Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
18:52 

предательство знакомо мне

Mykyeytsh
***
На следующий урок зелий Гарри шел как на каторгу. Все органы, отвечающие за чутье, просто вопияли о неприятностях. Поттер с трудом сдерживал желание повернуться и сделать ноги.
Весь урок алхимик чему-то мечтательно улыбался под недоуменными взглядами учеников. В конце пары, поставив пузырек с зельем на учительский стол, гриффиндорец постарался незаметно прошмыгнуть к двери, но был в наглую пойман за шкирку. Офигев от подобного обращения, Гарри завис и позволил втащить себя в соседнюю комнату, где на диване уже вольготно расположился Люциус Малфой.
«Ойееее, маленький пушной зверек!» - подумал Поттер. – «Неужто догадались?»
- Мистер Поттер, - ласково-ласково протянул Снейп, - а не расскажите нам, чем вы занимаетесь в свободное время?
- Профессор? – икнул от удивления Гарри.
- Вы такой нерешительный молодой человек, - пропел алхимик. – Ваша матушка не таким хотела бы видеть своего сына.
Гриффиндорец только удивленно хлопал глазами. Что-то он ничего не понимал. Тут мужчина обошел растерявшегося подростка сзади и неожиданно резко подался вперед, обхватывая его запястья и фиксируя его руки. Люциус вытащил палочку и начал произносить заклятье, услышав первые слова которого, Гарри поплохело. Это была одна весьма старая, но крайне действенная вещь, гарантированно снимающая все иллюзии, Оборотные зелья и прочие подобные вещи. Глухо помянув предков аристократа в самых непечатных выражениях, Гарри попытался вырваться, но Снейп держал очень крепко, и блондин успел дочитать заклинание. Так что через несколько секунд алхимик вполне предсказуемо сжимал в объятиях так понравившегося ему парня.
- И, правда, он, - резюмировал аристократ.
Рыкнув, Поттер вспомнил, что он не только колдовать в свое время учился, и, извернувшись, от души швырнул Снейпа на пол, тут же прыгнув к двери. Которая, впрочем, вполне предсказуемо была заперта.
- Но-но-но! – Люциус примирительно поднял руки. – Мы совершенно не хотим причинить вам вреда, молодой человек! Успокойтесь, Гарри!
- Что вам нужно? – прошипел Поттер.
И Малфой, и с трудом поднявшийся Снейп в эту минуту задумались, где были их мозги и здравомыслие, когда они решили устроить этот концерт. Да этот «мальчишка» их по стенке размажет и не запыхается!
- Совершенно ничего! – быстро ответил блондин. – Нам действительно просто интересно, кто ты и почему скрываешься под иллюзией.
- Многие знания – многие печали, слышали такое выражение? – поинтересовался Поттер, все же начиная успокаиваться.
- Ну, у нас вполне личный интерес, точнее у Северуса, - улыбнулся аристократ. – Еще раз прошу прощения за наши действия. Мы не хотели вас напугать.
- И не напугали, - спокойно ответил Гарри, бросив взгляд на Снейпа. Тот, морщась, держался за плечо. Кажется, при броске Поттер ему что-то вывихнул. – У меня чувство страха давно атрофировано.
Вздохнув, гриффиндорец подошел к профессору и отвел руку мужчины от его плеча. Одно резкое движение, тихий хруст и шипение Снейпа – и Гарри отошел от алхимика. Тот немного удивленно подвигал плечом и облегченно расслабился. Болеть перестало.
- Сколько разных талантов, - усмехнулся Северус.
- Работа обязывает, - пожал плечами гриффиндорец, взмахом руки трансфигурируя себе кресло.
- Работа? – переспросил Люциус. – Вам семнадцать, если мне не изменяет память.
- А я никогда не был обычным ребенком, - скривился Гарри. – Я уже три с половиной года благополучно тружусь. Правда, иллюзию таскаю чуть дольше.
- Уж не с начала ли школы? – поинтересовался Снейп, не отрывая глаз от гриффиндорца.
Поттер только неопределенно пожал плечами. Раскрывать все свои тайны он не собирался. Впрочем, тот факт, что он Невыразимец, поведать придется. Да и Маркус был не против. А пока он пытался незаметно вернуть на лицо хоть какие-то эмоции. А то у него опять физиономия превратилась в каменную маску, спасибо милейшим дементорам за науку о контроле.
Мужчины тоже заметили это странное для подростка безэмоциональное выражение, но решили промолчать. Они и так слишком напирали на парня.
- Давайте разберемся сразу, - произнес Гарри. – Вами действительно двигало исключительно любопытство или вам все же что-то нужно? Предупреждаю, я прекрасно чувствую ложь.
- Как это ни странно для таких законченных слизеринцев, но нам действительно просто интересно, - немного смущенно признался Малфой.
- Ладно. Не знаю, как насчет вас, лорд Малфой, но о вас, профессор, Маркус отзывался, как о человеке, умеющем держать язык за зубами, - произнес Гарри.
- Маркус? – переспросил алхимик. Потом его глаза пораженно расширились. – Маркус Дарквуд?
