Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: Mykyeytsh (список заголовков)
20:20 

Mykyeytsh


20:20 

Mykyeytsh


20:19 

Mykyeytsh


20:19 

Mykyeytsh


20:19 

Mykyeytsh


20:19 

Mykyeytsh


18:19 

Доступ к записи ограничен

Mykyeytsh
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:22 

Mykyeytsh
интересные фанфики www.hogwartsnet.ru/mfanf/member.php?l=0&id=5244...

16:26 

Mykyeytsh
Эпилог.
Гарри проснулся от пения птиц в саду поместья, потянулся и открыл глаза. Комната утопала в лепестках роз: пол, полки, кровать, подоконники, рама зеркала – все было белоснежным.
- Том, - с нежностью в голосе прошептал он. – Еще одно напоминание о предстоящем событии.
В окно постучали. Странно. Почты я не получал уже давно. Юноша встал, накинул легкий халат и подошел к окну. Там сидела незнакомая коричневая сова, в клюве было письмо. Брюнет открыл окно:
- Проходи, раз ты ко мне. Посмотрим, что ты мне принесла.
«Любимому крестнику и сыну»,- было написано на конверте. Сириус?! Папа?! Юноша быстро вынул содержимое конверта. Внутри оказалось два пергамента. Принц развернул первый.

«Мой крестник, я был в шоке, когда узнал, что ты сбежал. Прекрасно понимаю, почему ты так поступил. Однако зачем было раздевать бедного слугу? Твой отец, Джеймс, не выдержал такого удара и скончался через несколько месяцев. Жаль, что тебя не было на похоронах. Ему бы это понравилось. Оказывается, у Джеймса была какая-то маггловская болезнь. Из-за этого он был, мягко скажем, не в себе. Прошу, прости его. Но я пишу тебе сейчас не просто так. Хоть по завещанию мы с Ремусом и обладаем правом управлять королевством, но только до твоего совершеннолетия. Прошел уже год с момента твоего побега. Тебе уже шестнадцать. Отпусти все плохие воспоминания, которые связаны у тебя с этим местом, и вспомни, что здесь твой родной дом. Королевство нуждается в тебе. Письмо является порт-ключом. Произнеси свое имя, и ты окажешься в тронном зале теперь уже своего дворца.
Сириус Блэк»
Пока Гарри читал письмо, в глазах предательски защипало. Вот только расплакаться не хватало. Мерлин, сегодня свадьба, а я тут слезы лью. Неужели мне так жалко отца? Ведь он… Мама, кого я обманываю?! Да, мне жаль его. Ведь я люблю его. До сих пор люблю. Именно он читал мне сказки в детстве, когда не стало тебя... Принц аккуратно свернул первый пергамент и принялся читать второй.

«Мой маленький мальчик, я так тебя люблю! И поэтому мне так больно расставаться с тобой. Почему-то я чувствую, что смерть скоро придет ко мне. Она уже близко. И я счастлива, что имею возможность проводить с тобой дни напролет. В данный момент ты спишь в своей колыбельке и не подозреваешь, что в мире есть зло. Но, к сожалению, я знаю, что ты столкнешься со всевозможными жизненными трудностями. Святая Дева Мария, что я пишу? Сама не понимаю этого предложения. Не читай его, сын. Я верю, что ты вырастешь прекрасным юношей. Даже сейчас ты похож на меня. Разве что глаза ярче. Ты завозился, и я пою тебе колыбельную. Будешь ли ты ее помнить? «Спи, мой милый мальчик, закрой свои глаза. Ангелы следят за тобой, подглядывая сквозь облака. Великая луна светит высоко в небесах. Время ложиться спать, мой милый. Закрой свои глаза». Когда-то ее пела мне моя мама. Если я заболею этой ужасной болезнью, что бродит и отнимает жизни у людей по всему нашему королевству, и умру, то Сириус передаст тебе письмо в день твоего совершеннолетия. Однако этот плут может и раньше его тебе передать, если будет в этом необходимость. Помни, что я люблю тебя и буду охранять вечно. Даже после смерти.
Лили, твоя мама»
- Мама… - прошептал юноша и горько заплакал.
Так больно ему еще не было никогда. За этот год Гарри успел забыть о своих обязанностях перед королевством. И сейчас, в день его свадьбы, ему так настойчиво об этом напомнили. Как это ужасно! Его королевство находится очень далеко от владений Тома. Даже то судьбоносное приглашение пришло ему случайно! Люциус Малфой наложил заклинание, которое включало в список всех принцесс и принцев, живущих на каком-то определенном расстоянии. И как юноша два раза смог аппарировать так далеко, было для него самого загадкой. Самое ужасное в этой ситуации было то, что если уйти сейчас, то потом он уже вряд ли сможет вернуться. А Том его не отпустит. Это брюнет понимал очень хорошо.
Гарри со слезами на глазах надел на себя черную мантию и обул сапоги. Потом он положил конверт и второе письмо в карман мантии, а первое сжал в руке и тихим голосом прошептал:
- Гарри.
Словно крюк тут же подцепил его за живот и унес в водоворот. В следующую секунду принц стоял перед троном в большом зале, знакомом с детства. Он тихо сел на пол, закрыл руками лицо и зарыдал так, что казалось, ничто и никто не в состоянии подарить ему утешение. Он уже не замечал, что в дверях стоит его крестный и тоже плачет. И это были отнюдь не слезы радости. Сейчас мужчина понял, что своими действиями только что сломал жизнь своему самому дорогому человеку.

[i]Триста лет спустя…
Гарри проснулся в своей кровати, встал и подошел к окну. Каждое утро его посещали одни и те же мысли. Триста лет прошло с того дня, как юноша воспользовался порт-ключом и бросил Тома. Магия брюнета была велика. Благодаря этому Гарри сейчас выглядел лет на двадцать-двадцать пять. Он так и не женился с тех пор. Сириус умер в возрасте семидесяти лет. Ремус прожил чуть дольше. Брюнет пытался узнать, что стало с семьей Уизли, но безуспешно.
Откинув воспоминания, Гарри оделся и прошел в тронный зал.
За эти века дела королевства наладились, и все жители стали жить мирно. Каждую ночь люди в королевстве видели радужные сны. Каждую ночь король плакал в подушку.
Он до сих пор не мог хорошо спать по ночам. Днем часто засыпал в кресле перед камином в библиотеке. Первые сто лет Гарри пытался найти королевство Тома. Однако результат не принес успеха. Тогда мужчина решил бросить свои поиски. Ну, найдет он эти земли. А что будет дальше? Том, скорее всего, мертв. И это не приносило облегчения. Нагоняло тоску. Хотелось умереть, но у него не получалось: какое-то чувство в душе заставляло жить дальше.
В тронном зале было жарко. Летом солнце освещало его с полудня и до шести часов. Поэтому король вскоре вышел из зала и направился в сад, где росли белые розы. Для него они были как часть Тома. Они внимательно слушали все его мысли, молча поддерживали в трудные минуты.
Гарри не заметил, как наступила ночь. Вздохнув, он медленным шагом направился в свои покои. Когда мужчина вошел в спальню, кто-то внезапно обнял его за талию и повалил на кровать. Гарри хотел было закричать, но услышал до боли знакомый голос:
- Малыш, как же я скучал по тебе. Наконец-то я тебя нашел.
Король повернулся лицом к ночному посетителю:
- Том.
Это была первая за триста лет ночь, когда юноша ронял слезы счастья на плечо любимого человека.

Конец.

16:26 

Mykyeytsh
Я знаю, ты хочешь заглянуть в священную книгу:
в ней записаны имена душ,
навеки соединенных красной лентой любви,
над силой которой не властна даже Смерть.
(Миген Юн, «Невеста речного Бога»)

Пролог.
Джеймс Поттер был справедливым и самым честным королем за всю историю королевства. В детстве Джеймс подружился с сыновьями двух приближенных к королю людей, и назвали они себя Мародерами. Мальчики были большими шутниками и доводили всех обитателей замка до белого каления. Каждый день к королю приходили слуги и жаловались на маленького принца и его друзей. Но как бы ни старался король, не мог он усмирить своего единственного сына.

Однако время не стоит на месте, оно стремительно несется вперед. Вырос маленький принц и превратился в прекрасного юношу. Здоровье короля к этому времени ослабло, и он решил женить Джеймса на принцессе из соседнего королевства, а также передать трон и корону своему наследнику. Вскоре была назначена свадьба принца Джеймса и принцессы Лили, которая была самой красивой девушкой на земле. Королевство невесты было небогато, но его земли были необычайно плодородны.
Состоялась роскошная свадьба, а после владения перешли в руки Джеймса. Юноша стал более серьезным и сдержанным. Одним словом, теперь в этом человеке ничего не напоминало того маленького избалованного принца.

Вскоре отец юноши заболел и умер. Все горевали по погибшему королю, и казалось, что ничего не способно вернуть радость на земли Поттеров. Но через год по королевству прокатилась радостная весть: королева Лили ждет ребенка, наследника. И все вновь было украшено красками и улыбками. В срок родился маленький мальчик. Гарри Джеймс Поттер. Маленький принц.

Когда Гарри исполнился год, в королевстве началась эпидемия, лекарства от которой не существовало. Никакие зелья не смогли предотвратить смертей крестьян, ремесленников и других магов, живших в королевстве. К несчастью, заболела и королева. Уже перед своею смертью она собрала все свои силы и сказала своему супругу:
- Дай мне слово, что ты женишься после моей смерти… Маленькому Гарри нужен кто-то, кто сможет заменить ему меня… Но твоя избранница или избранник должен быть…самым красивым…на всем белом свете. Даже красивее меня.
- Клянусь. Я женюсь на самом красивом человеке, который только есть на земле.

И как только король сказал это, великолепные изумрудные глаза королевы потухли…


Глава 1.

Долго король искал себе будущего супруга или супругу. Но так и не нашел замену своей королеве. Его друзья, Сириус и Ремус, каждый день говорили ему, что он еще не стар и что скоро, совсем скоро, он встретит великолепного мужчину или прекраснейшую леди. Ведь королевству нужна новая королева, новая жемчужина!

И вот, сидя в своих покоях, Джеймс, уже который раз за день, смотрел на портрет своей любимой. Но неожиданно его внимание привлекли радостные крики и мелодичный смех, так похожий на смех его Лили. Он быстро вскочил с кресла и выбежал на балкон. В саду убегал от большого черного пса прекрасный юноша! Его длинные волосы слегка вились на концах, кожа была золотистой, а движения были полны грации. А когда подросток поднял свои глаза и посмотрел на Джеймса, то тот утонул в изумрудных очах. А веселый паренек быстро вбежал в замок и уже через несколько минут повалил короля на пол, обнимая его за талию и все также заливисто хохоча. Джеймс же смотрел на него и не мог оторвать взгляда. Этот ребенок был так похож на его мертвую жену!

На следующий день в тронном зале король объявил своим друзьям, что нашел своего избранника.
- Кто он Джеймс? Мы его знаем? – спросил Сириус.
- Да, мой друг. Этим избранником является тот юноша, с которым ты вчера играл в саду.
- Джеймс… Скажи мне, что ты пошутил! Это же Гарри! Твой сын! – воскликнул Ремус.
- Он будет моим! Его глаза! Его кожа! Его смех! Все это будет только моим! – безумным голосом взревел король. – Только попробуйте помешать этому, и вы будете казнены тотчас! За обедом я объявлю всем о нашей свадьбе!

А тем временем в покоях принца слуга пытался уговорить молодого человека пойти на обед:
- Мой принц…
- Нет, Рон! Я плохо себя чувствую! Слышишь?!
- Но мой принц… Ваш отец… Его Величество хотел объявить о чем-то очень важном. И он настаивал на вашем присутствии.
- Рон… Отец простит меня. Я уверен в этом.
- Мой принц… Прошу вас. Умоляю! Если Вы не придете, то Его Величество выкинет меня из замка. Моя семья очень бедна. Мать неважно себя чувствует последнее время, да и у отца уже не то здоровье; они не могут работать. Прошу Вас, Ваше Высочество!
- Хорошо, так и быть. Приготовь мой костюм. Тот, который изумрудного цвета с серебряной вязью.
- Вы так добры, Выше Высочество.
Когда слуга вышел, Гарри встал напротив зеркала, взял расческу, принадлежавшую когда-то его матери, и стал медленно расчесывать свои длинные черные волосы. У большинства юношей были короткие стрижки, но Гарри еще с детства решил, что отрастит длинные волосы. Да и зачем ему носить короткие прически? Он не умеет владеть оружием, не умеет драться… Где-то в десять лет принц решил, что выйдет замуж за короля богатого королевства. Станет жемчужиной в его короне. И он с нетерпением ожидал того дня, когда приедет к нему в замок жених с дарами. Я же самый красивый! У меня великолепные волосы! Здоровый цвет лица. Золотистая и абсолютно гладкая кожа. Я само совершенство!

Когда все расселись за обеденным столом, вошел Гарри Поттер и медленно прошествовал к своему месту за столом. На нем была белая рубашка с высоким воротом, серые брюки, заправленные в черные ботфорты на тонкой подошве. Сверху был надет пиджак темно-зеленого цвета, оттеняющий глаза юноши. Волосы были распущены, заколоты были лишь те пряди, что падали на лицо молодого человека. Как только принц сел, все приступили к еде. Однако Гарри просто кусок в горло не лез. Он с самого начала знал, что приходить сюда было плохой идеей. Как назло, Сириус то и дело бросал на него виноватые взгляды, а у бедного Ремуса было такое лицо, как будто у него в жизни случилась непоправимая трагедия. Только тут юноша заметил, что оборотень переводит время от времени взгляд с него на короля и обратно. Поэтому принц повернул голову, чтобы посмотреть на отца. Лучше бы он этого не делал. Его отец, Джеймс Поттер, буквально пожирал его глазами! И пытаясь хоть как-то скрыть приступ тошноты, молодой человек быстро опустил взгляд и продолжил разглядывать наполненную едой тарелку.
- Сын, ты хорошо себя чувствуешь?
- Да, отец. Все в порядке.
- И все же я повторю свой вопрос. Неужели ты думаешь, что твое здоровье меня не волнует?
- Нет, отец. Я так не думаю. Скорее наоборот, Ваше Величество.
Принц еще больше покраснел.
- Я не очень хорошо себя чувствую с самого утра.
- Я распоряжусь, чтобы вечером тебе принесли зелья. После обеда прими горячую ванну. Если ты простудился, то тебе станет лучше.
- Спасибо, Ваше Величество. Твои советы бесценны, отец. Пожалуй, я все-таки приступлю к еде.
- Конечно, Г’арри.
Его голос. Такой же был у Лили. Но у Гарри он мягче, нежнее. Сейчас я объявлю о нашей свадьбе, и вскоре ты будешь извиваться в моих руках. Малыш. Гарри. Г'арри. ‘Арри. Твое имя прекрасно, мой милый. Дорогая Лили, я наконец-то нашел свою любовь! Наш сын станет неотразимой жемчужиной в короне.
Когда Джеймс вновь обвел взглядом сидящих за столом, то заметил, что практически все уже закончили свою трапезу и ждут объявления.
- Мои верные друзья! Сегодня великий день. Я нашел того, кто в скором времени станет моим супругом. Этот юноша воистину украсит корону моего королевства. Его красоту нельзя даже сравнивать с красотой моей погибшей жены. Мой избранник нечеловечески красив! Его зовут Гарри Джеймс Поттер!
Гарри показалось, что все вокруг рухнуло в пропасть. Он не мог поверить в то, что только что сказал его собственный отец! Все мечты юноши лопнули и разлетелись, точно осколки зеркала. Молодой человек еще никогда не чувствовал себя настолько плохо. Теперь ему стали понятны взгляды Сириуса и Ремуса. Конечно, они, как друзья отца, узнали эту новость раньше всех собравшихся здесь. О, Мерлин! За что! Мой отец…хочет жениться на мне. Это какой-то дурной сон.

Но не только Гарри был в прострации от такой новости. Все, кто был в зале, разом побледнели, и помещение заволокла тишина, длившаяся несколько минут. Как только присутствующие пришли в себя, со всех сторон посыпались возгласы возмущения:
- Ваше Величество, браки между отцом и сыном запрещены!
- Одумайтесь, мой король! Дети больными будут! Вы обрекаете род на вымирание!
- Ваше Величество! Беда опустится на все королевство!
Но король был непреклонен.
- Иди в свои покои, сын. Послезавтра утром я буду ждать тебя у Алтаря.

Как только Гарри вошел в свои комнаты, то тут же кинулся на кровать, и из его глаз полились горькие слезы. Весь вечер юноша рыдал над своей злой судьбой. Мамочка, да что же это? Мама, мамочка, почему? Крестный, Луни, как? Может, из окна прыгнуть? Нет, страшно… А послезавтра? Что же будет послезавтра? Почему? Я хочу к тебе, мама!
Юноша долго лежал на кровати и сотрясался от безудержных рыданий, пока не заснул тревожным сном.
Наутро Гарри вышел в сад - проветриться. Там все было украшено цветами, лентами, вдоль аллей тянулись ряды старинных ваз…
- Доброе утро, Ваше Высочество.
- Уйди, Рон.
- Ваше Высочество?..
- Пошел вон! – крикнул изо всех сил принц и бросил в слугу камень. – Уходи! Я выгоняю тебя! Иди на все четыре стороны!
Юноша, крича на бедного слугу, бежал к воротам. Оказавшись снаружи, он бросил палочку на землю и побежал дальше. Когда Гарри довольно далеко ушел от замка, весь его гнев вдруг испарился. Оглядевшись вокруг, принц не увидел ни шпилей замка, ни развевающихся знамен. Даже местность показалась ему незнакомой. Поэтому, сев на зеленую траву, что росла возле пыльной дороги, Поттер скинул с себя мантию, опустил голову на колени и заплакал. И где же я? Вокруг много разбойников. Меня могут взять в заложники. Даже убить… Хотя уж лучше смерть от руки разбойников, чем свадьба с собственным отцом.
- Лети, лети, мой гордый Феникс! Мой лучший друг…
- Эй, странник! Куда ты держишь путь? И что делаешь в этих краях?
- Я странствующий маг. Меня зовут Альбус Дамблдор, мой мальчик, - улыбнулся старик.
- Я Гарри Поттер, наследный принц этих земель. И я заблудился. Помоги мне, странник.
- Я знаю короля этих земель. И у него нет сына, мой мальчик.
- Да, как же? Меня зовут Гарри Джеймс Поттер. Королем этих земель является Джеймс Чарльз Поттер.
- О, а вот тут ты ошибаешься, - лукаво сверкнув глазами, произнес маг. – Короля этих земель зовут Томас Марволо Мракс Слизерин. Возможно, ты аппарировал. Сколько тебе лет?
- Мне шестнадцать!
- Пойдем со мной. Не знаю я Джеймса, но его отца знал лично. Пойдем, мой мальчик. Скоро Фоукс прилетит, и тогда мы сразу же перенесемся в твой замок.
Старик был довольно странный. Но прекрасно оценив свое нынешнее положение, принц решил все-таки принять помощь этого мага. По дороге Дамблдор рассказывал разные истории, пытаясь отвлечь мальчика от грустных мыслей. Поняв, что у него ничего не получается, странник спросил юношу:
- Что тревожит тебя, мой мальчик?
- Мой отец хочет жениться на мне. Завтра утром состоится свадьба. И я не знаю, что мне делать.
- Ты иди завтра на свадьбу. Но как только подойдешь к алтарю, скажи своему отцу, чтобы тот исполнил твои желания.
- А если он не захочет идти мне на встречу? Если настоит на немедленной свадьбе?
- Он обязан исполнить твои желания. Иначе свадьбе не быть.
И как только странник закончил говорить, Гарри почувствовал, будто его затягивает в узкую трубу, и в следующую секунду он оказался на знакомой дороге. Оглянувшись, юноша увидел шпили замка и побежал туда. Заметив отца, стоявшего у ворот сада, принц бросился к нему в объятия.
- Привет, папа. Я решил немного погулять за пределами замка. Надеюсь, ты не против?
Удивленный такими переменами король лишь крепче обнял юношу и поцеловал в макушку. Сириус и Ремус смотрели на наследника широко открытыми глазами.
- Я рад, что ты ответил на мои чувства, Гарри.
- Ну, что ты, папа? Как я мог отказать тебе? Это же такая честь: выйти замуж за короля!
Когда принц произнес последнюю фразу, все придворные оставили свои дела и стали внимательно рассматривать Гарри. В голове каждого вертелся один и тот же вопрос: «А не сошел ли наследник с ума?» Сириус решил прояснить все для себя и под предлогом того, что принцу пора учиться, повел его в свои комнаты.
- Крестник, что ты творишь? Все в порядке?
- Да, Сириус. Я прекрасно понимаю, чем может кончиться наша с отцом свадьба. Когда я выйду к алтарю, то попрошу отца выполнить несколько моих желаний. И если он не сможет их исполнить или откажется, то свадьба не состоится.
- Умно. Но что за желания? Если Джеймс с ними справится, то тебе придется стать его мужем.
- Я все понимаю. Поэтому загадаю что-нибудь невыполнимое. Как насчет платья из платины?
- Хех. Умно. Ладно. Я понял, ты сам справишься. Иди к себе.

На следующее утро принц встал и надел на себя не свадебный наряд, приготовленный для него слугой, а будничную мантию. И с гордым видом пришел в церковь в назначенное время.
- Отец, я люблю тебя. Безумно люблю. Но выйти за тебя замуж сейчас не могу. Я с радостью вверю тебе свою судьбу только если ты выполнишь мои желания.
- Я слушаю тебя, сын.
- Прежде, чем мы соединим наши сердца, я хочу получить три платья: одно цвета весенней зелени, другое цвета луны и третье сверкающее, точно звезды на небосклоне. А также диадему со всеми драгоценными камнями, какие можно найти в твоих землях.
Джеймс Поттер с облегчением вздохнул, ибо был он настолько могуществен, что мог запросто выполнить эти желания. И велел король трем девушкам выткать три платья, а мужчинам отправиться на добычу камней.

Прошло несколько месяцев, и жизнь Гарри вернулась в обычное русло. Король занимался государственными делами и, казалось, забыл про свои дурные намерения. Утром наследник как обычно нежился в теплой ванне и завтракал в одиночестве на балконе. А днем его можно было найти в королевской библиотеке. Но все хорошее рано или поздно заканчивается.
Однажды вечером, когда юноша уже готовился ко сну, к нему в комнату вошел отец, а за ним несколько слуг с платьями и диадемой, лежащей на черной бархатной подушке.
- Завтра будет свадьба, - и с этими словами король вышел из комнаты.
Слуги повесили платья в шкаф, диадему оставили на прикроватном столике.
Принц же в течение долгого времени смотрел на украшение, подаренное его отцом. Надо было загадать что-нибудь посложнее. Теперь остается только бежать. Наступит ночь, я убегу и переоденусь простолюдином. И юноша вышел на балкон, с нетерпением ожидая, когда солнечный диск полностью скроется за горизонтом.

Через несколько часов Гарри надел на себя черную блузку со свободными рукавами и облегающие брюки такого же цвета, которые заправил в высокие кожаные сапоги. Он взял черные перчатки и достал из шкафа маленькую шкатулку с нарисованными на ней красными розами. В нее были сложены уменьшенные платья, диадема и остальные драгоценности и наряды, что так любил надевать юноша. Потом он уменьшил шкатулку и спрятал ее в сапог. Трансфигурировав из какой-то безделушки, попавшейся под руку, довольно крепкую веревку, Гарри спустился по ней в сад. Только он коснулся ногами земли, как сзади раздался испуганный голос:
- А! Кто вы? Что вы сделали с принцем, разбойник?
Наследник выхватил палочку и направил ее в грудь человеку, что так удачно встал у него на пути. Это был сын садовника, он поливал ночные розы. Слуга был одет в рабочую одежду. Принц мгновенно продумал план действий:
- Раздевайся! Немедленно! Иначе я убью тебя! Если закричишь, то расстанешься с жизнью.
- Д-да. Сейчас.
Когда вся одежда лежала на земле, принц схватил ее и бросился вон из сада. Он бежал изо всех сил в лес. Устав, Гарри решил поискать укрытие - переночевать. Поэтому он залез на огромное дерево и нашел в нем достаточно большое дупло. Быстро переодевшись и положив во внутренний карман шкатулку, юноша свернулся калачиком и заснул.


Глава 2.

Том Марволо Мракс Слизерин ехал по лесу в сопровождении нескольких охотников. Больше всего на свете он любил охоту. В его королевстве был прекрасный лес, в котором можно было найти много дичи. Сейчас Том наблюдал, как его охотники прочесывали лес. Вдруг король заметил вернувшегося слугу:
- Что ты нашел, Люциус?
- Там, в глубине леса, что-то есть, Ваше Величество.
- Что значит «что-то»? Почему вы еще не знаете? Идем туда. И ты первый Люциус. Ведь это твоя группа обнаружила «что-то», - губы Тома растянулись в злой ухмылке.
Они быстро добрались до нужного места. Король ничего не увидел и не почувствовал. Один из охотников, только что вернувшийся, доложил, что его группа с соколами ведет стаю птиц у северной границы. Том вздохнул и обратил на Люциуса гневный взгляд:
- Люциус, не желаешь ли ты пояснить мне, зачем мы сюда приехали? Дичь сейчас перемещается в противоположном направлении.
- То дерево, Ваше Величество. Внутри него что-то есть. Собаки не хотят уходить отсюда.
- Скорее всего, зверь. Эй, ты! Заберись и посмотри, - сказал Том, указывая рукой на ищейку.
- Ваше Величество, в дереве есть дупло. Там кто-то спит.
- Вытащи зверя, слуга.
Молодой человек засунул руку в дупло, схватил клок волос и дернул на себя.
- А-а-а! Больно!
Не ожидавший подобного слуга упал с дерева. Король дал знак Люциусу, чтобы тот проверил, что с ищейкой.
- Ваше Величество, он мертв. Свернул шею.
- Посмотри, кто в дупле.
Внезапно из дупла раздался человеческий голос:
- Не надо смотреть. Я сам выйду, только пощадите меня. Пожалуйста.
Король и вся его свита испугались, но, не подав вида, Том спокойно и громко произнес:
- Выходи и предстань перед Его Величеством Томасом Марволо Мраксом Слизерином.
Из дупла вылез грязный человек, одетый в засаленные тряпки. Он спрыгнул с ветки и встал перед Томом, гордо вскинув голову.
Король брезгливо поморщился:
- Поумерь свой пыл, драный пес.
Гарри был шокирован таким отношением к себе, но вспомнил, что он никто в этих краях и что в данный момент у него нет ни гроша за душой. И под жестоким взглядом юноша опустился на колени и склонил голову:
- Простите, Ваше Величество, - так непривычно было произносить эти слова. – Я допустил непозволительную ошибку.
- Как звать тебя? И какого ты пола? А то из-за этих тряпок не видно.
Издевательская усмешка исказила лицо короля. Тут же Гарри услышал издевательский смех и поднял глаза. Смеялась брюнетка, ее глаза безумно сверкали.
- Как тебя зовут?! – в нетерпении гневно воскликнул король.
- Гарри, - тихо прошептал юноша.
Король еле уловил едва слышное бормотание.
- Что привело тебя сюда, Гри?
- У меня нет ни родителей, ни дома. Я брожу по чужим землям. Прошу Вас, Ваше Величество, позволить мне работать в Вашем замке.
- И что же ты можешь делать?
- Все, что угодно.
- Северус, кажется, тебе нужен был помощник? – издевательская усмешка не сходила с лица короля.
- Ваше Величество.
- Гри, ты маг?
- Да, Ваше Величество.
- Зелья варить умеешь?
- Несложные.
- Северус, отныне Гри является твоим подопечным.

Всю дорогу до замка Гарри бежал за конными. Он понимал, что жизнь в замке для него будет далеко не сахар, но это все-таки лучше, чем ночевать на улице. В замке его наверняка запрут в какую-нибудь каморку, и он будет выполнять самую грязную работу. Вряд ли тот зельевар позволит ему работать в лаборатории.
Когда процессия достигла замка, грозный мужчина в черном костюме направил на Гарри палочку:
- Левикорпус. Слушай меня внимательно. В мою лабораторию ты не попадешь. Будешь работать уборщиком в подземелье. С заключенными не говорить, еду им не таскать. Жить будешь в подземном ходе. Там есть комната с матрасом. Все понял?
- Да, сэр, - испуганно прошептал юноша.
- Пошли. Я доведу тебя до камер. Ко мне обращаться «Лорд Принц». Понял?
- Да, Лорд Принц.
Они долго перемещались по узким темным переходам.
- Мы пришли.
- Лорд Принц, а где…
- Молчать. Вопросов не задавать, - с этими словами мужчина развернулся и стремительно покинул подземелья.
Гарри растерянно смотрел ему вслед. Дома юноше всегда уделяли много внимания, подавали все на блюдечке с голубой каемочкой. У него было все. В голову закралась мысль о том, чтобы вернуться домой. Но он отмел ее, как только вспомнил похотливые взгляды отца.
У него теперь нет отца, нет короны. Он больше не принц. И этот выбор он сделал сам, когда убежал из замка. На нём надеты засаленные тряпки, все тело в грязи и чешется. По щекам потекли слезы. У него нет прав. Он слуга. Юноша собрал все свои силы и пошел вглубь подземелий. Он проходил мимо камер, где к стенам были прикованы изуродованные люди. Маги или магглы, Гарри было все равно. Больше всего на свете он хотел, чтобы все они исчезли. Потому что от одного их вида начинало тошнить. Он мог и отвернуться, но не находил в себе на это силы. Измученные заключенные просто притягивали к себе взгляд.
- По..мо..ги… По..жа..луй..ста… Не..бро..сай…
- Я… - начал было говорить юноша, но в голове раздался голос Лорда Принца: «С заключенными не говорить, еду им не таскать».
Гарри зажмурился, побежал вперед и врезался в стену. Открыв глаза, он увидел тяжелую дубовую дверь. Юноша схватился за ручку, повернул ее и потянул на себя. Дверь поддалась на удивление легко. За ней тянулся темный коридор. Должно быть, тот самый подземный ход, в котором находится моя комната. Темно. Неужели тут нет светильника? Где моя палочка?
- Люмос.
Стало светлее, и юноша увидел еще одну дверь. Он открыл ее. Комната была небольшой, без камина. В одном углу валялся старый матрас, в другом – ведра со швабрами и тряпками.
- Вот и мой дом. Здравствуй, новая жизнь.
Гарри сел на матрас и обнял руками колени. Дров не было, и в комнатке царил ужасный холод. Наверное, на улице и то теплее. По щекам потекли слезы.

Проснулся юноша от запаха горячей каши. Желудок жалобно заурчал, Гарри открыл глаза и сел. Рядом с матрасом стояла глубокая тарелка, заполненная до краев, рядом лежала ложка. Юноша с радостью взял ее и быстро все съел. Он хотел было облизать тарелку, но этого не позволили ему гордость и хорошие манеры. Поставив тарелку на пол, он тоскливым взглядом посмотрел на ведро и швабру. Гарри взял их, наполнил ведро водой с помощью заклинания и пошел к камерам.
- Спи, мой милый мальчик, закрой свои глаза… Ангелы присматривают за тобой, глядя сквозь облака… Великая луна светит высоко в небесах… Время ложиться спать, мой милый… Закрой свои глаза… - пел Гарри шепотом, чтобы хоть как-нибудь отвлечься от окружающей действительности.
- Что ты там бормочешь?
Юноша от испуга опрокинул ведро, и вся вода вылилась на камни. К нему тут же подскочили и взяли за шкирку:
- Что ты творишь?!
- Простите меня. Я испугался.
- Ты читал заклинание? Какой ритуал ты тут собираешься проводить?
- Я пел колыбельную. Ее пела моя мать когда-то.
- Как тебя зовут, малёк? – спросил незнакомец и отпустил оборванца.
- Гарри.
- Буду звать тебя Ри. Забудь свое имя, мальчик. И про гордость свою забудь. Тебя сюда наш зельевар притащил?
- Лорд Принц?
- Да. Работай. Я охранник этих подземелий, - с этими словами мужчина развернулся и ушел вглубь коридора.
Гарри остался стоять на месте.

