. Неизвестно, как он поведет себя, если начнется открытая война. Это опасно. Блейз понял, нужно заканчивать разговор, потому что взгляд его собеседника становился все более осмысленным. Неизвестно, что будет, если тот поймет, что он с ним сделал. А желания у Блейза это проверять не было, поэтому они вскоре разошлись по кроватям.

* * *

Блейз собирался идти на завтрак. Сегодня была суббота, поэтому гостиная еще пустовала. Все отсыпались за прошедшую неделю. Он медленно спустился и направился к выходу из гостиной. Не успел он открыть проход, как его с силой впечатали в стену. Резко развернувшись, он хотел уже высказать все, что думает о том человеке, кто это сделал, но слова так и замерли на его устах. Он со страхом смотрел в глаза Поттера, в которых бушевал шторм, несший смерть. Тут по сознанию пришелся ментальный удар со стороны природы. Ее любимое дитя было в ярости, а значит, и она разбушевалась не на шутку. Быстрый взгляд в наколдованное окно подтвердил его предположения. Солнечное ясное небо заволокло тяжелыми грозовыми тучами. Беспрерывно били молнии, и гремел гром. Ветер ломал деревья на опушке леса. Потоки ледяного дождя загоняли ранних пташек обратно в замок.
- Ты опоил меня, - прошипел Гарри, приближая лицо к лицу другого слизеринца.
Блейз почувствовал, как внутри все переворачивается. В его голове творилось что-то невообразимое: мысли путались, причиняя боль, мелькали все самые ужасные события прошлого, которые он так старался забыть. Самое страшное, что испытывал Блейз в своей жизни, происходило сейчас. Ему казалось, что душа отеляется от тела, что она вот-вот покинет его. Только сейчас он осознал, что вчерашнее любопытство может его оставить без души. Неужели сила Аэллоны сейчас обрушится на него и оставит после себя лишь пустую оболочку?
Вдруг окна в гостиной распахнулись, и туда влетел вихрь. Блейз с нескрываемым облегчением вздохнул, когда ветер приобрел физическую форму его наставницы. Она резко подскочила к Поттеру и, схватив того за локоть, исчезла в новом порыве ветра.
Блейз медленно сполз по стенке. Он чудом остался жив. Если бы не его наставница, он сейчас был бы мертв. Его всего трясло, и он не мог унять эту дрожь. За окном все постепенно успокаивалось: сначала прекратился дождь, потом ветер разогнал тучи, и вновь вышло солнце. Осторожно поднявшись с пола, он пересел в кресло у камина, стараясь хоть немного успокоиться. Сердце бешено колотилось в груди, что дышать становилось трудно. В таком состоянии его и застал его друг детства – Эдриан.

* * *

Гарри почувствовал шероховатую поверхность дерева у себя за спиной. Он огляделся и увидел, что находится неподалеку от какого-то селения в лесу. Рядом стоит женщина, настороженно глядя на него. Он посмотрел ей в глаза и получил ответ, где он находится. Деревня Гарпий. Гарри усмехнулся и с некой насмешкой произнес:
- Приветствую тебя, мадам Изида.
- Но… - женщина явно была ошарашена. Она хотела что-то сказать, но Гарри не дал ей этого сделать. Приложив палец к губам, он дал ей понять, чтобы молчала.
- У нас еще есть о чем поговорить. Более важном. Не так ли?
Женщина внимательно на него посмотрела. Да, им много о чем нужно поговорить.

22:53 

Mykyeytsh
A A A A
Размер шрифта:
Цвет текста:
Цвет фона:
Глава 2. Жизнь с чистого листа


Дорогие читатели, прошу прощения за долгое отсутствие проды. Мы с подругой переехали, а на новой квартире Интернет пока не проведен. На Интернет-кафе времени не было, т.к. помимо работы у меня была сессия. Сейчас я на какое-то время осела у родителей, поэтому продолжение будет выкладываться регулярно. Что ж, приятного прочтения.
P.S. Надеюсь на ваши отзывы.




Все связано в Мире;
Но если связь – это звенья цепи,
То видимой связи здесь нет.

Человек, лишенный Стези,
Подобен веретену с отломленным острием,
Уснувшему в снегах своих снов,
Хотя его тело не лишено движения.

Обретший стезю –
Кажется мертвым среди живых,
Для него нет своего и чужого,
Но он поистине живой среди мертвых;

И ветры поют ему:

Земля и небо
Не больше,
Чем просто ТЫ...


... Что такое Вечность? Это глаза, в которых отражается Небо. Это небо, которое смотрит в твои глаза. И кажется, будто стоишь на берегу бескрайнего Океана... Ты привык, что все на Свете имеет свое начало и свой конец. Здесь же конца нет... На самом деле – нет и начала, просто ты привык смотреть на Мир из оконца своего собственного узилища, мерить расстояния от собственного крыльца, от ступени, на которой стоишь...
... И ты поднимаешь к Небу руки, чтобы соединить Его с Землей, как вдруг понимаешь: единственное, что разделяет Их, это ты сам.
... И ты вглядываешься в Безымянную пустоту прозрачной Небесной сини, где не на чем остановить взгляд, и видишь Его Лик, что обращен к тебе – к самому твоему Сердцу. Ты читаешь в Его глазах Любовь и чувствуешь, как пламень ответной Любви распахивает твою грудь навстречу Неизведанному, навстречу Вечности...
Именно из нее – из Вечности ты ткнешь полотно своего времени. И ты говоришь себе: «Мне дано прожить Жизнь»... А после – Жизнь отражается в твоих глазах, как облака плывут по небу, как солнце прячется в кронах деревьев, как растет трава на обочине дороги... Дороги, ведущей из Вечности в Вечность...
... И небо смотрит в твои глаза. И небо смотрит твоими глазами. Безмолвно смотрит в Вечность...


Гарри резко открыл глаза. Этот сон снова явился ему. Видимо он слишком переутомился, раз Природа решила снова дать ему шанс заглянуть в неизведанные грани реальности. Сегодня, хотя точнее, наверное, вчера вечером, он вместе с Джеймсом Поттером и Сириусом Блэком приехал в семейное поместье Поттеров. Сказать, что он нервничал из-за предстоящего знакомства с матерью, значит, ничего не сказать. Когда он увидел Лилию Поттер, то чуть было не потерял сознание от переизбытка чувств. В голове никак не могли уложиться два разных образа одной женщины. Матери. Возникло ощущение, что поблизости находится дементор. Он смотрел на идущую к ним Лили, а слышал крики Его мамы, умоляющей Волан-де-Морта не убивать его.
- Джеймс? Я думала, ты сегодня задержишься на собрании. Что-то случилось? Кого ты привел? – подошедшая Лилия чмокнула мужа в щеку и сразу стала осыпать его вопросами.
- Дорогая, познакомься с нашим сыном – Гарольдом Джеймсом Поттером, - с немногой иронией произнес глава семейства.
- Но... – Лили поначалу растерялась, но потом сразу взяла мужа в оборот.
В итоге, оставшийся вечер они вчетвером провели в столовой. Сначала Джеймс ввел жену в курс дела, а потом уже Гарри рассказывал о своей жизни. Но рассказывал он только то, что было не так больно вспоминать. Немного о детстве до школы, немного о школьной жизни до седьмого курса, о жизни после окончания войны. К концу его истории трое взрослых магов смотрели на него с нескрываемым сочувствием. Только этого ему не хватало!
- Не стоит меня жалеть, - мягко попросил он, убирая весь лед из голоса, что чуть было, не прорвался наружу. – Здесь я начну жизнь с начала. Жизнь, где все близкие мне люди живы. В этой жизни не должно быть места прошлому.
Казалось бы, маги поняли его. По крайней мере, они не смотрели на него так откровенно жалостливо, словно ему только что сообщили, что он болен, и жить осталось считанные месяцы. Лишь во взгляде Лили сквозила печаль, хоть она и старалась всеми силами ее скрыть. Но Гарри ее понимал. Женщины всегда воспринимают все более остро. Они всегда более эмоциональны.

Гарри улыбнулся своим мыслям и перевернулся на спину, уставившись задумчивым взглядом в потолок. Здесь он вновь обретет свой Дом. Он, наконец, приобрел семью.
Повернув голову на бок, он устремил взгляд в приоткрытое окно. Казалось бы, жизнь начинает налаживаться. У него появились родители. Даже сестра! Но нужна ли ему жизнь, где нет Драко? Нет. Не нужна. Хоть Северус и сказал, что в этом мире он жив, Гарри был уверен, что этот Драко… другой.
Перевернувшись на бок, Гарри с болезненными слезами стал наблюдать, как барабанит дождь по подоконнику. У него было одно препятствие. К сожалению, непреодолимое. Если Драко Малфой в этом мире окажется натуралом, то для него все потеряно. Он даже не знал, что лучше: знать, что Драко мертв или то, что Драко другой. В одном случае Гарри знал, что не может прикоснуться к любимому не по своей или его воле, а в другом – что он попросту не имеет на это действо права. Это же так сложно быть рядом с любимым человеком и осознавать, что он никогда не будет твоим! У него было несколько знакомых, которые не отступились от своих взглядов на мир, несмотря на то, что заинтересованные в них личности раньше никогда не встречали преград в этом плане. На свете много гомофобов, которые портят всю жизнь тем, кто отличается от них сексуальными предпочтениями. Гарри лично был знаком с такими людьми. Рон и Гермиона отвернулись от него, узнав, что он предпочитает девушкам парней, и постарались сделать его жизнь невыносимой. И все это после стольких лет дружбы! Они отвернулись от него, когда убили Драко, и он был не в состоянии защитить себя. И лишь один человек смог ему помочь. Человек, которого обрекли на вечную жизнь. Какого это жить вечно, видя, как перед глазами проходят целые поколения? Какого это чувствовать нескончаемую жизнь вину оттого, что не смог уберечь близкого тебе человека? Гарри это не знал. Но знал, что его другу из ТОГО мира только предстоит это узнать. Северус Снейп остался ТАМ один, чтобы перенести все испытания, которые подкинет ему Судьба. Совсем один. Гарри знал, какого это. Остаться одному. Теперь он снова будет видеть Северуса, но он будет видеть в нем человека, не обреченного на вечное существование, а простого профессора. Каждый урок будет для него пыткой. Он был уверен в этом. Сегодня, видя Сириуса, он не мог отделаться от ощущения… неправильности. Этот человек умер. Для Гарри сложно было видеть живого крестного и понимать, что это совсем другой человек. Что же будет на уроках? Сириуса он знал несколько лет, но ему было сложно общаться с ним, а Северус стал для него единственным родным человеком в том мире. Как же будет сложно привыкнуть к тому, что все люди в этом мире другие! Но он справится. Всегда справлялся.
А еще ему не давал покоя сон. Он уже давно не видел их. Нет, это были не просто сны, что снятся любому человеку. Эти сны были его даром и его проклятием. Когда они только-только начали появляться, он не мог понять что это и опасался ложиться спать. Но потом он разобрался. Понял, что Сны приходят не только ночью, а в определенные моменты жизни. Гермиона, пребывающая тогда в полном неведении относительно его сексуальной ориентации, посоветовала ему изучить Древо рода Поттеров. Он так и поступил. В библиотеке нашелся старинный том, где были описаны все родословный чистокровных семей. Джеймс Поттер был из чистокровной старинной семьи, поэтому Гарри смог найти интересующую информацию о своей семье. Только вот он не знал, радоваться ему или убиваться по поводу открытия. Он оказался потомком Гарпии. В магическое наследие он получил Дары. Но временами свои сны Гарри считал своим Проклятием. В самом начале, когда он еще не научился управлять собой, когда входил в транс, он боялся бодрствовать. Видения с участием Темного Лорда были куда более спокойными, нежели эти. Тут, казалось, сама Природа показывала ему знаки Судьбы. Они и предупредила его о будущем чувстве к Драко...