- Он самый, - кивнул Поттер. – Глава боевого подразделения Отдела Тайн. И мой непосредственный начальник.
- ЧТО?!
- Позвольте представиться полностью. Гарольд Джеймс Поттер, лорд Поттер, наследник клана Эванс. В определенных кругах более известен как Странник. Командир группы «омега» боевого подразделения Отдела Тайн. Невыразимец, - гриффиндорец встал и насмешливо поклонился. На левой руке проявился родовой перстень.
Мужчины сидели как громом пораженные. Такого они точно не ожидали. Даже представить было сложно, каким должен быть ребенок, чтобы в четырнадцать лет стать Невыразимцем. Тут Люциус заметил еще кое-что.
- Наследник клана Эванс? – уточнил аристократ.
- Моя мать происходила из клана истинных ведьм, не думаю, что нужно рассказывать вам, кто это такие, - отозвался Гарри. – Так как я парень, главой клана я стать не могу. Но моя дочь вполне.
- То-то Эванс была слишком сильной для обычной магглорожденной, - задумчиво пробормотал Снейп. – Титул лорда этим летом принял?
- Нет, на тринадцатый день рождения, - усмехнулся Поттер.
Малфой чуть с дивана не упал. Родовой перстень иногда и двадцатилетнего отвергал, считая его недостаточно взрослым. В тринадцать лет даже у наследников чистокровных семей детство в одном месте играет.
- Мои дорогие родственнички, к которым меня зафутболило его маразматичное величество, быстро донесли до меня элементарнейшую мысль о том, что взрослеть мне придется как можно раньше, - пожал плечами Гарри. – Хотя бы чтобы просто выжить.
- Что ты имеешь в виду? – нахмурился Люциус, переходя на «ты».
- Ну, по моим подсчетам мне не ломали только шею и непосредственно позвоночник, - отозвался Поттер. – Все остальные кости были сломаны и некоторые даже по несколько раз. До одиннадцати лет я не имел ни малейшего понятия, что я маг. Но то, что я не похож на остальных, заметил рано, после первого же перелома, исчезнувшего на следующий же день. Своей силой я учился пользоваться исключительно интуитивно. И к школе умел уже довольно много.
Что, кстати, было вполне правдиво. Еще в первую свою жизнь Гарри к одиннадцати годам неплохо овладел телекинезом и левитацией, мог зажечь небольшой огонек, а в случае опасности переместиться подальше от нее. Но, пообщавшись с Хагридом, а потом и Уизли, он понял, что остальные маги этого не могут. Они вообще ничего не могут без палочки. Побоявшись, что его опять будут считать ненормальным, Поттер просто скрыл свои возможности.
- Это переход все границы! – воскликнул аристократ. – Этот старик совсем обнаглел!
- Он уже давно обнаглел, - флегматично ответил Поттер. – Только в последнее время стал еще и слегка беспечным. Раньше он лучше прятал концы в воду. Ведь сейчас практически никто не знает, что именно он был опекуном Тома Реддла. Именно он отдал его в один из кошмарнейших приютов Лондона. Можно сказать, что именно директор создал Волдеморта. А теперь так же старательно создает его Победителя.
- Откуда ты это знаешь? – спросил Снейп.
- Я же Невыразимец, - усмехнулся Гарри.
Тут послышался стук со стороны входной двери.
- Мерлин! Совсем забыл, - скривился Северус. – Отработка с этими имбецилами.
Встав, алхимик быстро вышел из комнаты.
- Лорд Малфой, я вынужден напомнить вам о том, что услышанное в этой комнате лучше похоронить в самых глубоких слоях своей памяти, - гриффиндорец повернулся к аристократу.
- Не волнуйся, - чуть улыбнулся блондин. – Это я привел Северуса к Маркусу. Дарквуд мой хороший друг еще со школы. Он всего на два года меня старше.
- Дааа? – протянул Гарри. – Как интересно. А у нас до сих пор спор летает, сколько Боссу лет.
- И зови меня Люциус. Если уж ты даже с Дарквудом на «ты».
- Мы не особо дружим с субординацией, - фыркнул Поттер. – У меня, например, регулярно тырят пепельницу и сигареты, мотивируя это заботой о моем здоровье и попытками заставить меня бросить курить. Я ж не виноват, что на меня Успокоительное уже не действует, не с моим бешеным метаболизмом.
- Если хочешь, я могу подобрать тебе другое зелье, - предложил Снейп, услышавший последнюю фразу.
- Да я и сам не Лонгботтом, - усмехнулся Гарри. – В зельях я разбираюсь, конечно, не на вашем уровне, но на мастера сдам с легкостью.
- Прекрати «выкать», а? – поморщился Снейп. – Я себя стариком чувствую.
- Как скажешь, - рассмеялся гриффиндорец. – Мне пора. Я еще в Отдел должен заскочить.
- Мордред, а у меня там вся гриффиндорская банда в кабинете, - ругнулся алхимик.
- Я не собираюсь проходить через кабинет, - отмахнулся Гарри. – До встречи.
Мужчины не успели ответить, как парень исчез во вспышке огня.
- А защита? - куда-то в потолок поинтересовался Снейп.
- А ему, видимо, на нее плевать, - также отозвался Люциус.