Каждый день юноша вставал, съедал тарелку каши и отправлялся на работу. Днем еду ему не приносили, он работал без перерыва. А вечером, когда Гарри возвращался в свою комнатку, рядом с матрасом стояла тарелка с вареной картошкой и жареной куриной ножкой. Надо отметить, что хоть еда была и простая, но вкусная.
Через несколько месяцев на улице стало холодать, и температура в подземельях заметно опустилась. Трансфигурировать из чего-нибудь одеяло не представлялось возможным. Главная причина заключалась в том, что лишних вещей у юноши не было. А вторая причина… Он был слаб в этой области магии. Его отец -Мастер Трансфигурации. А он… Ему нравилось бегать по саду.
Поэтому около месяца юноша спал на матрасе, стуча зубами от холода. И как следствие, подхватил какую-то болезнь.
Однажды, проснувшись, Гарри повернулся набок и попытался встать. Когда он смог-таки это сделать, то силы подвели его, и он упал на ледяной каменный пол. Что со мной? Почему мне так плохо? Если я простудился, то мне нужно зелье. Но сейчас это непозволительная роскошь.
Холодно. Я замерзну здесь. Главное не заснуть. Спи, мой милый мальчик, закрой свои глаза. Ангелы присматривают за тобой, глядя сквозь облака. Великая луна светит высоко в небесах. Время ложиться спать, мой милый. Закрой свои глаза. Спи, мой милый мальчик…
Юноша все пел про себя колыбельную, стараясь остаться в сознании. Но, несмотря на все старания, сознание вскоре покинуло его.

Фенрир Грейбек шел по коридору в поисках Гарри. Мужчина уже несколько дней не видел его. Хотя днем тот продолжал работать.
- Ри! – крикнул мужчина, но не получил ответа.
Он прошел до конца коридора и открыл дверь, ведущую в подземный ход. К его удивлению, ход был освещен факелами. Когда оборотень проходил мимо двери, он почуял запах юноши. Войдя в комнату, Фенрир увидел того, кого искал. Мальчик лежал рядом с матрасом и, казалось, не дышал.
- Ри, ты меня слышишь? – начальник охраны присел рядом с юношей.
Когда оборотень дотронулся до Гарри, то ужаснулся, насколько холодным был тот. Фенрир быстро взял юношу на руки и также стремительно направился в свои комнаты. Он был вожаком стаи оборотней, отвечавшей за охрану королевского замка. Король был очень опасным магом. И всех своих приближенных он поселил в замке. На случай нападения.
Фенрир не мог точно сказать, зачем он все это делает. Но Гарри чем-то задел его. То ли тем, что в глазах оборванца то и дело мелькала гордость и презрение к окружающим. То ли тем, что этот мальчишка терпел и холод, и голод. Хотя ему, как оборотню, было прекрасно видно, что юноша не привык к такой жизни. Мальчик был изнежен, его кожа была шелковистая, волосы всегда были чистые. До них хотелось дотронуться, провести по ним рукой. Походка, манеры. Все выдавало в этом ребенке аристократа. Видно Его Величество теряет хватку, если упустил такое. Ведь обычно король много внимания уделял жестам незнакомцев и их манере речи.
Как бы то ни было, но сейчас Фенрир нес ледяного юношу в свои комнаты. Он был оборотнем, поэтому его комнаты были не такие роскошные, как у Люциуса Малфоя или Северуса Принца. Но в комнате было тепло. Был камин. И в данный момент мужчине именно он был и нужен.
Когда Фенрир зашел в комнату, он положил Гарри на ковер перед камином, открыл кран с горячей водой в ванной и принялся раздевать юношу. Ветхая одежда чуть ли не рассыпалась в руках оборотня. Кожа молодого человека пусть немного, но стала теплее. Мужчина взял юношу и отнес в ванную. Ванна была уже наполовину заполнена горячей водой, от нее шел пар. Фенрир повернул кран в обратную сторону. Когда вода в ванной стала чуть прохладней, оборотень закрыл кран и положил свою ношу в воду, придерживая голову Гарри, чтобы тот не захлебнулся. Постепенно юноша согревался. Его кожа уже слегка покраснела, но мужчина все еще держал его в воде. На всякий случай. Когда кожа молодого человека покраснела еще сильнее, мужчина вытащил Гарри и понес в гостиную, где положил на диван и накрыл одеялом.
- Надо бы взять перечное зелье у нашего зельевара. Вот только как? – пробормотал себе под нос оборотень.
Случайно взгляд Фенрира упал на ковер, туда, где он раздевал юношу. В куче рваного тряпья что-то блестело. Оборотень наклонился и поднял рубашку, из которой выпала уменьшенная шкатулка. На золотом фоне крышки были нарисованы букеты красных роз. С помощью палочки мужчина вернул шкатулке ее изначальный размер. Она выскользнула из его рук и открылась, на ковер высыпались драгоценности: жемчужные бусы, изумрудное колье в комплекте с серьгами, шелковая лента с алмазом и тому подобное. Кроме всего прочего, из шкатулки выпали три крошечных мужских платья и маленькая диадема. Платья были размером с половину ладони мужчины, а диадема была диаметром полтора-два дюйма. Мужчина усмехнулся и посмотрел на спящего юношу:
- Ха. А ты не так прост, малыш. Что же мне с тобой делать? Отдать тебя Его Величеству? – задумчиво сказал оборотень.
Некоторое время Фенрир сидел у камина и смотрел на Гарри. А потом встал и вышел из комнат.

Томас Марволо Мракс Слизерин стоял напротив окна и смотрел, как солнце скрывается за горизонтом.
- Ваше Величество.
- Вот скажи мне, Люциус. Зачем мне наследник, когда я добился бессмертия?
- Народ уважает Вас. И, без сомнения, никто не восстанет, если Вы не женитесь. Однако лишь Королева сможет укрепить в народе веру в короля, - Лорд Малфой говорил тихо и тщательно подбирал слова. Он прекрасно знал нежелание Его Величества иметь семью.
- И что ты предлагаешь? Я не хочу иметь рядом с собой кого-то из тех кукол, что ежемесячно приезжают ко мне. Возьмем, к примеру, тебя. Нарцисса. Благородная девушка, красивая, но ноющая по поводу и без.
- Ваше Величество, есть много других девушек и юношей. Род Дамблдоров…
- Ничего не хочу слышать про старика, который бросил свою сестру и брата, когда им было пятнадцать лет, и отправился странствовать.
- Делакур? Флер прекрасная девушка. Ее родители уже ищут ей жениха.
- Вейла. Чистокровная. Мой род происходит от Нагов. Хоть за столько веков схожие черты и сгладились, но все же. Нельзя рисковать потерей дара Змееуста.
- Мой Король, устройте бал. Пригласите всех принцесс и принцев из соседних королевств. Во-первых, вы будете иметь возможность пообщаться с каждым из кандидатов. А во-вторых, сможете заключить несколько выгодных сделок. В любом случае Вы будете в выигрыше.
- Разошли приглашения, Люциус. Северус уже приготовил мне зелья?
- Он не успевает, Ваше Величество. Но он сделал бо’льшую часть.
- Я, кажется, дал ему помощника. Если мальчишка мешает ему, то пусть убьет.
- Северус поручил мальчишке мыть полы в подземельях.
- Чем же ему не угодил этот оборванец? – усмехнулся Том.
- Вы действительно думали, что мальчишка смог бы помочь в варке зелий? Вы же хотели посмеяться над ним.
- Да, ты прав. Но видно Северусу действительно нужен помощник.
В дверь постучали:
- Ваше Величество, к вам охранник подземелий, Фенрир Грейбек.
- Пусть входит. Иди, Люциус. Тебе еще приглашения рассылать. Что ты хотел, Фенрир?
- Я насчет мальчишки, который моет полы в подземельях. Он живет в подземном ходе, и сегодня я нашел его замезршим. Он сейчас в моих комнатах, Ваше Величество. Разрешите ему стать помощником на кухне. А жить он может в моих комнатах.
- Пусть Северус даст тебе зелья. Согласен отвечать за мальчишку?
- Да, Ваше Величество.
- Вот и славно. Можешь идти.
- Спокойной ночи, Ваше Величество.

Когда Гарри проснулся, он долго не мог понять, где находится. Комната была мрачной, но в ней было жарко. Юноша медленно вылез из-под одеяла и подошел к камину. Тут дверь открылась, и в комнату вошел мужчина:
- Как ты себя чувствуешь? Ты сейчас в моих комнатах. Я принес тебе зелья.
- Спасибо, сэр, - произнес Гарри и покраснел. Он только сейчас понял, что сидит перед камином без одежды.
Одежда! Его охватила паника. В одежде была шкатулка с самыми дорогими ему вещами. Должно быть, беспокойство отразилось у него на лице, потому что в следующее мгновение хозяин комнат сказал:
- Шкатулка с драгоценностями у меня. Она лежит в надежном месте. Там ее никто не найдет.
Он подошел к юноше, присел на корточки и провел рукой по щеке Гарри, от чего тот покраснел еще больше. Теперь лицо молодого человека могло соперничать по цвету со спелыми помидорами. Фенрир искренне наслаждался этим зрелищем:
- В шкафу в моей спальне есть мантии, пройди туда и возьми любую. Третья дверь слева.
Юноша стрелой кинулся к нужной двери и быстро скрылся за ней. Вернулся он в гостиную уже в черной мантии, которая была на несколько размеров больше. Вырез у мантии был слишком большой, поэтому одно плечо юноши было оголено, а в ногах лежали складки ткани. Мужчина подошел в Гарри и указал на него кончиком палочки.
- Reducio. Вот так-то намного лучше. Спать будешь здесь, в этой комнате. Завтра утром я отведу тебя на кухню. Теперь ты будешь работать там. А вечером я буду забирать тебя.
- Спасибо большое. За все. Вы так добры ко мне.
- Ты мне нравишься, малыш. Я буду хранить твой секрет. Сейчас ночь. Поэтому ложись и спи. Спокойной ночи, Ри, - с этими словами оборотень вышел из комнаты.
Юноша еще немного посидел возле камина, а потом лег на диван и укутался в одеяло. Сон быстро завладел его сознанием.

Утром Гарри проснулся от того, что его трясли за плечо:
- Ри, просыпайся. Тебе пора на кухню. Давай, вставай.
Юноша встал и с помощью волшебной палочки привел себя в порядок. Складки на мантии разгладились, волосы вновь стали гладкими, точно шелк. Как только он закончил красоваться перед зеркалом, в комнату вошел мужчина.
- Вижу, ты уже готов. Пойдем.

Когда они подошли к кухне, Фенрир попросил юношу подождать его возле входа, а сам вошел внутрь. Через некоторое время мужчина вернулся вместе с жирным боровом.
- Ри, Вернон Дурсль является главным поваром. Ты будешь выполнять всю работу, которую он будет тебе поручать. Все ясно?
- Да, сэр.
Боров слащаво улыбался, пока оборотень не скрылся за дверью. Но как только мужчины скрылся за дверьми, Вернон схватил юношу за ухо:
- Сейчас берешь тряпку и мыло и моешь всю посуду. Потом моешь пол, фрукты и овощи, что лежат на столе. Понял?
- Да, сэр.
Гарри работал весь день. Утром он так и не позавтракал. Хозяин комнат так торопился, что забыл накормить его. Хотя сейчас брюнет мог бы с уверенностью сказать, что мужчина просто не собирался его кормить. Видимо, обед ему тоже не полагался. Да еще и боров постоянно лапал своего помощника. К сожалению, юноша не успевал сделать всю работу. Он только-только закончил мыть посуду. Возможно, успеет вымыть пол, но вот фрукты и овощи нет.
- Ты еще копаешься? Ах ты, мелкий… - замахнулся было боров, но его руку перехватил неизвестно откуда появившийся хозяин комнат.
- Только попробуй хоть пальцем его тронуть, - прошипел мужчина. – Ри, иди ко мне.
Юноша подбежал к мужчине и влетел в его объятия. От сильного стресса Гарри расплакался и крепко прижался к своему спасителю.
- Тише, тише. Все будет хорошо. Идем ко мне, - шептал оборотень.
Тихий и спокойный голос убаюкивал юношу, и вскоре он уснул.

Проснулся Гарри ночью. Он лежал на диване в коконе из одеяла. На полу возле дивана сидел мужчина, хозяин комнат. Брюнет медленно вылез из кокона, но когда встал, сбоку раздался голос:
- Как ты себя чувствуешь? Пора пить зелье.
- Как вас зовут? Ведь я до сих пор не знаю вашего имени, - покраснел юноша.
- Мое имя Фенрир. Иди ко мне, - оборотень обхватил Гарри за талию и усадил рядом с собой на ковер. – Ты красивый.
- Что вы делаете? – попытался отстраниться юноша.
- Собираюсь тебя поцеловать. Разве ты не рад?
Что?! Этот оборотень думает, что я его люблю? Да как я могу любить такого урода?!
- Фенрир, что Вы…
- Давай, на «ты». Ты ведь любишь меня. Ты так краснеешь в моем присутствии…
Идиот, я не от любви краснею. Ты же всегда застаешь меня в неловких ситуациях. Я сидел голый перед камином, а ты вошел в комнату. Сегодня, буквально пару минут назад я покраснел из-за того, что ты смотрел туда, куда не следует.
- Ну вот, ты опять покраснел, - произнес мужчина и захватил губы юноши в плен.
Мерлин! Как это противно! У меня кровь из губ идет. Мне больно! Но…если я хочу здесь выжить, то мне надо принять его ухаживания. Он оборотень. У оборотней может быть только один партнер. Значит, он будет меня защищать.
Но мои мечты! Как же король богатого королевства? Как же «жемчужина в короне»?
- Я… Мне... Ты мужчина. И я. Я тоже мужчина. Это…
- Все будет хорошо. Я подожду.
- Спасибо.
- А теперь спи. Завтра будешь целый день здесь, Ри. В этих комнатах.
И что теперь делать? Придется ломать комедию, чтобы выжить в этом логове. Надеюсь, Фенрир целый день будет охранять все эти камеры. Так у меня будет время, чтобы все обдумать. Чувствую себя, точно зверь в клетке. Чтобы затормозить развитие «наших» отношений, надо изображать гетеросексуала. Причем уверенного. И как же меня достало это «Ри». Будто кличка у собаки.


Глава 3.
Когда на следующее утро Гарри проснулся, то в комнатах было тихо. Кроме потрескивания дров в камине ничего не нарушало тишину. Брюнет встал и пошел в ванную комнату. Теплая вода приятно обволокла тело юноши. Он бы долго лежал вот так в ванной, но ему не давали покоя мысли, что бродили в его голове. Надо было все же что-то делать. Вечно держать оборотня на коротком поводке нельзя. Убьет еще.
Когда Гарри вышел из ванной, он услышал стук в окно. Гарри пошел и отдернул шторы: снаружи сидел черный филин с конвертом в клюве. Птица постучала в окно.
- Ты к Фенриру? Его нет. Кыш. Иди отсюда.
- Уууу.
- Ты ко мне? Давай, иди сюда. Молодец. Посмотрим, что тут у нас.

Наследному принцу Гарольду Джеймсу Поттеру
Король Томас Марволо Мракс Слизерин имеет честь пригласить Вас на торжественный бал
по случаю выбора Королевы.
Бал состоится завтра в 1800 в родовом поместье Слизеринов.
Король будет рад Вас видеть.

- Ха. Вот он, шанс. Спасибо, птичка! Как удачно, что Фенрир свалил охранять подземелья. Сегодня надо подготовиться. Еще бы узнать, где моя шкатулка…
Гарри прошел в спальню оборотня и стал аккуратно перебирать все его вещи. После тщательных поисков, которые не дали никакого результата, юноша вернулся в гостиную. На диване лежало письмо с приглашением. Брюнет взял его и немного постоял. Потом он положил письмо под одеяло и принялся искать свою палочку. Она оказалась на каминной полке. Гарри тут же уменьшил приглашение и положил маленькую бумажку в карман мантии.
- Accio, шкатулка! – прошептал юноша.
Искомая шкатулка приплыла к нему из хозяйской комнаты. Брюнет протянул руку и взял ее. И что он хотел с ней делать?
Если я смогу стать на балу Королевой, то оборотень может рассказать все Слизерину. Как избавиться от Фенрира? Эх… Все, что я пока могу, так это играть влюбленного мальчишку. А там посмотрим.
Юноша поставил шкатулку на пол и открыл ее: в ней по-прежнему лежали драгоценности, но платьев видно не было. Тогда он перевернул коробочку и вытряс все ее содержимое. На пол тут же упали три платья и маленькая диадема. Направив палочку на дно шкатулки, Гарри прошептал слова на неизвестном языке. В библиотеке своего рода брюнет не нашел этого языка. Поэтому про себя он называл этот язык языком Змей. Откуда такая особенность в его роду он не знал. Но здраво рассудил, что молчание – золото. Когда дно шкатулки открылось, на пол также упали уменьшенные брюки, рубашки, сапоги. Это была ровно половина его гардероба. Неужели он ушел бы из дома только с драгоценностями? Смешно. Поначалу юноша думал, что очарует какого-нибудь богатого и холостого Лорда. Долго в этом замке он задерживаться не собирался: холода пройдут, и можно будет сбежать и идти дальше. Но тут ему повезло: приглашение на бал. Причем Король на этом балу выбирает себе Королеву. И прекрасно зная, сколько кандидатов обычно приглашают на такие вот балы, юноша предположил, что длиться праздник будет три-четыре вечера. На три вечера ему еще хватит нарядов. Но если будет четыре… Значит надо охмурить короля за три вечера. И это максимум. Я конечно красивый, но вдруг королю нравятся девушки? Тогда, чтобы убедить его в обратном, понадобиться чуть-чуть больше, чем три-четыре дня. Полгода. Не меньше. А если ему без разницы с кем? Фууу… Это звучит пошло, Гарри! Перефразируем. Если этому Томасу наплевать, какого пола будет Королева? Да, я так мало знаю о нем… Возможно, будь у меня конь, я смог бы присоединиться к нему на охоте. Кажется, он любит охоту... Но коня у меня нет, и вряд ли кто-то одолжит. Если послезавтра мне удастся уговорить Фенрира, чтобы тот отпустил меня с кухни, я смогу понаблюдать за королем. Тогда на следующем балу я буду знать, о чем заговорить с Его Величеством. Или притворюсь простаком. А что? В общении с отцом этот прием действовал.
Тут Гарри вспомнил взгляд жестоких карих глаз с красными всполохами.
- Мда… С этим такой фокус не пройдет.
И брюнет стал аккуратно складывать вещи в потайное отделение. Оставил он только брюки, сапоги, рубашку и платье из платины. Все вещи были белоснежными. Юноша еще немного посидел, наслаждаясь прикосновениями к подарку отца. На металле было какое-то заклятье, поэтому материал струился в руках, точно легкая ткань. Немного подумав, Гарри сложил в шкатулку выбранные им вещи и уменьшенное приглашение, уменьшил шкатулку и положил в карман той мантии, в которой спал. Саму мантию брюнет положил под одеяло. И как раз вовремя: в комнаты вернулся хозяин.
- Ри, что случилось? Почему ты сидишь на полу? Почему окно открыто?
Фенрир подлетел к юноше, поднял его на руки и усадил на диван. Гарри пересел на то место, куда он положил мантию, и накрыл свои ноги одеялом.
- Тебе холодно? Я сейчас закрою окно.
- Спасибо, Фенрир.
- Ложись спать. Завтра рано вставать. На кухне завтра много дел. Тебе придется работать до утра.
Да? Значит, оборотень не придет за мной вечером на кухню! Что ж. Если я не хочу завтра клевать носом на балу, то и вправду лучше ложиться спать.
- Ты принял ванну?
- Утром.
- Молодец. Спокойной ночи, Ри.
Фенрир наклонился и поцеловал юношу. Когда мужчина ушел, Гарри надел мантию и повернулся лицом к спинке дивана.
Проснулся он от того, что его довольно сильно трясли за плечо. Брюнет повернулся и выдавил из себя улыбку.
- Работа не ждет, Ри, - произнес оборотень.
Это он так выражает свою любовь?! Что же дальше? Изнасилует меня? У меня все плечо болит. А мне сегодня еще на бал идти. Но на кухню и вправду пора.
Юноша встал и прошел в ванну. Следом за ним пошел и мужчина.
- Прошу, - прошептал Гарри, пытаясь оттолкнуть навязчивого хозяина комнат. – Мне надо торопиться.
- Ты стесняешься? Когда-нибудь ты с радостью примешь душ со мной.
Только через мой труп, оборотень. Никогда наследный принц не ляжет под такого грубого мужчину. Да еще и простого охранника. Соберись, Гарри. Оборотни чуткие животные, их сложно обмануть. Но у меня замечательный дядя Ремус. Так что я уже натренировался.
- Позже, Фенрир. Прошу.
- До кухни дойдешь сам. Дорогу ты знаешь.
Обиделся? Какой чувствительный. Или играет? Все может быть. В охранники не за кровь берут. Когда Гарри вышел из ванной, то в комнате никого не было. Ушел. Что ж, оно и к лучшему. Брюнет надел уменьшенные брюки и свитер, которые оставил Грейбек, забрал шкатулку и вышел из комнат. Через несколько минут юноша уже подходил к дверям кухни.
- А ну быстро взял совок и веник и убрал осколки! – донеслось оттуда.
Гарри тихо открыл дверь и вошел в помещение. Его тут же схватили за воротник и прокричали прямо в лицо, брызжа слюной:
- Ах ты, бездельник! Тебя посуда уже неделю ждет! Сегодня бал. Только попробуй не вымыть, - и его толкнули в сторону горы грязной посуды.
Меня всего один день не было! А этих грязных тарелок целый угол накопился. Не могли за меня помыть? Им, что, приятно готовить в таком грязном месте? На балу не буду есть. Только пить. Еще и все лицо слюной забрызгал. Старый боров.
День неумолимо клонился к вечеру. Когда стрелка часов указала на цифру четыре, юноша закончил мыть посуду. К нему тут же подошел Вернон Дурсль:
- Закончил?
- Да, сэр.
- Посиди в кладовке. В три часа ночи придешь сюда, чтобы вымыть посуду.
- Спасибо, сэр.
Гарри прошел в кладовую. Там никого не было. Сегодня мне везет. Он вынул шкатулку из кармана и достал свой наряд. Юноша трансфигурировал из подвернувшихся веревок ванную, вымыл голову и оделся. Облегающие белые брюки, заправленные в сапоги такого же цвета на тонкой подошве. Жилетка из плотной ткани, приятной на ощупь, была надета поверх белой рубашки с высоким горлом и широкими рукавами. Через некоторое время было надето и платье. Брюнет вздрогнул, когда ванна вновь превратилась в веревку. Что-то быстро. Обычно трансфигурированные мной вещи держат форму чуть дольше. Гарри подошел к шкатулке, достал приглашение и положил в карман платья. Также он достал парочку украшений с изумрудом. Брошь в форме розы Гарри приколол поверх жабо, запонки – на манжеты платья, а концы платиновой цепочки закрепил на противоположных воротниках платья. Диадема, когда-то подаренную ему Сириусом, тонким обручем охватывала волосы брюнета. Когда юноша закончил одеваться, часы на кухне пробили шесть часов вечера. Опаздываю. Так, приглашение взял. Вперед.
Гарри вышел из замка через черный ход. К счастью, на пути ему никто не встретился. Когда он вышел в сад, то замедлил свой шаг. Подойдя к центральной лестнице, юноша оглянулся вокруг. Никого не было, и он поднялся по лестнице. К нему подошел мужчина средних лет:
- Приглашение?
- Пожалуйста, - протянул конверт Гарри.
- Прошу Вас, принц Гарольд. Это честь для нас.
Брюнет чуть наклонил голову в поклоне и прошел внутрь. Замок был великолепен. Но опять же, вокруг царила тишина. Поэтому звуки шагов юноши глухо отражались от стен. Тут ему на плечо легла чья-то рука, принц обернулся.
- Позвольте проводить Вас в бальный зал, - юноша проследовал за незнакомцем. – Должно быть, Вы впервые здесь, сэр.
- Наследный принц Гарольд Поттер. Да. Удивительное место.
- Прошу прощения, Ваше Высочество. Мое имя Регулус Блэк, - произнес молодой человек, сверкнув ярко-синими глазами в свете факелов.
- Извинения приняты. Позвольте задать вам вопрос.
- Да, Ваше Высочество?
- Сириус Блэк. Он ваш брат?
- Да. Старший брат.
Они подошли к большим двустворчатым дверям, на которых был нарисован затейливый узор.
- Мы пришли, Ваше Величество.
- Благодарю.
Регулус Блэк удалился вглубь коридора. Юноша подошел к магу, стоящему перед дверью.
- Наследный Принц Гарольд Джеймс Поттер.
Мужчина коснулся рукой двери, и та открылась.
- Наследный Принц Гарольд Джеймс Поттер, - прокричал он.
Зал был полон гостей. Но никто пока не танцевал – Король должен был открыть бал. Однако он сидел на своем троне со скучающим видом. Когда брюнета представили гостям, то все приглашенные повернули головы в его сторону. Юноша нисколько не смутился и с гордо поднятой головой подошел к окну. Интерес гостей к его скромной фигуре быстро испарился. Каждый кандидат старался изображать из себя равнодушную куклу. Это искренне позабавило Гарри. Ему тоже хотелось произвести приятое впечатление на короля. Вот идиоты. Проблем быть не должно. Они делают вид, будто им все равно. Нет, чтобы искренне улыбаться, отбросив все свои маски! Все-таки Сириус и Ремус хорошие учителя.

Томас Марволо Мракс Слизерин пришел в бальный зал за полчаса до начала и сел на трон. Когда часы пробили шесть вечера, в зал постепенно стали входить наряженные девушки и парни. Том равнодушным взглядом обводил помещение. Через некоторое время поток гостей уменьшился, и вскоре все приглашенные прибыли. Но какой-то мальчишка опаздывал.
- Мой Король, - прошептал Люциус, стоящий по правую руку от Его Величества. – Может, Вы все-таки выберете себе партнера, чтобы открыть бал? Игнорировать гостей – дурной тон.
- Я знаю, Люциус. Имей в виду, это была твоя идея, - произнес Томас, встал и подошел к кандидатам.
Его Величество был одет в черные брюки, туфли, рубашку, жилетку и платье. Сверху была накинута длинная зеленая мантия из плотной ткани. Король прошел в центр зала и встал перед девушкой. На ней было красное платье с очень нескромным вырезом. Из драгоценностей было только колье с агатом. Ее волосы выбились из прически, и теперь голова девушки была похожа на веник.
- Ваше Величество, - слащаво улыбнулась она.
- Позволите пригласить вас на танец?
- Конечно, Ваше Величество.
Музыка заиграла чуть громче, и пара закружила в вальсе. Тут же, словно по команде, мужчины стали приглашать молодых девушек и юношей на танец. Уже через несколько минут вальсировал практически весь зал. Гарри равнодушно смотрел на мужчину, кружащего в танце девушку. Внутри же у него разражалась буря. Этого я и опасался. Ему нравятся девушки. Некрасивые девушки. Неужели я собираюсь сдаться? Да, пожалуй, что так. Брюнет вышел из зала на балкон и подошел к перилам.
- Позвольте нарушить ваше одиночество, принц Гарольд. Мое имя Лорд Северус Тобиас Принц.
- Лорд Принц, - склонил голову в поклоне юноша.
Мужчина подошел к брюнету ближе.
- Чем же моя скромная персона привлекла ваше внимание, Лорд Принц?
- Вы мне кого-то напоминаете.
- Вы были знакомы с моей матерью, королевой Лилианой.
- Лили. Помню. Так вы, стало быть, ее сын.
- Да, Лорд. А теперь разрешите мне вернуться в зал.
- Пожалуйста, Ваше Высочество, - поклонился зельевар.
Гарри прошел мимо мужчины и направился к столу с напитками и закусками. Однако юноша не стал пить или есть, он просто встал рядом со столом и стал рассматривать окружающих. Король продолжал танцевать с той девчонкой. Она продолжала все также слащаво улыбаться, смотря на Слизерина. Все веселились и получали большое удовольствие от этого бала. Но Гарри не находил ничего интересного. Тут к принцу подошел какой-то юноша. Он был выше принца на голову. Одежда была дорогая и выгодно подчеркивала крепкую фигуру. Блондин улыбнулся ему и протянул руку:
- Позвольте пригласить Вас на танец, Ваше Высочество. Я – Драко Люциус Малфой, наследник рода.
Драко так легко и непринужденно улыбался, что Гарри улыбнулся ему в ответ.
- С радостью. Может, хоть Вы поднимете мне настроение, - брюнет вложил свою ладонь в ладонь незнакомца.
Блондин вывел принца в центр зала и закружил в вальсе. Они танцевали рядом с королем, и Гарри всерьез задумался над тем положением, которое занимает род Малфоев.
- Вы прекрасно танцуете, Гарри. Вы ведь позволите мне так Вас называть?
- Да, Драко.
Постепенно блондину удалось разговорить принца.
- У меня были лучшие учителя.
- Правда? А какие танцы Вы еще умеет танцевать, Гарри? Кроме английского вальса? В нем Вам нет равных, уж поверьте мне. Сегодня на балу я танцевал его с половиной кандидатов.
- А меня грела мысль о том, что я единственный.
- Гарри, вы лучший. Так какие танцы Вы еще знаете?
- Венский вальс, медленный фокстрот и танго.
- Выбор не велик.
- Зато я в них лучший, - тут Гарри обратил внимание, что король уже сидит на троне. Как я мог этого не заметить?
- Ну, что ж. Давайте проверим! – в глазах блондина заплясали азартные искорки. – Венский вальс!
Зазвучала другая мелодия, и все пары одновременно начали танец. Гарри полностью захватила великолепная музыка. Казалось, тело двигается само. Когда танец закончился, Драко отвел своего партнера на то место, где принц стоял до того, как Малфой пригласил его.
- Вы меня приятно удивили, Гарри. Я считаю венский вальс одним из самых сложных танцев. Трудно найти партнера, который двигался бы так стремительно и плавно одновременно.
- Ваше влияние, наследник.
- Оставляю Вас одного, - и блондин исчез среди танцующих.
Брюнет недолго стоял на месте. Он снова вышел из зала на балкон. Погода изменилась. Поднялся ветер. Хорошо, что на балкон наложены чары обогрева. Кажется, на улице холодно. Да и темнеет уже.
- Интересно, сколько сейчас времени? – Гарри, задумавшись, озвучил последнюю мысль.
- Десять, - раздался сзади незнакомый голос.
Юноша быстро развернулся, но никого не увидел:
- Кто здесь?
- Успокойся. Не узнаешь своего короля? – мужчина вышел из тени. Его лицо по-прежнему не выражало ничего, но в глазах было нечто новое и неуловимое.
- Вы не мой король, Ваше Величество.
- Хм. Я видел, как ты танцевал с Драко Малфоем.
- И что с того? – надменно ответил юноша.
- Разрешите пригласить Вас.
- Вы не знаете моего имени и приглашаете?
- Тогда скажите мне Ваше имя. Мое Вы знаете, - произнес мужчина и взял юношу за ладонь.
- Наследный принц Гарольд Джеймс Поттер.
На балконе прекрасно было слышно музыку, поэтому мужчина и юноша стали танцевать на балконе.
Время стремительно текло вперед. И вскоре Гарри услышал, как часы пробили час ночи. Глаза брюнета расширились от испуга, и он бросился прочь, оставив короля одного.
Когда Томас Слизерин пришел в себя (а это случилось довольно быстро), он направился в зал, чтобы найти Люциуса. Тот танцевал со своей супругой.
- Люциус, на пару слов.
Блондин удивленно посмотрел на своего короля, но пошел следом. Они вышли из бального зала и прошли в тронный, где Его Величество встал позади трона, задумчиво глядя в окно.
- Если твой сын выберет на этом балу себе в спутника жизни Гарольда Поттера, я лично его убью, - глаза сверкнули алым.
- В… Ваше Величество.
- Ты меня понял, Люциус?
Лорду Малфою ничего не оставалось, как поклониться, поцеловать край мантии и сказать:
- Да, Ваше Величество.
- Иначе и быть не могло, - усмехнулся король.