... Он тогда спал, поэтому ничего страшного не произошло. Он увидел себя у обрыва какой-то скалы. Кругом – ни души. Только видны горы, скалы и потоки ветра, несущие облака. Все было таким умиротворенным. Гарри даже залюбовался красотой вида плывущих облаков. Странно только, что все было нежного сиреневого цвета... Вдруг из ниоткуда появились лебеди. Создавалось впечатление, что они тоже плывут по небу. В самом же деле, природа неуловимо для глаз изменилась. Теперь Гарри стоял на берегу пруда, расположенного, судя по всему, в глубине леса. Он присел на зеленую травку и стал любоваться открывшимся видом. К воде то и дело выходили на водопой животные. Но все же больше всего внимания притягивала пара лебедей. Они были вместе, несмотря на то, что был такими разными. Белый и черный...

Перед ночью, когда Гарри узнал о смерти Драко, он задремал в кресле у камина в спальне старосты Слизерина. В их с Драко спальне.

... Он снова стоял на том берегу. Только вот природа не была умиротворенной как в прошлый раз. Бушевали ветры, сгибая деревья. Птицы стаями покидали свои места и улетали в другие места, предчувствуя беду. Из глубины леса доносился вой волков. Словно они кого-то оплакивали… Мимо Гарри пробегали звери, также покидая свои дома. Все они предчувствовали беду. И лишь двое оставались на своих местах. По воде все так же кружила пара лебедей. Нет, кружил только черный. Белый лежал на водной поверхности. Черный лебедь выводил круги вокруг своей пары, то и дело утыкаясь мордой в мертвое тело белого. Вдруг он резко остановился и осмысленным взглядом глянул на приземлившегося на бревно коршуна. Гарри не мог понять, что это за коршун: то ли он белый, окутанный черной дымкой, то ли черный, прикрытый вуалью света. Глаза лебедя блеснули красным огнем, когда он поплыл по направлению к чужаку. Игра света?
Гарри не смог увидеть, что произошло, потому что природа вновь сменила декорации. Он стоял на скале, а вокруг царил Хаос. Небо было багровых тонов. По-прежнему бушевали ветра. Глянув вниз, Гарри увидел тот лес. Все полыхало пламенем. Он тогда не ошибся, предположив, что пруд находится в глуши леса. Отсюда все было прекрасно видно. На его поверхности виднелось белое тельце, а рядом – черное. Один не смог жить без своей пары. Тело виновного в смерти коршуна покоилось на бревне, когда в воду рухнуло горящее дерево, заставляя волны накрыть погибших...

Проснувшись, Гарри нетвердой походкой пошел на прогулку по замку, как он делал обычно, когда Драко задерживался. Проходя мимо комнат профессора Снейпа, он пораженно замер, услышав из-за приоткрытой двери знакомый голос, приглушенный сдерживаемыми рыданиями. Он осторожно заглянул в комнату и увидел сидящего на полу Северуса, прижимающего к себе тело и что-то неразборчиво говорящего. Профессор раскачивался взад-вперед, поэтому Гарри, к своему ужасу, смог рассмотреть серебристые локоны, упавшие на пол. Он словно в трансе вошел в комнату и подошел к профессору. От вида лежащего тела его колени подогнулись, и он рухнул около профессора. Дрожащей рукой он отвел прядь серебристых волос, пропитанную кровью, с лица мертвого человека... Он просто не смог сдержаться... ЕГО Драко был мертв. Гарри, не в силах совладать с собой, завыл в голос. Словно те волки из видения... Он с силой обхватил голову руками и горько заплакал, выражая всю свою боль от утраты тем животным криком, что рвался из глотки. Он не помнил, что тогда было дальше. Он только и повторял словно мантру одно слово. «Драко». На следующий день он очнулся в лазарете, где провел все время до самых похорон.

Под мерный стук капель дождя Гарри заснул с тяжелыми мыслями. Что принесет ему этот мир? Новое море горя? Или все же Судьба над ним сжалится и подарит хоть немного счастья? Как говорится, все может быть...

* * *

Казалось, день, когда Гарри стоило появиться в школе, наступил так неожиданно быстро. Ему дали всего несколько дней, чтобы освоиться в новом мире, а потом собирались представить обществу. С начала учебного года прошла лишь неделя, и он сможет, как решил директор, влиться в коллектив. Чем ближе становился этот день, тем мрачней становился Гарри. На попытки, приехавшей на выходные, сестры расшевелить его, он не реагировал. Дело было даже не в том, что он боялся предстоящих встреч. Конечно, он жаждал их, но он попросту не знал, как вести себя со знакомыми до боли людьми.
«На месте разберемся» - таково было решение, принятое Гарри.
И вот, вещи собраны. Дети Поттеров готовы к отправке в школу.
Стоит отметить, что Гарри очень сильно сдружился с сестрой. Все свободное время они проводили вместе, узнавая друг друга. Теперь они точно стали как настоящие близнецы, даже переняли некоторые привычки. Это же подтвердил и директор, прибывший к ним с порталом.

* * *

Блейз Забини сидел за столом и скучающим взором окидывал первокурсников. Эти малыши испуганно жались друг к другу, глядя расширившимися глазами вокруг. Прошла уже неделя, а они все никак не привыкнут к окружающим их чудесам. С трудом верилось, что когда-то он и сам был таким. Эх, как же давно это было. Целых шесть лет назад. И вот последний год перед вступлением во взрослую жизнь. Директор стал произносить утреннюю речь, но Блейз даже не подумал прислушаться, погруженный в свои мысли. Но тут в Большой зал вступил незнакомый ему парень. Сидящая рядом Милисента, пояснила ему, что это новенький, который сейчас должен пройти распределение. Но Блейз ее уже не слушал. Все мысли были сосредоточены на незнакомце. В нем ощущалось что-то… родное. Как такое может быть? Незнакомец спокойно, не обращая внимания на направленные на него взгляды, шествовал к табурету с Распределительной шляпой. Такое ощущение, будто он привык к такому повышенному вниманию. Хотя, с его-то внешностью это и не удивительно. Он был красив. Красив захватывающей дух красотой, мужественной красотой, но как-то на грани мужественности и женственности. Не андрогинной, но близкой к этому. Зато, когда он шел, движения его были чисто мужскими, хоть и грациозными, будто он двигался под слышную только ему музыку, но походка, покачивания плеч – женщины так не ходят.
- Дорогие ученики, позвольте представить вам Гарольда Поттера... Сейчас он пройдет распределение и продолжит обучение на седьмом курсе в одном из факультетов. Мистер Поттер, прошу вас, наденьте шляпу на голову, и она распределит вас туда, куда вам стоит попасть, - директор, произнося эту речь, старался не выдать своего сомнения. В голове до сих пор кричал голос, что он совершает ошибку. Что этот мальчишка и есть та грандиозная ошибка, которую ему как-то в юности предсказала гадалка. Ошибка, которая будет стоить ему жизни. Но директор отмахнулся тогда от пожилой женщины также как и сейчас отмахивался от внутреннего голоса. Ему не сможет помешать какой-то мальчишка. Силенок не хватит.

Гарри, гордо подняв голову, прошел к табурету. Всю дорогу он чувствовал на себе заинтересованные взгляды. Это ему было не в новинку, поэтому он и не обратил на них внимания. Директор уже рассказал их легенду. Он сказал, что Гарри – это сын Поттеров, живший в Германии вместе с теткой, но после семейной трагедии вынужденный переехать обратно в Англию, откуда пришлось уехать в трехлетнем возрасте из-за заболевания легких. Якобы там климат более подходящий для еще не окрепшего организма. Надев шляпу, Гарри стал ждать ее окончательное решение.
- Опять ты?
- Конечно. От меня не так просто избавиться. Не находите?
- Ты прав. И куда же мне отправить тебя на этот раз?
- Неважно. Решайте поскорей, уважаемая шляпка.
- Да, я была права в первом своем решении. Такой хитрый, талантливый… темный… Они просто не знают, кого собираются пригреть на груди...
- Но мы же им об этом не скажем?
- Конечно, нет... Но им бы следовало бы знать, что ты держишь в своей прекрасной головке... Кто бы мог подумать? СЛИЗЕРИН! – выкрикнула шляпа.
Стол Слизерина взорвался рукоплесканиями. Гарри поднялся и, взглянув на ухмыляющуюся сестру и ответив идентичной ухмылкой, проследовал на свое новое место. Заняв место, он осмотрелся. Ученики уже приступили к завтраку, но того, кого он искал, еще не было. Гарри стал медленно поглощать свой завтрак, не отрывая взгляда от входа в Большой зал, попутно отвечая на вопросы заинтересованных сокурсников.
Тут появился ОН.
Сердце припустило с удвоенной скоростью. Но постепенно весь трепет от предвкушения сошел на нет, а в голове и сердце остались лишь боль и пустота.
Гарри пустым взглядом смотрел, как Драко проходит мимо него, лишь заинтересованно окинув взглядом, и идет к своему месту рядом с Паркинстон. Сердце пропустило удар, а в голове взорвался фейерверк чувств и эмоций, когда ЕГО белокурый мальчишка, прежде чем приступить к завтраку, поцеловал этого… мопса. Но никто не заметил того, что в этот миг рухнули надежды одного человека. Человека, который сейчас мертвыми глазами смотрел в стену, и перед взором которого проплывало новое видение...

...Ты бежишь по пшеничному полю. Сердце разрывается от боли. Обессилев, ты падаешь среди моря желтых колосков.
На небе только-только появились звезды. Еще не стемнело, но уже скоро ночь вступит в свои права.
Сквозь слезы боли и отчаяния ты смотришь в небо и проклинаешь тех, кто так подло играет нашими жизнями. В душе вновь рождается пустота. Как тогда, когда умер Драко... Неужели, ты снова отказываешься от части своей души?! Ты же совсем перестанешь быть человеком!
Не слушая крики израненной души, ты безжалостно отсекаешь часть себя. Это совсем не больно. Только пустота снова когда-нибудь напомнит, что когда-то на ее месте были светлые чувства.
ТАМ с тобой не согласны... Холодный свет звезд меркнет. Некогда серебряные светила наполняются тьмой и дождем осыпаются на землю.
Ты же, лежа на земле, безразлично смотришь, как над головой проносятся черные кометы, оставляя за собой хвост Тьмы. Тебе это напоминает твое внутреннее состояние. Так же как рушится сейчас мироздание, рушится и твой внутренний мир.
Откуда-то налетел сильный ветер, и тебе приходится подняться. Колосья бьют не хуже хлыста. Воздушные потоки становятся все сильней, но ты не сгибаешь спину в их волю. Ты гордо шествуешь вперед. Наперекор Ветру. Наперекор Судьбе.
Впереди виднеется старый дуб. В голове мелькает мысль, что он совсем тут не к месту, но ты все же подходишь ближе.
Небо уже окутано черными грозовыми облаками. Кое-где вдали виднеются белые вспышки от мелькающих молний. Отовсюду раздается грохот грома. Кажется, даже Земля сотрясается от этого.
Вдруг молния ударяет в крону дерева. Твоему взгляду предстает огромное дерево, расколотое на две части. Какого же твое удивление, когда в расщелине мертвого дуба ты видишь распрямляющийся зеленый стебелек. Эта новая жизнь только-только зарождается, но какого же будет будущее, если она началась с разрушения? Тебе становится жалко это деревце, ведь оно так напоминает тебя. Вся твоя жизнь построена на разрушениях.
В небе вновь появляются просветы. Звездный дождь прекращается. Поднимаешь голову и видишь ЕГО лик. Он снова тебе улыбается...
Резко отворачиваешься и со злостью смотришь на дерево. Ты не хочешь, чтобы кто-то повторил твою жизнь. Пусть даже это будет какое-то дерево. С ненавистью протягиваешь руку и резким движением вырываешь неповинное растение, как вдруг...