***
- Маркус? – Гарри зашел в кабинет Дарквуда. – Ты не занят?
- Что-то случилось? – спросил Невыразимец.
- Снейп с Малфоем меня все-таки вычислили, - Поттер плюхнулся в кресло перед столом начальника.
- Долго они, - усмехнулся Маркус. – Я думал, Северус раньше заметит, что ты играешь.
- Да я не особо-то и играл, - пожал плечами гриффиндорец. – Просто старался пореже попадаться на глаза. Думаю, они просто решили, что двух ненормальных подростков даже для Хогвартса многовато, вот и решили начать поиски ночного гостя подземелий с проверки меня.
- Что делать будешь? Я тут краем уха слышал от твоей команды о твоем ночном рандеву с алхимиком, - прищурился Дарквуд.
- И ты туда же? – возмутился Гарри.
- Он тебе подходит, - невозмутимо отозвался Невыразимец. – Ты слишком долго был один, Гарри. Все твои загулы всего лишь способ расслабиться и сбросить напряжение с тела. Но не с души. Ты не заметил, что среди наших без пары только несколько самых упертых и фанатичных ученых? С нашей работой очень нужен человек, который может тебя выслушать и понять.
- Думаешь, Снейп сможет?
- Думаю, да, - кивнул Маркус.
- Можно попробовать, - пожал плечами Поттер. – С меня не убудет.
- Заодно передашь ему вот это, - Дарквуд протянул гриффиндорцу перевязанный ленточкой пергамент. – Это заказ на несколько зелий. Наши зельевары загружены под завязку, а зелья довольно сложные.
***
Следующим вечером четверо пришедших на дополнительные занятия слизеринцев увидели в кабинете необычную картину. На первой парте, скрестив ноги по-турецки и лениво просматривая чьи-то домашние работы, нагло устроился тот самый парень, который предупредил их о Лонгботтоме.
- Э, привет, - неуверенно поздоровался Драко. Брюнет лениво помахал рукой, не отрываясь от пергамента. – Ты … зачем здесь?
- Северус где? – коротко поинтересовался парень.
Малфой смешался, пытаясь понять, кого он имеет в виду.
- Профессор Снейп, - пояснил парень, соизволив оторваться от работы. Драко заворожено уставился в пронзительные изумрудные глаза.
- Сейчас подойдет, - тряхнув головой, ответил блондин. – А ты …
- Слушай, ты кто все-таки? – влез более бесцеремонный Забини. – И зачем тебе наш декан? И почему ты называешь его по имени?
- Оно тебе надо? – флегматично отозвался брюнет.
- Любопытство свойственно не только гриффиндорцам, - обаятельно улыбнулся слизеринец.
- Любопытство – вещь опасная, - произнес парень.
- Совершенно согласен, - голос профессора набатом прозвучал со стороны двери. – Не ожидал увидеть тебя так быстро.
- Меня решили использовать как почтовую птичку, - поморщился брюнет.
- Не стоим, разинув рты, господа слизеринцы, - скомандовал алхимик, на всякий случай запирая дверь. – Продолжайте свои работы. А ты слезь со стола.
- Мне и тут хорошо, - фыркнул Гарри, тем не менее, сползая со стола и опираясь об него бедром. – Держи.
- Что это? – спросил Снейп, подходя к парню почти вплотную. Тот чуть насмешливо сверкнул глазами, но не отодвинулся. Слизеринцы вовсю косились на декана и необычного гостя.
- Заказ, - коротко ответил Гарри. – У наших запарка, вот Босс и вспомнил о тебе. Оплата как обычно. Господа змеи, - брюнет через плечо обернулся к ученикам, - глаза окосеют, а уши в трубочку свернуться!
Алхимик тихо рассмеялся. Прав был Люциус, у этого создания характер еще хуже, чем у самого Снейпа.
- Любишь ты людей шокировать, - усмехнулся мужчина.
- А то! – фыркнул Поттер. – А сейчас я их шокирую еще больше. Кстати, это ответ на твой вопрос, что ты задал мне тогда в коридоре.
Одним змеиным движением парень прильнул к Северусу и, запустив руку ему в волосы, прижался губами к его губам. Легонько прикусив нижнюю, быстро лизнул ее и со смешком исчез за дверью.
- Паршивец! – полувосхищенно-полувозмущенно прошипел Снейп.
- Профессор?! – со стороны слизеринцев послышался грохот упавшего ковшика.
Мужчина недовольно развернулся в сторону своих учеников и вопросительно приподнял бровь. Драко застыл возле своего стола, на полу валялся черпак.
- Крестный?! – повторил Малфой. – Ты …с ним…
- Членораздельней, Драко, - насмешливо произнес алхимик. – Я с ним что? Сплю? Еще нет, но очень на это надеюсь.
- Крестный! – блондин залился краской.
- Будешь знать, как задавать глупые вопросы, - пожал плечами Снейп.
***
Через два дня, проходя мимо Гарри по коридору, алхимик тихо произнес, что зелья готовы. Поэтому вечером гриффиндорец незаметно добрался до кабинета Снейпа и скользнул внутрь, благо дверь была даже открыта.