Гарри вбежал в кладовую, скинул с себя вещи, уменьшил их и положил в шкатулку. Потом надел одежду, одолженную ему оборотнем, и испачкал волосы, руки и лицо в грязи. Благо, в кладовке ее было предостаточно. Затем он пошел на кухню: там его уже ждала гора немытой посуды - и принялся за работу. Но юноша так устал, что заснул за мытьем тарелок, а проснулся от крика:
- Просыпайся, бездельник! Тьфу! Даже прикасаться к тебе противно. Весь грязный. Сегодня вечером снова будет бал. Так что поторапливайся. Расслабляться некогда. Круцио!
Когда действие проклятье прекратилось, брюнет попытался отдышаться:
- Фенрир убьет тебя, ублюдок.
Мужчина продолжал смотреть на него, а в следующую секунду расхохотался:
- Хахаха! Вчера ночью было совершено нападение на поместье. Грейбек мертв. Ты в моей власти.
Как? Фенрир мертв? Слишком рано. Теперь я незащищен. Меня не трогали только из-за стоящего за моей спиной сильного оборотня.
- Чтобы к вечеру снял эти тряпки и надел вот эти, - в руках у борова было старое женское платье коричневого цвета. – Будешь выгребать золу, носить дрова и воду.
Он схватил брюнета за локоть и поволок к покореженной двери, открыл ее и толкнул юношу внутрь. Кинул вслед одежду и закрыл дверь.
- Работай, бездельник! – донеслось до Гарри снаружи. – Теперь это твой дом.

Когда Гарри закончил свою дневную работу, он стал готовиться к вечеру. Вновь через черный ход брюнет выбежал в сад. Там он перевел дыхание и уже спокойный шагом прошествовал к замку. На этот раз юноша появился вовремя. Возле входа еще стояли несколько принцесс. Внутрь его пропустили, не спрашивая приглашения. Как только принц подошел к дверям, что вели в бальный зал, лакей отворил их и громко объявил:
- Наследный принц Гарольд Джеймс Поттер!

Том ждал, когда придет тот загадочный юноша. Поэтому, услышав как представляют брюнета, король поднял голову и посмотрел на вошедшего. В этот вечер на юноше были одеты классические брюки, туфли, рубашка и жилетка. Все было ослепительного белого цвета, но платье в этот раз было алмазное. Томас в который раз поразился мастерству портного, создавшего этот наряд. На первый взгляд платье казалось сшитым из какой-то неведомой сверкающей струящейся ткани, но когда король подошел ближе, он понял, что платье сделано из жидкого алмаза. Какой же силой обладает этот мастер?! Однако стоит отдать должное вкусу мальчика. Кроме ободка на нем нет других украшений.
- Разрешите пригласить Вас.
- Разрешаю.
Несколько часов они танцевали среди остальных пар, но потом ушли из зала на балкон. Фенрир… Спросить? Про нападение. Или нет? Вдруг Том уйдет? Ведь своим вопросом я укажу ему на ошибки. Это невежливо. Мерлин, как поступить?
- Тебя что-то тревожит? – мужчина посмотрел в распахнутые изумрудные глаза. – Удивлен? У тебя так громко стучит сердце.
- Вчера… Вчера напали на поместье? – запнувшись спросил Гарри.
- Да. Существует, точнее, существовала до вчерашнего дня, группировка под названием Орден Феникса. Ее возглавлял маг, Альбус Дамблдор. Род, к которому принадлежит этот старик, живет на моих землях. Он бросил своих брата и сестру, когда им было пятнадцать. Ушел странствовать. Дамблдор призывал людей к перевороту. Он хотел свергнуть меня и установить равноправие сначала в моем королевстве, а потом и в остальном мире. Некоторые пошли за ним. Вчера мы сражались возле поместья.
- Вы не ранены?
- Нет. Я в полном порядке. Откуда Вы узнали? Я старался сохранить это в секрете.
- Я… Нет секретов, которых бы я не знал.
- Неужели?
- Я хочу пить. Пойдемте в зал.
- Я принесу, - Том вышел с балкона и прошел к столу.
Когда он вернулся, юноши не было. Со злости король бросил бокалы на пол. Он специально? Играет со мной? Ничего, я тоже умею играть. Его Величество вышел из зала и направился в свои комнаты.
- Нагини, найди Люциус-с-с-са и приведи с-с-сюда.
- Да, х-хос-сяин.
Через некоторое время в богато обставленную комнату вошел мужчина:
- Ваше Величество.
- Мне нужен ювелир.
- Да, мой король.
- И распорядись, чтобы мне приготовили суп.

Как только Том ушел за напитками, Гарри посмотрел на часы и убежал. Ему, конечно, хотелось еще остаться, но боров может и проверить его. Брюнет вбежал в свою каморку, надел коричневое платье и измазался в саже. Затем нашел веревку и завязал ее на поясе. Потом оторвал от подола полоску ткани и подвязал ею волосы. Из свитера Гарри сотворил некое подобие сапог: закрепил ткань веревками. Тут в дверь постучали:
- Бездельник, отнесешь королю суп. Да побыстрей! А то остынет.
Юноша взял у повара поднос с тарелкой и вышел из кухни. И куда теперь? Потрудился бы дорогу показать. Чертов боров. Так, стоит подняться наверх. Вряд ли покои Тома находятся в подземельях. Мерлин, в этих коридорах свет есть?! Я же все опрокину!
- Что ты здесь делаешь?
Брюнет от неожиданности чуть не опрокинул содержимое подноса.
- П-простите, Лорд Принц. Этот суп надо доставить в покои Его Величества. Но я не знаю, где они.
- Зачем брать работу, с которой не справишься?
- Вы не поможете мне?
- Я? А ты ни с кем меня не путаешь, замарашка? – взмахнув полами мантии, зельевар скрылся в глубине коридора.
Да что он о себе возомнил? Юноша продолжил подниматься, пока не вышел в большой зал. Тут к нему подбежал Регулус:
- Этот суп для короля?
- Да…
- Я заберу его и отнесу королю. Иди к себе. Спокойной ночи, замарашка.
И этот туда же. Ладно, пойду в комнату. Завтра мне рано вставать. Чем раньше сделаю работу, тем быстрее освобожусь.
Утром Гарри проснулся раньше Дурсля и вымыл всю посуду. Боров вошел на кухню и прокричал:
- Тебя король видеть хочет. Идем. Вчера суп холодным доставил, так? Я на себя вину брать не буду. Пусть тебя до смерти запытают.
Юноша испуганными глазами посмотрел в спину мужчине. Когда я отдавал суп Регулусу, тот еще дымился. Что же это такое?
Они довольно быстро пришли к дверям. Пока повар говорил с каким-то стариком, юноша заглянул в щелку между дверями. Обеденный зал. Какой большой… Брюнет оперся на дверь. Створки открылись, и он упал.
- Бездельник, ты что творишь! – заорал Вернон.
- Простите!
Том сидел на стуле во главе стола и смотрел в окно. Звук упавшего тела и крики заставили его оторваться от своего, без сомнения полезного, занятия.
- Что здесь происходит?
- Ваше Величество, я привел замарашку.
- Оставьте нас. Кто ты?
- Я сирота.
- Кем работаешь в моем замке?
- На кухне работаю. Ношу воду и дрова, чищу камины.
- А откуда в супе оказался алмаз на черной ленточке?
- Не знаю, Ваше Величество, - Неужели я не заметил, что лента развязалась?
- Еще раз спрашиваю: откуда в супе алмаз? Ты украл его?
- Нет, Ваше Величество.
- Круцио! Правда. Мне нужна правда!
- Я…н-ничего….не знаю…
- Возвращайся на кухню.
Кое-как Гарри добрался до своей комнаты и рухнул на пол. Как больно. Том такой жестокий. А на балу он показался мне заботливым…
Юноша проснулся в половину шестого, и стал быстро собираться. К сожалению, на бал он опоздал на полтора часа. Но как только он вошел в зал, Том подошел к нему и повел его на балкон.
- Это уже стало своеобразной традицией, - произнес король.
- Что?
- Проводить вечера на балконе.
- Ах, вы об этом, - улыбнулся Гарри. – А я думал, что традицией стали мои побеги.
- И это тоже. Почему убегаете?
- Когда-нибудь я расскажу Вам.
- Будешь тянуть, я узнаю сам, - жестко произнес король. – Венский вальс… Позволите?
- Как вам будет угодно, Ваше Величество.
Изумрудное платье ему идет. Как раз под цвет глаз. Запонки тоже изумрудные. Моя змейка.
Пока они вальсировали, Том незаметно одел юноше кольцо на безымянный палец. Когда часы пробили час ночи, Гарри попытался убежать. Однако Лорд Слизерин удержал его:
- Еще один танец.
И они вновь стали кружить по балкону. Брюнету казалось, что музыка играет уже вечность. Мимолетный взгляд на часы: половина четвертого. Юноша вырвался и сломя голову выбежал с балкона. Скоро должен был проснуться Вернон Дурсль. Вбежав в комнатку, принц снял штаны и сапоги, надел поверх бального наряда мешковатое коричневое платье, завязал волосы грязной полоской ткани и испачкал лицо и ноги. Дверь отворилась:
- Отнеси королю суп в обеденный зал.
- Да, сэр.
Гарри вышел из кухни и прошел в обеденный зал. Когда он подошел к дверям, то постучал и дождался разрешения войти.
- Пожалуйста, Ваше Величество.
- Поставь на стол.
Брюнет подошел к королю и поставил поднос на стол. Том увидел, как что-то сверкнуло. Он схватил руку замарашки и дернул на себя коричневое платье, которое порвалось. Засиял изумрудный наряд принца.
- Гарри. Я же сказал, что сам узнаю все. Я подготовил Вам комнаты.
- Ты знал? – от шока юноша перешел на «ты».
- Понял, когда ты ввалился в этот зал. Пойдем, я провожу тебя.
- Моя шкатулка. Она осталась в кухне.
- Мои слуги найдут ее, не волнуйся. Aguamenti, - грязь исчезла с юноши под струей воды.
Том трансфигурировал одеяло, завернул в него принца и поднял на руки. Теперь ты со мной и я никуда тебя не отпущу.

16:16 

Mykyeytsh
19:10 

Ну ты и попал...

Mykyeytsh
Глава 8. А на завтра…

Первые пятнадцать минут после пробуждения Гарри честно ждал, что проснется кто-то еще. Он даже тихо сидел на своей кровати и изучал пологи кроватей своих однокурсников. Но такое времяпрепровождение для столь активного ребенка представляло собой не совсем то, что ему хотелось. В конце концов он не выдержал: встал, сходил в ванную, общую для всех четырех первокурсников, о чем не преминул сообщить потолку, привел себя в порядок и вернулся в спальню. Все продолжали спать. Кто же виноват, что только он способен выглядеть бодрым в шесть утра? Посидев еще немного на кровати, надеясь таки на совесть однокурсников, он, наконец, понял, что никто просыпаться не собирается, чтобы убедиться в этом Гарри заглянул за полог каждой кровати. Тяжко вздохнув, он решил пойти изучить свое новое жилище. Дверь за ним закрылась, не потревожив сна трех юных слизеринцев.
Гарри решил начать с крыла мальчиков. Некоторые двери оказались открытыми, другие были заперты. Заходить он никуда не стал, но заглянуть заглянул. Запертые двери вызвали у него особый интерес, чисто профессиональный. Он даже задумался над вопросом, как бы можно было их отпереть. Мысль, как он посчитал, была здравой, а, значит, нужно было просмотреть книги, то есть в ближайшее время его путь лежал в библиотеку. Интересоваться ответами на подобные вопросы у отца не стоило, поскольку подозрительность папочки зашкаливала даже по меркам Гарри.
Общая гостиная подверглась тщательному изучению. Юный следопыт сунул нос в каждый угол, под каждый стул, диван, шкаф и так далее. Он даже все стенки пристально осмотрел. На предмет потайных дверей. Ничего такого не обнаружил, чем был нимало разочарован. Стало скучно. И тут его взгляд упал на вход в половину девочек. Лестница вверх насчитывала пятнадцать ступенек. Гарри решительно направился туда. Первая ступенька, вторая, третья. На шестой лестница превратилась в горку, и он благополучно оказался у ее подножия. Недоуменно посмотрев на обидчицу, юный экспериментатор, от нечего делать, решил найти способ преодолеть сие препятствие.
Маркус встать встал, но, видимо, проснуться еще все-таки не успел. Подходя к входу в общую гостиную со стороны спален мальчиков, он услышал странную песенку, состоящую всего из шести слов. И судя по голосу, напевал ее не кто иной, как юное «чудо Слизерина», именуемое в народе Снейпом. Флинт замер на пороге, неаристократично уронив челюсть и выпучив глаза.
- Я – маленькая бяка, я – маленькая дрянь, - напевало чудо, штурмуя девчачью лестницу, и, надо сказать, вполне так успешно. Слизеринское наказание оказалось вполне так сообразительным.
– Йяху!!! – с восторженным, но довольно тихим вскриком добравшись до верха, это неугомонное создание, стоя на своих двоих съехало вниз, а затем снова полезло наверх, штурмуя скользкую горку.
- СНЕЙП!!! – отмер Флинт. Его крик слышало все подземелье, а некоторые особо впечатлительные даже свалились с собственных кроватей.
- А, Флинт, привет! – помахало ему чудо, выпустило из рук веревку и благополучно сверзилось на пол.
- Маркус, вот чего ты орешь? – староста девочек оторвалась от чтения книги и укоризненно посмотрела на капитана квиддической команды своего факультета. Он даже не заметил, что в гостиной кто-то есть. – А если бы он неудачно упал и что-нибудь себе сломал? И потом, ну, развлекается ребенок и развлекается. Чем бы дитя не тешилось, лишь бы…
- Он же лезет на половину девочек, - возмущению Флинта не было предела.
- На самом деле, он катается с горки. Интерес к тому, что есть на стороне девочек, у него пропал после того, как появился азарт все-таки штурмовать лестницу, а после того, как он оценил ее скользящие качества, ничто другое его уже не интересует, - произнесла девушка. – Гарри, можешь продолжать, - бросила она мальчику, который с интересом наблюдал за ними.
- Я – маленькая бяка, я – маленькая дрянь, - штурм был возобновлен.

Ретроспектива.
В комнате старосты девочек стояли оповещающие чары, которые давали ей знать, что кто-то из мальчиков-однокурсников решил в очередной раз попытать счастья с лестницей. И вот уже минут десять сигнал почти не умолкал. Благо дело, не орал, не был слишком шумным или противным. Вздохнув, девушка встала. Стоило посмотреть на того самоубийцу, который никак не мог понять, что взобраться на лестницу нереально. Аманда Крейвен редко когда обращалась к декану, стараясь решить все внутри факультета, без помощи взрослых. Обычно это получалось. Правда, после вчерашнего распределения уверенность в том, что все будет так же и в этом году, как-то улетучилось.
Подходя к лестнице, она услышала.
- Я – маленькая бяка, я – маленькая дрянь.
Замерев на вершине лестницы, она стала наблюдать за, кто бы сомневался, сыном своего декана. Тот упорно завязывал на длинной веревке узлы. На один из концов был привязан внушительный крюк.
- Я – маленькая бяка, я – маленькая дрянь, - продолжал напевать мальчишка.
- Как самокритично, Снейп, - решила она дать знать о своем присутствии. Если она думала, что это заставит первокурсника испугаться, начать объясняться, то ошиблась.
- Привет, Аманда, - вскинул голову нарушитель, мило, совсем как ангел, улыбнулся и продолжил заниматься своим делом.
- И что ты тут делаешь? – отойдя от кратковременного шока, поинтересовалась девушка.
- Хочу штурмовать вашу лестницу. Классная горка, - выдало зеленоглазое чудо, продолжая завязывать узлы на веревке. И вдруг он замер, медленно поднял голову, несколько секунд изучающе смотрел на старосту. А затем сказал. – С вершины кататься интереснее. Ты можешь закрепить за что-нибудь этот крюк? – показал он конец веревки с крюком.
- И зачем мне это? – Аманда скептически посмотрела на мальчишку.
- Так я тогда шуметь не буду, забрасывая ее наверх и пытаясь там за что-нибудь зацепиться, - словно неразумному ребенку пояснил ей Гарри.
- Логично, - кивнула та, про себя восторгаясь предприимчивостью мальчишки.
Вот так и была закреплена веревка, с помощью которой юное дарование затем взбиралась на лестницу, не всегда удачно, и скатывалась с тихим улюлюканьем вниз. Правда, они успели договориться, что на ночь веревка будет убираться, чтобы некие господа, у которых гормоны ударяют после полуночи в голову, не могли проникнуть в святая святых слизеринских красавиц. И кататься Гарри будет только под присмотром. Ударив по рукам, каждый занялся своим делом, пока не появился Флинт. Хотя, один вопрос Аманда так и не задала. Откуда Снейп взял такую веревку и крюк.
Конец ретроспективы.

- ФЛИНТ, КАКОГО МОРДРЕДА ТЫ ОРЕШЬ НА ВСЕ ПОДЗЕМЕЛЬЕ?! – на свет божий появился староста мальчиков.
- Аманда, раз все проснулись, я теперь могу не тихо орать? – поинтересовался у старосты девочек Гарри, стоя на вершине лестницы.
- Можешь, - кивнула та.
- ЙЯХУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУ! – дикий вопль вождя краснокожих поднял тех, кто все же решил еще поспать, увидев на часах, что стрелка только-только подползла к отметке «семь утра».
- ЧТО. ЗДЕСЬ. ПРОИСХОДИТ? – в гостиную влетел слизеринский декан, на лице которого было написано все, что угодно, кроме «доброго всем утра».
- Пап, привет! – сияя, как начищенный галеон, помахал ему рукой Гарри, затем забрался под крылышко Аманды, с интересом изучая смену выражений на лице отца.
- Мистер Снейп, для вас в школе, я профессор Снейп, или СЭР! Вам это ясно? – Северус гневно посмотрел на сына.
- Ясно, сэр, - кивнул мальчишка. – Чего тут не ясно. И не надо так орать. Нервные клетки беречь надо, они не восстанавливаются. А если ты будешь так нервничать, то их станет совсем мало, и ты будешь глупым-глупым.
Оба старосты и Флинт старались не смотреть на декана, и всеми силами держать в узде свои эмоции, среди которых преобладали веселье и страх за неразумного мальчишку.
- Гарольд! – стиснув зубы, процедил Северус.
- Да, папа, - глядя невинными глазами на отца, ответил мальчик.
- Крестный, с добрым утром, - в гостиную ввалился Малфой-младший. – Всем привет! Гарри, что-то натворил? И без меня...
- За что?
Старосты и Флинт могли поклясться, что услышали именно это, вырвавшееся с отчаянием с губ декана.
- Снейп, Малфой, сегодня же, после уроков, вас обоих я жду у себя в кабинете. Будете учиться субординации, - Северусу удалось взять себя в руки.
- Так точно, сэр, - козырнуло ему полное счастье.
- Соберите факультет, - Снейп-старший посмотрел на старост, усиленно игнорируя двух заноз, оказавшихся на его факультете.
- Речь толкать будет, - не очень тихо поделился сведениями Драко. – Интересно, а почему он в школе весь в черном, если дома одевается нормально?
Северус прилагал массу усилий, чтобы не ляпнуть что-нибудь, что уж совсем испортит ему созданный имидж.
- Ага, а если ему мантию изнутри красным подбить, то вообще на вампира будет похож, - оценивающе глядя на отца, поделился своими впечатлениями Гарри. – Ну, помнишь, как в Дракуле, на которого мы тогда с тобой так классно попали.
- Да, круто было, - кивнул Драко.
Маркус с ужасом смотрел на двух первокурсников, которым, похоже, море было по колено.
- Доброе утро, сэр, - мило улыбнувшись, поздоровалась с деканом Гермиона. – Как спалось, мальчики?
- Жизнь прекрасна, - выдал Гарри. – Солнце светит, птички поют.
- Снейп, у тебя с головой все в порядке? – тихо поинтересовался Флинт.
- Ага, я просто такой родился, - кивнуло личное чудо декана.
Постепенно гостиная заполнялась студентами. На часах было только семь двадцать пять. До начала завтрака еще больше получаса. Занятия-то начинались только в половине девятого. То есть, по логике, на прием пищи отводилось всего-то минут пятнадцать, поскольку еще надо было успеть обратно в гостиную, чтобы собрать нужные учебники.
- Так, всем доброе утро, если оно у вас доброе, - Снейп окинул взглядом довольно помятых старшекурсников, пытающихся проснуться и справиться с похмельным синдромом.- Во-первых, спешу вас поздравить с новым учебным годом, - это уже было произнесено с сарказмом. – Во-вторых, хочу некоторым напомнить, а некоторым, - взгляд на сына и крестника, - вдолбить в их пустые головы, что Слизерин – это ваш дом, а все вы – одна семья. Наш факультет не любят, поэтому надеяться на непредвзятое к себе отношение не приходится. Все ссоры, проблемы должны решаться внутри факультета, и не выноситься за его пределы. Будьте осторожны и не нарывайтесь на взыскания. Вы должны быть лучшими. Никто не должен позорить свой Дом, иначе будете иметь дело со мной.
- Это он сейчас на что намекал? – задумчиво протянул Гарри, но так, что его услышали лишь рядом сидящие.
- Вы всегда можете обратиться ко мне за помощью, но по пустякам меня тревожить не стоит, - угрюмый взгляд на студентов. – Будьте достойны звания слизеринцев.
- Эээ, профессор Снейп, - Гарри поднял руку, привлекая к себе внимания.
- Да, мистер Снейп, - Северус посмотрел на сына, держа на лице равнодушную маску, но внутренне уже приготовился к худшему.
- То есть, из вашей речи, я понял, что нас не любят, потому что мы слизеринцы, нам будут занижать оценки, предвзято относится и так далее, и тому подобное. И мы что, должны это терпеть? – Гарри невинно уставился на отца.
- Мистер Снейп, вы слизеринец, или кто? – ответил ему декан.
- Слизеринец, - задумчиво протянул Гарри. – Значит, змеи… Ну-ну.
Северус только усилием воли постарался не поежиться. Высказывание сына ему очень не понравилось. Мальчишка явно уже что-то задумал. А судя по столь же задумчивому выражению на лице крестника, у того также появилась пара идей.
- Собирайтесь, завтрак скоро начнется, - бросил Снейп и поспешил ретироваться из гостиной. Он, конечно, не испугался сына, но тот мог так подпортить ему репутацию. И так уже успел, хотя и не хотел.
«Лили, Лили, как же ты могла родить такое?» - пронеслось у него в голове. – «И в кого только?»
- Блейз, Рон, Гермиона, - Гарри посмотрел на однокурсников. – Есть разговор. Аманда, а девочки к мальчикам могу ходить, или им тоже приходится карабкаться на Эверест?
- Куда карабкаться? – послышались вопросы.
Снейп-младший медленно, ну, очень медленно обернулся и окинул стоящих в гостиной слизеринцев таким взглядом, что каждый почувствовал себя неандертальцем, если вообще знал о такой стадии эволюции хомо сапиенс. В его глазах явно читалось, что именно мальчик думает относительно образования всех, кого видит.
- Гермиона, начинай лекцию, - почти в приказном порядке произнес он.
- Эверест - пик на гребне Большого Гималайского хребта, - тоном лектора начала вещать Грейнджер. - Самую высокую точку планеты, тибетцы почтительно называют «Богиня – мать мира». Географические координаты: 27гр.59мин. северной широты и 86гр.56мин. восточной долготы. Пирамиду, образованную тремя хребтами – с юго-востока, северо востока и запада, венчают две вершины – южный пик - 8748 метров, и собственно Эверест - 8848 метров. Со стороны Непала гора скрыта другими восьмитысячниками и видна лишь с севера-востока, где возвышается на 3600 метров над Тибетским нагорьем. Недостаток кислорода и низкая температура препятствуют развитию и жизни практически всех видов флоры и фауны на склонах и вершине Эвереста. Во время летних муссонов – с мая по сентябрь – нередки обильные снежные заносы. Ледяные поля сковывают склоны, а сама вершина состоит из твердого, как камень, снега, фирна, часто покрытого сугробами, высота которых достигает полутора-двух метров. Высочайшей вершиной Эверест был признан в 1952 году, когда носил лишь скромный порядковый номер: «пик XV». *
В гостиной было тихо-тихо. На девочку некоторые смотрели с ужасом. Как-то неестественно было слушать такие речи от такой маленькой девочки. Гарри же смотрел на нее с задумчивым интересом.
- Кажись, я где-то читал насчет разных там даров, которыми магия наделяет своих детей, - выдал он. – Это я к чему? – задал он сам себе риторический вопрос. – Могу сказать, почти со стопроцентной уверенностью, что знаю, каким именно одарила магию нашу прекрасную однокурсницу.
- Я, кажется, тоже, - буркнул Драко, вспомнив, что читал ту же самую книгу, причем одновременно с другом. И «сперли» они ее из библиотеки отца, с верхней полки, куда им вход был запрещен.
- Ладно, за мной, - встряхнулся Гарри и потащил своих друзей в спальню мальчиков первого курса. – О, опытным путем выяснено, что девочки входить на мужскую половину могут, - объявил он. – Несправедливо, однако.
- Мерлин, может, попросить его заколдовать? – тихо спросил кто-то из шестикурсников. - И откуда столько энергии-то?
- Хмм, а по поводу даров он прав, - задумчиво протянула Аманда. – Надо бы ситуацию прояснить.
Что делали новички Слизерина, никто не знал, но появились они спустя десять минут очень довольные, только на лице Грейнджер можно было заметить усиленную работу мысли. Старосты и Флинт вызвались проводить их в Большой зал, настоятельно рекомендуя запоминать дороги, а то никто их за ручку водить не собирается.
- А указатели поставить? – фыркнул Гарри. – Сложно, что ли?
Старшекурсники сей выпад оставили без внимания. Если бы они посмотрели на своих юных подопечных, то заметили бы блеск, который светился в их глазах. Говорят же, что все плохое очень заразительно. И даже такая пай-девочка, как Гермиона Грейнджер, подпала под «чары» такого чуда, как Гарольд Снейп.
Большой зал уже гудел множеством голосов. Преподаватели спокойно завтракали, разговаривая между собой, и поглядывая на студентов, чтобы вовремя предотвратить конфликты.
За гриффиндорским столом было весело всем, кроме первокурсников, на которых волком смотрел их староста в исполнении Перси Уизли. Удивительно, что Рона еще никто не доставал по поводу его зачисления в Слизерин. Шок, наверное.
Гарри оглядел собравшихся, чему-то кивнул, после чего уселся за стол. На его лице появилось скептическое выражение после исследования того, что подавалась на завтрак.
- Снейп, даже не смей! – прошипел усевшийся рядом с ним Флинт. – Дай поесть без твоих комментариев.
- А я что? Я ничего, - пробормотал тот. – Хочу творожную запеканку, - унылым голосом очень тихо затянул он. – Со сметаной. И чтобы корочка была рыжая-ряжая, и хрустящая сверху.
Флинт с непередаваемым выражением уставился на него. Но ничего не произошло, желаемая запеканка не появилась.
- Или просто творог, со сметаной и сахаром, - еще более унылым голосом произнес Гарри. – Или на худой конец омлет с ветчиной, помидорчиками, и лучок туда еще, и сыром сверху. Объедение.
- СНЕЙП! – гаркнул Флинт.
- Что? – меланхолично посмотрел на него мальчик. – Я кушать хочу.
- Так ешь! – прошипел Маркус.
- Я по утрам не ем то, что надо подавать на обед, - обиженно выдал ребенок, пуская скупую мужскую слезу. – И вредно наедаться с самого утра. И вообще…
- Придушу, - Флинт всем свои видом показывал, что уже совсем не далек от исполнения того, что сейчас озвучил.
- И чего все меня обижают? – личико Снейпа-младшего скуксилось, словно он собрался разреветься. – Я весь такой маленький, белый и пушистый. А вы… - и шмыгнул носом.
Тарелка со звоном плюхнулась прямо перед ним, с тем самым омлетом, который он так красочно описывал всего пару минут назад. Довольный донельзя мальчишка даже забыл, что только что был обижен на весь белый свет, и с огромным удовольствием начал уписывать свой завтрак за обе щеки.
Гермиона несколько секунд внимательно следила за ним, потом тихо что-то пробормотала. С не меньшим раздраженным звоном перед ней появилась миска. У старшекурсников глаза полезли на лоб.
- Гарольд! – за спиной Снейпа-младшего материализовался декан.
- Когда я ем, я глух и нем, - выдал тот. – Ай, больно же, - Северус не выдержал и схватил сына за ухо, мечтая высказать ему все, что накопилось на душе с момента появления этого монстра в его жизни.
- Пороть тебя надо, - прошипел мужчина.
- У тебя отцовские инстинкты проснулись? – удивленно распахнулись зеленые глаза. Черные в ответ залило такой тьмой, что впервые в жизни обладатель зеленых по-настоящему испугался. – Папочка, прости, - помимо воли вырвалось у мальчика, но тихо, чтобы услышал только отец. – Я постараюсь держать свой язык за зубами. Очень-очень постараюсь, - затараторил он.
Северус с трудом сдержал вырывающееся наружу бешенство.
- После уроков ко мне, сразу же, - прошипел он на ухо сыну.
- Буду, - кивнул тот, все еще испуганно. «Ой, мамочки, надо поосторожнее, а то ведь будет больно», - подумал он. Снейп резко развернулся и, взметнув полами мантии, удалился. Гарри судорожно выдохнул.
- Да, Снейп, ты даже собственного отца умудряешься довести, - покачал головой Флинт.
- Камикадзе, - выдала Гермиона.
- Кто? – раздалось в ответ. Что-то слишком много непонятных слов стало в последнее время.
- И чему вас только на маггловедении учат, - вздохнул Гарри. – Герми, просвети!
- Камика́дзе— «божественный ветер», название тайфуна, который дважды, в 1274 и 1281 гг., уничтожил корабли монгольской армады хана Хубилая на подступах к берегам Японии, - снова лекторским тоном начала вещать девочка. - Во второй половине XX века слово «камикадзе» стало использоваться для обозначения японских пилотов-смертников, появившихся на заключительном этапе войны в Тихом океане. «Камикадзе» — часть более широкого японского термина тэйсинтай, которым обозначали всех добровольцев-смертников, не только лётчиков. Японцы называли подобные действия токубэцу ко:гэки — «специальный ударный отряд» или аббревиатурой токко:тай. Подразделения лётчиков-самоубийц назывались «специальные ударные отряды камикадзе». Вскоре войска союзников начали использовать слово «камикадзе» для всех видов самоубийственных атак, применяемых японцами. Позже термин распространился на весь мир, включая немецких зельбстопфер , то есть «люди, готовые к самопожертвованию», и послевоенный суицидальный терроризм.**
- Эээээ… - раздалось в ответ. Честно говоря, мало кто понял, что именно только что им сказала девочка. Они даже сомневались, что она сама что-то понимала из сказанного.
- Так, ваше расписание, а сейчас марш с гостиную собирать вещи. Я провожу вас на первый урок, - прервала молчание Аманда, раздавая пергаменты с расписанием.

----------------------------------------------------------------------------------------------
• информация взята с сайта Русского горного общества: www.alpklubspb.ru/tvor/tvor-8.htm
• информация взята из Википидии - traditio.ru/wiki

19:06 

Ну ты и попал...