- Успокойся, иначе твой ураган разнесет половину замка, - раздался голос, выведший Гарри из ведения, куда он угодил из-за сильного всплеска эмоций.
Поттер оторвал взгляд от стены и посмотрел на юношу, сидящего перед ним. Блейз Забини.
- Не понимаю о чем ты, - холодно ответил он.
Тот в ответ лишь хмыкнул, но под ледяным зеленым взглядом веселье испарилось.
- На первый раз я тебя прикрою, поэтому пока никто ничего не узнает. Но в следующий раз будешь выкручиваться сам, - Блейз замолчал и глянул на директора, спешащего к ним. - Когда я вернусь, нам нужно поговорить, - прошептал Забини, прежде чем Дамблдор дошел до их мест.
- Мистер Забини, пройдите ко мне в кабинет.
- Конечно, директор, - смиренно ответил тот и поднялся со своего места.
Гарри проводил его задумчивым взглядом. С чего бы это Слизеринец до мозга костей стал прикрывать ценой собственной шкуры незнакомого ему человека?
Но он не знал того, что смог почувствовать Блейз. Сам он, ментально находясь в другой реальности, не почувствовал, как содрогнулась природа. Он не почувствовал, как в лесу сильный ветер повалил несколько деревьев.
Гарри задумчиво посмотрел на свои руки. Единственное, что его сейчас занимало, кроме странного поведения слизеринца, так это зеленый отросток, крепко зажатый в руке.

* * *

Поздно вечером Блейз возвращался в гостиную Слизерина. Он только что от директора. Этот старый маразматик все утро читал ему лекции о том, что пора бы уже научиться держать себя в руках. Потом пришлось сходить на занятия и вновь тащиться к директору. Ну вот, весь день потерян! А ему еще нужно поговорить с новеньким. Этот юноша оказался куда более интересным, чем могло показаться на первый взгляд. Когда он впервые заглянул в эти прекрасные зеленые глаза, то сильно поразился: такие старые глаза не могут принадлежать молодому человеку! Эти изумрудные глаза повидали много страшных вещей. Это было заметно по той болезненной поволоке, что покрывала их. Прежде чем Природа содрогнулась от боли, исходящей от одного из ее детей, Блейз испугался до смерти. Зеленые глаза Поттера утратили свой цвет. На это время весь зрачок затянула белая пленка. Такие глаза бывают у входящих в транс Провидцев. А также у Гарпий во времена Видений. Но таких очень мало, кто имеет прямой контакт с Матерью-Природой. Когда же произошел первый болезненный удар по его сознанию из-за боли Природы, Блейз убедился в том, что перед ним сидит потомок Гарпии, имеющей связь с Матерью. Гарпии, связанной с мертвыми. Но этого просто не может быть! Последняя Гарпия, наделенная этим Даром, умерла несколько столетий назад. Поговаривают, что она не смогла перенести всего ужаса видений. Сила же ее, проявляется у потомков раз в несколько поколений, но она устрашающа. Блейз когда-то слышал от своей наставницы, что та Гарпия могла воскрешать мертвых...

- Я не думал, что кто-то еще не спит, - произнес Блейз и подошел к креслу у камина, в котором удобно расположился Гарри.
- Я не хочу спать. К тому же, ты хотел со мной переговорить, - спокойно и тихо ответил тот, так и не повернув лица к собеседнику.
- Хотел, - согласился Блейз и присел в соседнее кресло. – Для начала вопрос: кто ты такой? Ты же не Поттер.
- Я – Гарольд Джеймс Поттер. Можешь спросить у моих родителей: их ли я сынок, - ухмыльнулся Гарри.
- Но у Поттеров никогда не было в предках Гарпий! – заметил Блейз с некоторой истерической ноткой в голосе. Ему очень не нравился этот юноша. Может, из-за того, что он пугал его?
- Была. Но это было очень давно, поэтому мы не распространяемся на эту тему.
- Врешь! – резко прошипел Блейз, глядя в усталые зеленые глаза. – Я тоже сын Гарпии, поэтому знаю, что все детеныши еще с детства учатся контролировать себя. Ты наследник Аэллоны, но тебя не воспитывали. Этого просто не может быть.
- Ну почему же? – насмешливо спросил Гарри. Казалось, закипающий Слизеринец только забавлял его.
- Да, потому что Смерть никто из Гарпий не кинул бы на произвол Судьбы!
Эта фраза, брошенная в лицо бывшему гриффиндорцу, оказалась едва ли не роковой для неосторожного слизеринца. Совсем неожиданно в его сторону полетел маленький, но сильный вихрь силы, сбивший кресло. Приподнявшись с пола, Блейз со страхом глянул вверх и встретился с безжизненным взглядом другого юноши.
- Неужели ты думаешь, что я не знаю этого? – эту фразу Гарри буквально выдавил, превратив ее в шипение. – Да, я не получил должного воспитания. А знаешь почему? Потому то ни одна Гарпия не знала о моем существовании. Для народа богинь вихря я умер. Понимаешь?
- Нет. Я же чувствую тебя. Они бы тоже почувствовали, - Блейз стал медленно подниматься с пола, видя, что Поттер успокоился. – Почему тебя не почувствовали? – осторожно спросил он.
Лицо Гарри осталось надменным, прекрасным и на вид спокойным. Он долго молчал, перед тем как ответить:
- Меня закрыли от них.
Блейз продолжил вглядываться в его лицо. Какие странные эти зеленые глаза с расширившимся зрачком... Словно ночь растворилась в них. Он кажется молодым... Но что-то в глазах подсказывало ему, что мудрость накоплена в них в течение невозможно долгой череды страданий. Смоляные волосы контрастируют с мраморной бледностью кожи... Она такая становится только после долгого общения с Ветром... И бесконечная печаль во всем его облике.
- Спокойной ночи, Блейз.
Гарри резко развернулся и ушел в свою комнату, оставив сокурсника смотреть ему в след. Он и так много рассказал ему. Пусть подумает. Возможно, это единственный человек, который будет знать правду о нем.

После ухода Гарри, Блейз еще долго сидел в кресле, обдумывая все, что услышал и увидел сегодня. Он все еще был уверен, что ни у кого нет достаточно сил, чтобы закрыть от Гарпий их сородича, но он чувствовал, что Гарри говорил правду, произнося эти слова. Кто же на столько силен, чтобы его народ не почувствовал рождение Смерти?! Ответ был, только верить в него не хотелось.
Блейз никому не говорил, что в его силах заглядывать в прошлое. Некоторым доступно будущее, а ему прошлое. Сегодня, когда сила Поттера накрыла его, причиняя адскую боль, он смог увидеть то, что Гарри не показал даже профессору Снейпу, когда тот проверял его:
Блейз увидел комнату, оформленную в серебристо-зеленые тона. Посреди нее стояла огромная кровать, на которой было два молодых человека. Один из них лежал и смотрел в потолок, а другой заканчивал одеваться. На первого он сначала не обратил внимания, потому что второй оказался Гарри Поттером. Когда он встал, то Забини увидел кровь на его руках и одежде, которую он так неосторожно испачкал, пока одевался. Переведя взгляд на лежащего человека, он увидел то, что не заметил при первом взгляде. То, что мозг отказался ему показать. Повсюду была кровь. Этот человек лежал в луже собственной крови. Что же здесь произошло? Лязгнул метал и Блейз вновь посмотрел на Гарри. Тот стоял неподвижно над мертвым телом, правой рукой упираясь в грудь. Словно сердце его готово было остановиться.
- Вот и все... – прошептал он и вышел из комнаты, так же держась за сердце.

Сейчас, сидя в кресле у камина Блейз не мог понять, как такое могло произойти. Он знал того убитого человека. И он точно знал, что тот пребывает в полном здравии. Получается, он не ошибся в том, когда предположил, что этот юноша не Поттер. Нет, не так. Может он и Поттер, но Поттер не из этого мира. Это все объясняло, но также давало великое множество новых вопросов.
Утомленный этими мыслями, Блейз отправился спать. Завтра предстоит сложный день. Одна Защита с профессором Снейпом чего стоит!

В это же время Гарри лежал у себя в кровати и, бездумно глядя в потолок, проклинал весь мир.
Хотелось кричать… плакать… и смеяться. Он ведь снова жив... Ему дали еще один шанс... Будь оно все проклято! Он знал тогда на что идет, убивая Темного Лорда. Знал ведь, что в день посвящения тот связал их жизни. Умрет один – умрет другой. Он шел на это преднамеренно... Но нет же! Каким-то образом он тогда остался жив! Когда он снова решился отправиться вслед любимому, ему снова помешали! Теперь у него новая жизнь... Перед ним новый мир, идеальный мир... Почти... Никто за ним не охотится, родители живы, любимый жив... Казалось, он может, наконец, быть собой... Но нет... Этот мир, эти люди не смогут принять его настоящего... Они не поймут, как и тогда, да им это и не нужно, так же как и ему...
Сказано, что два величайших человеческих греха – гордыня и ненависть. Гарри же предпочитал думать о них как о двух величайших добродетелях. Отказаться от гордыни и ненависти – значит сказать, что ты изменился во благо мира. Вобрав их в себя, принять их – более достойно – это значит сказать, что мир должен измениться во благо твое.
Он был человеком гордым, и ненависти в нем было предостаточно. И отказываться от них он ни в коем случае не собирался. Сегодня, увидев лицо человека, которое было зеркальным отражением того, кого он любил… любит, ненависть, сжигавшая его сердце, всколыхнулась вновь. Он увидел в его глазах интерес, но там не было той любви, к которой он уже успел привыкнуть. И вряд ли она там появится вновь... Это другой мир... Здесь своя жизнь, не касающаяся его... Но скоро это будет исправлено... Он начинает жизнь с чистого листа, а значит, и история будет написана заново...

22:52 

Mykyeytsh
DOC ERAT IN FATIS (ТАК БЫЛО СУЖДЕНО)


ПЭЙРИНГ: ГП/ДМ
РЕЙТИНГ: PG
ЖАНР: AU, Angst
РАЗМЕР: макси или миди
СТАТУС: в работе
САММАРИ: Мир, в котором Гарри Поттер никогда не появлялся на свет. Мир, в котором Невилл Лонгботом является мальчиком-который-выжил. Одна ошибка в заклинании, и вновь встретятся Жизнь и Смерть, Добро и Зло, Свет и Тьма...
ПРИМЕЧАНИЕ: Фанфик начал писаться давно после прочтения фика «Серый» автора Liragium. Это произведение произвело на меня большое впечатление, поэтому не удивляйтесь, что встретите похожие моменты. Также хочу предупредить, что может встретиться цитата из произведений Лорел Гамильтон или Стивена Кинга. Так как это СЛЭШ, то присутствует ООС персонажей.