- Северус? – позвал Поттер.
- В лаборатории.
Зайдя внутрь, Гарри на секунду восхищенно замер, разглядывая колдующего над котлом мужчину. Все-таки Снейп был истинным мастером зелий. Встряхнувшись, Поттер заглянул ему через плечо.
- Что варишь?
- Блокирующее для Лонгботтома, - недовольно отозвался маг. – Его высочество опять замучили кошмарики.
- Выучить окклюменцию никак? – поинтересовался гриффиндорец.
- Едва ли не хуже, чем зелья в его исполнении, - скривился Северус. – Передай, пожалуйста, златоцвет.
- Держи, - Гарри непринужденно устроился на свободном участке стола.
- И на что старик надеется? – вздохнул Снейп.
- Дамблдору давно на пенсию пора, - фыркнул парень. – Он уже в маразм впадает. Или уже впал. Великая сила любви, блин. Пусть Лонгботтом признается Темному лорду в любви, авось того инфаркт хватит.
- Циник, - рассмеялся Северус.
- Реалист! – не согласился Гарри, бросив на мужчину шкодливый взгляд.
- Не дразнись. Мне нужно зелье закончить.
- Вряд ли поможет, - сказал Поттер, вспомнив собственный мир. У здешнего лорда крестражей было всего два: дневник и тот, из которого он возродился. Так что мозги у него были относительно на месте. Но вот связь между ним и Логботтомом все равно существовала, хоть в Избранном и не было осколка души Лорда.
- Не буду спрашивать, откуда тебе это известно, - алхимик покосился на гриффиндорца. – Но меня результат мало волнует. Если бы не приказ Дамблдора как непосредственного работодателя, фиг бы я пошевелился.
- Старик не оставляет попыток затянуть тебя в Орден? – понимающе сказал Гарри.
- У них, судя по всему, начинается проблема с деньгами, - ответил алхимик, снимая котел с огня. – Насколько я понял, раньше финансировал все это Блек, ну и Августа Лонгботтом что-то подбрасывала. Вот только последней это явно начало надоедать, а…
- А Блек мот, бабник и транжира, - закончил за него Поттер. – И его финансы начинают петь романсы. А ты сам являешься лордом Принцем, к тому же лучший друг Люциуса Малфоя.
Разлив зелье по флаконам, мужчина быстро привел стол в порядок.
- Но хватит о неприятном, - маг повернулся к и не думающему слезать со стола гриффиндорцу. Тот насмешливо улыбнулся и провокационно откинулся назад, опираясь на локти. Северус, недолго думая, тут же воспользовался негласным приглашением, раздвинув ноги парня и притягивая его к себе. Гарри довольно замурлыкал, обхватывая мужчину за талию ногами и закидывая ему руки на шею. Гриффиндорец бросил на алхимика быстрый взгляд из-под ресниц и демонстративно облизнул губы. Северус рыкнул и жадно поцеловал парня. Подхватив его на руки, мужчина двинулся в сторону спальни.
Не разрывая поцелуя, Северус усадил гриффиндорца на край кровати, а затем опрокинул на покрывало, располагаясь сверху. Когда воздуха в лёгких перестало хватать, они оторвались друг от друга, тяжело дыша.
Секундная передышка и мужчина с жадностью накинулся на тело Гарри, быстро расстегнув его рубашку, руки судорожно блуждали по груди и животу, время от времени задевая соски. Гриффиндорец довольно заурчал, почувствовав губы Северуса возле пояса брюк. Мужчина усмехнулся.
- Ты урчишь как кот. Натуральный гриффиндорец!
- Эй, а можно не обзываться? – возмущенно вскинулся Гарри. – Знал бы ты, каких трудов мне стоило уговорить Шляпу отправить меня туда! Эта древняя тряпка упиралась до последнего, и только обещание устроить ритуальный костер заставило ее передумать.
- И куда она хотела отправить тебя изначально? – неподдельно заинтересовался алхимик.
- В Слизерин естественно! – фыркнул Поттер. – Слушай, займись делом, а?
- Ну ты нахал! – восхищенно выдохнул Северус, а про себя подумал: «Какое счастье, что завтра суббота!»
***
Утром Северус проснулся от упорного стука в дверь. Рядом безмятежно сопел кулек из одеяла, в которое замотался Гарри. Кое-как натянув халат и переступив через валяющуюся в дверном проеме рубашку гриффиндорца, алхимик поплелся открывать.
- Доброе утро, Северус! – радостно возвестил стоящий в коридоре Люциус и быстро протиснулся мимо полупроснувшегося друга.
- Не кричи, разбудишь, - пробормотал Снейп, покосившись на дверь спальни.
- Оооо… - протянул аристократ, отметив расхристанный вид алхимика и разворошенную кровать, виднеющуюся в открытой двери. – А если бы это был директора?
- Я бы его внутрь не пустил, - буркнул Северус. – Чего хотел?
- Попрощаться, - отозвался блондин. – Я возвращаюсь в Мэнор. Северус, мне кажется, или сей предмет гардероба шевелится? – Малфой указал на лежащую на полу рубашку Гарри.