Mykyeytsh
Глава 7. Все еще о первокурсниках

Гостиная Слизерина.
- Мы - дети подземелий, - зловещим громким шепотом выдал Гарри, когда вошел в гостиную своего факультета.
- СНЕЙП! БУДЬ ДОБР, ЗАТКНИСЬ! – старосты Слизерина были готовы сами прибить это «чудо», если оно не удосужится закрыть рот. За несколько часов знакомства они уже пришли к выводу, что младшенький ничем не уступает своему папочке, а то и вовсе может его переплюнуть в плане язвительности и ехидства.
- Я нем как рыба, - Гарри преданно посмотрел на разъяренных старшекурсников, при этом жестом показывая, что рот у него на замке.
- Мерлин, и где ты только такой откопался? – покачал головой Маркус Флинт.
То, что юный гений изображал из себя немого, еще не говорило, что он не может достать своих товарищей по факультету иным способом. Вот он жестами и объяснил, откуда он такой откопался, и где его искать уже не стоит.
- Так, девочки налево, мальчики направо, - распорядились старосты, понимая, что переплюнуть «самое лучшее в Слизерине» они не смогут.
В первую очередь в нужную спальню загнали первокурсников-мальчиков. Всем хотелось хотя бы на несколько часов отделаться от младшего Снейпа, который успел на уши поставить всю школу, испортить аппетит своим товарищам, а также нарушить кучу правил и традиций. Хотя последнее, как были вынуждены признать старшекурсники, было совсем не плохо. Выбор напитков понравился всем.
Грейнджер задержали в гостиной. Очень уж многих интересовал, что же случилось с доставкой новеньких в школу. А еще, она была единственной девочкой среди первокурсников, которая оказалась в Слизерине. Вообще в этом году на серебристо-зеленый факультет попало очень мало новеньких: всего пять, из них четыре мальчика, один из которых Снейп, которому уже многие в мыслях пожелали куда-нибудь провалиться.
- Итак, рассказывай, как это вы умудрились пойти в школу вокруг озера? – Флинт уставился на Грейнджер.
Гермиона поежилась под пристальным взглядом трех старших курсов. Неприятно было оказаться в центре такого внимания. Она вжалась в спинку кресла, в котором сидела.
- Не пугай ребенка, Флинт, - фыркнула одна из семикурсниц. – Не смотри, что он такой, - это она уже обратилась к девочке. – Это он только напугать хочет. А на самом деле он добрый.
- Ага, белый и пушистый, - вырвалось у Грейнджер, успевшей немного нахвататься у Снейпа-младшего. Судя по лицам окружающих ее студентов, те так и подумали.
- Гермиона, верно? – проникновенно начала еще одна семикурсница. – Будь паинькой, расскажи, как было дело. И мы тебя отпустим спать.
- Ну… - девочка снова поежилась. У нее складывалось ощущение, что она находится среди аллигаторов, готовых ее съесть. Было страшно. Но при этом Гермиона почему-то считала, что если вести себя также как и Гарри, то все будет хорошо.

Ретроспектива.
Пройдя вперед метров пятьсот, Гарри остановился и задумчивым взглядом стал смотреть вперед на освещенную с двух сторон тропку. Чем больше он смотрел, тем сильнее понимал, что идти они будут долго, и, что еще вернее, быстро устанут, и до школы просто не дойдут.
- Мио, - повернулся он к Грейнджер, оказавшейся в первой линии за его спиной.
- Гермиона, - поправила его девочка.
- Мио, - с нажимом повторил он. – Ты вроде хвасталась, что прочитала «Историю Хогвартса» и помнишь ее наизусть.
- Я не хвасталась, - обиделась та.
- Суть не в этом, а в том, что эту галиматью наизусть знаешь только ты, - отмахнулся Гарри. Рядом раздались смешки.
- Вообще-то, «История Хогвартса» - не галиматья, - решил встать на защиту девочки Блейз Забини, успевший найти в ее лице неплохую собеседницу.
- Так, вы двое, скажите мне, в этом озере водится какая-нибудь живность, кроме этого самого гигантского кальмара, чудеса ныряния которого мы уже слышали? – Гарри снова отмахнулся от высказывания своих товарищей по освоению новых территорий.
- Ну, тут есть русалки, кажется, - неуверенно произнесла Гермиона.
- Русалки, значит, - Гарри задумчиво смотрел на озеро. – Они на нашем говорят? – он повернулся к Грейнджер лицом.
- А я что, раньше встречалась с ними? – агрессивно выдала та в ответ.
- Логично, - кивнул Снейп-младший.
- Вроде как бы должны, - также неуверенно ответил Блейз. – Правда, я нигде об этом не читал.
- Ага, вот сейчас и проверим, - хмыкнул Гарри, и подошел к кромке воды.
- Ты что собираешь делать? – не понял Драко.
- Надо же как-то эту лужу перейти, - фыркнул Гарри. – А то мы где-нибудь на полпути все ляжем и уснем. А тут темно и холодно.
- И ты решил попросить помощи у русалок? – скептически поинтересовалась Паркинсон. – Мне говорили, что они…
- Вот сейчас мы и узнаем, насколько все плохо или хорошо, - Гарри начал кидать камешки в воду. Через секунду пятнадцать к нему присоединился Драко, затем Невилл, Рон, Блейз, Гермиона, а потом уже и все остальные. Когда сорок малолеток словно автоматная очередь кидают камешки в озеро, мало кто может такое выдержать. На поверхности воды появились головы недовольных подводных жителей. Они что-то зашипели, закричали.
- Простите великодушно наше столь хамское поведение, - мило, словно ангел во плоти, начал Гарри. – Но, к сожалению, мы пока не знаем другого способа привлечь ваше сиятельное внимание к нашим недостойным персонам.
Над водой пронесся смех. Кажется, его выступление было оценено.
- Мой юный варвар, - ближе к берегу подплыла русалка, у которой на голове была диадема. То ли королева, то ли принцесса, но явно из главных. – Тебе не идет это подхалимское поведение. Так что, будь добр, стань самим собой.
- ДА? – обрадовался наш юный гений. – А вы, значится, говорите на нашем языке?
- Неужели, ты думаешь, что живя столько лет рядом с вашей школой, мы не выучили ваш язык? Ты такого низкого мнения о нашем интеллекте, сколь и все магическое общество? – уже с легким презрением в голосе продолжила русалка.
- Простите великодушно, - Гарри поклонился ей. – Только я вообще до недавнего времени считал вас сказкой.
- Ты из тех, в ком проснулась магия и кто пришел в ее мир? – русалка с интересом стала его рассматривать.
- Нет, я тот кого выкинули из этого мира, забыв сказать моему папочке, что у него есть живой такой сынок, - съязвил Снейп-младший.
- Ты – забавный, - рассмеялась его собеседница. – Но ты же не просто так пытался привлечь наше внимание. Что же тебе, юный маг, понадобилось от меня и моего народа?
- Скажите, пожалуйста, - все-таки Гарри умел быть милым и вежливым, - а можно как-то пересечь ваше озеро, кроме того, чтобы переплывать его на утлых суденышках, которые предоставляет для перевозки первокурсников Хогвартс?
- А почему ты спрашиваешь? – русалка заинтересованно уставилась на мальчика.
- Я, например, плавать не имею, а эти лодки не кажутся безопасными, - выдал Гарри.
- Я тоже плавать не умею, - поддержал товарища Невилл.
- И я не умею, - поддакнули несколько голосов.
- Да, через озеро можно перейти, - задумчиво произнесла русалка. – По мосту.
Гарри оглядел озеро и снова посмотрел на свою собеседницу, всем своим видом показывая, что он думает относительно моста, и того, кто его упомянул. Русалка снова мелодично рассмеялась.
- То, что ты его не видишь, не значит, что моста здесь нет, - сказала она. – Смотри.
Она взмахнула рукой. Сначала ничего не происходило, а затем вода чуть в стороне, как раз между детьми и лодками, вспенилась, и из воды, посреди озера, стало подниматься нечто совершенно черное. Через минут пять от одного берега до другого вздымался дугой мост из черного то ли металла, то ли дерева, то ли вообще неизвестного вещества. На перилах с обеих сторон зажглись небольшие фонарики, освещающие само сооружение и путь.
- Ух, ты! – раздались удивленные и восхищенные возгласы деток.
- А почему же он не всегда здесь? – прищурился Гарри.
- А никто о нем до сих не спрашивал, - усмехнулась русалка.
- То есть, если я сейчас задам вопрос о том, есть ли в школу вход под водой?.. – Гарри не стал заканчивать свой вопрос. Итак было все ясно.
- Я тебе отвечу, что он есть, - улыбнулась ему водная красавица.
- Чем дальше в лес, тем больше дров, - буркнул Снейп, громко же произнес: – Вы не против, если мы воспользуемся этим замечательным мостом, чтобы попасть в школу?
- Ты нам понравился, юный маг, - сказала в ответ русалка. – Приходи к нам поболтать, и друзей приводи.
- Обязательно, всенепременно, - раскланялся перед ней мальчик. Потом повернулся к своим товарищам. – Так просто топать скучно, - заявил он. Ему понадобилось двадцать минут, последние десять на пару с Грейнджер, чтобы построить свой отряд, отрепетировать шаг, выучить слова, а затем «монстр» двинулся по мосту в школу, оря во всю глотку.
Конец ретроспективы.

Часть старшекурсников просто валялась по полу, держась за животы, другая часть недоуменно взирала на девочку, в лицах рассказавшую им приключения первокурсников.
- А Большой зал вы как нашли? – староста мальчиков еле смог отдышаться от смеха.
- Так, привидение показало, - похлопала ресницами Гермиона. – Его еще Пивзом зовут. Он пытался нас водой облить и какие-то стишки сначала начал говорить, нехорошие, а Гарри какую-то белиберду выдал, совершенно непонятную. А потом Пивз увидел Демиурга.
- Кого увидел? – не поняли старшекурсники.
- Кота Драко, - пояснила девочка, словно это что-то объясняло. – Пивз сказал, что с теми, кто так поиздевался над животным, лучше не связываться. И показал нам дорогу в Большой зал.
- Все с вами ясно, - произнес Флинт таким голосом, что стало сразу понятно, что ясности не было никакой. – Ты иди в свою спальню. Тебе спать пора.
Гермиона кивнула, соскочила с кресла и тут же скрылась на девичьей половине.
- Это что же у нас за первый курс в этом году? – вопрос повис в воздухе, поскольку нормального ответа на него ни у кого не было. Старшекурсники притащили выпивку, закуску и засели в гостиной – обдумывать сложившуюся ситуацию, а также прорабатывать линию поведения в отношении первокурсников, которые были распределены в соответствии с какими-то странными критериями.

Кабинет Дамблдора. Далеко за полночь.
Северус решил сделать, как однажды сказал его сын, «морду кирпичом» и вести себя спокойно, равнодушно и так, словно ничего экстраординарного не произошло.
- Северус, мне кажется, ты должен кое-что объяснить, - Дамблдор строго уставился на зельевара.
- Мне кажется, что все и так ясно, - пожал тот в ответ плечами.
- Северус, а с каких пор у тебя есть сын? – поинтересовалась мадам Хуч. Женская половина педагогического состава сгорала от любопытства и удивления. Никому из них не приходило в голову, что у такого человека как Снейп может быть семья, и уж особенно сын.
- С его рождения, - съязвил он.
- Северус, я так понимаю, что это Гарри Поттер, - вздохнул Дамблдор. – Почему ты решил усыновить мальчика? Почему он вообще так выглядит? Я же только попросил тебя доставить ребенку письмо и проводить его в Косой переулок.
- Альбус, так он выглядит потому, что такой он и есть, - скривился Снейп. – Я его не усыновлял. Это ваш разлюбезный Поттер снизошел до того, чтобы частично усыновить МОЕГО сына. И это не я попросил гоблинов провести полный обряд установления личности. Так что Поттера по сути никогда не было.
- Это невозможно, - воскликнула МакГонагалл. – Лили никогда бы не изменила своему мужу.
- Мы имеем то, что имеем. А в данной конкретной ситуации – Гарольда Снейпа, - заявил Северус с каким-то торжеством в голосе. Да, незыблемый ничем святой образ мучеников Поттеров вдруг покрылся неприятными трещинами. Оказывается, даже у святых есть скелеты в шкафу.
- Да, но Гарри все так же является Мальчиком-который-выжил, - задумчиво произнес Дамблдор. – А герою не пристало учиться в Слизерине.
- Это вы можете говорить вашей шляпе, - усмехнулся Снейп. – Только вот сделать вы уже ничего не можете. Мой сын учиться на моем факультете, при этом еще до распределения умудрился подружиться со всеми и создать из этой кричащей толпы одну команду.
- Завтра уже все будет как всегда, - улыбнулся директор. – За ночь все встанет на свои места. Вражду одним ударом не сломить, мой мальчик.
«Ты моего сына не знаешь», - мысленно усмехнулся Северус. – «Он тебе не только вражду сломает, он тебе всех передружит, при желании. А при содействии Драко, так еще и в первую же неделю».
- Я хотел бы напомнить тебе, мой мальчик, - Дамблдор серьезно посмотрел на зельевара. – Мальчик должен…
- Альбус, приоритеты изменились, - резко произнес Северус. – Когда дело касалось сына Джеймса Поттера – это одно, но когда дело касается моего сына – это совсем другое.
Остальные профессора недоуменно переводили взгляды с директора на зельевара, понимая, что те сейчас говорят о чем-то таком, что известно только им двоим.
- Северус, - Дамблдор прищурился. Ему совсем не нравился сложившийся расклад. Вроде и карты были так перетасованы, что результат был известен изначально. И на тебе, все пошло кувырком. Он даже представить не мог, что одно небольшое изменение в первоначальном плане, принесет такие результаты.
- Альбус, - спокойно ответил ему Снейп. «Знал бы ты старик, кто пришел в эту школу, сам бы уже посодействовал тому, чтобы мальчишка был исключен», - усмехнулся он про себя. – «Какие бы планы ты не строил на моего монстра, они явно будут полностью пересмотрены. Это не тот ребенок, который будет заглядывать тебе в рот. Он меня-то не слушается, что уж говорить о тебе».
- Альбус, - Минерва МакГонагалл серьезно посмотрела на своего начальника. – Я чего-то не понимаю?
- Северус, я хотел бы видеть подтверждение того, что Гарри твой сын, - потребовал Дамблдор.
Снейп молча вытащил из кармана несколько свитков: свидетельство о рождение, родословные родителей, а также документы подтверждающие, что все стороны, наконец-то, ознакомлены с завещаниями, новыми статусами и так далее. Дамблдор углубился в чтение. Преподаватели поглядывали на невозмутимого зельевара, который снова стал «делать морду кирпичом», то есть, как будто все происходящее его не касается.
- Лили – чистокровная? – удивлению МакГонагалл не было предела.
- Это многое объясняет, - задумчиво пробубнил себе под нос Флитвик.
- Я так понимаю, с того момента, как ты забрал Гарри у Дурслей, он живет с тобой? – уточнил директор.
- А вы считаете, что я должен был отказаться от своего сына? – вопросом на вопрос ответил Северус.
- О, Северус, поздравляю тебя с появлением сына, - профессор Вектор искренне улыбнулась зельевару. – Надеюсь, что ты теперь станешь мягче.
- С чего бы это? – оскалился тот. – То, что у меня появился сын, еще не значит, что все остальные лишились бестолковости и лени.
- Северус! – возмущенно воскликнула МакГонагалл. Тот только с вызовом посмотрел на нее в ответ. Он вообще считал всю эту встречу бессмысленной. За все время, что они находились в кабинете, не было сказано ни одного слова, которое было бы по делу. Конечно, он понимал, что директор не в восторге от того, что его грандиозный план по воспитанию Национального героя провалился с треском. Кто же мог знать, что Гарри Поттер совсем даже не Поттер. Северус и сам с момента знакомства с сыном не раз предавался размышлениям о том, что у него было совершенно неправильное представление о жизни мальчика-который-выжил. Но на данный момент он все еще не располагал информацией об истинном положении дел. Гарри никого, кроме Нарциссы, и частично Драко, не посвятил в свое прошлое. А эти двое не скажут ни слова, хотя и не давали никаких обетов. Вот ведь спелись.
- Северус, мне хотелось бы обсудить кое-что наедине, - вздохнул Дамблдор.
- Альбус, у меня завтра уроки, - Снейп чуть-чуть выпустил свое раздражение наружу. – Мне еще надо проверить гостиную, поскольку старшекурсники точно устроили попойку. Утром надо встретиться со всем факультетом и поприветствовать их, раз я не смог сделать этого сейчас. А время уже позднее. Я не думаю, что оттого, что мы отложим обсуждение, что должен, а чего не должен знать мой сын, ничего не попровимого не случится.
- Альбус, Северус прав, - поддержала его МакГонагалл. Было заметно, что женщина уже сделала какие-то свои выводы, и часть из них ей не понравилась.
- Пожалуй-пожалуй, - кивнул Дамблдор. По его виду нельзя было сказать, спокоен он или недоволен. Снейп предполагал, что недоволен, и очень сильно. Только тут уже ничего не поделаешь. Полное счастье уже в школе и загремело в Слизерин. А этим сказано почти все.
Профессора покинули кабинет и быстренько разбрелись по своим апартаментам. МакГонагалл на секунду задержала зельевара.
- Я никогда не думала, что все может сложиться так.
Снейп проводил ее взглядом и усмехнулся: «А я-то как не думал».

19:03 

Ну ты и попал...

Mykyeytsh
Глава 6. Таких первокурсников в Хогвартсе еще не было.

- Гарри, пора переодеваться, - Драко чуть тронул за локоть своего мрачного друга, который, мало того, что был мрачен, так еще и остался голодным. С тех пор, как купе наводнили первокурсники, никто из них не ушел. Наоборот, сюда заявилась еще часть, в том числе и Лонгботтом. Благо дело, что все нашли себе собеседников по интеллекту. Забини и Грейнджер бурно дискутировали по поводу прочитанных книг; Кребб, Гойл и Уизли оказались фанатами квиддича. Паркинсон, что самое удивительное, мило беседовала с Томасом и Финиганном; Нотт флиртовал с сестричками Патил и Браун, а Булстроуд, Лонгботтом и Гринграсс мило беседовали о гербологии, найдя, что их собеседник очень даже просвещен в этом вопросе.
И все бы ничего, но как столько народу поместилось в маленьком купе? А была у Хогвартс-экспресса одна особенность, о которой мало кто знал, поэтому и не пользовался. По мере того, как в купе оказывалось все больше народу, внутреннее пространство росло, правда, все же больше тридцати человек в одном купе оказаться не могло.
- Ммм? – Снейп-младший открыл глаза и оглядел сборище своих будущих однокурсников. Затем встал и надел мантию, великодушно поданную ему Драко. И в этот самый момент поезд остановился, резко дернувшись. Судя по тому, как сузились зеленые глаза, высказаться их обладателю хотелось неимоверно, но присутствие дам, не позволяло повести себя столь по-хамски.
Они всей толпой так и вывались на платформу. Никто не собирался покидать свою новую компанию. Малфой пристроился рядом с другом.
- Знаешь, на них, наверное, какое-то заклинание наложили, - доверительно произнес он.
- Ммм? – выразил свое отношение к сказанному Гарри.
- Паркинсон с Лонгботтомом? Кребб, Гойл и Уизли? Забини и Грейнджер? – Драко скептически оглядел первокурсников. – Нонсенс, - выдал он новое слово, вошедшее в его лексикон с появлением Снейпа-младшего.
- ПЕРВОКУРСНИКИ, КО МНЕ! – зычный голос полетел над платформой. Зеленоглазый мальчишка уставился туда, откуда прилетел призыв. Над толпой возвышалось нечто, имеющее вполне доброжелательное лицо, но с устрашающей копной волос и бородой.
- Господи, за что? – возвел он глаза к небу. Что именно он имел в виду, не понял даже Драко, но задавать вопросов не стал. Их многочисленная группа пробилась к полувеликану, который, после каждого слова вставляя «Эээ», объяснил им дальнейший план действий. Гарри, как всегда, не оценил.
- Извините, простите, - выдало это неугомонное чудо. – А ничего, что уже темно, а там спуск? Не боитесь, что кто-нибудь упадет и свернет шею? Кто отвечать-то за это будет?
- Эээ, малец, эээ, ты чего? – Хагрид удивленно-недоуменно воззрился на первокурсника. – Так, это ж, никто, эээ, никогда, эээ, не падал.
- Это еще ни о чем не говорит, - назидательно выдал Снейп-младший, возведя палец кверху, как бы усиливая эффект от своих слов. Самое интересное, что после таких слов, многие стали смотреть на узкую тропинку с недоверием.
- Так, эээ, таких случаев, эээ, еще не было, - оправдывался полувеликан.
- Не было, так будет, - буркнул Драко, недобро глядя на лесничего. Тот почему-то от этого взгляда поежился, решив, что первопроходцем падения и сворачивания себе шеи будет именно он сам, причем вот эта толпа малолеток ему еще и поможет в этом «благородном» деле.
Гарри, скептически вглядываясь во тьму, чуть подсвеченную фонарем провожатого, думал над решением проблемы. Спуск, как ему показалось, к воде действительно был несколько крутой, и при плохом освещении он мог стать еще и опасным.
- Веревка тут не поможет, - выразил он свое мнение.
- Почему? – поинтересовалась Гермиона, пытаясь понять, о чем же думает этот странный мальчик.
- Упадет один, повалятся все остальные, - сказал Гарри.
- Все, некогда, эээ, тут стоять, все, эээ, за мной, - Хагрид, похоже, пришел в себя и первым двинулся в путь, высоко подняв фонарь.
- Нашли все себе по хорошей палке и спускайтесь, опираясь на нее, как на трость. Хоть будет шанс себе ничего не сломать, - провозгласил юный гений, затем огляделся. Через пару секунд он тоже начал спуск, ощупывая тропку довольно внушительной палкой, длина которой заметно превышала рост мальчика. Не все последовали его примеру, но осторожность проявляли.
Гарри с мрачным видом шагал вперед, пока не оказался у кромки воды. Увиденное заставило мальчика застыть с таким выражением на лице, что ближайшие к нему дети насторожились. Они не могли понять, что же повергло его в шок.
- Эт-то что? – указывая на лодочки, спросил Снейп-младший.
- На них, эээ, мы поплывем через, эээ, озеро, - пояснил полувеликан.
- На них? – со скепсисом уточнил мальчик.
- Гарри, - Драко подергал друга за рукав.
- Плавать все умеют? – развернувшись к почти уже первокурсникам, спросил зеленоглазый паренек.
- Нееет, - раздалось сразу несколько дрожащих голосов.
- Вот и я нет, - заявил Гарри. – Вы как хотите, но я на этом транспорте для камикадзе не поплыву.
- Ками… кто? – воззрилась на него с удивлением, как минимум, половина присутствующих.
- Самоубийцы, - лаконично выдала Грейнджер, столь же скептически разглядывая лодочки. До того момента, как этот странный паренек раскрыл рот, она была готова на все, даже по воде пройти пешком. Сейчас все предстало в менее привлекательном виде. Транспорт не вызывал доверия.
- И что делать? – неуверенно спросил Невилл.
- Это, эээ, традиция такая, эээ, - выдал Хагрид, поборов, наконец, удивление от выступления черноволосого мальчишки.
- Мантии – традиция, допотопный поезд – традиция, утлое суденышко – традиция… - его слова были прерваны громким всплеском. По-видимому, он уже успел застращать впечатлительных девочек, так что раздалось довольно много испуганных вскриков.
- Это что? – первым отреагировал Драко.
- Кальмар, - расплылся в улыбке Хагрид.
- Какой же он должен быть величины, чтобы издать такой всплеск? – задумчиво произнесла Гермиона.
- Вот и меня этот вопрос интересует, - буркнул Гарри, и выжидательно уставился на провожатого.
- Эээ, он большой, - выдал полувеликан.
- Так, кто как хочет, но туда, - Снейп-младший указал на озеро, затем на лодки, - и на этом, не поеду.
- А как тогда? – Паркинсон приблизилась к Драко и Гарри, которые, вроде как, стали лидерами этой маленькой банды.
- Я пойду пешком, вокруг озера, - заявил брюнет.
- Это, эээ, так, эээ, долго же, - ничего умнее Хагрид не смог сказать.
- Я жить хочу, - заявил ему в ответ юный гений и потопал вдоль кромки воды во тьму. За ним гуськом потянулись остальные почти студенты Хогвартса. – Темно, - буркнул мальчик, на мгновение закрыв глаза.
- Вау, - раздалось у него из-за спины. Гарри обернулся. Сразу за спиной оказались Драко, Гермиона, Рон, Блейз и Панси, а дальше, все остальные. Хагрид же стоял рядом с лодками и недоуменно смотрел вслед первокурсникам, отправившимся в свой первых поход по освоению территории Хогвартса.
- А откуда это? – Гермиона с удивлением смотрела на столбы с лампами, освещающими путь вперед. Они стояли в два ряда, вдоль кромки и параллельно метра через полтора, то есть дети оказались как раз посередине этой светящийся дорожки.
- Гарри, ты уверен, что мы сможем пройти? – поинтересовался Драко, скептически глядя вперед.
- А ты хочешь туда? – мотнул тот головой в сторону озера.
- Нет, я лучше с тобой, - тут же согласился тот в ответ.
- Тогда вперед, - махнул рукой Снейп и повел свой отряд покорять неизведанные ими дали.
В Хогвартсе.
Большой зал постепенно заполнялся студентами со второго по седьмой курс. Преподаватели уже заняли свои места. Снейп цепким взглядом осматривал свору гомонящих сверх меры детей. Пожалуй, только слизеринцы вели себя подобающим образом. Близнецы Уизли опять что-то придумали, это было видно по их хитрющим лицам. Зельевар уже мечтал о том дне, когда эта парочка покинет славные стены школы. Пожалуй, эти двое были отличными продолжателями дела небезызвестных в свое время Мародеров, которых Северус, будь у него такая возможность, лично бы спустил в унитаз в не менее небезызвестном туалете на третьем этаже.
Он оглядел своих коллег. Квирелл вызвал лишь желание скривиться. «Это сколько же надо было ума, чтобы профессора маггловедения перевести на ЗоТИ?» - подумал Северус. – «Правда, его летнее путешествие точно сильно подорвало не только его физическое здоровье, но и умственное. Еще и заикаться начал. Что-то в этом году совсем туго стало с Защитой. Как бы ни пришлось самому давать моим подопечным дополнительные уроки».
- Альбус, - из дверей, расположенных в стене за профессорским столом, появилась МакГонагалл. На ее лице было озадаченное выражение. – Первокурсников нет.
- Как нет? – удивилась Спраут.
- Хагрид еще не прибыл? – Дамблдор ничем не показывал своего удивления или беспокойства.
- Нет, - подтвердила его заместитель.
«И что бы это могло значить?» - вот кто испытал в этот момент беспокойство, так это Снейп. У него сразу появилось ощущение, что без его сына тут не обошлось. Люциус уже успел поделиться событиями, которые произошли на платформе и какие впечатления сложились у Гарольда от вокзала.
- Профессор, - громкий шепот полувеликана привлек всеобщее внимание к профессорам. – Там, это, эээ, первокурсники.
- Вы привели их, Хагрид? – спросила МакГонагалл.
- Они идут, - возвестил лесничий.
- Куда идут? – не поняла Минерва.
- Так, эээ, в Хогвартс, - полувеликан даже удивился такому вопросу.
- В смысле, они идут в Хогвартс? – не поняла Спраут. – Без вас?
- Ну, эээ, да, - кивнул лесничий. – Они вокруг озера идут, - пояснил он.
- Что? – теперь даже Снейп не выдержал.
- Они же должны были приплыть, - удивилась Хуч.
- Они не захотели, - поведал несчастным голосом Хагрид.
В зале, который внимательно прислушивался к разговору профессоров, раздались смешки пополам с недоуменными перешептываниями.
- Но… - у МакГонагалл даже не было слов, чтобы выразить свое возмущение.
- ЧЕРЕЗ ГОРЫ! – донесся до них стройный хор детских голосов. – ЧЕРЕЗ МОРЕ! ЧЕРЕЗ ЛЕС! МЫ ИДЕМ ДОРОГОЙ В ПОЛЕ, ПОЛЕ, ПОЛЕ, ПОЛЕ ЧУДЕС! ЧЕРЕЗ ГОРЫ! ЧЕРЕЗ МОРЕ! ЧЕРЕЗ ЛЕС!*
Все недоуменно уставились на парадные двери Большого зала, которые сейчас были закрыты. Те вдруг со скрипом подались и распахнулись, впуская внутрь 40 орущих, сияющих одиннадцатилеток.
- ЧЕРЕЗ ГОРЫ! ЧЕРЕЗ МОРЕ! ЧЕРЕЗ ЛЕС! МЫ ИДЕМ ДОРОГОЙ В ПОЛЕ, ПОЛЕ, ПОЛЕ, ПОЛЕ ЧУДЕС! – оглушительно орало это нечто, которое прошествовало в центр зала и там замерло. Грянуло два стройных топота, возвестивших, что рота прибыла на место назначения.
- Прибью, - прошипел зельевар, глядя на «полное счастье», возглавляющее прибывшего «монстра» из сорока человек.
- Ты что-то сказал, Северус? – директор посмотрел на мужчину. Он совершенно точно слышал, что именно было сказано, но как всегда сделал вид, что ему показалось.
- Что вы, Альбус, ничего такого, - Снейпу-старшему даже удалось выдавить из себя улыбку, что вообще было ему не свойственно.
- Минерва, пора начинать распределение, - улыбнулся своей заместительнице Дамблдор, сам в это время разглядывая первокурсников. Такого в Хогвартсе еще никогда не было. А еще его интересовало, как эти детки нашли Большой зал, почему так быстро обошли озеро, если они действительно шли пешком, и что все это значит. Был еще один момент - он никак не мог увидеть среди ребятни того одного, кого так ждал в этом году в школе.
- Для начала, - МакГонагалл сердито посмотрела на детей, молча взирающих на нее. Сорок пар глаз внимательно отслеживало каждое ее движение, - я хотела бы просветить наших новых студентов относительно структуры Хогвартса и процедуры распределения. В школе четыре факультета – Гриффиндор, Слизерин, Хаффлпафф и Рейвенкло. У каждого из них своя история. Они могут похвастаться своими выдающимися выпускниками. Пока вы учитесь в Хогвартсе, ваши успехи будут приносить вашему факультету очки, в то время как нарушение правил будет нести за собой их потерю. В конце каждого года факультет с большим количеством очков будет удостоен Кубка школы. Это большая честь. Я надеюсь, вы будете хорошими учениками, на какой бы факультет вы не попали. Сейчас я буду вызывать вас по фамилии, вы подойдете ко мне, сядете на табурет и наденете на себя шляпу, которую я сейчас внесу в зал, - она развернулась и отправилась к двери, не замечая, каким взглядом на нее смотрят некоторые ее будущие студенты. А вот Снейп-старший заметил, и внутренне содрогнулся от представившейся ему перспективы находиться в одном замке с этими… этими… в общем, этими.
Тем временем МакГонагалл вернулась вместе с табуретом и лежащей на нем старой шляпой. Та потянулась. Первокурсники молчали. Шляпа выпрямилась, разинула щель и замерла. Юные будущие первоклассные маги не отрывали от нее своего взгляда, но молчали. Это было настолько нетипичная реакция, что остальные следили за ними очень внимательно, только бы не пропустить чего-нибудь очень важного.
- Даааааа, - протянула шляпа, ни к кому конкретно не обращаясь, и неизвестно на что у нее была сейчас такая реакция. – Ну да ладно, - снова произнесла она, а затем своим скрипучим голосом запела.
- Через горы, через море, через… Тьфу ты…
Кажусь я не самой прекрасной на свете,
Не стоит решать все по краю полей.
Я съем себя сразу, как только найдёте
Находчивей шляпу, чем я, и модней.
Вы ваш котелок начерните до блеска,
Избавьте от складок высокий колпак,
Я - шляпа из Хогвартса, молвлю я веско,
И я превзойти их могу просто так.
Не спрячете вы в голове своей место,
Что мудрая Шляпа не сможет найти.
Примерьте меня, и скажу я вам честно,
В какой из колледжей вам стоит пойти.
Быть может, для вас Гриффиндор предназначен,
В стенах его храбрые сердцем живут,
Он рыцарством, мужеством, силой означен,
И все гриффиндорцы отвагой слывут.
А может быть вам Хаффлпафф предначертан -
Для верности и справедливости дом.
Готов хаффлпаффец учиться усердно,
Терпением брать и тяжелым трудом.
Вас ждет Рэйвенкло, веселый и мудрый,
Здесь самый смекалистый собран народ,
Проворный, находчивый и остроумный
Хорошего друга в любом тут найдет.
Быть может вам стоит пойти в Слитерин,
И там обучаясь, науки постичь,
Его ловкачи найдут сотню причин
Любыми из средств своих целей достичь.
Давай же, дружок, скорей на коня,
Не бойся и колебанья оставь,
В надежных руках (хоть их нет у меня)
Ты будешь, лишь голову шляпе подставь. **
- Итак, начнем, - МакГонагалл решила не заметить начало песни, которую было затянула уважаемая шляпа. – Боунс, Сьюзен.
Из стройных рядов первокурсников вышла светловолосая девочка. Она чинно проследовала к табуретке, аккуратно опустилась на нее. Шляпа была великовата для такой маленькой головки, так что накрыла ее полностью.
- Хаффлпафф, - выдала шляпа с некоторой задумчивостью в голосе. Девочка, чьи предки всегда учились именно на этом факультете, радостно побежала к своему столу.
- Булстроуд, Миллисента.
- Рейвенкло
- Грейнджер, Гермиона, - вызвала профессор следующего студента. Девочка сильно нервничала, но старалась этого не показать. Молчание затянулось, шляпа и не думала называть факультет. Обычно у нее уходило секунд 15-20 на то, чтобы определить, где будет учиться студент.
- Слизерин, - наконец, прозвучал вердикт. Только вот, столько сомнений было в ее голосе, что всем стало понятно, что вариант этот не совсем тот, который она хотела назвать первоначально.
- Гринграсс, Дафна.
- Рейвенкло
- Гойл, Грегори, - новый призыв.
- Гриффиндор, - тут шляпа вообще не думала.
Зал недоуменно смотрел, как мальчик отправляется к красно-золотым. Гойлы были потомственными слизеринцами. Когда вслед за ним туда же отправился Кребб, многие недоуменно посмотрели на шляпу, решив, что с той что-то случилось. Ну не могла она сначала отправить магглорожденную в Слизерин, а потом двух чистокровных темных в Гриффиндор, и быть, как говорится, в своем уме.
- Лонгботтом, Невилл.
- Гр… Сл… Рейнвекло, - с третьей попытки ей удалось распределить пухлого первокурсника. Кажется, даже профессора перестали удивляться, они просто выпадали в осадок после каждого вынесения вердикта.
- Малфой, Драко
- СЛИЗЕРИН! – почему-то в голосе шляпы послышались истерические нотки. Зал как-то облегченно выдохнул. Если бы белобрысого отпрыска рода Малфой отправили на любой другой факультет, точно началась бы паника. Нотта отправили в Рейвенкло.
- Паркинсон, Панси, - темноволосая слизеринка присела на табурет.
- Гриффиндор, - выдала шляпа, повергая зал в очередной шок. Опять же, дочь истинных слизеринцев отправилась на враждебный факультет.
Следом за ней сестры Патил были распределены на Рейвенкло – обе. Их подружка Браун еще в самом начале оказалась в Хаффлпаффе.
- По… - начала произносить следующую фамилию из списка МакГонагалл, но та взяла и просто исчезла из списка. Мигнула и исчезла. Гриффиндорский декан моргнула, подняла глаза на директора. Тот ей кивнул, чтобы она продолжила. Он-то еще не знал, что фамилии нужного ему ребенка в списке студентов больше нет.
Еще три студента заняли свои места. И вот…
- Сн… - теперь МакГонагалл уставилась на невозмутимого зельевара, да еще и с таким видом, словно он должен ей миллион галлеонов, а отдавать не хочет. Северус посмотрел в ответ, чуть приподняв бровь, как бы выражая свое недоумение таким поведением своей коллеги. Та вздернула подбородок и твердо произнесла. – Снейп, Гарольд.
Дамблдор дернулся, желая привстать, но удержался. Он медленно повернулся лицом к зельевару, молча глазами задавая вопрос, или давая понять, что им предстоит длинный разговор уже сегодня.
Гарри тем временем уселся на табурет. Шляпа опустилась ему на голову, скрыв весь обзор.
«Надо же», - выдал в его голове скрипучий голос. – «И куда тебя прикажешь отправить с таким характером и мыслями?»
«Как куда?» - подумал в ответ Снейп-младший. – «К папе, конечно»
«К папе», - задумчиво протянула шляпа. – «Да, Слизерин поможет тебе добиться славы, упрочить свои лидерские качества. Слизерин подходит тебе как нельзя лучше».
«Ну так отправляй», - мысленно усмехнулся мальчик.
«А может, в Гриффиндор? Там твоя мама училась», - предложила шляпа.
«Не, надо поближе к папе», - покачал головой Гарри. – «Да и Драко в Слизерине».
«Ну ладно», - согласилась та с такими доводами, и на весь зал произнесла. – СЛИЗЕРИН!
Гарри отдал головной убор МакГонагалл, которая рассматривала его со странным выражением на лице, и отправился к своему другу. Слизеринцы при произнесении фамилии нового студента замерли и посмотрели на своего декана, но после вердикта громогласно приветствовали его за своим столом. Правда, у многих возник вопрос, а как так получилось, что никто понятия не имел о том, что у Снейпа есть сын.
Финиганн и Томас отправились к гриффиндорскому столу.
- Уизли, Рональд, - МакГонагалл благосклонно посмотрела на рыжего мальчишку.
- Слизерин, - не задумываясь, выдала шляпа. Бедная женщина в шоке смотрела на него. Трое рыжих гриффиндорцев неверяще смотрели на брата. Уизли никогда не учились на других факультетах, кроме Гриффиндора. Со шляпой явно что-то случилось.
Последний первокурсник – Блейз Забини – отправился также в Слизерин. Школа была в глубоком шоке. Многие понятия сегодня рухнули, если честно, причем не только у детей.
Дамблдор поднялся со своего места, чтобы произнести приветственную речь. Но, пребывая в некоторой задумчивости, он не стал говорить слишком много, лишь настоятельно рекомендовал не соваться в коридор на третьем этаже.
Гарри рассматривал профессоров, стараясь понять, что они из себя представляют. Дамблдор ему по определению не нравился. Благодушный вид старичка его совершенно не ввел в заблуждение. Вдруг мальчик резко развернулся к другу.
- Драко, а где Демиург?
- Скорее всего, уже в нашей спальне, - ответил тот.
- А, тогда ладно, - кивнул брюнет и снова вернулся к изучению педагогического состава. На словах директора о запретном коридоре он снова встрепенулся и выдал. – Идиотизм!
- Почему? – поинтересовалась сидящая слева от него Грейнджер.
- Кто же так говорит о том, что что-то нельзя сделать, толпе детей, которым только покажи что-нибудь запретное, они туда сунут не только палец, а весь кулак, - сказал Гарри. – Он только привлек внимание к тому, что находится в Запретном коридоре. Значит так, никто туда не суется.
- Почему? – на этот раз вопрос пришел от Уизли.
- Не нравится мне эта история и все, - буркнул Гарри. – Не зря он так акцентировал внимание именно на этом в своей речи. Надо с папочкой поговорить. Он точно должен быть в курсе.
- Да? – скептически посмотрел на крестного Драко. – Ты уверен, что он с нами будет разговаривать?
- Никуда он не денется, - заявил Гарри. – Если не хочет, чтобы с нами что-то случилось. Кстати, тут спортивный зал есть?
- Какой зал? – удивленно спросил у него один из старшекурсников, прислушивающихся к разговору малолеток.
- Спортивный, - уже понимая, что знает ответ, повторил Снейп-младший.
- А зачем он нужен? – последовал вопрос.
- Так, все понятно, - мрачно отозвался мальчик. И в этот момент тарелки наполнились едой. Гарри мрачно обвел это великолепие взглядом.
- А директору никто не говорил, что на ночь наедаться нельзя, можно получить заворот кишок? – выдал он. Сидящие рядом старшекурсники подавились.
- Снейп, а, Снейп, может, ты помолчишь и дашь нам поесть? Мы голодные, - староста факультета чуть ли не с ненавистью посмотрел на мальчика.
- С собой надо было брать, а не сладости жрать, - заявил на это Гарри. – Мы вот в поезде нормально поели. И вообще, на ночь полезен только кефир. А это что за бурда? – он брезгливо ткнул пальцев в стакан с чем-то рыжим внутри.
- Тыквенный сок, - удивленно ответили ему. В доме Малфоев его не подавали, так что юный Снейп не имел чести познакомиться с главным напитком Хогвартса. С не менее брезгливым выражением на лице Гарри взял стакан и сделал маленький глоток.
- ГАДОСТЬ! – выдал он на весь зал. – И не говорите мне, что это традиция, - уже чуть тише.
- И чем вас не устраивает тыквенный сок, мистер Снейп? – МакГонагалл первой отреагировала на его фразу.
- Сок должен быть из фруктов. Я еще понимаю кашу с тыквой, но СОК… Я эту ГАДОСТЬ пить не буду, - заявил ребенок, воинственно глядя почему-то на отца.
- Другого здесь не подают, - ответил тот спокойно.
- ДА?! – прищурился Гарри. – Это мы еще посмотрим, - буркнул он себе под нос. – Хочу вишневый сок, хочу вишневый сок, хочу вишневый сок, - начал он медитировать на стол, гипнотизируя взглядом стакан с тыквенным. За спиной у него раздался хлопок, потом еще один, когда с громким стуком перед ним поставили стакан с темно-вишневой жидкостью.
- Ха, нет ничего невозможного, - радостно выдал юный гений, затем повернулся, чтобы посмотреть на того, кто не выдержал его «медитации». – Спасибо, дружочек. Мне, пожалуйста, всегда сок из фруктов. Буду вам весьма признателен.
- А мне, если можно, апельсиновый, - чуть виновато улыбнувшись, попросила Гермиона. Она ничем не показала удивления от вида странноватого существа.
- Яблочный, - решил не отставать Драко, который полюбил этот сок благодаря Гарри.
- Прекратите немедленно, - МакГонагалл была в ярости. – В школе есть установленные правила и традиция…
Но ее прервал хлопок, и на всех столах появились графины с различными напитками. Магглорожденные аж завизжали он восторга, некоторые даже показали большой палец Гарри, как бы благодаря его за подарок.
Первый день в школе превратился стараниями новых первокурсников в настоящий хаос, который уже не было возможности взять под контроль. И Дамблдор не нашел ничего лучше, как объявить пир законченным и отправить студентов по гостиным, а преподавательский состав пригласить к себе в кабинет, при этом выразительно посмотрев на Снейпа. Тому оставалось только последовать за своим начальником и по дороге обдумывать, что и как говорить. Зельевар прекрасно понимал, что Дамблдор уже сейчас сделал кое-какие выводы, и наверняка уже знает, что Гарри Поттер и Гарри Снейп – одно лицо. А еще, ему очень хотелось поговорить с сыном, пока не поздно и пока тот не переполошил всю школу, а заодно не перевернул ее вверх дном.