Семнадцатилетний Гарри Поттер стоял неподвижно, уставившись в пространство.
Недалеко проходили похороны его бывшего лучшего друга. Только он не ощущал даже отдаленного напоминания чувств, какие он испытывал от ЕГО потери.
Друзей у него больше не было. Нет, они были живы, не все, конечно, но живы, просто их больше не связывали узы дружбы. Дружба разрушилась окончательно в тот день, когда друзья были ему так нужны для поддержки. В день ЕГО смерти. Но они отвернулись от него... не поняли... не приняли...
Сначала было тяжело, но он справился. Полюбил тишину, ставшую его единственной спутницей в жизни. Хотя это даже нельзя было назвать жизнью – это было медленное умирание дней.
После смерти Драко жить стало не за чем, но он держался только ради одного. Ради мести...
Ему было суждено уничтожить Темного Лорда – он это сделал. Теперь не за чем жить. Он может быть свободен.
Вынырнув из своих дум, Гарри шепотом произнес:
- Что я здесь делаю?.. Наверное, пришел с тобой попрощаться, мой белокурый ангел...
На улице уже было темно, но света хватало, чтобы разглядеть статую гордого ангела, взирающего на всех с высокомерным выражением лица. Таким был и ОН...
Развернувшись, он направился к толпе людей. Все по очереди подходили и бросали горсть земли на уже опущенный в могилу гроб.
Бросив землю, Гарри поймал на себе уничтожительный взгляд бывшей подруги. Она давно на него так смотрела... Наверное, винила за то, что он не убил Лорда до тех пор, пока она не потеряла всех близких... Кто знает?..
Молча, развернувшись, он ушел, чтобы никогда больше не встретиться с этими людьми...

* * *

- Ронни, ты уверена в этом?
- Лив, не будь трусом. Мы же всего лишь заглянем в другой мир. Что в этом такого страшного?
- А то, что если хоть кто-то из преподов узнает, что мы выкрали из Запретной секции книгу, то мы можем вылететь из Хогвартса. Не думаю, что твоя мать этому обрадуется.
- Если ты боишься, можешь уходить. Я сама произнесу это заклинание. Так, что скажешь?
- Я с тобой, - вздохнула девушка.
Так, тихо переговариваясь, девушки дошли до Комнаты по желанию. Войдя в появившуюся дверь, девушки обнаружили небольшую комнатку, напрочь лишенную мебели. Только какие-то две плиты, с высеченными на них рунами.
- Это твоя фантазия так скудна, или комната постаралась? – насмешливо протянула девушка с черными короткими волосами и невероятными аквамариновыми глазами.
- Комната постаралась, - огрызнулась другая черноволосая девушка, только с длинными волосами и ярко-изумрудными глазами. – Я просила комнату для ритуала, а не для отдыха. Так что давай начинать.
Две девушки, дружившие с самого детства, встали на плиты и начали произносить заклинание альтернативной реальности, вычитанное в одной древней книге. Судя по тому, что между плитами, на которых они стояли, начал клубиться туман, заклинание начало действовать верно. Туман медленно стал подниматься вверх, пока не завис на уровне лиц подруг. Постепенно в нем начало появляться изображение. Ученицы с удовольствием стали всматриваться в картинки жизни своих двойников из другой реальности.
Стоп. Каких двойников? Сразу обнаружилась парочка проблем: двойника девушки по имени Лив даже в помине не было. А вот двойник Ронни... Если они и ожидали увидеть такую же красивую девушку, то очень сильно ошиблись. Их взору предстал парень, похожий на нее словно брат-близнец. Он был как-то изящно сложен: тонок в кости, гладкая кожа, очень… утонченный, особенно для представителя мужского пола. Но не это заставило замереть девушек. Этот парень стоял у обрыва (“Как же это место похоже на обрыв около нашего поместья” – подумала Ронни), глядя в бескрайнее небо. По щекам его беспрерывно катились слезы. Вдруг он резким злым движением руки смахнул их с лица и расправил руки точно крылья. Что-то прокричав в небо, он оттолкнулся от земли и сиганул в пропасть.
Этот прыжок в бездну сопровождался криком девушки, так похожей на парня:
- Нет! – Ронни, сама не понимая, что делает, попыталась ухватиться за туман.
Конечно, это ей не помогло. Зато результат этих действий настолько ошеломил девушек, что они, разлетевшись в стороны от разрыва тумана, так и остались там лежать. На месте, где недавно проводился ритуал, лежал тот самый парень из другой реальности.
Ронни со стоном попыталась принять вертикальное положение. Кое-как это ей удалось. Но еще одно, чего она добилась своими действиями, это то, что парень резко сел, распахнув свои великолепные глаза. Она на миг забыла, как дышать. Парень смотрел на нее точной копией глаз ее матери. Но если в ее глазах всегда была любовь и доброта, то глаза парня были мертвыми, пустыми, и любовь не сияла в них.
Неизвестно, что произошло бы дальше, если бы в комнату не ворвались преподаватели: профессора Дамблдор и Снейп.
Парень так же как и она взглянул в сторону прибывших, и в его глазах, наконец, отразилась хоть какая-то эмоция. Но от этой эмоции Веронике стало жутко. Незнакомец, проигнорировав профессора Снейпа, впился в директора яростным ненавидящим взглядом.
- Мисс Поттер, мисс Блэк, что вы здесь устроили?! Стены замка пара минут назад содрогнулись! Что вы себе...
Северус так и не смог договорить свои обвинения в адрес девушек, одна из которых так и не пришла полностью в сознание, потому что взгляд его упал на незнакомца, как две капли похожего на девчонку Поттеров. Тот, смотря на директора, яростно прошипел какое-то заклинание, и с его палочки сорвался луч пронзительно-черного цвета и помчался прямо на Альбуса.
Северус ошеломленно проводил взглядом луч от очень сильного черномагического заклинания боли и стал наблюдать, как он отбрасывает директора назад в коридор.
- Как ты смог выжить!? – зло прошипел подросток, направляясь к директору. Палочка в его руке уже пускала искры, показывая, насколько ее хозяин разъярен.
Новый взмах руки незнакомца вывел Северуса из оцепенения.
- Stupefy! – выкрикнул он, прерывая нападение на директора.
- Спасибо, Северус, - прокряхтел Дамблдор, вставая с холодного каменного пола.
Он подошел к парню, потерявшему сознание от удара о стену. На плитах около него уже образовалась лужица крови. Видимо он хорошо приложился головой о стену.
- Кто это? – спросил Северус у Вероники Поттер.
- Я не знаю, - тихо ответила она, находясь все еще под впечатлением от увиденного. – Мы всего лишь заглянули в другую реальность, где был он...
- Но как он оказался здесь?- ядовито спросил Снейп.
- Это могло быть вмешательство Судьбы, - задумчиво проговорил Альбус, внимательно вглядываясь в бледное лицо юноши. – Но для этого должно произойти две вещи: желание смерти в одном мире и желание жизни в другом...
- Откуда вы это знаете, Альбус? Это уже происходило?
- Происходило. Однажды. Этот человек впоследствии стал Темным Лордом. Это вы, мисс Поттер, вытащили его из родного мира?
- Да, - прошептала девушка. – Он спрыгнул со скалы, а я не могла видеть, как он разбивается, и неосознанно потянулась за ним...
- Северус, пожалуйста, проверь его воспоминания. Мы должны быть уверены, что не впустим в наш мир нового Темного Лорда.
Приведя подростка в сознание, заранее связав его, Северус при помощи заклинания Legiliments стал просматривать его воспоминания. В это же время Альбус занимался корректированием памяти девушек.

* * *

После произнесения заклинания Северус оказался в воспоминаниях юноши. Оглянувшись, он с удивлением узнал территорию Хогвартса. Но не это главное...
Недалеко от него шли два молодых человека. Один из них точно был тем незнакомцем, а другой – внешне очень сильно напоминал Драко Малфоя. Но только внешне. Драко, которого он знал, был умным тихим мальчиком. Но правильно говорят, что в тихом омуте и черти водятся. Так и Драко мог выкинуть что-нибудь эдакое, если что-то очень сильно доставало. Этот же... В глазах этого мальчишки явно читалось высокомерие, так присущее Люциусу. Но на темноволосого юношу он смотрел совсем не свысока. Совсем...
- Драко!
Северус ошеломлено смотрел на парня, в чьей памяти он находился. Этот счастливый мальчишка полностью отличался от того, которого он совсем недавно видел.
- Я люблю тебя! – воскликнул подросток, вскидывая голову и ловя кружащиеся снежинки ртом. Он подошел к светловолосому юноше и, легко коснувшись его губ своими, прошептал: - Что бы не случилось, я всегда буду любить тебя. Мы никогда не расстанемся... Даже в смерти...

Северусу стало почему-то больно смотреть на целующуюся пару. Ему вспомнились зеленые глаза, которые внимательно смотрели на него в тот миг, когда он собирался произнести заклинание. Эти глаза выглядели гораздо старше своих лет. Так смотрят убитые надежды и безысходная боль, которых никогда не мог испытать юноша его лет. Как же были различны эти два человека: один – из воспоминаний, другой – сидящий связанным на стуле в Комнате по желанию.

- Дорогие ученики, как вам стало известно, Министерство магии Англии пало под натиском ударов Лорда Волан-де-Морта.
Северус окинул взглядом зал, полный перепуганных детей, внимающих директору Дамблдору. Осмотр закончился, как только взор натолкнулся на одинокую фигурку темноволосого мальчика. Он сидел в окружении перепуганных однокурсников, но в то же время был совершенно один. Неестественно бледное лицо и пустой взгляд в никуда заставляли задуматься о том, куда же делся тот счастливый юноша, который был в прошлом воспоминании.
В это время директор объявил о смерти министра, но Северуса занимал юноша, который, казалось, не мог выбраться из кошмаров, которые видел.

Гарри стал сопротивляться вторжению в его сознание. Он не хотел снова видеть последние месяцы его жизни. Но единственное чего он добился, это то, что Снейпа закинуло в другое воспоминание.

Хрупкая фигурка склонилась над мертвым телом его любимого человека. Мальчик сотрясался в рыданиях, о которых так грезит Темный Лорд. Только все напрасно. Его больше не вернешь...
- Драко, клянусь, я убью его... их. Убью ради тебя... за тебя...

Северус с ужасом понял, что чем больше он просматривает воспоминаний, тем сильнее начинает ощущать их хозяина. Не успел он, как следует, осмыслить этот феномен, как его затянуло в следующий эпизод жизни мальчишки.

В глубоком кресле в темной гостиной факультета Гриффиндор сидит юноша, все время раскачиваясь взад-вперед. Взад-вперед... Это был последний день перед началом неизбежного.
Северус прислушался и расслышал еле слышные слова, произносимые мальчиком в трансе:
Племя, чей удел сила,
Орды собирает.
Дитя Дракона
Форму обретает.
Да будет так,
Пусть станет сильнее,
Наслажусь разрушением,
Сметающим прошлое.
Голос Проклятого
Пророчество говорит,
Все в ложном свете
Мир скоро узрит,
Ибо мрак есть рассвет,
Конец лживых сказок.
Новые поколения
Все их преодолеют...

«Пророчество» - в ужасе подумал алхимик. Неужели, мальчишка пророк?!

Фигура молодого человека стоит на коленях перед троном.
- Не ожидал увидеть тебя в моей обители, Гарри Поттер. Чего же ты добивался этой встречей.
Парнишка поднял голову и взглянул в глаза Темного Лорда безумными глазами.
- Я хочу отомстить... им всем, - наконец, тихо ответил он.
- За что же? – заинтересовался Лорд.
- За все, - во взгляде юноши промелькнули красные искорки гнева, так присущие Лорду Волан-де-Морту.
- Тебе придется пройти проверку на верность. Сможешь ли ты убить тех, кого считал своими друзьями? – насмешливо спросил человек, сидящий на троне.
- Да...
Одно короткое слово, решившее судьбы многих ни в чем не повинных людей. Конечно, это было подло – идти по головам других для достижения своей цели – но он не мог по-другому. Для него больше не осталось ничего, ради чего стоило бы жить, стоило бы бороться.

С каждым воспоминанием Северус наблюдал превращение из веселого беззаботного юноши в того, кто напал на директора.