- И правда шевелится, - удивленно признал алхимик и осторожно поднял ее с пола. В кармане вовсю надрывался маленький маггловский аппарат. Телефон, кажется. Вытащив его, мужчина подошел к кровати и попытался развернуть кокон из одеяла.
- Гарри! Эта штука дергается! Так и надо?
С раздраженным ворчанием из-под одеяла появилась рука, в которую Снейп и вложил аппарат. Люциус же с любопытством наблюдал за действом. Рука тем временем скрылась обратно и недовольный голос Гарри произнес:
- Доброе утро, товарищ! И доброго пути на тот свет!
Снейп и Малфой синхронно фыркнули. Парень явно не жаворонок.
- А, это ты, Ангел. Что случилось?
Алхимик недовольно нахмурился. Какой еще ангел?
- ЧЕГО? – с воплем бешеной мантикоры Поттер подпрыгнул на кровати, но одеяло помешало нормально двигаться, и парень рухнул на пол. – ОН СОВСЕМ ОХРЕНЕЛ?
- Гарри? – встревожено позвал Снейп.
- Пусть Дарглас посылает его на три буквы! – рявкнул гриффиндорец. – Буду через десять минут! Предупреди Маркуса, мне нужно с ним поговорить!
Выпутавшись из одеяла, Гарри, не обращая внимания на мужчин, принялся быстро одеваться. Малфой восхищенно присвистнул. Фигура у парня просто прекрасная.
- Люц! – раздраженно прошипел Снейп. – Гарри, что случилось?
- Дамблдор, старый маразматик! – зарычал Поттер, запутавшись в рукавах рубашки. – После смерти родителей он каким-то хреном стал моим магическим опекуном. И так как я не стал сообщать в Министерство о принятии титула, числится им до сих пор. Ученики даже после совершеннолетия остаются на попечении опекунов до конца школы. Так этот … явился в банк и потребовал предоставить ему доступ к моим счетам на правах магического опекуна!
- Видимо, после моего отказа вступить в Орден с финансами у них стало совсем плохо, - заметил Северус. – Что будешь делать?
- Я ему покажу магического опекуна! – кровожадно улыбнулся гриффиндорец. – Я ему такого опекуна покажу, на всю оставшуюся жизнь запомнит! Вечером расскажу!
И исчез.
- Как думаешь, - спросил Малфой, - панихиду по директору можно сразу заказывать?
- Нееет, - протянул алхимик, - насколько я успел понять характер Гарри, жить старик будет. Но ТАК, что лучше б помер. Представляешь, он сумел убедить Шляпу не отправлять его в Слизерин!
- И она послушалась? – удивился Люциус. – Бедный, бедный Дамблдор!
***
Гарри от злости промахнулся и появился в Атриуме. Бешеным метеором маг пролетел через все Министерство, едва не потоптавшись по Министру. Дверь в кабинет Маркуса он просто вынес начисто. Сидящие в комнате и бровью не повели.
- Доброе утро, Странник, - вежливо поздоровался Маркус. – Прости, что пришлось разбудить тебя так рано. Надеюсь, мы не сильно вам с Северусом помешали.
- Маркус, давай без твоих обычных шуточек, - прошипел Поттер. – Приветствую, Дарглас. Что там со стариком?
- Сегодня в восемь утра он заявился в банк, - отозвался гоблин. – И попросил провести его к поверенному Поттером. На вопрос, с какой стати, довольно нагло заявил, что является магическим опекуном наследника рода Гарри Поттера. И на этом основании требует предоставить ему доступ к счетам. Я ему естественно сообщил, что ты уже совершеннолетний, поэтому опекунство недействительно. Тогда старик выдал, что по каким-то там махровым законам маг остается под опекой, пока не закончит школу. Ну, я ему ответил, что у нас нет записей о том, что Гарри Поттер под его опекой. Дамблдор был в бешенстве. Видимо, он надеялся по-тихому снять со счета побольше денег, чтобы никто не узнал. Тебя-то он считает маленьким забитым сквибом, то есть ты, даже если узнаешь о его поступке, разбираться не полезешь.
- А вот фиг ему! – рыкнул Гарри. – Полезу и еще как! Когда он придет?
- Насколько я понял, завтра он придет с документами из Министерства, - пожал плечами Дарглас.
- Значит, ученик школы… - протянул гриффиндорец. – Вот что… Маркус, мне нужно сегодня же сдать все экзамены. Это можно устроить?
- Запросто, - кивнул мужчина. – Через два часа экзаменаторы будут тебя ждать. Мне они не откажут.
- Замечательно! – потер руки Странник. – Тогда завтра ноги моей в школе не будет! По крайней мере, официально.
- Спальню профессора алхимии точно не назовешь официальным местом, - хихикнул Рик.
- Аваду в лоб? – предложил Поттер.
***
За шесть часов Гарри на «Превосходно» сдал Трансфигурацию, Чары, Зелья, ЗОТИ, Руны и Нумерологию. Так что к восьми вечера он был совершенно свободен. Красивая бумажка была отправлена МакГонагол, а домовик в гриффиндорскую башню за вещами. Утром школу ждал большой сюрприз в виде исчезновения одного из студентов. На диплом, точнее его официальное вручение, Гарри решил наплевать.