• * передела песенка из к/ф «Буратино» (совсем чуток)
• ** песня шляпы и речь МакГонагалл взяты из ГП И ФК

18:56 

Ну ты и попал...

Mykyeytsh
Глава 5. По дороге в Хогвартс, или Недовольный Гарольд Снейп.

Весь вечер 31 августа два малолетних хулигана полностью посвятили сбору вещей и планированию своих действий. Во-первых, Гарри и Драко сделали все, чтобы расспросить Нарциссу о школе и выяснить все маломальские подробности, которые только им могут пригодиться. Во-вторых, они нашли возможность подслушать разговоры своих отцов (главное - заручиться поддержкой эльфов, остальное – дело техники, как говорится), и теперь имели довольно много информации о некоторых личностях, в первую очередь о Дамблдоре. C такbv «багажом», им необходимо было придти к какому-то определенному решению о том, что делать дальше. Ни один из них не сомневался, что окажется на попечении зельевара. С таким характером и язычком дорога им была лишь в Слизерин.
- Это берем, это не берем, это в сундук, это тоже, это не нужно… - Драко сортировал вещи в зависимости от их практической пользы для себя и Гарри. Брюнет же в это время стоял перед шкафом с одеждой (кстати, мальчики все-таки добились разрешения жить в одной комнате) и скептически рассматривал висящие на вешалках вещи. Шкаф был заполнен до отказа. Слева были вещи Драко, справа – его. И все это великолепие появилось лишь благодаря заботливой одержимости Нарциссы.
Гарри обернулся через плечо и задумчиво посмотрел на друга, затем снова перевел взгляд на одежду. Еще немного подумав, он начал вытаскивать и складывать на кровати вещи в две кучки. Одну для себя, другую для Драко. В общем, оба были заняты полезным делом.
- Это что? – в комнату вошла Нарцисса, но так и замерла на пороге, глядя на сборы. В данный момент ее интересовали две кучки одежды.
- Хмм, - неопределенно выразился Гарри, задумчиво созерцающий в это мгновение полки с обувью.
- Почему в одной куче только вещи всех оттенков серого и есть кое-что голубое, а во второй почти все только зеленое, и кое-где мелькает черное? – поинтересовалась женщина.
- Серое и голубое идеально подходит Драко, а зеленое – мне, - выдал Снейп-младший, объясняя свой выбор одежды.
- Но может быть, ты положишь что-то еще, других цветов? – спросила Нарцисса.
- Хмм, - было ей ответом, после чего в кучку Драко полетела пара вещей синего цвета, а в его – серого.
- Хмм, - выдала на это Нарцисса. Кажется, донести своей мысли до Гарри она не смогла, поэтому обратила свое внимание на сына. - Зачем тебе это? – поинтересовалась она, глядя на маггловский молоток и коробку с гвоздями, которые Драко как раз укладывал в свой сундук.
- Пригодится, - серьезно произнес блондин, коротко глянув на мать. Женщина, уже заранее пугаясь, подошла к сундуку и заглянула внутрь. «Мерлин, помоги школе выстоять», - мелькнула мысль за секунду до того, как мозг накрыла волна шока.
- Зачем?.. – больше ничего произнести она просто была неспособна. Гарри, заинтересовавшись ее реакцией, тоже подошел к сундуку и сунул туда свой нос.
- О, я бы еще взял те баллончики, которые мы купили позавчера, - произнес брюнет.
- А, точно, - обрадовался Драко и тут же ринулся к комоду. Нарцисса нервно сглотнула и решила ретироваться из комнаты мальчишек, когда-то бывшей апартаментами наследника. В первую секунду у нее появилось желание просвятить Люциуса и Северуса о том, что именно собралось пронести в школу «Полное счастье», но тут же передумала. «В конце концов, Хогвартсу тоже нужна встряска», - подумала женщина, правда, тут же пожалела всех преподавателей. Встряска им предстояла капитальная.
Наконец собрав все, то есть, уложив «орудия пыток», одежду, учебники и писчие принадлежности, а также штук двадцать древних фолиантов из библиотеки Малфой-менора (естественно, без разрешения хозяина поместья), мальчики довольно улыбнулись, переглянулись, и пошли грабить Лорда Малфоя, в прямом смысле слова. Люциус, конечно, позапирал все, что только можно в доме, но он, как и Снейп-старший, все время упускали из виду, или, проще говоря, забывали о некоторых специфических особенностях зеленоглазого чертенка. Тот мог бы стать уже сейчас непревзойденным взломщиком. Законы магии для него были пустым звуком. Он просто не понимал всех этих формул, движений и так далее. Да и зачем они ему нужны были, если он мог просто представить то, что ему нужно, направить свою магию и получить результат. Правда, не всегда тот, который ожидал. Почему-то вместо обычных кошек у него всегда получался говорящий кот в сапогах. «Мультиков пересмотрел», - со вздохом каялся ребенок.
В общем, войти в кабинет Люциуса, в котором хранились деньги и всякие «страшные» штучки, труда не составило, как и вскрыть все защитные заклинания. Поживились ребятки на славу. Хотя, «грабежом» занимался в основном Драко, а вот Гарри стоял на шухере. В итоге они поживились тысячей галенов («Авось пригодятся», - глядя на мешочек, выдал Гарри), каким-то странным кинжалом, лезвие которого было из черного металла («Надо же чем-то письма вскрывать, да и так…», - складывая его в экспроприированную кучку, пояснил Драко), несколько перьев с золотым наконечником («А зачем твоему папе так много, нам они больше нужны», - хмыкнул Гарри), игральные карты («Надо же как-то развлекаться», - на этот раз хмыкнул Драко), три бутылки какого-то дорогущего вина древних времен («А как еще можно задобрить старшекурсников?» - переглянулись грабители), ларец с двадцатью пятью маленькими флакончиками («Красиво», - глядя на переливающиеся перламутром жидкости, выдал Гарри. «Ага, потом разберемся», - кивнул блондин, беря под мышку трофей. И уже уходя, брюнет прихватил с собой с полки невзрачную черную книжечку. На вопрос друга «зачем», только пожал плечами и сказал, что сия странная вещичка не вписывается в имидж Лорда Малфоя, а, значит, что-то в ней есть. После этого они улеглись спать, чтобы утром проснуться и понять одну вещь – занятий, которыми они занимались в последний месяц, не будет. Расстроились, подумали, и решили, что не стоит отчаиваться раньше времени. У любой проблемы есть решение, стоит только понять, где и как его искать.
Завтрак прошел спокойно, что уже само по себе было удивительно. Северус, который должен был через полчаса отбыть камином в Хогвартс, с подозрением смотрел на двух своих будущих студентов. В этом он не сомневался. За месяц он узнал своего сына достаточно, чтобы понять, школа может и не пережить его ученичества. Люциус тихо радовался, что через какие-то полтора часа останется единоличным хозяином поместья, хотя украдкой посматривал на бывшую супругу, пытаясь понять, чего теперь от нее можно ожидать. Мальчики же просто поглощали еду и пребывали в некоторой задумчивости. Они не вышли из нее даже тогда, когда Снейп-старший попрощался и сказал им «пару ласковых слов».
Ровно пятнадцать минут одиннадцатого Люциус, Нарцисса и «Полное счастье» вышли из менора и портключом перенеслись на вокзал. В одном из помещений была оборудована зона прибытия, в основном для родителей с первокурсниками, поскольку считалось традицией, чтобы те в первый раз прошли на платформу именно через барьер, отделяющий Хогвартс-экспресс от обычного мира.
Выйдя из здания, Гарри замер, и стал пристально наблюдать за людьми. Остановились и Малфои, причем, если Драко и Нарцисса смотрели на него с интересом, то Люциус всеми силами пытался скрыть свой страх. Он всегда отличался тем, что мог предугадать любое действие окружающих его людей, в том числе и незнакомых. До сих пор. Тут, как говорится, нашла коса на камень. Он не мог сказать, что в следующую секунду взбредет сыночку зельевара, и что тот выкинет через минуту.
- Гарольд, - решил он действовать, пока не произошло ничего такого, что будет стоить ему, если не инфаркта, то нервов точно.
- Беспечность до добра не доводит, - произнес монстр ужасно серьезным тоном и пошел по направлению к платформе. Люциус и Северус были вынуждены рассказать, как попасть на Хогвартс-экспресс, во избежание всякого рода последствий.
- И что он хотел этим сказать? – Люциус взглянул на Нарциссу.
- Поинтересуйся у него, - пожала та плечами в ответ. Драко уже пристроился рядом с другом, катя перед собой такую же груженую, как и у Гарри, тележку. Они вместе дошли до барьера, где чуть в сторонке, кого-то высматривая, выстроилась довольно большая кучка рыжих. Снейп-младший на них даже не посмотрел. Через барьер он прошел так, словно делал это уже много тысяч раз, да и вообще, как будто никакого препятствия на его пути не было. Малфой-младший, не желая уступать другу, последовал за ним с хорошо скроенным на лице выражением безразличия. Друг брюнет обнаружился по другую сторону. Он оглядывал галдящую на все лады толпу около красного поезда.
- Это что за допотопный экземпляр? – недоуменно глядя на средство передвижения, поинтересовался Гарри у вставшего рядом с ним Люциуса.
- Хогвартс-экспресс, - пояснил тот в ответ.
- Вы в каком веке живете? Такие вот … уже лет двести как не ездят по железным дорогам не только Англии, но и Африки вместе с отсталой Азией, - возмущению мальчишки не было предела. – Мы же на нем будет до ночи добираться до места.
- Это традиция, - произнес Малфой-старший, до глубины души обиженный таким отношением к магическому миру со стороны неоперившегося еще волшебника.
- А про скоростные поезда вы слышали? – фыркнул маленький монстр.
- Это традиция, - последовал все тот же ответ.
- Ага, мантии традиция, одежда из средних веков тоже традиция, поезд-раритет еще одна традиция, - проворчал ребенок. – А кормить-то в этом допотопном чуде будут?
- Где-то в середине пути по вагонам пройдет продавщица сладостей, - улыбнулась Нарцисса.
- Сладостей? – переспросил Гарри. – Какое счастье, что я такой умный, - фыркнул он. – Пошли Драко, - заявил он тут же, но не сдвинулся с места, глядя на две нагруженные тележки. – И как прикажете ЭТО заносить в поезд?
- Руками, - усмехнулся Люциус.
- Вы хоть знаете, сколько это весит? – возмутился брюнет. – Ребенок не может поднимать груз больше двух килограмм. А тут один сундук весит, как минимум двадцать. Это же форменное издевательство над детьми. Где тут служба, куда можно пожаловаться на использование детского труда изощренно-издевательским методом? – и уставился на Малфоя-старшего. Нарцисса глядела в сторону, старательно сдерживаясь, чтобы не начать смеяться. На публике этого делать было нельзя.
- Гарольд, - Люциус холодно посмотрел на мальчика. Только на того подобные взгляд и тон не произвели никакого впечатления.
- Все с вами понятно, - вынес вердикт Снейп-младший. Затем чего-то поколдовал над двумя тележками (еще бы понять, что) и объявил Драко. – Теперь можно это забирать, не угрожая себе чего-нибудь надорвать.
«Полное счастье» чинно простилось со своими провожающими и нырнуло в последний вагон, и уже поездом проследовало ближе к началу, где и обнаружило пустое, никем еще не занятое купе. При всем при этом Гарри, не переставая, что-то бубнил себе под нос. Наконец, когда все вещи были распиханы по полкам, Демиург (так мальчики на пару обозвали Кота в сапогах) выпущен на волю, брюнет плюхнулся на сидение и с мрачным выражением лица уставился в окно. Драко, за месяц успевший довольно неплохо узнать своего друга, спокойно устроился напротив него, открыл один из экспроприированных фолиантов и углубился в чтение, прекрасно зная, что как только настроение Гарри поднимется хотя бы на две единицы его собственной линейки эмоционального состояния, он сам начнет разговор.
Гарри же в это время в очередной раз пытался решить дилемму: «Почему магический мир так сильно отстает от маггловского?» Ничего хорошего из его дум не выходило. Чем больше он узнавал о магии и пользующихся ею людях, тем меньше у него оставалось уважения к ним. Так уж получилось, что ни отцу, ни Люциусу не удалось доказать ему преимущества магов перед обычными людьми. Настроение у него сейчас было преотвратным. Еще бы, добираться до школы до позднего вечера, причем кормить их никто не собирается, тяжеленные сундуки таскать самим. И где, спрашивается, социальные службы?
Гарри фыркнул, когда поезд тронулся. Драко на мгновение оторвался от чтения и бросил быстрый взгляд на друга, но тут снова вернулся к фолианту. Снейп-младший уже решил, что пора сменить гнев на милость, как дверь купе отъехала в сторону, и на пороге появилось нечто веснушчатое и рыжее. Блондин и брюнет с некоторым недоумением уставились на пришельца.
- Ээээ, у вас тут не занято? – вопросило нечто, уже устраиваясь как у себя дома.
- По-моему, ответ тебя на данный вопрос интересует мало, - едко выдал Гарри, отворачиваясь к окну. Драко на это фыркнул, и снова уткнулся в фолиант.
- Почему? – не понял рыжий.
- Вежливые люди для начала ждут ответа на свой вопрос, а уж потом занимают место, а не наоборот, - не поворачиваясь к нежданному пассажиру, произнес Гарри.
- Эээ, - выдал пришелец, не найдя, что еще можно на это сказать. Снейп-младший вздохнул, понимая, что только что вернувшееся к нему настроение снова упало ниже плинтуса, и теперь надеялся, что это рыжее нечто будет сидеть молча. Уже через минуту он осознал, насколько его мечтам не суждено сбыться. «Гость» ерзал, мотал головой, пытался поудобнее устроиться, и все это сопровождалось душераздирающими вздохами. Первым не выдержал Малфой.
- Уизли! – процедил Драко сквозь зубы. Не узнать представителя семейства он не мог. Такие рыжие были только в этом роду. – Тебя сюда никто не звал.
- А ты, наверное, Малфой! Папа о рассказывал о вашей семейке. Только вы такие белобрысые! – и было непонятно, то ли рыжий хотел поговорить, то ли мечтал подраться.
- Тебя никто не учил не оскорблять незнакомых людей? – Гарри, наконец, соизволил повернуться к пришельцу всем корпусом и мрачно на него уставиться. Челка сдвинулась, открыв взору гостя шрам.
- Ты – Поттер! – воскликнуло это недоразумение. – Ты не должен сидеть в одном купе с этим! Его отец – Пож…
С Гарри было довольно. Во-первых, его обозвали Поттером. А он давно уже Снейп, причем с самого рождения. И только его сын или дочь унаследуют право носить фамилию его приемного отца. Во-вторых, сам он никогда не опускался до того, чтобы судить кого-то по каким-либо поступкам. У него имелось свое мнение, которое сводилось к тому, что человек делает что-то, руководствуясь какими-то своими принципами. То есть, у всего есть причина.
Он так сжал руку в кулак, пожелав, чтобы это недоразумение заткнулось, что Уизли действительно онемел. И теперь только и мог, что хватать воздух, но изо рта у него не вылетало ни звука. Было видно, что у мальчишки начинается паника.
- Никогда не смей оскорблять моих друзей или мою семью, - прошипел Гарри. Драко успокоился сразу же, как только Гарри вступил в разговор. Мешать своему другу он не хотел, но, в то же время, был осведомлен о крутом нраве сына крестного. И уж если младшему Снейпу что-то приходилось не по душе, то летающие вокруг пух и перья были всего лишь цветочками. Малфой был уверен на все сто процентов, что Уизли нарвался, и нарвался конкретно. – Я никогда не сужу человека по его отдельным поступкам или действиям. В каждом человеке есть и свет, и тьма. В одном случае он может быть сущим ангелом, а через минуту дьяволом во плоти. И эти ваши светлые и темные маги – чушь полная. Вы сами себя ограничиваете. Вот, что ты знаешь о Драко? Только то, что он Малфой? И что его отец когда-то встал под знамена Главной красной тряпки всего магического мира? – Гарри выжидательно уставился на рыжего. Драко фыркнул, услышав такую характеристику Темного лорда.
- Но… Они же… - голос к Уизли вернулся, только сказать ему было нечего. – Они – Пожиратели! – наконец, выдал он, и с вызовом посмотрел на Гарри.
- Идиотизм, - вздохнул тот в ответ. – И кто вам так мозги-то прокомпостировал?
- Прокомп… чего? – Рон в недоумении уставился на брюнета. Похоже, его встреча с Поттером получилось совсем не такой, как он ожидал. Вернее, она была совсем не такой, как ему расписали. Во-первых, они всей семьей прождали его у барьера, но так и не увидели его. Чуть на поезд не опоздали. И сейчас, глядя на сидящего перед ним мальчика, рыжий понимал, что этот Поттер как-то совсем не подходит под описание, данное Дамблдором.
- Проехали, - бросил Гарри.
- Но ты не должен… - снова начал Рон гнуть свою линию.
- Что я должен или не должен буду решать я и мой отец, - грубо отрезал Снейп-младший. – Твое мнение на данный счет меня совершенно не интересует. Это ясно?
- Эээ, - выдал Уизли. Гарри закатил глаза и отвернулся, надеясь, что на этом разговор закончен. Ага, сейчас, разбежался.
- А ты помнишь, как выглядит Тот-кого-нельзя-называть? – Рон смотрел на брюнета с требующим ответа любопытством.
Гарри медленно повернулся. Драко опустил голову, стараясь не смеяться. Друг сейчас напоминал василиска, готового сожрать помеху немедленно.
- УИЗЛИ, МНЕ СКОЛЬКО БЫЛО ЛЕТ, КОГДА ВСЕ СЛУЧИЛОСЬ? – прошипел Снейп-младший на грани с парселтангом.
- Эээ, год, кажется, - Рон немного отодвинулся ближе к двери. Все-таки какое-то чувство самосохранения у него присутствовало.
- Ты помнишь, что с тобой происходило, когда тебе был год? – саркастично поинтересовался Гарри.
- Нет, - покачал головой Уизли.
- ТАК КАКОГО ТЫ У МЕНЯ СПРАШИВАЕШЬ, ПОМНЮ Я ИЛИ НЕТ?! – взревел брюнет.
Именно этот момент и был выбран пухленьким мальчиком, чтобы постучать и открыть дверь, затем замереть на пороге. У Драко сложилось впечатление, что новый пришелец сейчас просто рухнет в обморок под взглядом жгуче-зеленых глаз.
- В…вы… ж…жа…а…бу… не… в…ви…видели? – заикаясь поинтересовался мальчик.
- Жабу? – недоуменно переспросил у него Гарри. – А зачем тебе жаба?
- Она – мой фамильяр, - похоже, заикание было временным явлением.
- Нет, извини, не видели, - покачал головой Снейп-младший, и тут же мило улыбнулся, разрушая весь эффект «я - василиск во плоти».
- Загляни в туалет, - посоветовал спокойно Драко. – Она же земноводное.
- Спасибо, - кивнул гость, после чего осторожно закрыл за собой дверь.
- О, это был Лонгботтом, он почти сквиб, - поделился информацией Рон.
- Драко, вот ты мне скажи, как можно быть таким бескультурным, а? – Гарри посмотрел на друга.
- Знаешь, я мог бы сказать, что все просто. Он – Уизли, но не буду, - улыбнулся блондин. – Тем более, не все в его семье такие бесцеремонные. Вот самый старший из братьев работает на Гринготтс. Сам понимаешь, что это значит.
- Ты… - запыхтел Рон, сжимая кулаки.
- Мда, – выразил свое отношение к происходящему Гарри. Он зачем-то вытащил палочку и теперь крутил ее в руках. Продолжить эту «увлекательную» в переносном смысле беседу им не удалось. Дверь в очередной раз отъехала в сторону.
- Вы жабу не видели? – лохматая девочка окинула взглядом купе, заметила в руках у Гарри палочку, и без перехода выдала. – О, вы колдуете, можно я посмотрю?
- Это мне так везет или маги совершенно не знают, что такое этикет, а манеры давно уже посеяли в веке так в двенадцатом, за ненадобностью? – прищурившись, задал явно риторический вопрос Гарри.
- Ой, простите, - стушевалась девочка. – Я – Гермиона Грейнджер.
- Говорят, кашу маслом не испортишь, - произнес Гарри с задумчивым видом. – Не верьте. Масло может оказаться машинным.
На него уставилось две пары недоуменных глаз. Драко к таким вот философским и умозрительным выражениям за целый месяц привык. Он даже понял, к чему это было сказано.
- Лучше поздно, чем никогда, - хмыкнул Малфой. – Только вот еще было бы просто замечательно, если бы вы, мисс, не забыли поздороваться.
Девочка покраснела, на глазах появились слезы.
- На правду не обижаются, - едко выдал Гарри.
В очередной раз дверь открылась. На этот раз появилась продавщица сладостей. Ради улучшения настроения Снейп накупил всего понемногу. Когда Уизли схапал себе пару лягушек, Гарри мысленно пожелал ему подавиться, но вступать в словесную перепалку не стал, понимая, что все это будет впустую. «Хорошо хоть, мы будем на разных факультетах», - подумал он, доставая из-под сидения корзинку, наполненную домовыми эльфами всякой снедью. Желание приглашать к столу незваных гостей у него не было, но вежливость победила. Он, конечно, был еще той заразой, но есть, когда на тебя смотрят голодными глазами, не мог.
- Угощайтесь, - буркнул он, явно давая понять, как же ему все это не по душе. Если девочка повела себя нормально, и некоторое время отнекивалась, то Уизли уже через секунду уплетал за обе щеки. Трое первокурсников с одинаковой брезгливостью на лице посмотрели на него. Чавканье стояло в купе, как будто они в хлев со свиньями забрались.
И тут дверь снова открылась.
- ДА, СКОЛЬКО МОЖНО?! – терпению юного мага пришел конец.
- ЭТО КТО?! – одновременно с ним воскликнула Гермиона, во все глаза глядя на появившегося около Драко кота в шляпе. В купе установилась тишина. Пришедшие ввалились внутрь, и все теперь с недоумением разглядывали Демиурга, которые так не вовремя решил проснуться и потянуться, явно почуяв запах еды. Настроение Гарри опустилась за грань. Он забился в самый угол у окна и уже молча взирал на толпу своих будущих однокурсников. Выбраться из купе, даже при всем его желании, было сложно. Выход был перекрыт. Предоставив Драко самому разбираться и объясняться с обезьяньей стаей, как про себя назвал мальчик всех пришельцев, Снейп-младший с чистой совестью вытащил из кармана плеер, заткнул уши и закрыл глаза. Малфою оставалось только вздохнуть и надеяться, что выдержка его не подведет, да и фантазия тоже. Надо же было как-то объяснить наличие говорящего кота «а-ля французский кавалер». А поезд постепенно приближался к Хогсмиду.