- Вот мы снова и встретились, Дамблдор, - прошипел Волан-де-Морт, свысока смотря на, стоящего на коленях, старца. – Хочу тебя обрадовать. Я тебя не убью, - увидев удивление на лице старика, Лорд усмехнулся и пояснил: - Тебя убьет тот, кому ты доверял, кого натаскивал на меня. И вот теперь это смертельное оружие направлено на тебя. Так взгляни же смерти в глаза, старик.
Из-за спины Темного Лорда выступила фигура в черной мантии и такой же маске. Когда маска была снята, опасения директора Хогвартса подтвердились.
Человек, носивший отличную от остальных Пожирателей Смерти маску, человек, которого опасалось большинство Авроров из-за его жестокости, оказался известным на весь мир мальчиком.
- Здравствуйте, директор, - произнес Гарри Поттер.
- Гарри... – старый волшебник никак не мог поверить своим глазам. Последний раз, когда кто-то видел мальчика-который-выжил, были похороны Драко Малфоя. Потом он просто исчез. И вот он вновь стоит перед ним...
- Авада Кедавра, - прервал терзания старика голос, лишенных всяких эмоций. В зеленой вспышке показалось удовлетворенное лицо парня.
- Хороший мальчик, - на юношеское плечо опустилась костлявая рука.
Лицо Поттера вновь стало пустым, и он еле слышно прошептал:
- Один готов. Теперь твоя очередь...

Северус уже начал жалеть, что влез в это дело. Чем больше воспоминаний, тем больше ощущение соединения их чувств. Да, он чувствовал вместе с мальчишкой, что поступил правильно, убив старика! Он чувствовал вместе с ним удовлетворение, но все еще больше всего места в душе занимала пустота. Чего-то не хватало. Но чего?

По темному коридору мрачного поместья бездумно бредет парень в серебристом костюме.
Руки его и кое-что из одежды запачканы кровью. Не его кровью... Кровью только что убитого Темного Лорда...
На лице играет коварная, но искренняя улыбка.
Сегодня великий день. Сегодня был отомщен Драко Малфой. Была исполнена клятва, данная над телом любимого...

* * *

Раздался дикий крик Гарри, и Северуса буквально вышвырнуло из его последнего воспоминания.
- Все хорошо, мальчик мой? – заботливо обратился Дамблдор к Северусу, глядя, как тот пытается подняться с каменного пола.
- Все отлично, - уж слишком оптимистично ответил тот, бросая попытки встать на ноги.
- Что ты скажешь? Мы можем оставить его здесь?
- Он не представляет никакой опасности для нас. – Соврал Северус, глядя на юношу, который все же сумел прервать действие заклятия.
Смотря в эти пустые зеленые глаза, он чувствовал остатки той боли, которую мальчик испытывал в своем мире. Молчаливая беседа... незаданные вопросы и неполученные ответы... Что-то внутри подсказывало, что пустота уже никогда не покинет эти глаза. А хотя...
- Они живы... Все... – прошептал Северус, не отводя взгляда от расширившихся в неверии глаз. – Это другой мир... Мир, где ты сможешь построить свою жизнь с нуля. По своим правилам... – и получил в ответ благодарное «Спасибо».
- Северус? – недоуменно спросил директор. – О чем ты говоришь?
- Это касается его мира. Уж слишком сложная была у него жизнь... Много потерь...
- Молодой человек, вы должны ответить нам на несколько вопросов.
- Но сначала вы развяжите меня, - поставил Гарри условие, с вызовом глядя на директора, но, видя опасение на его лице, хмыкнул: - Не собираюсь я на вас нападать. Вы мне пока ничего не сделали.
Дамблдор кивнул, и по взмаху палочки кое-как вставшего Снейпа веревки упали на пол.
- Что вы хотите знать? – Гарри потер затекшие запястья.
- Что ж, для разговора придется пройти ко мне в кабинет.
Гарри пожал плечами, и, не говоря больше ни слова, пошел к директорскому кабинету.
- Надеюсь, мы правильно поступаем, - очень тихо прошептал Альбус и последовал за ним.
- Мисс Поттер, проследуйте с нами, как инициатор данного происшествия. – Велел Северус и, отдав распоряжение домовикам перенести девушку, находящуюся без сознания, в ее комнату, отправился следом за ушедшими.

- Итак, молодой человек, для начала представьтесь, - директор тяжело опустился в свое кресло.
Гарри уселся в кресло напротив, но не успел и слова сказать, как камин вспыхнул зеленым пламенем, и оттуда буквально выскочил Джеймс Поттер.
- Альбус, у нас есть информация! – он резко замолчал, так как увидел, что директор не один.
- Джеймс, - директор не договорил, потому что Сириус Блэк вышел из камина вслед за другом.
- Здравствуйте, - осторожно поздоровался он с присутствующими.
Да, картинка, которую они застали в кабинете директора, заставляла насторожиться. Недалеко от двери стоит мрачнее обычного Снейп. За столом сидит не менее мрачный директор с уставшим выражением лица. В креслах перед директорским столом сидят двое. Одна – Вероника Поттер, а другой...
- Здравствуйте, мистер Поттер, мистер Блэк, - повернулся Гарри ко вновь прибывшим и усмехнулся, глядя на их выражение лиц.
Сириус со вздохом «Сохатый» осторожно опустился на любезно наколдованный директором стульчик.
Джеймс только сильно побледнел.
- Что происходит, Альбус? Кто это? – дрожащим от волнения голосом спросил он.
- Мы как раз пытаемся это выяснить, - мягко и успокаивающе ответил тот. – Твоя дочка заклинанием перенесла этого молодого человека в школу. Ну что ж, можете ответить. – Обратился он уже к Гарри.
- Меня зовут Гарри Джеймс Поттер, - растягивая слова а-ля Малфой, ответил Гарри.
- Но это невозможно, - прошептал Джеймс.
- Альбус, он под действием зелья? – пришел в себя Сириус.
- Нет. Северус?
Северус подошел к столу и поставил на него зелье с Сывороткой правды. На вопрос, читаемый в глазах директора, он ответил:
- В момент, когда начали сотрясаться стены, я разливал Сыворотку по флаконам.
Гарри выпил вязкое зелье. Когда его взгляд приобрел бессмысленное выражение, директор начал задавать опросы:
- Как твое имя?
- Гарольд Джеймс Поттер.
- Как ты появился в школе?
- Не знаю.
- Что было перед тем, как ты появился здесь?
- После похорон я покончил жизнь самоубийством. Попытался...
- Из-за чего?
- Мне больше незачем жить, - голос парня дрогнул, что означало борьбу с зельем.
- Как ты жил до этого? – Альбус решил проверить слова Северуса о безопасности мальчика.
- Когда мне был год, меня отдали в семью сестры моей матери, потому что родителей убили... До одиннадцати лет я жил как Золушка... Потом поступил в Хогвартс на факультет Гриффиндор... на пятом году обучения погиб крестный... Во время седьмого года обучения убили моего любимого человека, а мне не дали даже шанса ему помочь... Тот день стал точкой отсчета ЕГО... ИХ последних дней жизни... Волан-де-Морт начал выступления в открытую... Я убил ИХ... Их всех... – за время своего монолога Гарри впервые улыбнулся. Это была плотоядная, злобная ухмылка, от которой мороз полз по коже. – Потом я просто захотел уйти, потому что это был единственный выход, который имел смысл. Я спрыгнул с обрыва... Когда я очнулся, думал, что попал в ад, но снова ошибся. Вошел директор и сначала мои предположения подтвердились. Но потом зашел Северус, а он, я точно знаю, был обречен на жизнь... Меня снова обманули. Не дали уйти...
Когда Гарри закончил говорить, все присутствующие потрясенно молчали.
Северус во время монолога стоял и поражался тому, как подросток под действием зелья Правды обходит стороной важные моменты своей жизни, которые он видел в его воспоминаниях. Потом он дал антидот к зелью и снова отошел к стене, так и не сказав правды директору о своих наблюдениях. Он оставит это на будущее. Им с юношей еще предстоит провести серьезный разговор, но не при директоре.
- Прости. Я не хотела, чтобы так вышло, - тихо сказала Вероника, вытирая слезы.
- Ничего, - Гарри дотянулся до ее руки и мягко ее сжал. – Я тебе, наверное, даже благодарен за это буду. Ты мне дала еще один шанс на жизнь.
Они улыбнулись друг другу, и окружающие с удивлением заметили их неестественную схожесть. Словно они были близнецами.
- Для новой жизни тебе придется закончить таки школу, - проговорил Северус.
Гарри глянул на директора, который, казалось, взвешивал все ЗА и ПРОТИВ этого предложения.
- Я думаю, Северус прав, но тебе придется пройти новое распределение, чтобы не вызывать лишних подозрений.
- Хорошо. Но что делать с внешностью и именем?
- А что не так? – удивился Дамблдор.
- Видите ли, я очень похож на члена семьи Поттеров, а у них, как вы знаете, дочь.
- Мы можем представить тебя, как сына, который из-за болезни жил у моей сестры в Германии, - осторожно предложил Джеймс, который просто не мог, чтобы кто-то оставался в беде. А уж если этот кто-то носит фамилию Поттер...
- Спасибо... папа, - Гарри мягко улыбнулся ему.
Видя эту осторожную улыбку, все же не затронувшую глаз, Джеймс понял, что глаза этого парня тусклы не от болезни, а от жизненного опыта. Жизнь его заездила. Казалось, он заглянул в самые нижние круги ада. Он выжил и сможет об этом рассказать, но невредимым он не вышел...
- Всегда пожалуйста... сын.

17:21 

Mykyeytsh
Глава 21.

Спал Гарри беспокойно, мучимый кошмарами. Тело его жаждало покоя, но мозг отказывался отдыхать, подбрасывая в сны юноши ужасные события прошедшего вечера. Во сне он снова стоял привязанный к дереву, не в состоянии пошевелиться, снова наблюдал перевоплощение Анджелины в Пожирателя смерти. Он словно наяву слышал мерзкое хихиканье Лестранжа и видел, как полет к его сердцу изумрудной молнии прерывается вставшим на ее пути высоким гибким силуэтом с волосами, в которых мерцали серебристые искорки и огромными прекрасными крыльями.

Затем картина изменилась, оставляя Гарри на той же заснеженной поляне, по-прежнему привязанным к дереву. Люциус, низко опустив голову, сложив крылья, стоял в стороне, не делая ни малейших попыток развязать юношу. Сам Гарри не мог произнести ни слова, с удивлением наблюдая, как тает фигура Рудольфуса, а вместо него появляется Гермиона Грейнджер, левитируя перед собой огромную, размером с нее, книгу. Толстенный том раскрылся сам собой, демонстрируя красочную картинку вейлы и текст, написанный большими огненными буквами.

Но как Гарри не старался, он мог прочитать только обрывки предложений, складывающиеся в его смятенном сознании в пугающую картину.

«…бледная кожа, очень светлые длинные волосы… завораживают, а взгляд и голос обладают своеобразным гипнозом… редко появляются враги, им проще очаровать человека …

…дар обворожения… для покорения мужчин и управления ими… состояние подчинения и бессознательного обожания… подвластны этому очарованию незрелые юноши…

…он думает и говорит только о ней и его постоянно к ней тянет… может пойти на самые безумные поступки ради ее неземной красоты…».