В школу Поттер вернулся спокойный как мамонт. Алхимик устроился с книгой в кресле у камина и, когда Гарри вошел в комнату, насмешливо поинтересовался:
- Судя по твоей довольной мордашке, завтра утром нас ждет незабываемое зрелище.
- Не, - уже бывший гриффиндорец нахально уселся мужчине на колени, - не утром. Ближе к обеду. Старик с утречка заскочит в банк, где ему и сообщат феноменальную новость, что Гарри Поттер в Хогвартсе больше не обучается. Он на отлично сдал все экзамены и покинул школу. Так что директор может засунуть свои опекунские права в … куда подальше. А вернувшись в школу, он найдет в кабинете соответствующее письмецо из Министерства, эту саму сдачу подтверждающее.
- Решил выйти из подполья? – поинтересовался Северус, с удовольствием прижимая к себе горячее тело.
- Относительно, - Гарри неопределенно пошевелил пальцами. – Как лорд Поттер. То, что я Невыразимец, знать окружающим совершенно не обязательно.
- Старик начнет тебя искать, - предупредил Снейп.
- Пусть попробует, - пожал плечами Гарри. – Только ничего не получится. Я же не идиот. О таком я давно позаботился.
Алхимик лениво ерошил волосы свернувшегося у него на коленях парня, Поттер только что не мурлыкал.
«Не знаю как там с духовным единством», - лениво подумал Невыразимец, - «но насчет физического Маркус был прав. Хорошо мне с ним».
- Останешься? – мужчина мягко прикоснулся губами к виску Гарри.
- Не надейся, - тихо рассмеялся Поттер. – Ты от меня так быстро не отделаешься!
- Даже не думал, - отозвался алхимик.
***
За завтраком Северус поинтересовался:
- Ты сегодня свободен?
- Вполне, - кивнул Гарри. – Если будет что-то важное, меня просто вызовут, А что?
- Там Люциус изнывает от любопытства, - усмехнулся алхимик. – Утром прислал домовика с приглашением.
- Почему бы и нет, - пожал плечами Поттер. – Заодно ты скроешься от той бури, что начнется с возвращением Дамблдора. Он же наверняка и тебя постарается припахать к моим поискам.
И оказался совершенно прав. Пока Северус и Гарри наслаждались прекрасным вином из запасов Малфой-Менора, Хогвартс бурлил. В банк директор отправлялся в полной уверенности, что уж теперь-то гоблины не смогут ему отказать. И был, мягко говоря, сильно удивлен, узнав, что Поттер на днях сдал все экзамены и официально закончил школу. Причем на «Превосходно». Это этот-то бездарный сквиб?
Появившись в школе, он столкнулся с встревоженной МакГонагол, которая никак не могла решить, настоящее ли письмо из Министерства или очередная шутка студентов. Убедившись в подлинности бумаги, они направились в гриффиндорскую башню. Очередным шоком стал лежащий на кровати Поттера пергамент и полное отсутствие его вещей. На пергаменте было написано:
«Не разевай рот на чужое добро».
Позже, расхаживая по кабинету, Дамблдор по привычке размышлял вслух:
- Как этот бездарь мог сдать все экзамены до конца года? Да еще и на отлично? И еще эта записка. Откуда мальчишка мог узнать о том, что я собираюсь снять деньги с его счетов? Да он же вообще знает о существовании только одного сейфа, который родители открыли специально для школы! Значит, сам он не мог все это провернуть, не с его умом. Даже Уизли и тот умнее будет. Сообразительнее, по крайней мере, точно. Вон как быстро на первом курсе прилип к Невилу. Тогда получается за мальчишкой кто-то стоит? Кто-то, играющий против меня. Нет, это нельзя так оставлять! Нужно срочно найти Поттера! И быстренько убедить его стать рьяным членом Ордена Феникса. Тогда и пацан под присмотром будет, и доступ к деньгам. И к поискам надо подключить Сириуса. Поманим ребенка семьей.

18:52 

предательство знакомо мне

Mykyeytsh
***
- Черт, черт, черт! – Гарри от души шарахнул по столу в комнате отдыха его отряда.
- Ты чего, Странник? – удивленно поинтересовалась Стрелка, снайпер и знаток законов.
- Меня сегодня Снейп чуть не запалил! – рыкнул Поттер. – Глазастый, сволочь. Кажется, он что-то подозревает.
- В смысле? – поднял голову Бер, великан-силовик.
- Что со мной что-то не так, - буркнул Гарри. – Кто опять спер мою пепельницу?
- Бросай курить, малыш, - колокольчиком прозвенел голос Ангела, целителя. Невысокий, хрупкий, с роскошными золотыми локонами и пронзительными синими глазами он действительно напоминал херувима.
- Угу, бросай курить, вставай на лыжи, и вместо рака будет грыжа, - пробухтел гриффиндорец, вытаскивая из пачки сигарету и закуривая. – С нашей работой никаких нервов не хватит, а на меня Успокоительное уже не действует. Где эти братцы-акробаты?
- Они вчера поцапались с одним из авроров, - отозвалась Стрелка, задумчиво разглядывая новый прицел. – Теперь пошли мстить.