18:51 

Ну ты и попал...

Mykyeytsh
Глава 4. Кто в доме хозяин?

«Несколько часов спокойствия в этом балагане», - со счастливой улыбкой на лице Северус Снейп опустился в кресло в кабинете своего друга и компаньона по свалившемуся на голову «полному счастью». «Счастье» звалось Гарри Джеймсом Северусом Снейпом. «Полное счастье» было тандемом из наследников Малфоев и Принцев. А «полнейшее» имело в виду присоединение к первым двум Нарциссы Блек-Малфой, к этому времени для узкого круга людей уже не являющейся законной супругой Лорда Малфоя, хотя и проживающей в поместье для отвода глаз. Бывшие супруги развелись сразу после того, как родился Драко, но оставались в дружеских отношениях. Тогда же было решено, что до поры до времени никому не стоит знать о распаде этой семьи. Мало ли, что кому может взбрести в голову. Чего Люциус никогда не мог ожидать, так того, что взбалмошный характер Блеков, подогретый юным Снейпом, превратит аристократку из чопорной, соблюдающей все традиции семьи и выглядящей, как глыба льда, в беса, способного выдать такое, что волосы дыбом вставали. Казалось, что бывшая жена Люциуса решила по возможности компенсировать себе отсутствие нормального детства, зачастую выступая инициатором большинства затей «Полного счастья».
- Мерлин, тишина, - с улыбкой искренней радости протянул Люциус, падая в кресло напротив друга. – Поверить не могу, что в ближайшие три часа мы представлены сами себе. – Ты хоть мог прятаться в лаборатории…
- Ага, и сильно мне это помогло? – Северуса всего передернуло от воспоминаний.

Ретроспектива.
Прибытие в Малфой-менор ознаменовалось очередным словесным боем между Северусом и его только что найденным, на собственную голову, сыном. На этот раз юный Снейп пытался втолковать своему отцу, что не собирается оставлять своих занятий, которые посещает уже несколько лет.
- А я сказал, что пойду! – волком уставившись на новоявленного отца, выдал «монстр».
- На эту тему мы поговорим завтра, - прошипел в ответ Северус.
- Завтра в 9 утра у меня занятия, - не собирался отступать его юный отпрыск, глядя почему-то на ногу мужчины. У того как-то сразу заныли синяки, поставленные сыночком в этот долгий и все еще не закончившийся день.
- А что за занятия? – вклинился в их спор Драко.
- Гимнастика, - буркнул Гарри. – А после обеда вокал.
- А это что? – юный блондин заинтересованно уставился на друга, который медленно, но верно превращался в его кумира.
- А это, мой друг, - назидательно начал черноволосый мальчик, беря под руку нового друга и отводя его в сторону…
- Мерлин, за что мне это? – простонал Северус, настороженно глядя на сына. Не было ребенка, и не надо. Так ведь Судьбе угодно стало подарить ему его же сыночка. Кто ж знал, что дите будет вот таким.
- Попал ты, друг, - кажется, эта фраза сегодня стала девизом всего дня. – Что будешь делать?
- Ему бы манеры привить, этикету научить, слегка в магии подучить. Он же ничего не знает, - вздохнул Снейп-старший, все еще не спуская глаз с двух одиннадцатилетних пацанов, которые, похоже, спелись. Судя по восторженной мордашке белобрысого мальчишки, ждет их с Люциусом второй акт концерта – «Отпустите меня на занятия».
- В этом мы способны сами справиться, - серьезно произнес Люциус. – Нарцисса поможет.
- Папа, - прервал их Гарри, выжидательно уставившись на отца. – Я не намерен пропускать свои занятия по какой-либо причине.
- Папочка, а можно мне с Гарри? Ну, пожалуйста! – щенячьими глазами на своего родителя уставился Драко. – У меня получится, честно-честно.
- Гарольд, - Люциус посмотрел на черноволосого мальчика. – Дело в том, что вы почти ничего не знаете о магическом мире, о его традициях. Вам надо до первого сентября хотя бы основы первого курса подучить…
- И? – мрачно выдал ребенок, исподлобья глядя на аристократа.
- У вас не останется времени ни на что другое, - авторитетно заявил Люциус, радуясь, что таким образом смог решить проблему. Зря.
- Вы поете? – осведомился у него Гарри.
- Нет, - покачал головой немного удивленный Малфой-старший.
- Рисуете? – второй вопрос, на который последовал столь же отрицательный ответ. – С гимнастикой и так все ясно. Фехтуете?
- Фехтую, так же как и ваш отец, Гарольд, - кивнул Люциус, все еще озадаченный вопросами ребенка.
- Что ж, если бы будете уделять два раза в неделю по часу на обучение меня фехтованию, то так и быть, я не буду ходить в эту секцию. Но вокал, рисование и гимнастику я не брошу, - заявил Гарри. – Надо будет - сбегу.
- Вокалом я могу с тобой заняться, - в дверях холла стояла красивая блондинка, и с улыбкой смотрела на представление. – Но я очень требовательный педагог.
- Ладно, остаются рисование и гимнастика. Первое у меня три раза в неделю с двух до половины пятого, второе – ежедневно с девяти до одиннадцати, - и выжидательно уставился на двух мужчин.
- Завтра поговорим, - поставил точку в разговоре Снейп-старший. Младший прищурился, несколько секунд разглядывал отца, затем кивнул. Что-то такое мелькнуло в его глазах, что очень не понравилось Северусу, но он решил отложить выяснение отношений на потом.
- Северус, рада видеть тебя, - Нарцисса подошла к зельевару.
- Здравствуй, - кивнул тот.
- И кто этот молодой, столь занятой, человек? – она с улыбкой посмотрела на Гарри. В кругу семьи она могла позволить себе скинуть все маски. А Северус давно уже считался членом семьи.
- Нарцисса, разреши представить тебе моего сына – Гарольда Джеймса Северуса Снейпа, - со вздохом произнес мужчина.
- Хмм, надо же, - хмыкнула женщина. – Чего-то такого, в принципе, можно было ожидать.
Люциус и Северус не стали спрашивать, что это значит. Если Нарцисса посчитает нужным объяснить, она все расскажет.
Тем временем Леди Малфой, хоть и бывшая, уже завела разговор с новоявленным Снейпом, интересуясь его занятиями по вокалу, а также успехами в этой области. Незаметно, все перебрались в одну из домашних гостиных. Мужчины уселись подальше от остальной компании, разрабатывая план обучения монстра. У них был всего месяц, чтобы натаскать парня до приемлемого уровня. Ну, не мог юный Снейп заявиться в школу, находясь на одном уровне с магглорожденными. Они оба совсем не учитывали, что мальчик действительно не собирается оставлять свои занятия в маггловском мире.
Драко следил за разговором матери и друга, у его ног лежала закрытая корзинка, в которой спал тот самый кот. Ни у кого еще в этом мире не было ничего подобного. И подарок Гарри был самым лучшим в его жизни. До встречи с сыном крестного юный блондин считал, что пение, рисование и всякое такое не мужское занятие. Но раз Гарри этим занимается и считает, что это того стоит, почему он, Драко Малфой, не может заниматься тем же. У него уже зародился план, по которому он собирался присоединиться к занятиям своего друга. Да, и взглянуть на мир магглов очень уж хотелось. Юный Снейп так увлекательно рассказывал о каком-то кино, парке развлечений и так далее, что захотелось все это испробовать на себе.
Вечер в доме Малфоев прошел спокойно. Мальчиков увлекла на свою половину Нарцисса, позволив мужчинам заняться своими делами. То и дело можно было услышать звуки рояля, а также голоса мальчишек. Драко-таки присоединился к занятиям. Познакомилась женщина и с новым питомцем сына. Восторг, который она испытала, к счастью не видели мужчины, как и того, что она упросила Гарри создать что-нибудь эдакое и для нее. Как-то раз юный монстр по телевизору посмотрел мультфильм про очень вредного дятла. Теперь этот «птиц» поселился в комнатах Нарциссы. И ладно просто дятел, так еще и говорящий. Кого-то в Малфой-меноре точно однажды хватит удар.
***
Проблемы начались на следующий день. Северус с самого утра заперся в лаборатории, а Люциус у себя в кабинете. Пробраться туда не получалось, а время неумолимо приближалось к девяти часам. Гарри злился, строил планы мести. Драко сидел молча, что-то обдумывая. Ему очень хотелось на эту самую гимнастику, а потом погулять по маггловскому парку и сходить в эту «кину» на «мультик». Брюнет заводился все больше, уже бормоча себе под нос различные виды «мсти», которой будет удостоен отец.
- Знаешь, есть такой автобус, называется «Ночной рыцарь», - задумчиво произнес Драко. – Он за минуту доставит тебя в любое место.
- Прямо за минуту? – скептически выдал Гарри, но заинтересовался новостью.
- Ну, куда-то, конечно, и дольше, но точно быстро, - заявил Драко.
- И как этот автобус вызвать? – поинтересовался брюнет.
- Палочкой взмахнуть надо на дороге, - сказал блондин.
Мальчики несколько секунд смотрели друг на друга, после чего быстро ретировались в свои спальни. Выбраться из дома, выйти за ворота и вызвать «Ночного рыцаря» оказалось вполне легким делом, особенно когда на твоей стороне оказывается полусумасшедший эльф. Как Гарри удалось его уговорить, история умалчивает, но двое юных авантюристов, обчистив Лорда Малфоя на кругленькую сумму, с помощью все того же эльфа, укатили по своим делам.
Первым делом они заехали к Дурслям, где Гарри собрал все свои, нужные ему, вещи. Очень по-доброму, чуть ли не со слезами на глазах, мальчик попрощался на веки вечные со своими родственниками, которые сияли как начищенные медяки, осознав, что сие чудовище покидает их навсегда. Драко почему-то стало их жалко, и не долго думая, он положил целую пачку нераспечатанных фунтов на полочку около телефона. Вернон Дурсль плавно спланировал на пол в глубоком обмороке, осознав, какая именно сумма содержится в пачке. А мальчики, разобрав пожитки Гарри и распределив ношу между собой, отправились в спортивный комплекс.
О, таких впечатлений у Драко в жизни не было. Тренер, у которого занимал Гарри, придирчиво осмотрел блондина. Глаза его загорелись азартом. Материал ему попался бриллиантовый. Осталось только огранить. В общем, без слов и лишних телодвижений, Малфой-младший был принят и тут же завален кучей заданий, которые выполнял с присущей ему дотошностью. Возможно, он бы и сдался, но глядя, что вытворяет друг, сжав зубы с остервенением выкладывался по полной. Тренеру даже пришлось поумерить его пыл, сказав, что он так себя загонит, и завтра не сможет встать с кровати. Но, несмотря на такие физические нагрузки, Драко все понравилось.
После тренировки они зашли в ближайшее кафе, где насладились хорошо приготовленной пищей, которая почему-то привела в восторг блондина, заявившего, что стоит попросить домовиков готовить что-нибудь такое, а то устрицами ему уже надоело питаться. Затем они на часок заглянули в кино. Драко остался под большим впечатлением, заявив, что магглы – это «круто». И наступил час второго занятия. Тут у Малфоя проблем не было. Чувство прекрасного у него было врожденным. С такими-то родителями. Конечно, преподаватель основное время занимался лично с ним, объясняя и помогая. Такого насыщенного дня у Малфоя-младшего не было в жизни, причем еще и такого интересного.
Пока младшее поколение развлекалось черте где, старшее было занято своими делами. Нарцисса после завтрака убыла в Косой переулок, где собиралась подобрать для занятий с Гарри и Драко ноты, нужную литературу, ну, и заодно прогуляться по магазинам. Вдруг что интересное попадется. Люциус занимался делами, запершись в кабинете, а Северус – в лаборатории. То есть, о детях забыли.
И вспомнили только за обедом, когда юное поколение не явилось на него. Вот тут-то и выяснилось, что этого самого поколения не просто нет дома, его даже на территории поместья не наблюдается. Что пришлось двум мужчинам выслушать о своих мозгах от Нарциссы, лучше не говорить. Но факт оставался фактом – наследники исчезли. С горем пополам им удалось выяснить, как именно это произошло. Настоящий шок Люциус испытал, когда во втором своем кабинете не обнаружил в ящике стола большой суммы денег в маггловских купюрах. Он всегда их держал там, поскольку не особо-то и считал, что они кого-то могут заинтересовать в его доме.
Посовещавшись, леди и два лорда пришли к выводу, что отправиться мальчишки могли только на занятия, о которых говорил Гарри. Поиски было решено начать с Дурслей. Бедные магглы. Пришествия Снейпа и двух аристократов они пережили, конечно, без инсульта, но икота на долгое время им была обеспечена. Трое магов не особо церемонились, выясняя, куда могли запропасть двое юных волшебников. Люциус даже проявил милость, оставив им деньги, которые подарил семейке Драко. 100 тысяч футов стали для Дурслей платой за моральный ущерб, так сказать. Вернон вцепился в пачку, как в спасательный круг, молясь всем богам, чтобы никогда больше никто из «этих» не переступал порог его дома. Оставалось только одно решение, которое он и озвучил жене и сыну. Начались спешные сборы. И первого сентября Литтл-Уининг навсегда покинула семья Дурслей, скрывшись в неизвестном направлении.
Маги опоздали. Они прибыли в художественную школу, куда их направил тренер из спортивного комплекса, на пятнадцать минут позже окончания занятий. Мальчики уже успели уйти. И где теперь искать двух малолетних авантюристов?
А наши мальчишки решили сходить на еще один «мультик», который демонстрировался в кинотеатре рядом с парком развлечений, разбитом в центре Литтл-Уининга. Он, конечно, не шел ни в какое сравнение с Лондонским, но вполне подходил для того, чтобы познакомить Драко с этим видом «экстремального отдыха». Аттракционы сменяли один другой. Блондин протащил своего друга через все, а некоторые им пришлось пройти дважды. Малфой-младший был в эйфории, как наркоман, который заглотил дозу. И, кажется, им еще не раз придется наведаться в такой вот парк. Смешной мультфильм на закуску, фастфуд, и можно было отправляться домой, если бы они не оказались у витрины магазина игрушек. Драко долго изучал выставленные игрушки, потом задал кучу вопросов Гарри, после чего затащил его внутрь. Они потратили там очень много времени, до самого закрытия, пока их родители в панике носились по городу, пытаясь их найти. Почему-то Люциус не мог отследить сына ни одним артефактом. А Северус проклинал тот день, когда согласился пойти за Поттером.
Странно, но продавщицы в магазине поверили двум богато одетым мальчишкам, что родители отпустили их одних и даже выдали денег. Расплачивался, естественно, Гарри, как лучше знакомый с денежной системой магглов. А то Драко бы тут заплатил. Их бы давно с такими деньгами, если бы они их показали случайно, прибили бы и выкинули на какую-нибудь помойку. Накупили они всего, так что вышли из магазина с кучей коробочек, пакетиков и так далее. Гарри, недолго думая, взмахнул палочкой. Буквально через пару секунд рядом с ними остановился бешеный автобус, как окрестил это чудо техники брюнет. Стэн помог им загрузить внутрь покупки, посмеиваясь над мальчишками. Они как раз входили в автобус, когда из-за угла вывернули их родители. В общем, те опять не успели, поскольку «Ночной рыцарь» сорвался с места раньше, чем они хоть как-то отреагировали. Оставалось надеяться, что оба отпрыска отправились в Малфой-менор.
***
Ни Люциус, ни Северус не смогли удержаться от того, чтобы не наказать своих своевольных отпрысков. Всыпали им по первое число, и от всей души. Чего они не могли ожидать, так это мстительного характера Гарри, и поддержавшего его Драко. И полной неожиданностью стало присоединение к этой парочке Нарциссы, которая демонстративно собрала мальчиков на следующее утро и отвезла в Литтл-Уининг на гимнастику. И начался ад в Малфой-меноре. Даже лаборатория, в которой пытался скрыться Северус, не стала убежищем. Гарри умудрился два раза отправить ее на воздух. Этот экспериментатор-экстремал следовал только каким-то своим правилам, игнорируя все остальное. Но, в общем и целом, обучение продвигалось вполне неплохо.
Конец ретроспективы.

- Знаешь, я не знаю, что будет в Хогвартсе, - вдруг вырвал Снейпа из воспоминаний голос Люциуса. – Мне заранее жалко школу. Радует лишь то, что там не будет Нарциссы. Но боюсь, на ее место они найдут кого-нибудь другого.
- Хмм, - выдал на это Северус.
- И Драко совсем не слушает меня. Все, что я вбивал в него одиннадцать лет, полетело в Мордреду за один месяц, - пожаловался Малфой-старший. – Ужас, Малфой и считается с мнением магглов. Какой позор. Скажи, в кого у тебя такой сын?
- Если бы я знал, - протянул Снейп-старший. – Я такой язвы в жизни не видел. Мне до него, как до небес. Это не ребенок, а исчадье ада какое-то. Я, наверное, за этот месяц поседел. И эти двое будут на моем факультете. Мерлин, может уволиться? – он с надеждой посмотрел на Люциуса.
- Дамблдор тебя не отпустит, - покачал тот головой. – Хотя с таким сыном… Может и сам вас выгонит через год, или даже меньше. А какой все-таки старика ждет сюрприз. Хотелось бы мне посмотреть на его лицо, когда он поймет, что за чудо явилось в школу.
- Да, завтра в школу, - кивнул Северус.
- Интересно, а что будет с его гимнастикой, рисованием, пением и фехтованием? – Люциус задумчиво посмотрел на собрата по несчастью.
- Я не удивлюсь, если в этом году эти предметы появятся в школьном расписании, - хмыкнул Снейп. – Этот монстр кого хочешь достанет.
- Кстати, что вчера вечером за взрыв был в лаборатории? – вспомнил Люциус.
- У моего сына почему-то получается все только взрывоопасное, - фыркнул Северус. – Я не понимаю логики его действий. Сварить по рецепту ему не интересно. Скучно, видите ли. Вот он и смешивает ингредиенты в произвольном порядке, или режет их по-другому. Он когда сидит у котла, у него на лице выражении: «А если сделать так, что получится в итоге?»
- Хмм, - выдал Люциус. Если подумать, то он и сам мог сказать, что мальчишка друга был тем еще чудом. Во-первых, ребенок каким-то странным методом изучал книги. Систематизировать его знания не получалось просто потому, что их был целый ворох, но все они применялись мальчиком в произвольном и зачастую в несочетаемом виде. Чего стоили часы с кукушкой, которые он сварганил своей беспалочковой магией. Нормальные такие часы, только вот кукушка ругалась матом и «посылала» именно на тот час, который «откуковала». Нарцисса почему-то от часов пришла в восторг, и не позволила их уничтожить. В доме немало появилось таких вот безделушек от «кутюр Снейпа-младшего». Ребенок за словом в карман не лез. Поставить его в тупик или заставить замолчать было невозможно. Даже розги не помогали. Северус вот раз пять сына порол и что? Услышал в ответ перечень «мсти», которые дите собиралась в ближайшее время и организовать. И организовал, взяв в напарники Драко и Нарциссу. Ладно, первого партнера можно было тоже выпороть, а что делать с великовозрастной шутницей, впавшей в глубокое детство.
В итоге всех этих рассуждений Люциус пришел к выводу, что рад завтрашнему отъезду деток в Хогвартс. Малфой-менор целее будет. И да, он никак не мог понять, кто же в доме хозяин – он или эта пара малолетних преступников.

18:47 

Ну ты и попал...

Mykyeytsh
Глава 3. Магический мир, встречай, меня любимого! Часть 2.

Люциус и Северус тихо переговаривались, шагая за своими сыновьями, которые тоже что-то обсуждали. Мальчишки вышагивали метрах в трех впереди.
- Что скажешь Дамблдору? – спросил Малфой-страший.
- Скажу, что его задание выполнил, - вздохнул Снейп. – Что конкретно произошло, ему знать пока рано. Сам виноват, что так сложилась ситуация.
- Интересно, а наш директор в курсе того, что Поттер у нас не совсем Поттер, да и не полукровка вовсе? – задумчиво произнес Люциус.
- Думаю, нет, - покачал головой Северус. – Либо его это не интересовало, либо он был уверен в том, что никаких сюрпризов тут быть не может.
- Согласен, - кивнул Люциус. – Не верится, что Поттер стал бы афишировать свои проблемы и неспособность завести наследника. Удивлен, что он ни разу тебя не задел по этому поводу.
- Тут есть еще кое-что, - вздохнул Северус. – Изучая документы, я наткнулся на свидетельство о признании Блека крестным Гарри, его магическим крестным с полными правами и обязанностями.
Люциус посмотрел на друга. То, что сейчас было сказано, могло кому-то ничего не сказать, но не аристократу в энном поколении.
- Ты сейчас понял, что сказал? – решил уточнить Малфой.
- Понял, понял, - усмехнулся Снейп.
- Так с какой радости Блек прохлаждается в Азкабане? – Люциус задумался. Его взгляд упал на черноволосого мальчика, вышагивающего в трех метрах перед ним. Очень нехорошая мысль пришла в голову. – Тебе не кажется, что Блека просто убрали с дороги, как мешающий фактор?
- Кажется, - кивнул Северус. – Я, конечно, не хотел бы, чтобы моего сына воспитывал Блек, но он был бы лучше, чем какие-то магглы, с которыми у него вообще нет никакого кровного родства.
- Интересно, а куда делись документы о ритуале крестного? – задумчиво произнес Люциус. – Надо бы почитать дело Блека. Что-то там нечисто. Его ведь обвинили в том, что он сдал Поттеров Лорду, убил Петтигрю и 13 магглов. Ладно, займусь этим на досуге.
- Займись, - усмехнулся Северус. – Как магический крестный Блек поплатился бы жизнью, если бы стал причиной гибели Поттеров. А он жив и здоров, по крайней мере физически. Чего там у него с головой, понятия не имею.
- Ну, и почему встали? – Люциус посмотрел на двух мальчишек, замерших перед дверью лавки Олливандера. – Входите.
Гарри с каким-то странным выражением лица вошел внутрь вслед за Драко. Сам Олливандер появился перед ними как по волшебству, то есть ниоткуда. Ну, мир магии ведь, тут все возможно. Из фолианта, что юный теперь уже Снейп читал в Гринготсе, он узнал, зачем нужна палочка, вот только не понимал, зачем она вообще нужна, особенно ему.
- О, Лорд Малфой, белый ясень, волос королевской вейлы, двенадцать с половиной дюймов, гибкая, хлесткая, - поприветствовал владелец лавки Люциуса. – Мистер Снейп, липа, перо грифона, тринадцать дюймов.
У Гарри на лице появилось выражением жалости, направленное на Олливандера. Северус поспешил положить свою руку на плечо сына, как бы предупреждая его, чтобы тот промолчал. Он даже представить боялся, что именно может вылететь изо рта ребенка. А судя по выражению на лице, сказать он был готов многое и по существу. Мальчик не сказал ни слова. «Кажется, он все-таки знает границы дозволенного», - подумал Снейп-старший.
- Мистер Олливандер, - склонил голову Люциус.
- Вы привели своего сына за палочкой, - это была констатация факта. – Сейчас мы подберем ее, - взгляд переместился на Гарри. Брови старика поползли вверх. Он переводил взгляд с Северуса на мальчика, и обратно. – Не знал, что у вас есть сын, мистер Снейп.
Зельевар не стал отвечать на это замечание. Ему еще не раз придется выслушивать подобные заявления. Только факта это уже не отменит. Сын у него есть, и вполне даже материальный.
- Что ж, приступим, - глаза Олливандера загорелись фанатичным огнем. – Начнем с вас, юный мистер Малфой, - и старик ушел вглубь магазина, выбирая футляры с разных полок. Гарри несколько секунд следил за ним, затем повернулся к отцу.
- Зачем? – задал он вопрос.
- Что, зачем? – посмотрел на него Северус. Пока удалось сдержать свое раздражение. Глупых вопросов он не любил.
- Зачем нужна эта деревяшка? – переиначил свой вопрос Гарри.
- А колдовать вы как собрались, мистер Поттер? – ехидно поинтересовался Люциус. Ребенок медленно повернулся к нему, окинул его каким-то чересчур презрительным взглядом, протянул в его сторону руку с зажатой в кулак ладонью. Затем мальчик разжал ладонь… Что-то посыпалось на пол. Гарри обернулся и увидел крайне изумленного Олливандера, взиравшего на него, как на Мерлина во плоти. Хотя самому мальчику в голову пришло несколько иное сравнение.
- И давно вы так колдуете? – спросил Люциус, после того как вышел из ступора. У него перед глазами до сих пор стояла картинка горящего языка пламени посередине ладони одиннадцатилетнего ребенка. Он не почувствовал витка силы, какая обычно бывает при использовании сильного заклинания, или когда нужно затратить много энергии, как при беспалочковой магии. И вот какой-то пацан не просто колдует без палочки, даже не поморщившись, так еще и невербально. И выход силы нулевой.
- С пяти лет, - пожал плечами Гарри.
- С пяти лет? – повторил Люциус, удерживая себя от желания впасть в истерику. Он перевел взгляд на друга. Глаза Северуса были совершенно непроницаемы. Казалось, его тут вообще нет. Еще бы, такая новость.
- Я тоже так хочу, - вдруг разрядил обстановку Драко, с завистью и уважением глядя на своего друга.
- А ты что, так не можешь? – неподдельно удивился Гарри. – Это же просто, представил и раз.
- Представил и раз? – вышел из ступора Снейп. Он подошел к прилавку, передвинул какую-то книжку, и затем посмотрел на сына. – Преврати это, скажем, в кота.
- Какого? – потребовал тут же сын.
- Любого, - рявкнул Северус.
- Друг мой, это очень сложно, - тут же начал говорить Люциус. – Одиннадцатилетний ребе…, - он не договорил. Гарри подошел к столу, дотронулся до книги, погладил ее… На столе сидела красивая пушистая кошечка персидской породы, с дымчато-голубой шерстью и симпатичным ошейником с маленьким медальончиком.
Снейп и Малфой старшие выразили свое отношение к происходящему парой десятков непечатных выражений, вызвав у двух мальчишек неподдельный интерес к этому фольклору.
- Это… Это…, - у Олливандера слов не было. Ему еще не приходилось видеть ничего подобного, никогда.
- Как ты это делаешь? – потребовал ответа Северуса.
- Представил и раз, - повторил Гарри.
- Просто представил? – уточнил Люциус.
- Ну, да, я и не так могу, ну то есть, в общем, вот, - непонятно выразился ребенок, погладил кошку…
- Крууууууууууууууууто, - восхищенно выдал Драко. Подхваченное за недолгое знакомство с «Поттером» словечко уже прочно вошло в его обиход.
- Драко Люциус Малфой, - тут же среагировал его отец. Хотя ему и самому хотелось выразиться как-нибудь этак. На столе СТОЯЛ КОТ. И ладно бы он просто стоял на задних лапах. Это было бы ничего. Этот кот был в сапогах со шпорами, у него был ремень, к которому цеплялась шпага, а на голове шляпа с пером.
- А можно его оставить так? – не обращая внимания на отца, обратился юный блондин к своему странному другу.
- У него спроси, - мотнул в сторону кота головой Гарри.
- В смысле? – не понял Драко.
- Хочешь остаться с нами? – обратился юный брюнет к своему созданию.
- С превеликим удовольствием, юный сэр, - мурлыкающим голосом выдал кот, снял с себя шляпу и поклонился, как делали когда-то французские кавалеры. Тишина в лавке была абсолютной. Драко с горящими восторгом глазами уставился на это чудо природы, а Гарри меланхолично теребил манжет своей рубашки.
- Это что? – разродился Снейп-старший.
- Кот в сапогах, - поведал ему сын.
- Говорящий? – уточнил Люциус.
- Ну, да, другой у меня не получается, - пожал плечами мальчик. Еще минута тишина, а затем трое взрослых магов разразились истерическим хохотом. Гарри оглядел их, покрутил пальцем у виска, и присоединился к Драко, который беседовал с необычным даже для мира магии котом.
- Северус, ты попал! – кажется, эта фраза прочно закрепилась за Северусом. Он уже и сам понял, что попал, и попал конкретно. То, что сделал его сынок, не подчинялось никаким законам магии, вообще никаким.
- Мистер, Снейп, - произнес Олливандер, придя в себя. – Я думаю, что вашему сыну нужно просто взять в руки какую-нибудь палку, а не подыскивать ему палочку. Такой талант! Палочка зарубит все на корню. Этого нельзя допустить. Он просто уникум. Я сейчас все сделаю. Нечто, просто нечто…, - бубнил старик, уходя вглубь магазина.
- Что будешь делать? – Люциус серьезно посмотрел на друга.
- У нас есть месяц, чтобы понять, что он такое, - произнес Снейп, глядя на сына.
- Дамблдора хватит удар, - усмехнулся Малфой.
- А вот ему знать об этом не стоит, - мрачно выдал Северус. – У него и так планов на этого ребенка, хоть лопатой разгребай.
- И все же, это нечто, - усмехнулся Люциус, разглядывая «поттеровское» создание. С мальчишкой действительно придется разбираться, более того, не разрушая его способности загнать в общепринятые рамки, иначе юный Снейп окажется в Отделе тайн под пристальным вниманием тамошних ученых в качестве подопытной крыски. Уж лучше они сами все узнают, и скроют от остального мира, насколько смогут.
- А еще что-нибудь можешь создать? – горящим взглядом уставился на друга Драко. То, что сын крестного его друг, юный Малфой уже не сомневался, и более того, отпускать Гарри он не собирался.
- Что? – спросил брюнет.
- Ну, что-нибудь, - протянул Драко. Гарри на секунду задумался, затем взял один из футляров, выпавших из рук Олливандера, провел рукой по бархатной поверхности. Да, все же недостаток знаний может привести к неординарным последствиям. Если бы юный создатель превращал только футляр, то у него вышло бы то, что он задумал, но внутри лежала палочка…
- Это что? – удивленно уставился на новое творение друга Драко.
- Ммм, - выдал тот, скептически глядя на зверушку: вроде кот, только раздвоенный язык сверкает из полуоткрытой пасти, глаза какие-то странные, с всполохами, крылья, как у летучей мыши и хвост, как у льва. – Вообще-то, должна была быть летучая мышь, - задумчиво произнес Гарри.
- Неуч, - неожиданно нежно произнес Снейп, потрепав сына по голове. Он-то сразу понял, что случилось.
- Счасссс, как дам, летучшшшшая мышшшшшь, - выдал этот кошачий экземпляр, выпуская когти и направляясь к своему создателю.
- Распылю, - пригрозил тот.
- Неуч, - улыбнулся Северус.
- Вот, - снова вынырнул откуда-то Олливандер, и замер, глядя на очередное творение мальчика. – Мда, - выдал он через несколько секунд. Ваша палочка, юный мистер Снейп. Это ракита. Вам подойдет. Без составляющих. Будьте осторожны, не стоит всем знать о вашем даре. Теперь займемся все-таки вами, юный мистер Малфой. Сейчас подберем для вас палочку.
- Ивввввва, двенадцать дюймовфффф, волосссс черного пегассссса, - выдало создание.
- Что? – переспросил Олливандер. Тварюшка повторила. Старик несколько секунд смотрел на нее, затем снова удалился, чтобы через минуту появится с футляром, который и передал Драко. – Попробуйте, мистер Малфой.
Палочка отозвалась сразу, наполняя Драко теплом и радостью.
- Поздравляю, мистер Малфой, - задумчиво произнес Олливандер. – Ива, волос черного пегаса, двенадцать дюймов. Мистер Снейп, - посмотрел он на второго мальчика. – Не могли бы вы оставить ваше создание в моей лавке? Обещаю, что буду заботиться о нем.
- Оссссставввввь, - потребовало создание.
- Оставайся, - пожал плечами мальчик. – Мы тут закончили? – посмотрел он на отца и Люциуса.
- Сколько с нас, мистер Олливандер? – поинтересовался Малфой-старший.
- 7 галлеонов за палочку вашего сына, и 1 галлеон за палочку юного мистера Снейпа, - произнес старик. Он смотрел в спину своим неординарным клиентам, пока те не покинули его лавку. Затем он вытащил из-за прилавку приготовленный для юного мистера Поттера футляр, который не пригодился. Увы, палочка из остролиста с пером феникса пока не нашла своего владельца. Только вот говорить об этом он никому не будет.
- Уфф, - выдал Гарри, когда они вышли на улицу. – И чего все так любят таинственность разводить?! – вопрос был явно риторическим, так что никто ему отвечал не стал.
Книги и писчие принадлежности они купили почти без проблем. Юного Снейпа смогли уговорить не скупать все книги подряд только тогда, когда заверили, что в Малфой-меноре в его распоряжении окажется одна из лучших библиотек в магическом мире. Потом они вошли в «Волшебный зверинец». Особого энтузиазма Гарри не проявил, равнодушно скользя по предоставленному живому товару. Если уж приспичит, то он и сам себе что-нибудь создаст. Ведь его зверушки всегда оставались такими, как он их создал, если он сам их не возвращал в первоначальный вид. Но тут его внимание было привлечено мрачным взглядом полярной совы. Гарри несколько секунд смотрел на нее.
- Ее, - указал она на сову. Снейп-старший вздохнул. Выбор был не очень, если честно: слишком приметная, слишком запоминающаяся.
- Это неудачный выбор, мистер Снейп, - произнес Люциус, зная, что лучше мальчика Поттером не называть. – Для почтовой совы…
- А кто сказал, что я собираюсь с ней почту посылать? – фыркнул Гарри. – Для почты можно и вон ту, рыжую приобрести. А эта мне просто нравится.
- По… Гарри, - несмотря на раздражение, Северус вовремя себя поймал.
- Ты что, не можешь сделать мне подарок на день рождение? – перед мужчинами появился маленький мальчик, обиженный всеми. Губки задрожали, глаза наполнились слезами.
- Мерлин всемогущий, - выдохнул Люциус. – Вот это метаморфозы.
- Будет тебе сова, - вздохнул Снейп. Нет, он не сдался, прекрасно зная, какой из его сына актер. Просто ему совершенно не хотелось сейчас устраивать баталии. Для одного дня и так впечатлений было слишком много.
Драко тоже отличился, выбрав черного филина. Мужчины только переглянулись, решив, что мальчишки договорились довести их сегодня.
Через час после того, как было закуплено все остальное, они уже сидели в кафе Фортескью, где мужчины решили порадовать своих отпрысков мороженым. Драко тихонечко канючил, выпрашивая у отца метлу. Люциус был непреклонен. Гарри молчал, мрачно ковыряясь в своем мороженом.
- Его есть надо, - усмехнулся Северус, глядя на сына.
- Почему все так? – вдруг спросил мальчик, подняв глаза на отца.
- Как так? – уточнил Снейп.
- Чтобы заставить Дурслей оставить меня в покое, мне пришлось постоянно применять, как теперь выясняется, магию. Тетя Петуния всегда говорила «ЭТО». Магия, волшебство – эти слова были под большим запретом, - Гарри мрачнел с каждым словом все сильнее. Северус напрягся. Похоже, сейчас он что-то узнает из жизни своего сына в доме тех магглов. – Сначала вообще все было плохо, а потом у нас появился договор. Когда я смог напугать их достаточно сильно. И все равно, это не заставило их купить мне новые вещи или переселить меня в нормальную комнату из чулана. Идти в приют не хотелось, пришлось согласиться.
- В чулане? – Драко изумленно уставился на своего друга, разом забыв про метлу.
- Ага, - мрачно вздохнул Гарри. – Вот так меня любили десять лет.
- Дамблдор в своем уме? – Люциус посмотрел на Северуса.
- Понятия не имею, - признался тот. Ему сначала, еще там, в доме Дурслей показалось, что это просто игра какая-то у мальчишка – обитать в чулане. Но сейчас стало ясно, что это не так. – Где ты был, когда я пришел за тобой?
- В школе, - Гарри недоуменно уставился на отца.
- Сейчас же лето, - такое же недоумение проступило на лице Драко.
- А, не, не в этой, - опять непонятно ответил юный Снейп. – В школе искусств. У меня были занятия по рисованию.
- Ты рисуешь? – удивился Малфой-младший.
- Ага, и еще гимнастикой занимаюсь, - кивнул Гарри. – Пытался заниматься музыкой, но не хватает времени на рояль, так что я теперь пою, два раза в неделю.
- Ты что делаешь? – переспросил Люциус, глядя на этого невозможного ребенка, который все никак не может исчерпать лимит для удивления окружающих.
- А с совами что? – Северус устал. Он очень сильно устал от новостей и сюрпризов, которые все никак не закончатся.
- Ааа, ты видел сколько их было? Зачем столько сов отправлять? – завелся Гарри с полоборота.
- Уймись, - прошипел Северус. – Что ты сделал с совами, малолетний монстр?
- Кошки миссис Фигг оказались очень кстати, - подал плечами мальчик. – А совы, они же птицы.
- Ты натравил котов на сов? – удивленно переспросил Драко.
- Ну, да, а еще пугал наставил во дворе, и из рогаток в них стрелял, - поделился Гарри.
- Чем? – не понял младший блондин.
- Из рогаток, я тебе потом покажу, - сказал Гарри, и повернулся к отцу. – Надо у Дурслей забрать мои вещи, то есть краски и всякое такое. И в школу мне надо завтра. Я не хочу свои занятия бросать.
- Посмотрим, - медленно произнес Северус, мысленно представляя картинку того, что это малолетнее чудовище делает с совами. Ему казалось, что сын чего-то не договорил. – Пора бы уже и честь знать, - произнес он.
Подхватив своих отпрысков и покупки, мужчины отправились к выходу, чтобы через десять минут аппарировать из небольшого темного тупичка около Дырявого котла в Малфой-менор.
«Что ж, магический мир, встречай его любимого!» - подумал Снейп, прижимая сына к себе. Он уже не сомневался, что август будет очень веселым и просто незабываемым. А еще сочувствовал Люциусу. Драко Малфой, судя по выражению лица, идеалом для себя выбрал именно Гарри. Идеалом для поведения. Малфой-менор может и не выстоять.