А Гермиона говорила и говорила, но Гарри, как и в случае с книгой, понимал лишь отдельные слова. Он старался не вслушиваться, старался отгородиться от этих слов, смутно понимая, что ему вряд ли понравится услышанное. И все же он уловил фразу, которая, наложив свой отпечаток на прочитанное, заставила его затрепетать:

«…вейла, лишенная своего партнера, погибает в ужасных муках…»

И, словно эта фраза стала портключом, перенеся Гарри и Малфоя-вейлу на обрыв над Черным озером – он увидел самого себя, целующего второго Малфоя, только в его человеческом облике. Он опять услышал признание в любви – и содрогнулся… Не любовь, нет, всего лишь потребность… Он был необходим Люциусу не ради него самого, являясь всего лишь средством выживания…

Гарри посмотрел на Малфоя-вейлу, который медленно сделал шаг назад… и еще один… и еще…

Темнота окутала юношу и горький смех, в котором Гарри узнал свой собственный, раздаваясь со всех сторон, громовыми раскатами звучал в ушах Золотого Мальчика, с почти с физической силой выталкивая его из сна…

Не открывая глаз, Гарри с трудом сел на кровати, медленно возвращаясь в реальность. Тыльной стороной ладони он стер со щеки одинокую слезинку, и лишь затем поднял слипшиеся от непролитой влаги длинные ресницы, устремив перед собой невидящий отрешенный взгляд. Это произошло снова – он опять был всего лишь средством для достижения определенной цели и как личность был не нужен. Малфой решил использовать его и, надо признать, попытка удалась на славу – он, Гарри Поттер, привыкший за всю свою жизнь не доверять никому и постоянно сомневаться в искренности других людей, поверил этому лощеному ублюдку.

Спустившись, словно сомнамбула, на первый этаж, Гарри, пошатываясь, побрел на кухню – голова болела, горло судорожно сжалось, а руки тряслись мелкой дрожью, как у древнего старика.

Налив себе в стакан ледяной воды и стараясь поднести ее ко рту, не расплескав, юноша не сразу заметил, что стал объектом пристального наблюдения. Северус Снейп смотрел на гриффиндорца не отрываясь, отмечая осунувшееся лицо, замедленные движения и пустые глаза. А затем изумрудный взгляд столкнулся с непроницаемо-черным. Не воспользоваться таким случаем слизеринец не мог – Гарри ощутил легкое, удивительно деликатное проникновение в свои мысли. Это было настолько необычно, учитывая, что именно Снейп, не отличающийся даже намеком на благожелательность по отношению к юноше, проявил такую сдержанность, что юноша даже не попытался поставить блок.

Стараясь действовать очень осторожно, Северус просмотрел только самые последние события, не обойдя вниманием сон Гарри, оставивший в сознании того отпечаток настолько сильный, словно он был не ночным видением, а реально происшедшим событием, а также впечатления, внушенные этим самым сном. Изо всех сил сдерживая рвущееся на волю раздражение и злость на тупого ограниченного мальчишку, Снейп выскользнул из разума юноши. Ему хотелось влепить Поттеру пощечину и хотя бы таким образом попытаться поставить его мозги на место. Однако Мастер Зелий был, во-первых, учителем, а мальчишка все еще оставался учеником. А во-вторых, Северус совершенно не стремился разбираться впоследствии с озверевшим Люциусом, если, конечно, последний выживет… К тому же, ударить можно было и словами, и Снейп не собирался отказать себе в этом невинном и даже необходимом, с его точки зрения, развлечении.

- Как я погляжу, мистер Поттер, в Вашей голове все также царит пустота, просто невероятная для Героя магического мира и без пяти минут выпускника школы Хогвартс.

Впрочем, видимо на Ваш факультет отбор идет именно по этому признаку. Редким случаем является мисс Грейнджер, что еще раз убеждает меня в неоспоримой истине – исключения только подтверждают правило…

Вижу, тот факт, что мистер Малфой является вейлой, в зародыше подавил Ваше стремление полагаться на свои настоящие чувства. Весьма странно, я бы сказал, учитывая, что, несмотря на бесспорное отсутствие ума, в неблагодарности гриффиндорцев упрекнуть довольно сложно. А ведь Люциус четырежды спасал Вашу жизнь…

- Пять раз, - Гарри говорил очень тихо, и если бы не великолепный слух, Снейп мог бы подумать, что ему показалось. – Он спасал меня пять раз – у Вольдеморта, в Лондоне, от единорогов, на обрыве и…и…

- И на поляне, я знаю, - в голосе Северуса не было ни капли сочувствия. Ему до чертиков надоело щадить чувства Поттера, к тому же Люциус сейчас лежал наверху без сознания и не мог контролировать поведение Снейпа. – Удивительно, как после всего этого Вы еще можете задумываться о том, что Малфой хотел всего лишь использовать Вас? Кстати, Поттер, если бы Вы расспросили мисс Грейнджер, то узнали бы интересный факт – в случаях, когда вейла выбирает себе партнера, на эту связь в магическом обществе смотрят снисходительно, позволяя вейле применять свои чары в полной мере. И если бы мистер Малфой захотел Вами воспользоваться, то ему достаточно было обнародовать сей факт – поверьте, даже Дамблдор не стал бы противиться Вашей связи… А уж отпустив на волю свою сущность вейлы Люциус вообще не оставил бы Вам выбора – даже с Вашим уровнем магии сопротивление долго бы не продлилось…

Задумайтесь над тем, что я сказал, Поттер. Вам уже давно пора повзрослеть и то, что Вы станете применять свои мозги по назначению, может стать неплохим началом.

Гарри почувствовал, как краска стыда заливает его щеки, уверенно распространяясь на шею. Несмотря на всю свою язвительность, слова Снейпа в отношении Малфоя были более чем справедливы – тот столько раз спасал Золотого Мальчика от смерти, ничего не требуя взамен, что было просто нелепостью думать о его потребительском отношении к юноше. Вот только обсуждать со Снейпом свое поведение Гарри не собирался – годы постоянных стычек давали себя знать. Вместо этого юноша постарался перевести разговор на другое, прояснив заодно несколько интересующих его вопросов.

- Скажите, а как долго мистер Малфой будет без сознания? И крылья… почему его внешность не изменилась? И знаете, каникулы ведь скоро закончатся, а как же школа? Никто не знает, что мы здесь – все будут волноваться…

Северус ехидно усмехнулся – вполне ожидаемое поведение мальчишки! Переводит разговор на другое, а потом в одиночестве будет изводить себя… болван. И категорически отказывается задействовать свои умственные способности, даже просто ради разнообразия.

- О, Мерлин! Неужели Вы действительно думаете, что я похож на импульсивных гриффиндорцев, которые сперва делают, а только потом начинают задумываться? Разумеется, как только Вы вызвали меня и после оказания мистеру Малфою всей необходимой помощи, первым делом о Вашем местонахождении я поставил в известность директора Дамблдора и профессора МакГонагалл. Уж простите, не счел необходимым уведомлять мистера Уизли и мисс Грейнджер… Директор разрешил Вам до конца каникул находиться здесь, если Вы, конечно, не захотите вернуться в Хогвартс. Полагаю, мое присутствие будет вполне достаточным для Вашей защиты.

Что же касается мистера Малфоя… Его внешность не меняется, так как он находится в беспамятстве, а для превращения ему необходим контроль над своим телом, что в обмороке сделать довольно затруднительно. И, думаю, приходить в себя он не собирается, хотя его физическое состояние более-менее пришло в норму. Ему не хватает стимула, толчка для того, чтобы вернуться в реальность.

Ну, думаю, я ответил на все Ваши вопросы, на этом лекция закончена. Займитесь чем-нибудь, Поттер, не мелькайте у меня перед глазами, сделайте одолжение.

Услышав в этом бархатном голосе опасные нотки нарастающего раздражения, Гарри поспешил ретироваться, тем более что он действительно получил более чем исчерпывающие ответы.

Задумчиво идя к своей комнате, Гарри на миг замер перед спальней, куда вчера принес Люциуса, а затем нерешительно прикоснулся к деревянной поверхности. Дверь, словно ждущая именно этого несмелого движения, тихо скрипнув, приоткрылась. Словно влекомый магнитом, притяжению которого он не мог противиться, юноша бесшумно вошел в темное помещение и подошел к кровати, на которой неподвижно лежал полуобнаженный Малфой. Шрам уже не кровоточил, страшная восковая бледность покинула лицо, и Люциус выглядел на диво умиротворенным. Объяснить дальнейшее свое поведение впоследствии Гарри так и не смог. Опустившись на самый краешек кровати, он ласкающим движением провел самыми кончиками пальцев по холодной как лед щеке, затем притронулся к плотно сжатым четко очерченным губам и нерешительно обвел зигзагообразную метку на груди блондина, так похожую на его исчезнувший шрам.

И испытал чувство невероятного смущения, когда, совершенно для себя неожиданно, ощутил на себе ВЗГЛЯД. Недоумевая, Гарри отвел глаза от груди Малфоя и немедленно утонул в прозрачно-серебристых озерах завораживающих глаз. Немая сцена продолжалась несколько минут, а затем юноша, смутившись, порывисто отпрянул от вейлы, чтобы бегом покинуть комнату.

Кубарем скатившись по лестнице, Гарри ворвался на кухню и вздохнул с облегчением – Снейп все еще был здесь - сидя за столом, он неторопливо попивал кофе и, язвительно усмехаясь, читал газету. Услышав грохот, который издавал Гарри при своем перемещении, Мастер Зелий недовольно нахмурился и, раздраженно отбросив в сторону ни в чем не повинное периодическое издание, процедил сквозь зубы:

- Мерлин, Поттер, это снова Вы! А я-то полагал, что на сегодня мы пообщались более чем достаточно. Неужели Вам стало настолько приятно мое общество, что Вы не можете прожить без меня и лишней минуты? Хотя, судя по выражению Вашего лица, произошло нечто настолько невероятное, что Вы просто не могли не поставить меня в известность… Ну, не стойте столбом, рассказывайте, что так всполошило Героя?

- Малфой… он… он пришел в себя! – выкрикнул Гарри, с трудом отдышавшись и пренебрегая недовольством, которое в любое другое время вызвали бы слова Снейпа.

В следующее мгновенье юноша был буквально сметен с дороги Северусом, который стремительно покинул кухню. Возмущенно фыркнув, Гарри, мысленно послав к черту приличия, отправился в обратный путь, намереваясь в полной мере проявить слизеринские черты своего характера и нахально подслушать намечающийся диалог. Это было тем более просто, что, видимо в спешке, Снейп не потрудился плотно прикрыть за собой дверь и в оставшуюся щель Гарри мог не только слышать, но, при желании, и видеть участников разговора. Правда, к началу беседы он опоздал, но и того, что юноша услышал, было вполне достаточно.

- …окончательно с ума сошел, - Снейп был сердит как никогда. Только плачевное состояние Люциуса удерживало его от куда более резких выражений и от крика. – Да ты посмотри на себя – едва очнулся и снова за старое. Даже не подумаю!

- Северус, пожалуйста! Мне действительно необходимо зелье. Я больше не могу удерживать контроль, еще немного – и у Гарри не останется выбора, - голос блондина звучал прерывисто и очень устало.

- И слава Мерлину! Затащи мальчишку в постель – и дело с концом. По-моему, ты и так проявил неимоверную, особенно для Малфоя и вейлы в одном лице, щепетильность. Ну действительно, Люц, сколько можно? Травишь себя этой гадостью – и все для того, чтобы Поттер смог полюбить тебя по-настоящему. Это просто смешно – юнец не в состоянии в полной мере оценить все, что ты сделал для него, сомневаюсь, что он испытывает хотя бы благодарность… И если тебе наплевать на свое здоровье – твое дело, вот только меня больше не привлекай к участию в подобной комедии. Зелье не получишь, даже не проси!

- Да не могу я так, пойми! Пока Гарри не узнал, что я вейла – все складывалось неплохо. Может если дать ему еще немного времени…

- Знаешь, Люциус, я склоняюсь к тому, что Поттеру просто необходимо открыть глаза на всю эту ситуацию. Может, до этого остолопа дойдет, что ты рискуешь погибнуть, оставшись без партнера. Положим, дашь ты ему время – и что? Он же от своих чувств прячется, как черепаха в панцирь… Ну, хорошо, хорошо, прекрати поедать меня глазами и убери клыки – получишь ты вечером свое зелье, - Северус устал не меньше Малфоя, ведь подобный разговор происходил далеко не в первый раз.