- Аврор хоть переживет их мстю? – хихикнул Гарри. Прекрасно зная характер близнецов Кнопки и Мыша, гриффиндорец уже предвкушал разборки в кабинете Маркуса.
- Вроде должен, - неуверенно пожала плечами девушка. – Так что там с твоим профессором?
- Он не мой, - отстраненно отозвался Гарри.
- А жаль? – ухмыльнулся Бер.
- Есть немного, - вздохнул Поттер. – Я бы не отказался … Кхм, это к делу не относится.
- Все-таки я до сих пор не привыкну, - задумчиво пробормотал Ангел. – На виду сущий ребенок, а на самом деле …
- Кобель, который трахает все, что шевелится, - закончила Стрелка.
- Эй! – возмущенно воскликнул Поттер. – Да я пай-мальчик. По крайней мере, девять месяцев в году, что я провожу в Хогвартсе.
- Зато летом отрываешься, - добавила девушка. – Может, тебе правда Снейпа соблазнить, чтобы у него ни о чем другом мысли не возникали?
- Не прокатит, - вздохнул Гарри. – Слишком умный и наблюдательный, зараза. И любопытный, как оказалось. Пока не разберется, не успокоиться.
- Предупреди-ка ты Маркуса, - посоветовал Ангел. – На всякий случай.
***
- Я знаком с мистером Снейпом, - кивнул Дарквуд, - точнее лордом Принцем. Действительно на редкость целеустремленный и упрямый человек. Но специалист первоклассный. Он даже нам пару раз оказывал услуги. Язык за зубами держать умеет. Так что я не думаю, что случится что-то страшное, если он узнает, что ты Невыразимец. Теперь твои умения не кажутся уже настолько странными. Необычными для твоего возраста, да, но не сверхъестественными.
Возвращаясь в школу, Гарри по привычке аппарировал в Тайную комнату и уже оттуда отправился в башню. Прошедший разговор с начальником погрузил его в глубокую задумчивость. В коридоре было темно как в склепе, но Поттер уже давно выучил дорогу досконально, так что шел на автомате. И тут, выворачивая из-за поворота, он с размаху в кого-то врезался.
- Мордред! – выдохнул гриффиндорец, чувствуя, как вокруг его талии обвиваются сильные мужские руки и прижимают его к своему хозяину. – Химера подери этих Основателей! Ну что им стоило сделать в подземельях нормальное освещение!
Над головой Гарри послышался мягкий смешок, и мужчина, ставший его невольным препятствием, сильнее прижал парня к себе.
- Вынужден согласиться, - Поттер замер каменным истуканом, услышав бархатный баритон профессора алхимии. – Здесь всегда несколько темновато. Но не подскажите, молодой человек, что вы забыли в этих самых подземельях? Туда не рискуют соваться даже преподаватели. И Дамблдор в том числе.
- А этот старый хрыч последняя инстанция что ли? – не сдержался Гарри, осторожно пытаясь отстраниться. Не получилось.
- Кхм, вы столь непочтительны к сильнейшему магу современности, - фыркнул алхимик.
- Это еще бабушка надвое сказа … Ээээ, профессор, вы что творите? – забеспокоился гриффиндорец, чувствуя, что ладонь мужчины скользнула вниз по его спине и вдруг сжала его ягодицу.
- Я впервые заметил тебя больше года назад, - голос Снейпа похолодел на пару градусов. – Все же подземелья – моя вотчина. Вот мне и стало интересно, зачем некий молодой человек регулярно исчезает в самой глухой их части. Не подскажешь? – вторая рука Северуса скользнула по груди парня к его шее и задела серьгу. – О! Как интересно. Что-то я не припомню ни у кого подобных … украшений.
Тут до Гарри дошло, что он забыл накинуть иллюзию. С трудом сдержав облегченный выдох, он чуть расслабился. Даже если Снейп сейчас зажжет Люмос и увидит его физиономию, он его все равно не узнает.
- Может, добровольно расскажешь, что Темному лорду нужно в Хогвартсе? – промурлыкал алхимик.
- Э? – опешил Гарри. – Причем тут Волдеморт?
- Даже так? – теперь удивился мужчина. – Не боишься?
- Да что все так трясутся от этого прозвища? Как будто красноглазый услышит и как выскочит из-за угла! – Поттер начал выворачиваться из рук профессора. – Я не Пожиратель и к этому уроду не имею никакого отношения.
- Почему я должен тебе верить?
- Мне силой поклясться? – раздраженно прошипел гриффиндорец. – И вообще, уберите руки с моей задницы! Вы не в моем вкусе!
Мужчина на секунду замер, а потом неожиданно рассмеялся.
- Да уж, - произнес Северус, - так мне и надо. Слишком я привык к постоянному восхищению. Может, мне удастся изменить твое мнение?
- Тьма, профессор! Вы же даже не видели меня! Может, я страшный как смертный грех?
- Я почему-то так не думаю, - отозвался Снейп, пытаясь удержать выворачивающего парня. Тот был ненамного ниже самого алхимика, к тому же далеко не слабым. Северус чувствовал, как перекатываются мышцы у того под одеждой.