18:08 

Ну ты и попал...

Mykyeytsh
Глава 2. Магический мир, встречай, меня любимого! Часть 1.

Сразу уйти им не удалось. Поскольку ритуалы дали ясно понять, кто кому кем приходится, то гоблины настояли на том, чтобы все оформит сейчас, не сходя с места, то есть, закрепить документально все права Северуса, на его биологического сына. Сам этот сын ничего против такого поворота в своей жизни не имел. Гоблины хоть и держались в стороне от всего остального магического мира, даже находясь в самом центре это самого мира, имели кое-какой вес, и могли проделать кое-какие операции без министерских чиновников. И одним из них было изменение принадлежности к роду после получения подтверждений. Сейчас был именно такой случай.
Гарри Поттер на данный момент менял свое юридическое состояние. Во-первых, у него был живой биологический отец, а это автоматически уничтожало любое опекунство. Судя по документам, имеющимся в банке, Дурсли не было официальными опекунами мальчика, а теперь вообще считались посторонними людьми, а, значит, не имели никакого права вообще на этого ребенка. Да уж, Дамблдор многое упустил, поторопившись сбагрить Избранного из магического мира. Теперь мальчик переходил под полную опеку своего настоящего отца – Северуса Снейпа. Сам зельевар поражался тому, что так, ну почти, спокоен. В принципе, любой мог бы просто забыть об этом, но сам он не собирался выбрасывать из своей жизни так внезапно приобретенного сына, да еще и от любимой женщины, хоть и поступившей с ним так жестоко. Если Северус ожидал, что мальчишка будет похож на Поттера, то ему хватило одного взгляда, чтобы понять, не похож. В этом ребенка слились черты всех трех его родителей. Причем очень гармонично. «Паршивец будет очень красивым», - бросая, в очередной раз, взгляд на сына, подумал Снейп.
В общем, вскоре все документы были оформлены, и Гарри Поттер окончательно превратился в Гарри Джеймса Северуса Снейпа, наследника Принца и регента Поттера. Регента, поскольку титул лорда или леди будет принадлежать ему сыну или дочери, которым он этот титул и передаст, и это будет его второй ребенок, или третий, в зависимости от того на ком и на каких условиях будет заключен его брачный договор. Копия документов мгновенно оказались в деле Гарри, в Министерстве. Опекунство Дамблдора было автоматически прекращено, также как и устранен его допуск к сейфам Поттера. Теперь уже Северус Снейп был распорядителем имущества своего сына, который получил в свое распоряжение имущество Поттеров и Даркморов, как регент и наследник. Зельевару только оставалось хмыкать, ведь он теперь, можно сказать, владел тремя состояниями чистокровных семей.
Оторвав сына от его фолианта, Северус вместе с ним в сопровождении теперь уже хранителя трех состояний спустился в подземелья. Сказать, что ребенка привело в восторг это путешествие, значит, не сказать ничего. Даже гоблины улыбались, глядя на счастливого, и просто переполненного безграничной радостью Гарри. Будь его воля, то есть воля Гарри, он бы еще долго вот так носился на вагонетке по подземельям, вопя от счастья. По его словам, которые никто не понял, американские горки, которые часто называют русскими, и рядом не стояли с этим аттракционом. Снейп уже понял, что ему придется заняться воспитанием сына сразу, как только они прибудут домой. Не пристало аристократу выражаться, как последний нищий из подворотни. Хотя что-то в его сакраментальных, саркастичных сравнениях было.
Уже после осмотра первого сейфа мальчик как-то притих. Северус решил за ним понаблюдать. Ребенка он уже по большей части воспринимал как монстра, неизбежное зло, с которым пришлось смириться. Зачастую ребенок был невоспитанным, наглым… Но сейчас его взору предстал совсем другой мальчик. Снейп с удивлением смотрел, как Гарри, словно бы повторяя его жесты, аккуратно, почти с трепетом проводить пальцами по корешкам древних книг. Было понятно, что книги паршивец ценит. А Гарри все изучал все, на что падал его взгляд: книги, артефакты, оружие, драгоценности.
- Это все мое? – тихо спросил ребенок, поворачиваясь к своему отцу.
- Да, но только после того, как ты станешь совершеннолетним, - подтвердил Снейп.
- Но мое? – потребовал ответа Гарри.
- Я уже ответил, - рявкнул раздраженно Северус.
- Извини, папа, - тихо произнес мальчик, удивляя своего новоприобретенного отца. – Просто, я не думал, что такие чудеса бывают. Почему я все это время жил с людьми, которые по сути мне никто?
- Ошибка, - произнес Снейп.
- Надеюсь, не твоя, - буркнул на это ребенок.
- Нет, не моя, - ответил на это зельевар, чуток покривив душой. Но сейчас разбираться в прошлом, и кто в чем виноват, было, не время и не место.
- Ну, хоть это радует, - буркнул Гарри. – Что теперь?
- Теперь мы берем деньги и идем приводить тебя в порядок, - раздраженно произнес Снейп. Монстр вернулся тут же, нагло оглядел своего папашу и заявил.
- Тебе тоже, папочка, не мешает сменить имидж, а то видок как у вампира после столетней спячке в гробу.
У Снейпа руки зачесались схватить ремень и отходить это языкастое и зубастое существо по одному мягкому месту, причем так, чтобы он долго-долго не мог сидеть на этом самом месте.
- А что? – посмотрел на него разлюбезный сыночек.
- Марш за мной, - приказал Северус сквозь зубы, уже понимая, что его счастливые и относительно спокойные деньки закончились. Жить теперь будет весело, а, главное, почти как на вулкане. Перед тем как покинуть сейф Принцев, Снейп взял немного денег, а в офисе своего поверенного оформил бездонный кошелек лимитом на 2000 галленов, на всякий случай. Мало ли что взбредет в голову его сынку. С ним легче согласиться, чем спорить. Это он уже понял, побывав в доме Дурслей. Ведь еще никому не удавалось заставить его сделать что-то, чего бы он сам не хотел. До сих пор.
Наконец, все дела в Гринготсе были закончены, и они поспешили в Косой переулок за покупками.
- Ну, магический мир, принимай, меня любимого! – выдал его сынок, стоя на лестнице Гринготса. Снейпа аж передернуло от этого заявления. Магический мир почему-то стало жалко, очень жалко.
- За мной, - прошипел он, и решительно двинулся в сторону магазина мадам Малкин. Гарри только пожал плечами и последовал за своим сопровождающим, волей случая оказавшегося его отцом. Идя позади зельевара и не очень спеша за ним, мальчик оглядывал все, что тут было. Он не совсем понимал, что тут такого, что почти все здесь в полном восторге. Торговая улочка и все. Народ сновал туда сюда, повсюду слышались крики, вопли, смех. Подобное поведение Гарри не любил, поэтому поморщился. Его внимание привлекла толпа, расплющившая свои носы по витрине, где были выставлены метлы.
«Во, идиотизм», - подумал он про себя. Интуиция подсказала, что язвить по поводу пускающих слюни придурков, вслух не стоит. Чревато нехорошими последствиями. «Все для квиддича» - прочел он название на магазинчике. Что такое квиддич он уже знал. Книжка, что он читал в банке, была очень познавательной. Там кратенько было рассказано обо всем, в том числе и об этой, кстати, единственной игре магов. Сказать честно, Гарри ее не понимал, как, впрочем, не понимал и футбол. Для него это было пустое время препровождение. Он понимал, когда занимались музыкой, живописью, гимнастикой или какими-то видами единоборств, даже боксом, но этого он не понимал. В общем, квиддич был сразу и навсегда записан в его черный список. Было еще кое-что, что его сильно раздражало – навязчивые взгляды. Да, одежда у него не по размеру, вся в заплатках. Но ведь это не повод так на него глазеть. Может он очень бедный ребенок.
- Ох, совсем ребенок…, - услышал он за спиной. Резкий разворот и бешеный взгляд зеленых глаз впился в говорившую, которая тут же заткнулась. Глаза чуть ли не пускали авады.
- Вам, леди, больше заняться нечем? – мрачно поинтересовался он.
Снейп, каким-то десятым чувством понявший, что что-то не так, остановился, а затем вернулся к сыну. Когда Гарри уже был готов выдать нечто совершенно неподобающее, он опустил руку на плечо сына. Кажется, присутствие за его спиной зельевара сняло любые вопросы, в том числе и желание жалостливо покудахтать над ребенком.
- Клуши, - выдал Гарри, когда обе женщины, столь опрометчиво высказавшиеся на его счет, исчезли в дверях первого же попавшегося им на пути магазина. – Терпеть не могу, когда лезут со своей жалостью, когда их об этом не просят. Где там ваш этот магазин одежды? Надоело уже испытывать эти взгляды на себе.
Снейп молча развернул его в нужную сторону и подтолкнул в спину. Через это состояние жалости ему в свое время также пришлось пройти. Если бы не Люциус, еще бы неизвестно, справился бы он со всем этим. Малфою удалось доказать ему, что не стоит обращать внимание на идиотов, и тратить на них свои нервы. Его сын сейчас проходил стадию озлобления, как ему показалось. Но в данный момент они были способны ликвидировать эту проблему раз и навсегда. Надо было только дойти до магазина.
Неожиданно на их пути появилась преграда, в которую злой Гарри и вписался всем корпусом. Преградой оказался Люциус Малфой. Он уже хотел поздороваться с Северусом, как врезавшийся в него ребенок, судя по всему, Гарри Поттер, сделал шаг назад и медленно стал поднимать голову. Люциус просто всем своим существом ощущал его взгляд, скользивший от самых носков начищенных серых туфлей вверх. Наконец, зеленые глаза встретились с серыми, и замерли, словно чего-то ожидая.
- Сноб, - выдал Гарри, затем аккуратно обошел Малфоя и пошел дальше. Люциус удивленным взглядом проводил мальчишку, затем перевел вопросительный взгляд на друга. Задать вопрос он снова не успел.
- Папуля, ты еще долго будешь изображать столб? – ехидненько поинтересовался ребенок, бросив взгляд из-за плеча на Снейпа. Челюсть Малфоя медленно поползла вниз. Вся его маска одним разом исчезла, делая его больше похожим на человека, чем на ледяную глыбу.
- Не сейчас, - буркнул Снейп, подхватил друга под локоток и потащил вслед за монстром, который как раз входил в нужный магазин.
Гарри вошел в светлое помещение, осмотрелся. На специальном подиуме стоял мальчик, наверное, его ровесник. То, что это сын увиденного им на улице блондина, он даже не сомневался.
- В Хогвартс, дорогой? – пропела ему женщина, которая обмеряла блондинчика.
- Ну, - буркнул Гарри. Звонок на дверях объявил, что появился папочка.
- Мистер Снейп, вы у нас очень редкий гость, - мадам Малкин была удивлена появлению в своем магазине зельевара.
- Моему папочке не мешало бы сменить гардероб, - буркнул Гарри.
- Па?.. – у мадам Малкин чуть глаза на лоб не вылезли.
- Крестный, - чинно поздоровался младший Малфой.
- Лицо попроще сделай, - тут же бросил ему Гарри.
- Паршивец, - прошипел Снейп, хватая сына за шкирку. Зря. Удар ногой был не менее сильным, что и прежние два. Выпустив мальчишку из своей хватки, Северус теперь шипел и ругался на всех доступных ему языках.
- Северус, ты не хочешь мне ничего объяснить? – Люциус уже даже не пытался вернуть на свое лицо маску.
- Люц, познакомься с моим сыном Гарри Джеймсом Северусом Снейпом, наследником Принцем, регентом Поттером, - чинно произнес Снейп, при этом бросая яростные и многообещающие взгляды.
- Сын?! – удивленно воскликнули хозяйка и двое Малфоев, глядя на мрачного мальчика.
- Я не манекен и не скульптура, чтобы меня рассматривать, и тут не музей, - раздраженно произнес он.
- Гарри, уймись, - не выдержал Снейп.
- А что? Чего они все так смотрят? Тоже мне, нашли мыльную оперу, и челюсти с пола подберите, - мгновенно отреагировал Гарри.
- Ты где его откопал, Северус? – Люциус изумленно посмотрел на Снейпа.
- Ге откопал, там меня уже нет, - ответил маленький монстр.
- Ты почему моему отцу грубишь? – обижено выдал Драко, который все еще не отошел от новости, что у крестного есть сын.
- Подожди, - Люциус вдруг схватил за руку Северуса. – Это Поттер?
- Я - СНЕЙП! – рявкнул Гарри, но тут же спокойно добавил. – И чуточку Поттер.
- Люциус, я все объясню, но сначала мне надо…, - начал Снейп-старший.
- Я и сам могу подобрать себе одежду, - заявил «монстр».
- Оно и видно по вашему внешнему виду, - язвительно выдал Люциус.
- А я бы на вас посмотрел, если бы вам пришлось прожить десять лет в чулане под лестницей и жить у родственников, которые к тому же не твои родственники, да еще и ненавидят все, что не является стандартным, - отбрил его младший Снейп.
- Ты Гарри Поттер? – удивленно воскликнул Драко, увидевший шрам, когда Гарри сдул со лба прядки волос, упавшие на глаза.
- Да, сколько же можно повторять, Снейп я, Снейп, - закатил глаза мальчик.
- Ну, ты и попал, друг! – протянул Люциус, разглядывая мальчишку. Ладно бы, это был просто потерянный сын друга, так тот еще и оказался Поттером, да еще и такой вот мелкой, но очень языкастой ядовитой змейкой. Кто бы мог подумать, что Избранный будет таким. И вот, Избранный ли?
- Без тебя знаю, - вздохнул Северус. – Представляешь, он меня заставил вымыть волосы, - вдруг пожаловался он.
- Я заметил, но решил не травмировать тебя своим вопросом, - усмехнулся Люциус в ответ. – И что теперь? Что ты собираешься делать?
- Что, что… Забираю его к себе. Документы уже все оформлены, - сказал Снейп. – Он все-таки мой сын. Знаешь, если бы не все эти случайности, то я бы так и не узнал, что на самом деле имею титул Принца, что у меня сын от любимой женщины. Все было бы по-другому.
- Значит, Поттер не знал, что его женушка родила ему не его сыночка, - усмехнулся Люциус.
- В том-то и дело, что знал, - буркнул Северус.
- ЧТО?! – да, сегодня был день, когда Малфой то и дело терял свое самообладание.
Пока Снейп вводил друга во все перипетии сегодняшнего дня до встречи с ним, Гарри все-таки решил поближе познакомиться с младшеньким блондином.
- Я не понимаю, как ты вдруг оказался сыном моего крестного? – уже через некоторое время, когда Гарри прекратил язвить.
- Ну, скорее всего, мама постаралась, только вот папулечку моего забыла предупредить, - не удержался от сарказма мальчик.
- Даааа, - протянул Драко глубокомысленно. – И что теперь?
- А теперь я ответственность папочки. Придется ему учиться быть отцом, - хмыкнул Гарри. – Слушай, ты можешь быть человеком? Я, конечно, понимаю, что хочется быть похожим на отца, но ты же личность, блин, а не его клон, - уставился он на Драко.
- А что такое клон? – удивленно вопросил блондин.
- Значит так, Дрей, - решил взяться за Малфоя-младшего Гарри, не обращая внимания на изумление своего нового «друга» на данное ему имя. В общем, в течение 15-ти минут он в довольно доступной форме выдал тому все, что думает о его поведении, а также выдал кучу рекомендаций. Драко сначала злился, потом удивлялся, а в конце просто впал в прострацию. Гарри, оставив блондинчика приходить в себя, пошел третировать мадам Малкин. Бедная женщина, такого покупателя у нее еще не было. Мальчик абсолютно точно знал, что ему надо. Сейчас, глядя на него, хозяйка магазина вынуждена была заметить. Что даже в этих странных старых, слишком больших шмотках, мальчик выглядел очень даже ничего.
- Мистер Снейп, - обратилась она к Северусу. – Что именно вы хотите приобрести для мисс…, для вашего сына.
- Все, - произнес тот.
- Белье, повседневная одежда, мантии? – уточнила мадам Малкин.
- Все, - подтвердил тот. – Наследник Принцев должен соответствовать своему титулу и положению.
Гарри, а вместе с ним и Драко, который выступал в роли критика, выбирали, мерили, браковали и снова выбирали. Двум старшим магам было не до этого, они пытались разобраться в том, что происходит, и каким образом все это вообще могло произойти. И Гарри решил воспользоваться случаем, естественно на пару с Драко, который поддержал эту жуткую, по его мнению, идею. Они выбрали одежду для Северуса Снейпа.
Наконец, перед мужчинами предстали два мальчика. На Драко была теперь другая мантия, более темная, которая выгодно подчеркивала его внешность, особенно глаза. Его волосы лежали свободно и не были прилизаны. Это вызвало удивление у Люциуса, но он был вынужден признать, что так сын выглядел намного лучше. А вот второй мальчик, новоявленный Снейп совершенно отличался от того, кто вошел в этот магазин. Черные классические брюки и рубашка, дорогие качественные туфли и темно-зеленая летняя мантия – составляли его ансамбль. Волосы были причесаны, перевязаны лентой в хвост, и косая челка прикрывала шрам.
- Прелестно, - сделал вывод Люциус. Северус вынужден был признать, что сын выглядит достойно.
- Прелестно подходит только девочкам, - фыркнул Гарри.
«О, Мерлин, характер и язвительность со сменой одежды не исчезла», - мысленно вздохнул Снейп-старший.
- Знаете, мистер Снейп, вам бы надо рот с мылом вымыть, - задумчиво произнес Люциус.
- Вот когда заимеете на меня все права, тогда и будете мыть мне рот с мылом, а пока это прерогатива моего папочки, - сказал, как отрезал мальчик. – И потом, моему папочке и самому бы не помешал кусок мыла.
- Прибью, - прошипел Снейп, снова приходя в состояние ярости. Стоило только, мальчишке появится рядом, как весь его хваленый самоконтроль летел к Мордреду.
- Ну, ты и попал, друг! – повторил Люциус, разглядывая сына своего друга. Надо сказать, мальчик был похож и в то же время не похож на Северуса. Но характер у него был ого-го какой, похлеще, чем у Северуса, не говоря уже об остром язычке. Но было кое-что, что запала в голову Млфоя-старшего, правда, пока не оформилось.
- С вас 325 галлеонов 12 сиклей, мистер Снейп, с улыбкой произнесла мадам Малкин. Челюсти старших магов отъехали вниз.
- Ты что, скупил весь магазин? – ошарашено разглядывая сына, спросил Северус. Злиться у него сил уже не было.
- Я же должен соответствовать своему новому положению, - заявил Гарри.
- Мистер Малфой, с вас 52 галлеона 29 сиклей, - влезла в разборки магов мадам Малкин.
- О, Мерлин, - вырвалось у Люциуса, но он безропотно рассчитался.
- Куда доставить покупки? – поинтересовалась хозяйка магазина, когда получила деньги и с Северуса.
Вопрос поставил зельевара в тупик. В Хогвартс он сейчас не мог забрать сына. Дамблдор мог сильно помешать, а Северус решил пока держать Гарри подальше от директора. Что-что, а интуиции он своей всегда верил и следовал.
- В Малфой-менор, - вдруг произнес Люциус. – И наши покупки, и мистера Снейпа.
- Хорошо, улыбнулась мадам Малкин. Она была довольна, ведь она только что выполнила план нескольких месяцев.
- Ну, куда теперь? – требовательно уставился на Люциуса и Северуса.
- Гарри, давай договоримся, - Малфой-старший пристально посмотрел на мальчика.
- О чем? – подозрительно прищурился Гарри.
- Ты не будешь издеваться над своим отцом и надо мной, - вздохнул Малфой-старший, уже понимая тщетность своей просьбы.
- Нуууу, - протянул Гарри. – Если вы не будете вести себя как придурки.
- За что мне это? – простонал Северус.
- За все хорошее, - тут же последовал ответ от ехидного сыночка.
- Все, пошли за палочками, - распорядился Люциус, понимая, что если что-то не сделать, то это так и будет продолжаться. А день ведь не резиновый.

18:02 

Ну ты и попал...

Mykyeytsh
Глава 1. Ну, здравствуй, папочка!