Судя по звучанию последних слов, Снейп сделал несколько шагов к двери и Гарри поспешил ретироваться, пока его не застали на месте «преступления», успев услышать последнюю фразу, произнесенную зельеваром. – И сделай одолжение, Люц, трансформируйся в человека, на тебя смотреть страшно!

… Вернувшись в свою спальню, Гарри рухнул на кровать и, сжавшись в маленький комочек, обхватил голову руками. То, что он только что услышал, было просто чудовищно. Он подозревал Малфоя в желании использовать его – и был не прав. Люциус не только искренне любил Гарри, но и приложил все усилия к тому, чтобы чувства, которые могли возникнуть в результате их общения, были настоящими, без малейшего принуждения и чар со стороны вейлы. А Северус, в попытке защитить своего друга, высказывался резко, не выбирая выражений, но от этого не менее справедливо – Гарри действительно прятался от самого себя! Пора было прекращать вести себя подобно несмышленому ребенку… Юноша глубоко вздохнул и еще раз, как в замедленной съемке, попытался просмотреть и заново переосмыслить все произошедшие с ним события. За окном начинало темнеть, когда Гарри наконец-то понял – не имело ни малейшего значения, человек Малфой или же вейла. Важно было лишь то, что мужчине нужен был не Герой, не Золотой Мальчик, а он, Гарри, и Люциус готов был принимать его таким, каким он был на самом деле. И ему, Гарри, необходим был этот человек - и плевать, сколько там в нем было вейловской крови…

Быстро вскочив, Золотой Мальчик подошел к зеркалу и внимательно вгляделся в свое отражение – смущенный испуганный подросток исчез, уступив место уверенному в своем решении молодому человеку. Не задумываясь больше ни на мгновенье, не позволяя неуверенности вновь одержать верх, юноша бесшумно прокрался по коридору и словно тень скользнул в спальню Люциуса.

Горящая свеча едва освещала комнату, и у юноши ушло несколько томительных минут на то, чтобы глаза привыкли к сумраку. Блондин, утомленный спором с Северусом, крепко спал – крылья, как и все остальные признаки вейлы, исчезли, и теперь перед Гарри был тот Люциус, которого юноша успел полюбить до того, как узнал его тайну… И, хотя теперь это было совершенно неважно, Гарри облегченно вздохнул – все-таки вид вейлы вызывал трепет…

Обведя взглядом полутемное помещение, гриффиндорец заметил на столике у кровати небольшой флакон, тускло поблескивающий гранями – Северус сдержал слово и принес требуемое аристократом зелье, вот только выпить его Малфой еще не успел. Юноша довольно хмыкнул – он был более чем уверен, что Люциус больше не будет нуждаться в блокировке своей вейловской части…

Опустившись на колени перед кроватью, Гарри какое-то время просто любовался невероятной красотой Люциуса, а потом, устав подавлять свои желания, нежно прикоснулся к его щеке, с наслаждением ощущая под пальцами теплоту нереально гладкой кожи. Затем рука юноши скользнула по шее блондина, задержавшись на очаровательной ямочке между ключицами. Гарри мечтательно улыбнулся, вспомнив сказку о Спящей красавице, прочитанную в детстве – и легко притронулся своими губами к губам мужчины, не сделав даже попытки отстраниться, когда ощутил сперва неуверенный, а потом все более страстный ответ…

Люциус качался на волнах грез, даже в сновидениях не оставляя мечтаний о своем партнере. Туманные образы его сна складывались в гибкую мальчишескую фигурку, протягивающую ему навстречу руки и шепчущую чарующие признания. Алые губы призывно приоткрывались, обещая неземное наслаждение, изумрудные глаза глядели страстно, и Малфой тонул в этом обворожительном взгляде. Тонкую пелену Морфея прорезало вполне реальное прикосновение, и Люциус с трудом поверил в происходящее, осознав, что юноша, коленопреклоненный перед ним, не мираж и не плод его сладостных иллюзий. Горячие уста почти невесомо прикоснулись к его губам, превращая химеру в долгожданную явь. Осознав это, мужчина перестал сдерживаться и, отвечая все более уверенно, с удивлением понял, что его не отталкивают. Тогда он осторожно углубил поцелуй, пытаясь показать всю силу своего чувства…

Гарри приоткрыл губы, позволяя Люциусу скользнуть в теплую глубину своего рта, исследуя, узнавая, даря и получая наслаждение, вспышками обжигающее тела. Это было невероятно, сладко и терпко одновременно, легко и невероятно сильно, томно и страстно. Эмоции сливались, наслаивались друг на друга, смешивались и дарили безумное блаженство, вызывая сумасшедшее желание…

Гарри не помнил, как очутился на кровати рядом с Люциусом, быстрые и уверенные движения сильных рук лишили его одежды, но его совершенно не тревожила собственная нагота, казалось впитываемая жарким жаждущим взглядом серебряных глаз. Значение имели лишь прикосновения пальцев и губ, страсть и вожделение. Он не сдерживал стонов, чувствуя, как горячий гибкий язык исследует каждый изгиб его тела, прокладывая мокрые дорожки по груди, все ниже, ниже, подбираясь к его члену… Невыносимая пытка сладострастием… Тело выгибалось, стремясь открыть себя для новых, все более чувственных и раскованных ласк, горло отказывалось удерживать тихие всхлипывания и просьбы о большем. Губы Малфоя сомкнулись на возбужденном члене юноши, вызвав первый короткий крик.

Плавясь в огне своей выстраданной любви, получая неземное наслаждение, вслушиваясь в стоны юноши под ним, Люциус стремился каждым жестом, каждым касанием, каждым поцелуем рассказать Гарри о своей любви. Вызвать ответную реакцию, заставить своего партнера забыть обо всем и обо всех, кроме него, помнить только его ласки…

Быстрые движения вверх-вниз, язык скользил по всей длине, обвивая пенис, словно талантливая змея, смакуя выступившую солоноватую влагу, настойчиво раздвигая крохотную расселину, с силой вылизывая голубоватую вену… Длинные изящные пальцы ласкали мошонку, осторожно массировали яички, перемещались, порхая, словно бабочки, к напрягшимся соскам… Они прикасались везде, поглаживая и пощипывая, не останавливаясь и не давая ни мига передышки, погружая юношу в пучину чувственных страстей…

Гарри казалось, что он находится в огромном мыльном пузыре, радужные стенки которого искажают привычный мир до неузнаваемости, окрашивая его в невообразимые цвета и оттенки, не пропуская внутрь окружающий мир. Сходя с ума от наслаждения, щедро даримого Люциусом, он почти не ощутил, как в него, бережно раздвигая тугое кольцо мышц, входит смазанный палец, как начинает свое движение, как к нему постепенно добавляются еще два…

Затрудненное дыхание вырывалось из приоткрытых, припухших от яростных поцелуев, губ, руки судорожно сжимались в кулаки, волосы черной непокорной волной разметались на подушке – грешный ангел…

Уверенные движения талантливого рта мужчины, невероятно горячая теснота, найденная гибкими пальцами точка, от которой по всему телу разбегались ручейки блаженства - и плоть пылала, растворяясь в невероятных сладостных ласках...

Потерявшись в ощущениях, извиваясь, вскрикивая, насаживаясь на пальцы Люциуса, юноша, оглушенный оргазмом, утратил контроль, выпуская на волю свою силу. Дикой волной стихийная магия прошла по дому, разрушая на своем пути все стеклянные предметы, впуская в разбитые под ее напором окна снежинки и порывы ветра… Но вейле и его партнеру было все равно… Полностью отдавшись инстинктам, Гарри закинул ноги на плечи Люциуса, принимая мужчину глубоко в себя, покоряясь и покоряя, исполняя древний танец любви…

Движения мужчины становились все сильнее, все быстрее и несдержаннее. Оглушающее и отдающееся в ушах биение сердец в унисон… Кровь огненной лавой все быстрее устремлялась по венам, распаляя и без того безумную всепоглощающую страсть, заставляя забывать себя, теряясь в циклоне исступления.

Еще один оргазм поглотил юношу целиком, заставив его закричать от невыносимого восторга. Почувствовав, как юная плоть сжимается вокруг него, Люциус, вторя крику своего сокровища, излился в податливо-сладкую глубину и обессилено упал на кровать рядом с застывшим в чувственной истоме Гарри… и краем ускользающего в блаженный экстаз сознания уловил слова, за которые не жалко было отдать жизнь: «Я люблю тебя, Люциус»…

А в своей комнате Северус Снейп, лениво взмахнув палочкой, восстановил разбитые окна и отсалютовал наполненным виски бокалом, посылая воображаемому Малфою свои поздравления…

…Гарри проснулся поздно, сознание с трудом восстановило события ночи, заставив гриффиндорца покраснеть и тут же просиять от счастья. Правда, счастье слегка потускнело, так как великолепного блондина в постели не оказалось. Огорчиться и надуться Гарри не успел – издав знакомый скрип, дверь комнаты распахнулась, пропуская внутрь Люциуса с подносом в руках. Золотой Мальчик ошарашено уставился на изящную кофейную чашечку и тарелочку с пирожными. Украшала все это великолепие ярко-алая роза. А затем губы юноши искривила истинно слизеринская ухмылка и он звонко расхохотался, не обращая внимания на возмущенный взгляд серебристо-серых глаз и удивленно приподнятую платиновую бровь.

- Кофе… в постель… принесенный Люциусом Малфоем! Рассказать кому – не поверят, - новый взрыв жизнерадостного смеха заставил блондина сперва уязвленно прикусить губу, а затем, поддавшись настроению, рассмеяться вслед за юношей.

- Чем плох утренний кофе? – отсмеявшись, поинтересовался аристократ.

- Я тебе весьма благодарен, но моему растущему организму требуется нечто более существенное, чем чашечка кофе с пирожным. Может, спустимся на кухню?

Взъерошив непокорные пряди на голове мальчишки, Люциус легким кивком подтвердил свое согласие, а затем замер в ожидании, провожая жадным взглядом направляющегося в ванную парня.

… Они сидели на кухне в уютной тишине, разомлевшие от тепла и сытости, улыбаясь друг другу глазами и губами, соприкасаясь коленями и то и дело притрагиваясь руками друг к другу, словно опасаясь, что все это неимоверное счастье, так внезапно обрушившееся на них, может оказаться очередной иллюзией. Вошедший, как всегда без стука или какого-либо другого предупреждения, Снейп, хмыкнув, внимательно оглядел сладкую парочку с ног до головы, вызвав у Люциуса насмешливый ответный взгляд и заставив Гарри покраснеть в очередной раз.

- Буду весьма признателен, мистер Поттер, если в следующий раз, в процессе ваших… хм… дополнительных занятий с мистером Малфоем, Вы соизволите выражать свои восторги не столь громко. В крайнем случае, можно применить заглушающие чары… и, разумеется, постарайтесь в дальнейшем сдерживать Вашу магию – довольно некомфортно оказаться зимой в доме без единого окна.

Покраснев еще сильнее, хоть это и казалось невозможным, Гарри поспешно ретировался из-за стола, уронив при этом стул и чуть не упав.

Проводив гриффиндорца довольным взглядом, Северус поднял стул и удобно на нем устроился, придвигая к себе кофейник.

- Ты смутил мальчика, - несмотря на недовольный тон, глаза Люциуса смеялись.

- Хоть кто-то на это способен… я вижу, ты чувствуешь себя совсем неплохо, не так ли, Люц? Интересно, что же требуется для того, чтобы завоевать сердце Золотого Мальчика?

- Все просто, Северус, все очень просто – нужно родиться вейлой.

Конец.

Подпись автора

17:20 

Mykyeytsh
Глава 20.

Люциус Малфой был просто вне себя от ярости и беспокойства – Гарри пропал из поля зрения, снег, падающий густой белой стеной, полностью скрыл следы, и найти мальчика в ближайшее время казалось задачей невыполнимой.

Раньше Малфоя весьма удивляло раздражение Снейпа, направленное на Поттера. Мужчина припомнил, как часто, удобно расположившись в уютном кресле и дегустируя дорогой коньяк, он с насмешливой улыбкой наблюдал за бушевавшим Северусом, когда тот проклинал наглого мальчишку, в очередной раз нарушившего правила.

Теперь же он и сам был готов наказать непоседу, который, несмотря на отвратительную погоду, на ночь глядя, отправился в Запретный лес, куда и при свете дня ходить одному было весьма неразумно.

Дойдя до сторожки Хагрида и услышав храп, Люциус насмешливо приподнял бровь и заглянул сквозь стекло просто ради интереса. Увиденное заставило его нахмуриться – полувеликан, прижимая к себе бутылку, крепко спал. В этом зрелище не было бы ничего странного, если бы рядом со спящим стоял как минимум ящик с пустыми бутылками – в Хогвартсе, да и не только, все отлично знали, насколько Хагрид устойчив к выпивке. Наличие всего одной бутылки ясно говорило Люциусу о том, что в выпивку было добавлено какое-то постороннее вещество. Тревога за Гарри усиливалась с каждой минутой…

Тогда, отчаявшись найти мальчика способами доступными людям, Малфой отпустил на волю свою вейловскую часть. Тут же морозный воздух наполнил потрясающий аромат Гарри и тонкой, но прочной нитью повел за собой мужчину. Через несколько минут, с каждым шагом ощущая все сильнее ужасающие эмоции юноши, Люциус подошел с поляне, с которой доносился знакомый до боли голос. А осторожно подобравшись поближе, Малфой смог и увидеть происходящее.

Не может быть, да ведь это Рудольфус Лестранж! Мгновенно, словно в голове сработал выключатель, все кусочки головоломки по имени «Анджелина Джонсон» встали на свои места.

Будь у Люциуса чуть больше времени, он, несомненно, нашел бы способ нейтрализовать Рудольфуса или, по крайней мере, просто подобраться потихоньку к Гарри и незаметно освободить его от пут, дав тем самым своему мальчику возможность сопротивляться. Но, к сожалению, времени у него не оставалось вовсе и мужчина с дрожью ужаса осознал, что такая ситуация уже происходила в недалеком прошлом в поместье Вольдеморта. Но вот только сейчас было слишком поздно применять силы вейлы для контроля над воздухом, и теперь он мог только беспомощно смотреть, как изумрудная вспышка несется к сердцу его партнера. Или, может, не совсем беспомощно?

В последние несколько секунд перед тем, как смертельное проклятье коснулось Гарри, Люциус снял жалкие остатки своего контроля над сущностью вейлы. Казалось, время остановилось, настолько стремительно происходили все дальнейшие события. Вейла, в которую Малфой перевоплотился за доли секунды, безошибочно оценила вероятность смерти своего партнера, мгновенно рассчитала скорость и точность ответного движения и, не колеблясь ни мгновенья, прыгнула, заслоняя грудью юношу и принимая на себя вместо него всю силу смертельного луча.

А Гарри и Рудольфус Лестранж в шоке смотрели на размытую от той невероятной быстроты, с которой она двигалась, высокую стройную фигуру с развевающимися платиновыми волосами и мощными серебристо-хрустальными крыльями за спиной. Миг – и Малфой оказался прямо перед Золотым Мальчиком, чтобы еще через несколько ударов сердца, получив вместо него третье непростительное, со стоном откатиться в сторону и замереть в полной неподвижности…

Придя в себя, Лестранж с удивлением подошел поближе, желая рассмотреть неожиданного защитника Поттера. Как Гарри ни старался, но увидеть лицо того, кто, пожертвовав собой, спас ему жизнь, пусть и ненадолго, он не мог – поверженный незнакомец лежал спиной к мальчику.

Зато Рудольфус смог в подробностях рассмотреть изменившегося, но все же узнаваемого блондина. У него вырвалось насмешливое понимающее хмыканье:

- Хм, а я-то все думал, к чему все эти странности в поведении? Теперь понятно – он просто не мог поступать иначе. Это так забавно – даже если бы я ничего не узнал, убив Поттера, я тем самым, несомненно, убил бы и его. О да, так было бы гораздо забавнее, но, в конечном счете, от перемены мест слагаемых… Пришла очередь Поттера получить свое проклятье и теперь-то ему никто не поможет.

Отступив от неподвижной фигуры, Лестранж сделал несколько шагов по направлению к растерянному и беспомощному юноше, и, повернувшись спиной к Малфою, не смог увидеть, как медленно, с неимоверным трудом поднимаясь с окровавленного снега, прямо за ним вырастает силуэт рассвирепевшего существа…

Не веря своим глазам, Гарри рассматривал своего неожиданно живого спасителя - гневно прищуренные, отливающие серебром глаза с вертикальными зрачками, острые клыки, обнажившиеся под вздернутой верхней губой в яростном беззвучном рычании, остро отточенные длинные когти на руках. Не животное, но уже и не человек… Вейла… И не просто вейла – Люциус Малфой!

Заметив устремленный себе за спину взгляд Поттера, Рудольфус попытался повернуться, но было слишком поздно – лишь один короткий шаг для существа, стоящего за ним, отделял Лестранжа от смерти. Чуть шевельнув крыльями, быстро скользнув к врагу, вейла, не колеблясь ни секунды, сомкнула свои белоснежные клыки на горле обидчика своего партнера. Жестокий рывок, хруст переломанных шейных позвонков, кровавый поток, вырвавшийся из разорванной артерии – и Пожиратель смерти безвольной сломанной куклой повалился на землю, увлекая за собой Люциуса, который, упав второй раз, больше не двигался.

Еще некоторое время на поляне царила полное безмолвие и неподвижность – Гарри, все еще не веря в свое очередное спасение от смерти, не шевелясь и даже не делая попыток осмыслить произошедшее, оцепенело, рассматривал два тела у своих ног. Но затем мальчику пришла в голову мысль, что если никто не хватится его до самого утра, он просто замерзнет насмерть, завершив тем самым начатое Лестранжем. С отчаянием взглянув на бледное, лишенное красок жизни, лицо Малфоя, Гарри тихонько всхлипнул и вдруг вспомнил – подарок Люциуса! За всей этой сумасшедшей сменой событий он и думать забыл о кожаных ножнах, надежно прикрепленных к руке. Всего несколько минут потребовалось Золотому Мальчику, чтобы освободиться от веревок и он, проклиная свою забывчивость и растерянность, тихо опустился на колени перед тем, кто снова спас его, пожертвовав собой.

Осторожно дотронувшись до ледяной щеки, рука парня нерешительно скользнула по груди вейлы, и остановила свой ход напротив сердца. Тишина холодная и враждебная… И вдруг, разрывая ее, тихое и нерешительное – стук… и снова молчание. А затем опять – стук… Робко и неуверенно, сердце блондина билось, хоть это и казалось невероятным.

И вместе с этими почти бесшумными несмелыми звуками к Гарри вернулась утраченная было решительность и смекалка. Благословляя про себя уроки аппарации, юноша задумался – из-за магической защиты, наложенной на школу, переместиться туда было абсолютно невозможно, а для того, чтобы донести Малфоя на руках, парень был недостаточно силен. Но вот дотащить того до границы антиаппарационного барьера у юноши сил достало… И снова встал вопрос – куда перемещаться?

Было только одно место, которое могло предоставить им надежное убежище. Постаравшись представить себе как можно отчетливее ту точку, куда он хотел попасть, обхватив крепко, но осторожно тело Люциуса, Гарри аппарировал на Гриммаулд-плейс, в дом Сириуса.

Пытаясь не обращать внимания на вопли миссис Блэк, обрадованной внезапным посещением и предоставленной возможностью поскандалить, юноша нашел наименее запущенную спальню и с трудом, стараясь не повредить огромные полураскрытые крылья, уложил Малфоя на кровать. Еще несколько драгоценных минут ушло на то, чтобы найти мешочек с дымолетным порошком, а затем решиться на поступок, который в других обстоятельствах показался бы Гарри чистейшим сумасшествием. Аппарировав обратно в Запретный лес, задыхаясь от скорости бега, юноша вихрем ворвался в Хогвартс и, добравшись до первого попавшегося камина, швырнул туда горсть порошка, произнеся в изумрудное пламя:

- Кабинет профессора Снейпа!

Через короткий промежуток времени он смог в полной мере насладиться язвительной гримасой своего самого нелюбимого преподавателя. Выслушав ехидные комментарии, направленные на рассмотрение умственной неполноценности некоего гриффиндорца, который в упор не отличает ночное время суток от дневного и имеет невыразимую наглость тревожить людей в такое неурочное время, Гарри резко прервал грозившую затянуться тираду.

Несколькими быстрыми и емкими предложениями, утратив совершенно непостижимым образом косноязычность, проявляющуюся с завидным постоянством при общении со Снейпом, юноша обрисовал сложившуюся ситуацию, согнав с лица Мастера Зелий насмешку и вызвав искреннее беспокойство.

Стремительно побледнев и пробормотав под нос несколько ругательств, поймав себя на том, что такое эмоциональное выражение чувств становится неприятной особенностью, Северус, прихватив с собой огромный запас исцеляющих, восстанавливающих и регенерирующих зелий и поблагодарив свою привычку работать допоздна, быстрым шагом направился в сторону Запретного леса, изо всех сил стараясь игнорировать спешащего за ним гриффиндорца…

…Гарри, стараясь не привлекать к себе недоброжелательного внимания Снейпа, внимательно наблюдал за манипуляциями последнего. Северус же самым тщательным образом осмотрел неподвижное тело вейлы, особое внимание уделив все еще кровоточащему зигзагообразному шраму, который находился чуть выше сердца.

- Везучий сукин сын! – восклицание вырвалось у Снейпа совершенно непроизвольно, заставив его самого прикусить нижнюю губу, а Гарри дернуться от неожиданности.

- Вы думаете, он выживет? – и хотя в голосе юноши звучала страстная надежда на положительный ответ, явно указывая на откровенное неравнодушие к судьбе Люциуса, это не помешало Снейпу ответить со всей доступной для понимания даже тупыми гриффиндорцами издевкой:

- А что, мистер Поттер, Вы не желаете делиться званием Мальчика-Который-Выжил с мистером Малфоем? К Вашему сожалению, мистер Малфой смог повторить Ваш подвиг и стать вторым, за всю историю волшебного мира, уцелевшим после применения к нему Авады Кедавры, - словно забыв о присутствии Поттера, Северус продолжал, обращаясь к находящемуся в коме Люциусу. – Тебе просто невероятно повезло, что гены вейлы настолько удачно смешались с генами сида. Высшие эльфы всегда славились своей способностью к регенерации и возможностью сопротивления всевозможным темным проклятиям. Полагаю, с моей помощью ты действительно сможешь выжить.

- Высшие кто? – в голосе Гарри звучало недоумение и толика любопытства, которое, несмотря на такой насыщенный событиями вечер, смогло пробиться сквозь усталость и странную безучастность, которые окутывали юношу плотным слоем.

Однако вопрос, заданный таким возмущающим Мастера Зелий голосом, нарушил задумчивость Снейпа и заставил того прекратить размышления вслух.

- Никто, Поттер… Вам не кажется, что сейчас немного не до лекций? Отправляйтесь-ка спать – помочь мне Вы все равно не можете, только раздражаете и отвлекаете. Завтра поговорим, если Вы сохраните к утру такое желание.

Не имея сил спорить, Гарри молча развернулся и ушел подыскивать себе более-менее удобное пристанище на ночь.

Tartarus

главная