Снейпу пришлось затратить час на все дела в доме Дурслей. В эти дела входили: принятие ванны, сушка волос маггловским предметом с помощью хозяйки дома, примерка цивильного костюма, оставшегося от отца Петунии, чистка мантии и чаепитие, на котором настоял «злыдень из чулана». Кстати, из этого самого чулана он так и не появился. Наконец, все условия были выполнены, и Снейп стоял в холле доме, мрачно прожигая взглядом дверь в чулан.
- Как бы вы на нее не смотрели, она не загорится, - выдал «злыдень», являясь на свет божий.
- Ээээ, он сразу поедет в школу, или еще вернется к нам? – нервно поглядывая на кузена, спросил Дадли.
- Тебе же ясным языком сказали, что занятия начинаются первого сентября, - закатил глаза Поттер. – Естественно, я сюда вернусь.
- Ну, мало ли…, - как-то осторожно и с некоторой надеждой произнес Дадли.
- Мечтать не вредно, вредно не мечтать, - хмыкнул Гарри, затем перевел взгляд на своего провожатого, продолжавшего сверлить его мрачным взглядом. Только вот первоначального презрения к мальчишке у Северуса уже не было. Он вообще не мог понять, что за существо этот Поттер, который, судя по всему, и совсем не Поттер.
- Ну? – Гарри вопросительно изогнул бровь. Снейп еле сдержался, увидев этот присущий только ему жест. Да, вот такой изгиб брови был его излюбленным фирменным знаком. И сейчас он видел его на лице одиннадцатилетнего пацана.
- Следуйте за мной, мистер Поттер, - рявкнул Снейп, не сдержавшись. День сегодня у зельевара с самого утра не задался. Но бесило его не это, а то, что какой-то маленький засранец уделал его, великого ужаса Хогвартса.
- Можете топать сами, - холодно объявил Гарри, разворачиваясь в сторону чулана. Это стало последней каплей для Северуса. Он схватил мальчишку за плечо и аппарировал, не подумав, что в таком состоянии это может закончиться очень плачевно, хотя бы по той причине, что ребенок мог начать вырываться. Ему повезло, что Гарри в таких случаях не поступал согласно инстинктам. Он начинал действовать потом. Как только земля вернулась обратно, и стало опорой под ногами, младший Поттер со всей своей детской «дурью» пнул своего «благодетеля» ногой по коленке. А в силу того, что аппарировали они прямо в «Дырявый котел», то сему действу, а также его последствиям было много свидетелей. Не ожидавший такой подлянки от малолетнего засранца, который, по идее, должен был его бояться, Снейп взвыл. Мальчишка тем временем отскочил от него на несколько шагов и теперь с мрачной заинтересованностью разглядывал. Он прекрасно знал, что доставил сейчас массу неудобств своему провожатому.
- Убью, крысеныш, - прошипел Северус.
- Могу предложить мыло, - вздернул подбородок Гарри, и тут же ехидно добавил, на секундное замешательство, мелькнувшее в глазах Снейпа. – Чтобы рот вымыть, мышь недоделанная.
Все это стало последней каплей для свидетелей этой милой разборкой. Посетители «Дырявого котла» грохнули дружным хохотом. Снейп попытался схватить Гарри, чтобы протащить его через бар, но не тут-то было.
- Грабли свои от меня убери! – возмущенно взвыл мальчик, недобро сверкая глазами на зельевара. – Размахался тут. Не мельница.
- Снейп, ты какую заразу напоил оборотным зельем? – со смехом обратился один из посетителей к Северусу.
- Этой заразе на самом деле одиннадцать, - буркнул в ответ зельевар.
- Сам ты зараза, - одновременно с ним выдал Гарри, но на порядок громче. – Чего вам все от меня надо-то? Граблями машут, за руки хватают, приказы отдают. Оно мне все это надо?
- Снейп, а малец случаем не твой сынок? Уж больно похож, - снова раздался голос того же самого посетителя. Данное предположение Гарри заинтересовало. Он несколько секунду смотрел на посетителя. Этого времени хватило Северусу, чтобы сграбастать мальчишку себе под мышку и стремительно прошествовать к заднему выходу в тупичок, где был проход в Косой переулок.
- Отпусти меня, мышь летучая, - шипел Гарри не хуже какой-нибудь очень ядовитой змейки.
«Точно, ко мне попадет», - обречено подумал Снейп. – «Таких в Гриффиндор не берут».
- Не дергайся, мордредово исчадье, - прошипел в ответ Северус. Он стукнул по нужному кирпичу палочкой, пытаясь удержать под мышкой другой извивающее тело мальчишки. Поттер был хрупким и тоненьким, но ужасно гибким и, можно сказать, скользким. Ему приходилось применять всю свою силу, чтобы случайно не выпустить его из своих рук. Наконец, арка была преодолена. Поттер был поставлен на ноги, но цепко схвачен за запястье, причем так, чтобы вырваться не было никакой возможности.
«Первым делом Гринготс», - решил Снейп, и потащил своего подопечного к серому зданию гоблинского банка. На удивление, Поттер не сопротивлялся, он даже не издавал никаких звуков. Снейп, минут через пять пути, забеспокоился, стал кидать на мальчишку осторожные быстрые взгляды, пытаясь вычислить, чем ему подобное поведение засранца может грозить.
- Входи незнакомец, но не забудь,
Что у жадности грешная суть,
Кто не любит работать, но любит брать,
Дорого платит – и это надо знать.
Если пришел за чужим ты сюда,
Отсюда тебе не уйти никогда! – все выражением продекламировал Гарри стихи, выбитые над входом в банк. – Банк Гринготс, - прочел он название на здании. – И что? Тут у всех заведений эпиграфы в стихах? – требовательный взгляд на Снейпа.
- Марш внутрь, - прошипел Северус.
- Вы не генерал, а я не Ваш солдат, - фыркнул Гарри. – Синяки на моих руках будете сами лечить, а то я в социальную службу обращусь, они ой как любят всяких извращенцев, которые обижают маленьких сироток.
Северус еле удержался от того, чтобы не уронить свою челюсть на пол. Только что перед ним был маленький монстр, а вот уже действительно сиротка, давящая на жалость. Мгновение, и монстр вернулся.
- Мы так и будем тут прохлаждаться, или все же сделаем все ваши дела в этом заведении? – поинтересовался Гарри.
- Точно убью, - буркнул Северус, дернул мальчишку за руку и влетел внутрь банка. Гарри чуть на пол не упал, такой силы был рывок. Не упал только потому, что Снейп его держал.
- Полегче, терминатор, - выдал он, ловко пиная своего провожатого по той же ноге, которой уже досталось. «Точно будет хромать», - с какой-то мрачной радостью констатировал ребенок. И да, Снейп захромал. Его взгляды, бросаемые на «монстра» были полны ярости и обещания всех возможных кар. Только вот монстру все эти взгляды были далеко по фене, как говорится. Он уже весь был поглощен созерцанием этого странного здания и его работников. То, что это гоблины, он понял как-то сразу. Даже в маггловских сказках и картинках можно, оказывается найти намек на правду.
- Чем могу служить? – к ним подошел гоблин, который только проводил очередного клиента.
- Нам необходимо взять денег вот для этого ребенка, - Снейп кивнул в сторону Гарри, надеясь, что тот не откроет своего рта. Зря надеялся.
- Хмм, а что, это действительно так? Мол, захочешь украсть, тут и останешься? – Гарри решил, раз уж он сюда попал, то надо получить ответы на все вопросы, которые у него появились с момента прочтения стихов на здании.
- Совершенно верно, мистер По…, - гоблин не договорил, слегка нахмурился и уставился пытливым взглядом на мальчика. – Можно ваш ключ от сейфа?
- Да, - буркнул Снейп, отдавая ключ.
- Интересно, интересно, - бубнил гоблин.
- И чего тут интересного, - пожал плечами Гарри. – Врут мне все, как только могут. Никто ничего толком объяснять не хочет. То говорят, что родители пьянчужками были и разбились на машине, то маму в проституции обвиняли, теперь вот оказывается я еще и волшебник какой-то, сейф у меня тоже оказывается есть…
- Что?! – Снейп все-таки не смог сдержать своих эмоций, выслушивая все то, что решил поведать этот маленький наглец.
- Ничего, - буркнул Гарри, затем посмотрел на гоблина. – А выяснить, кто я есть вообще можно?
- Конечно, - кивнул тот в ответ. – Небольшой ритуал, который позволить выяснить все степени родства.
- Замечательно, - оскалился ребенок. – Хочу!
- Поттер, - Снейп уже даже руки потянул, чтобы придушить гаденыша, но тот так быстро юркнул сначала в сторону, а затем за гоблином, что ему ничего другого не оставалось, как последовать за ними обоими.
Северус кипел, почти в прямом смысле этого слова. Он уже устал от мальчишки, а день только начался. Его успели заставить привести себя в порядок. Хотя, народ, кажется, еще не успел понять перемен, произошедших во внешности зельевара. А мальчишка тем временем закидал гоблина, оказавшегося старшим менеджером приемного зала, кучей вопросов от «что?» до «почему?». Снейп удивлялся тому, как спокойно, а главное рассудительно и дотошно отвечает ему гоблин, иногда разъясняя что-то по два-три раза. Наконец, эти двое приступили к самому обряду, который должен был доказать, что Поттер – это Поттер. Ага, сейчас!!! Северусу не везло с самого утра. Так, с какой стати ему должно было повезти сейчас? Правильно, ни с какой. Вот ему и не повезло.
- Гарри Джеймс Северус…, - гоблин бросил взгляд на мрачного зельевара и закончил. – Снейп.
Снейп молча уставился на менеджера, как бы требуя продолжить.
- Дата рождения: 23 часа 59 минут 59 секунд 31 июля 1980 года. Отец – Северус Тобиас Снейп, лорд Принц по завещанию последнего лорда Принца, приходящегося названному родным дедом, чистокровный, - Северус несколько раз вдохнул и выдохнул. Этого он не знал. Что ж, теперь можно было сказать, что он нисколько не уступает своим «друзьям». Состояние Принцев равнялось состоянию Малфоев. Но вот на счет чистокровности он не совсем понял. Гоблин немного выждал, затем продолжил. – Мать – Лилиана Эвангелиста Джейн Даркмор, в удочерении Эванс, леди Даркмор, как последняя в роду, - теперь Снейп уже не мог сдержать изумления. Лили не была магглорожденной, судя по тому, что он только что слышал. – В частичном усыновлении Поттер, - Снейпу показалось, что он что-то упустил.
- Простите, что вы только что сказали? – предельно вежливо попросил он у гоблина.
- Мистер Гарри Снейп был частично усыновлен Джеймсом Александром Поттером, а также признан его наследником с передачей ему имущества, а также родовых способностей. Обряд частичного усыновления был проведен 17 ноября 1980 года, - прочитал гоблин.
- Аааа, - вдруг подал голос маленький монстр. – Так, значит, ты мой папочка, - ой как нехорошо это было сказано. – Ну, здравствуй, папочка! – ехидно выдал ребенок. – И где же тебя носило десять лет моей такой прекрасной жизни.
- Ошибки быть не может? – старательно игнорируя прожигающего его прямо-таки огненными взглядами мальчишку, поинтересовался Северус.
- Лорд Принц, - возмутился гоблин. Слышать в отношении себя титул было приятно, но осознать, что у него есть сын, да еще и от любимой женщины, как-то не получилось.
- И все же, - надежда умирает последней.
- Если хотите, можем провести обряд родства, - гоблину явно это не понравилось. Еще никто не осмеливался утверждать, что они не знают свое дело или способны в таких вещах совершать ошибки.
- Я настаиваю, - заявил Снейп. И снова надежда, что все это всего лишь шутка.
Сегодня был не его день, вообще не его день. Или, наоборот, очень даже его день. Тщательно проверив зелье, которое использовалось при этой проверки, и, удостоверившись, что оно идеальное и то самое, которое он же сам и готовил по просьбе Гринготса, и даже сам консервировал, Снейп мрачно кивнул, давая согласие на проведение проверки. Три капли его крови, три капли крови мальчишки. Зелье красочно переливалось голубым цветом, недвусмысленно говоря, что кровь принадлежала отцу и сыну.
Пока он обнюхивал зелье перепроверкой, Гарри успел выяснить почти все, что ему было нужно об этой самой проверке. Так что он уже знал, что означает голубой цвет.
- Ну, так, где тебя носило, папочка? – повторил он свой вопрос, заданный некоторое время назад.
Снейп мрачно созерцавший до этого зелье, перевел взгляд на ребенка. Внимательный взгляд выхватил из всей картины некоторые моменты: зеленые глаза Лили, вихры Джеймса Поттера, но цвет волос, скорее, его, Северуса, чем Поттера, нос явно от Лили, а вот брови Снейповские, губы от Джеймса, а вот их презрительный изгиб от него, настоящего отца. Мальчик имел черты своих настоящих родителей и приемного отца. Но характер… Да, характер, как теперь уже понимал Северус, был его. Достойный сын своего отца, то есть Северуса Снейпа.
- Алло, папочка, Земля вызывает, прием!!! – помахал перед его носом рукой Гарри. Северус моргнул. И когда ребенок успел подтащить стул и забраться на него, чтобы оказаться на одном уровне с отцом. – Ты на мой вопрос отвечать, дорогой папулечка, собираешься?
- Я понятия не имел о том, что ты мой сын, - задумчиво произнес Снейп, зачем-то отвечая на вопрос. Он никогда не давал ответы, когда с него их требовали, да еще и в его же собственной манере.
- Это дело не меняет, - заявил паршивец (ну, ведь, точно паршивец, особенно с такой ехидной улыбочкой на лице). – Не знание не освобождает от ответственности.
- Поттер! – рявкнул зельевар.
- Снейп, вообще-то, судя по этим бумажкам, - небрежно исправил его сынок. – А если точнее, что Снейп-Поттер. Кстати, раз уж ты объявился, папулечка, к Дурслям я возвращаться не собираюсь.
- И куда же это ты собрался? – уже почти зная ответ, спросил Снейп.
- К тебе, естественно, - хмыкнул монстр. – Я теперь твоя ответственность. Надо же тебя перевоспитать, а то ужас какой-то ходячий.
«Причем тут моя ответственность?» - не понял Северус. Мозги у него отказывались воспринимать реальность. Как так оказалось, что Лили родила ему сына. И, главное, когда? Он что-то никак не мог вспомнить, когда же успел переспать с любимой девушкой, которая, кстати, была уже замужем за другим. Но больше всего его интересовало другое. Судя по документам, Джеймс Поттер прекрасно знал, что ребенок не его, но никогда даже не заикнулся о том, что взял себе его, Снейпа, ребенка. А ведь мог бы поиздеваться всласть, ведь ему, Северусу, не удалось бы отвоевать своего сына никаким путем. Во-первых, ситуация была такая. Во-вторых, Дамблдор бы вмешался. Директор всегда был на стороне мародеров, и поддержал бы именно их. Да уж, судьба – странная штука, и подчас настоящая…
- Опять в астрале, - вывел его из размышлений голос По… сына.
«Ну, и что с ним делать? Отправить обратно к Дурслям? Не уверен, что это будет лучшим решением. Надо сначала разобраться с родословными, особенно Лили», - начал размышлять Северус. – «Если она приемная, то никакой кровной защиты на доме Дурслей нет, просто потому, что они абсолютно, на все сто процентов не являются кровными родственниками этого монстра. Они ему вообще никто. Мерлин, если об этом узнает Министерство или, не дай Моргана, репортеры, скандал будет такой, что полетит не одна голова. А уже то, что мальчик-который-выжил… Мордерд, мой сын Избранный, который ни черта не знает о магии….».
Снейп был в ужасе.
- Так, монстр, - заявил он, глядя на Гарри. Тот вскинул бровь на обращение, но промолчал, приготовясь внимательно слушать новоприобретенного родителя. – Я сейчас разбираюсь со всем, что касается родословных, дел, приданного, имущества и так далее. Ты сидишь на этом диване, молча, и ничему не мешаешь. Потом мы идем в Косой переулок, по магазинам, покупаем все самое необходимое и идем домой. Ко мне домой. К нам. Все остальное дома. Ясно?
- Так точно, папочка! – отсалютовал ему отпрыск. Через секунду он уже сидел на диване со смиренным видом. Слишком, смиренным, хотелось бы сказать.
Пока Северус выяснял свою подноготную, обстоятельства жизни Лили и Джеймса, Гарри где-то уже успел раздобыть какую-то книгу, в которую с чистой совестью и закопался. Это была история магии – от сотворения до наших дней в доступном изложении и без излишеств.
Снейп тем временем узнал много чего интересного. Если бы не этот случай, заставивший его последовать к так называемому Поттеру, то он, наверное, никогда бы не узнал правду. Сомнительно, что с другим провожатым у Гарри возникла бы идея проводить проверку своей личности. Скорее всего, толчком стали слова одного из людей в баре об их внешнем сходстве. Так бы и прожили всю жизнь, не узнав правды. И вероятность такого исхода была очень высокой.
Во-первых, Снейп теперь знал, что он чистокровный, так как его папаша, Тобиас Снейп был сквибом, и магию ненавидел потому, что не мог ей сам пользоваться. С женой он своей тайной не поделился, и все это время позволял сыну, да и все остальным считать, что Северус полукровка. Из какого он рода уже не имело значения, на имущество он все равно имел права, а титула там и так никогда не было. Смысл имел сам факт чистокровности. Судя по завещанию деда, лорда Принца, тот все-таки что-то выяснил о муже своей дочери, иначе не вернул бы ее имя в род и не сделал внука своим наследником. Вот таким образом он теперь был не просто Северусом Снейпом, а лордом Принцем, к тому же чистокровным.
Во-вторых, Лили была дочерью неизвестно как погибшего последнего лорда Даркмора. Его жена умерла при родах, это было известно точно. Самому лорду было всего лишь девятнадцать лет, когда он сгинул. Никто так и не смог сказать, родился ли его ребенок, или умер вместе с матерью. Теперь было известно, что родился. Более того, теперь было известно, что с этим самым ребенком стало.
В-третьих, Джеймс Поттер отставил очень четкие условия и объяснения в завещании. Дело было в том, что он был бесплоден. Отбирать полностью сына у Северуса он не хотел, но желал, чтобы его род продолжился. Для Гарри у него было только одно условие – он должен дать наследника роду Поттеров, и передать все наследие ему, чтобы род смог существовать и дальше.
И, в-четвертых, Снейп узнал, что был проведен полный обряд крестничества. И теперь ему нужно было сделать еще одно дело. Но сейчас следовало заняться своим отпрыском.
Северус посмотрел на сына, но тот так углубился в книгу, что весь остальной мир перестал для него существовать.
- Гарри, - обратился он к мальчику.
- Ну, здравствуй, папочка! – поднял голову тот. Ни издевки, ни издевательства в его голосе не было. Это радовало. Северус надеялся, что они смогут найти общий язык, а также то, что позволит им мирно сосуществовать. Кажется, он забыл, что день еще не кончился.

17:56 

Ну ты и попал...

Mykyeytsh
Пролог. Снейп и Поттер: встреча. И ее последствия?

Вот уже полчаса директор Хогвартса, кавалер ордена Мерлина первой степени, победитель Гриндевальда, глава Визенгомота Альбус Вульфрик Брайан Дамблдор все силы вкладывал в то, чтобы уговорить своего мрачного подчиненного, одного из лучших зельеваров не только Англии и Европы, но и всего остального мира, преподавателя зелий в Хогвартсе, Северуса Снейпа, отправиться за мальчиком, о котором все знают, но никто не имеет понятия, где этот самый мальчик находится. Будь его воля, он бы сам поехал за будущим хогвартским студентом. Но, увы, его ждали в Министерстве.
И как так вышло, что хорошо продуманный план первого знакомства Гарри Поттера с магическим миром полетел в тартары? Дамблдор до сих пор этого понять не мог. Просто в один замечательный момент весь план посыпался, как карточный домик. С самого начала он прекрасно знал, что мальчика его родственники в школу не пустят и постараются всеми силами воспрепятствовать тому, чтобы он встретился с кем-то из мира магии. И действительно, ни на одну сову Гарри не ответил, а несколько последних школьных сов вообще не вернулись. В этом, конечно, была странность, только директор не особо заострял внимания на такой мелочи. Предполагалось, что за Гарри поедет Хагрид. Дамблдор был уверен, что Дурсли отвезут своего племянника в какое-нибудь отдаленное и малозаселенное место, и тогда появление лесничего Хогвартса будет очень запоминающимся. Но вышел прокол – сегодня было 31 июля, а Дурсли все еще были у себя дома, и никуда не собирались исчезать. Миссис Фигг дала ясно понять, что семейство ведет прежний образ жизни, и совы в последние несколько дней вообще к дому номер четыре по Тисовой улице в Литл-Уининге вообше не прилетали. Это было странно и заслуживало отдельного внимания. Послать в маггловский городок малоразвитого полувеликана было бы верхом безумия. Эта кандидатура автоматически отпала еще и потому, что в школу вдруг прибыла министерская и попечительская комиссия, которая с пеной у рта требовала проведения аттестации некоторых работников Хогвартса, и в первую очередь под приказ подпадали Хагрид, Филч, Биннс и Трелони. Он бы сам поехал за Гарри, да вот Фадж настоятельно требовал его присутствия в Министерстве. Еще одним кандидатом могла бы быть Минерва МакГонагалл, как будущий декан мальчика, но она в последнюю неделю моталась между семьями магглорожденных будущих первокурсников, и времени на Гарри Поттера у нее точно не было. Единственным свободным человеком оказался Северус Снейп. По плану он должен был стать врагом Поттера, и их встреча до распределения вообще не должна была состояться. Увы, выхода не было. Дамблдор уже не раз думал о том, как скорректировать свои планы на дальнейшее развитие событий, которое должно было быть под его контролем, но как-то не очень хорошо получалось. Только он ухватывался за кончик ниточки, тот ускользал, заставляя его слегка недоумевать. Дамблдор все же решил пока следовать тому, что получалось, по приезду в школу Поттера все встанет на свои места.
- Северус, у меня больше никого нет, чтобы послать за юным мистером Поттером, - Дамблдор тяжко вздохнул, глядя на зельевара. Тот смотрел в ответ на директора, но молчал. Взгляд молодого мужчины говорил сам за себя. Сейчас Снейп хотел, чтобы его начальник видел, что именно он думает относительно того задания, которое тот решил повесить ему на шею.
- Северус! – Дамблдор решил перейти на приказной тон. Снейп все также сидел напротив, правда, теперь выражение лица у него стало непроницаемым. – Северус!
- Хорошо, директор, но я не собираюсь цацкаться с этим мальчишкой, - наконец, сдался зельевар. Он все равно знал, что Дамблдор настоит на своем, но потрепать нервы старому директору все же было в его силах.
- Тебе всего-то и надо, встретиться с Гарри и провести его по Косой аллее, чтобы он мог купить себе все необходимое к школе, - Дамблдор посмотрел на Снейпа, радуясь, относительно, конечно, что все же настоял на своем.
- Альбус, я уже дал свое согласие и лишний раз уговаривать меня не надо, - сказал, как отрезал тот. «За что мне это?» - Северус был готов прибить директора, если бы знал, что за это ему ничего не будет. Поднявшись, он коротко кивнул своему начальнику и покинул кабинет. Через час ему нужно было отбыть и стать нянькой для Мальчика-который-выжил.
- Да, как же мне все это надоело, - ворча, ворвался он в свои апартаменты. – Поттер то, Поттер се, Поттер придет в школу, Поттера надо за ручку провести. К Поттеру надо съездить, Поттер, наверное, похож на своего отца, - очень похоже передразнивая Дамблдора, МакГонагалл и Хагрида, распылялся Северус вслух, не замечая невольного свидетеля его не столь частого проявления чувств.
- Да, друг, ты, кажется, попал, - раздался насмешливый голос.
- И какого Мордреда тебе понадобилось в моих комнатах? – Снейп мгновенно повернулся и уставился на сидящего в кресле красавца блондина.
- Да, вот, решил заглянуть к другу в гости, раз выдалась такая возможность, - усмехнулся тот в ответ.
- Хмм, - нахмурился Снейп.
- Что же вывело всегда такого непроницаемого человека, как ты, из себя, что ты тут плюешься словами, причем вслух? – Люциус положил ногу на ногу, удобнее устроился в кресле и в ожидании уставился на друга.
- Что случилось? – зельевар словно и ждал этого, чтобы снова завестись. Будь они оба магглами, то сравнение «Кипеть как чайник», стало бы сейчас очень уместным, чтобы объяснить состояние Снейпа. – Дамблдор, чтоб его бороду поели крысы, а сам он подавился теми гостинцами, которыми потчует всех, кто попадает в его кабинет, решил, что я буду хорошей нянькой для нашего мелкого Мальчика-который-выжил!
- Про Поттера я уже понял, - усмехнулся Люциус Малфой. – Ты очень характерно высказался в момент своего прибытия в свои же комнаты.
- Не желаю, - рявкнул Северус.
- Увы и ах, мой милый друг, но тебе придется, поскольку Дамблдор затем будет всеми силами напоминать о твоем невыполненном долге. И не дай Мерлин, вспомнит, кому и чем ты обязан, - Люциус вдруг стал серьезным.
- Знаю, - мрачно выдал Снейп, и в прямом смысле грохнулся в кресло напротив своего друга.
- Когда тебе идти? – Люциус усмехнулся.
- Что, хочешь составить компанию? – съязвил Снейп, мысленно представляя, какой нагоняй получит от директора, если такое случится.
- Ну, пойти с тобой не пойду, - усмехнулся Малфой. – А вот случайно так встретиться с тобой в Косом переулке могу. В конце концов, мой сын тоже идет в Хогвартс в этом году. И там я могу оказать тебе моральную поддержку, пока ты будешь за ручку водить изнеженного избалованного ребенка-легенду.
- Буду премного благодарен, - мрачно выдал Снейп.
- Ладно, встретимся в Косом, а я пошел сопровождать нашу доблестную комиссию, вдруг решившую, что некоторые личности совсем не соответствуют роли, которую им доверил Дамблдор, - усмехнулся Люциус, плавным движением поднимаясь из кресла.
- Гхкмхгм, - выдал нечто странное в ответ Снейп, не глядя на друга. Малфой только хмыкнул в ответ и покинул гостеприимные, в переносном смысле, конечно, апартаменты декана Слизерина, кстати, самого молодого почти за все время существования школы.
Снейп еще некоторое время посидел, мрачно горюя о своей доле, а затем решительно встал и отправился в спальню, сменить черную мантию на не менее черную маггловскую одежду. В отличие от большинства магов Северус понимал, чем чревато появление в маггловском мире классического волшебника. Психиатрическая лечебница будет самым легким, что может случиться. Ровно через час после того, как он покинул кабинет директора, Снейп воспользовался специально выданным ему Дамблдором портключом с точки, где заканчивался хогвартский антиаппарационный барьер, который также не давал никому пользоваться на территории школы и другими видами перемещений. Через какие-то считанные секунды, или, может быть, чуть больше, он очутился в небольшом тупичке, достаточно затемненном, чтобы его появление не было замечено. Чертыхнувшись пару раз, он вышел из тупика и направился к дому номер четыре, в котором, по сведениям директора и проживал Гарри Поттер.
Вся улица представляла собой улочки среднестатистических магглов: почти все домики были одинаковыми, лишь с небольшими вариациями во внешнем убранстве, разбитые клумбы с цветами, автомобилями и тому подобное. В общем, ничего интересного на этой улочке не было. Так подумал Северус Снейп, идя по гравийной дорожке к дверям нужного ему дома.
Он не успел нажать на звонок справа от двери, как та открылась, и перед ним предстал очень-очень-очень полный мальчик. «Эмм, Поттер?!» - мозг никак не мог соотнести стоящее перед ним с тем, как бы должен был выглядеть мальчишка.
- Вам кого? – удивленно рассматривая нежданного гостя, спросил мальчик.
- Мистер Поттер? – выдавил из себя Снейп.
- Мама, тут ЭТОГО спрашивают, - вдруг заорал вглубь дома мальчик. Снейп поморщился от визгливых ноток, появившихся в голосе этого нечто, что прямо сейчас просилось в руки лучших специалистов колдомедицины.
На пороге появилась высокая, тощая женщина совершенно неинтересной, а даже отталкивающей наружности. «На такую, и оборотни не позарятся», - почему-то подумал зельевар.
- Кто вы? – у женщины тоже звучали визгливые нотки в голосе.
- Мне нужен мистер Поттер, - стараясь не выдать своего отношения к этим магглам, а также быть достаточно вежливым, произнес Снейп. - Я – профессор Хогвартса и должен сопроводить мистера Поттера для приобретения всего необходимого для школы, - Северус кожей чувствовал ужас двух стоящих перед ним людей. И не мог объяснить происхождение этого ужаса.
- Его нет, - визгливые нотки стали сильнее.
- И где же он? – раздражение все-таки вырвалось наружу, как бы он не пытался его удержать в себе.
- На своих занятиях, – пискнул толстяк. Северус мерил его мрачным взглядом. «И куда этот мальчишка мог пойти? Его же предупредили о моем приходе сегодня. Дамблдор при мне отправил сову», - подумал он со злостью.
- Ему отправили сообщение о моем посещении, - он смотрел на двух Дурслей, все еще стараясь быть вежливым.
- Ээээ, - толстый мальчик вдруг, прямо на глазах Снейпа, стал съеживаться. Если бы тот не видел этого своими глазами - не поверил бы. – Он не читал, он сову… Ну, она навряд ли когда-нибудь еще прилетит к Поттеру.
- Его нет дома, когда он будет, мне не известно, - вдруг встряла в речь своего сына Петуния Дурсль. Ей очень не хотелось, чтобы этот мрачный человек, тем более один из этих, находился здесь, когда с работы придет ее муж.
- Я подожду его, - заявил Снейп, которого ее желания совершенно не интересовали.
Миссис Дурсль уже пожелала ответить ему что-то грубое и неприятное, как появилось новое действующее лицо.
- Ну, и чего вы тут встали? Не пройти, не проехать!
Снейп успел повернуться, но вот толчка локтем себе в бок совершенно не ожидал. Похоже, сегодня был день, который следовало назвать «Днем проявления эмоций Северусом Снейпом». Мимо него прошествовало нечто маленькое, одетое во все черное, лохматое, с тяжелой большой сумкой. Все это было с грохотом опущено на пол, после чего ребенок повернулся к Петунии лицом.
- Сколько можно говорить, не оставлять своих гостей на дороге? – брови Снейпа поползли вверх. Он неверяще смотрел на стоящего в нескольких метрах от него мальчика. Волосы ниже плеч, невысокий, хрупкий, несколько худой, что следовало бы исправить хорошим питанием, но что его больше всего поразило, так это выражение лица. Там была написана мрачность и что-то такое, что совершенно было невозможно передать словами.
- Мистер Поттер, нам с вами необходимо проследовать в Косой переулок и приобрести все необходимое для Хогвартса, - решил он вмешаться. Ему не хотелось тратить на мальчишку больше времени, чем нужно.
- Для Хогвартса?! – с каким-то странным выражением протянул мальчик, поворачиваясь к Снейпу лицом.
«Да, какой он Поттер!» - пронеслось в ошарашенном мозгу, когда Северус, наконец, смог рассмотреть мальчишку. Глаза и нос у этого ребенка несомненно были от его матери – Лили Эванс. А вот все остальное… Все остальное он взял от него. То есть Северуса Снейпа. Мозг никак не мог осознать то, что видели глаза.
Мальчик с минуту изучал Снейпа, затем резко развернулся и ушел к белой двери, которую Северус отлично видел. Поттер вошел туда, и почти сразу вышел. У него в руках было несколько больших флаконов. Он подошел к Снейпу, всучил свою ношу зельевару и произнес:
- Шампунь, кондиционер, гель для душа, - все это было сказано очень серьезно. – Ванная там. После этого отошел, поднял свои сумки и пошел в… чулан. Глаза Северуса полезли на лоб. Он переводил взгляд со своих рук, в которых продолжал держать флаконы с моющими средствами, на дверь чулана под лестницей, за которой скрылся Пот…, предположительно Поттер. Снейп перевел взгляд на женщину, которая съежилась, и как-то испуганно посмотрела на двери чулана.
- Поттер, - позвала она.
- Пока этот не приведет себя в порядок, я с ним никуда не пойду, – раздалось из-за двери. – И напоите его чаем, что ли. Тоже мне, гостеприимные хозяева.
- Но…, - Петуния бросила боязливый взгляд на Снейпа.
- Вам бы лучше сделать так, как он хочет, - вдруг зашептал Дадли. – Он такие вещи делает, что лучше с ним не спорить. Поттер ненормальный и…. Он страшный, - как-то доверительно закончил толстяк.
- Послушайте, не знаю, как вас зовут, - Петуния с мольбой уставилась на Снейпа. – Сделайте, как он просит, Христом богом прошу, иначе вы никуда и никогда не пойдете. Поттер – из ваших. Он такие вещи делает. Странные и страшные.
- Я не собираюсь потакать капризам какого-то мальчишки, - разозлился Снейп, придя в себя. Он решительно двинулся к двери чулана, резко ее открыл и замер. Помещение буквально полтора на метр представляло собой жилое помещение. Именно жилое, что и было страшно. Здесь было все, что нужно для проживания: кровать, стол, стул.
- Что это? – вырвалось у зельевара.
- А то вы не знаете? – в голосе ребенка послышалась язвительные нотки. – А письмо в чулан под лестницу вы так просто мне послали, да? Интересненькое выходит дельце, правда? Вы, похоже, прекрасно все знали, как мне живется в этом доме, но ничего не сделали. Так вот, СЭР, а не пошли бы вы, - мальчик хлопнул в ладоши. Северус больно приложился спиной о противоположную стену. Дверь чулана с громким стуком захлопнулась.
- Я уже сказал свои условия, при которых пойду с вами в этот ваш Косой переулок, - послышался голос из-за двери.
«Ему точно одиннадцать?» - подумал Снейп. Почему-то это была первая мысль, которая его посетила. Вторая была о том, что ребенок пользуется беспалочковой магией так, словно всегда это мог и умел (ага, даже Дамблдор и Волдеморт при всей своей силе пользуются ей очень осторожно, да и могут, самое большее, применить заклятия второго уровня). А вот третья мысль была слегка шокирующей: «Вот это мелкое чудо (точно чудо) гриффиндорцем не будет никогда». После чего пришла еще она мысль: «Мерлин, помоги Хогвартсу, в школу идет его погибель». В этом он был совершенно уверен.
- Сэр, сделайте, как он просит, – прошептал Дадли, нервно поглядывая на закрытую дверь чулана. Вот это была еще одна загадка, которая требовала ответа, но сейчас нужно было доставить Поттера в Косой переулок. Он посмотрел на лежащие рядом флаконы, тяжело вздохнул, поднял их и пошел в ванную. Что ни сделаешь ради достижения цели.
- В Гринготтсе все выясним, - пробурчал он, закрывая за собой дверь. Он не увидел, как дверь чулана отрылась, и зеленоглазый мальчишка насмешливо посмотрел на него, явно довольный тем, что добился своего.
«Ха, встречай магический мир, Я ИДУ», - весело подумал мальчик, снова закрываясь в своем чулане.

Tartarus

главная