- У вас что, спермотоксикоз? – Гарри начал откровенно веселиться. В такие ситуации он еще не попадал ни разу. – В вашем распоряжении полшколы, зачем вам совершенно незнакомый я, которого вы к тому же за Пожирателя приняли? У вас хобби клеить вероятных преступников?
- Вот же … змееныш, - фыркнул мужчина. – Ты откуда такой языкастый?
- От мамы с папой! – рыкнул Гарри и от души приложил алхимика под дых. И стоило Снейпу со стоном согнуться, как гриффиндорец рванул от него на всех парах.
***
Следующую неделю Поттер был настолько взвинчен, что если бы кто-нибудь рискнул к нему сунуться, вся его маскировка полетела бы к чертям. Порвал бы на ленточки. На выходных удалось выпустить пар на задании, так что в понедельник гриффиндорец был относительно спокоен. Пока не вспомнил, что две последние пары у них зельеварение.
Оба занятия Гарри просидел, уткнувшись в свой котел и не поднимая глаз на профессора. Впрочем, тот явно витал в каких-то своих мыслях и не особо следил за классом. И без должного контроля котел Лонгботтома вполне предсказуемо улетел к потолку. Поттер с трудом сдержал нецензурный комментарий. И вот это … нечто собирается становиться аврором. А Гарри еще удивлялся, почему у Невыразимцев столько работы. И ее будет еще больше, если в Аврорат продолжат брать подобных неучей. Его же парой заклинаний можно загасить. Иногда Поттеру казалось, что директор уже давно чокнулся. Лонгботтом трясется при одном упоминании Снейпа, что уж про Волдеморта говорить.
А тут еще Пожиратели зашевелились. Уже было несколько нападений на нейтральные семьи. Недавно Рик выяснил, что на очереди Малфои. Маркус конечно приказал выставить охрану у Малфой-Менора, но едва ли это поможет. Подумав, Гарри достал кусок пергамента и быстро набросал на нем пару строк. И незаметно перебросил его на стол Снейпа, когда класс ломанулся к выходу.
***
Когда за последним студентом закрылась дверь, Северус облегченно вздохнул, опускаясь на свой стул. Сегодня он был явно не в состоянии больше вести уроки. Всю прошедшую неделю ему не давал покоя тот парень, которого он поймал в подземельях. Хотя поймал – это громко сказано. Скорее задержал на несколько минут. И то потому, что этому ночному гостю было интересно, что Снейп от него хотел. Стоп! А вот это слово лучше даже в мыслях не упоминать, а то сразу сидеть неудобно становится. От одной только мысли об этом горячем гибком теле в своих руках и весьма остром язычке, которому можно найти и другое применение. И ведь прав, паршивец, Северус не знает не только, кто он, но даже его лица не видел. Но это почему-то кажется таким неважным.
Алхимик действительно впервые заметил его чуть больше года назад, но мальчишка уже слишком уверенно двигался в подземельях, значит, это был его далеко не первый визит. Он великолепно ориентировался в темноте, совершенно бесшумно передвигался, судя по пострадавшему прессу Снейпа, весьма неплохо дрался. Кто же он?
Тут мужчина бросил случайный взгляд на свой стол и замер. Поверх его бумаг лежал незнакомый клочок пергамента. На нем резким небрежным почерком было написано:
«Волдеморт вышел на тропу войны против нейтральных семейств. На следующую неделю назначено нападение на Малфой-Менор. Думаю, вам не безразлична судьба крестника и старого друга. Тот, кого вы назвали змеенышем».
От души выругавшись, Северус подхватил бумажку и бросился к камину.
- Малфой-Менор! Кабинет хозяина!
Люциус Малфой удивленно поднял глаза от бумаг, увидев буквально вывалившегося из камина школьного друга и крестного своего сына.
- Северус? Что-то случилось?
Алхимик протянул блондину пергамент и рухнул в кресло. Аристократ несколько раз прочел написанное и поднял задумчивый взгляд на друга.
- И кто он такой, этот змееныш?
- Помнишь, я тебе рассказывал о неком таинственном посетителе подземелий?
- Ты уже успел с ним столкнуться? – удивленно приподнял бровь Люциус.
- На прошлой неделе, - кивнул Снейп. – Парень, видимо, слишком задумался и практически врезался в меня. Огорчает, что темно было хоть глаз выколи. А палочку вытащить возможности не было, его держал. А на ощупь много не узнаешь.
- Ты его и ощупать успел? – развеселился аристократ. А увидев, что друг начал краснеть, от души расхохотался. – Не слишком ли долго ты пренебрегал своей личной жизнью?
- И ты туда же, - проворчал алхимик.
- И я? – приподнял бровь Люциус.
- Эта маленькая ехидна заявила, что у меня спермотоксикоз, раз я тяну руки даже к вероятному Пожирателю.
- Вот же! – восхищенно присвистнул Малфой. – Действительно змееныш. А если серьезно, что ты можешь о нем сказать?
- Где-то чуть ниже меня ростом, довольно силен, гибкий как та же змея. Я его с трудом удерживал. Язвителен, нахален, голос красивый, этакое урчание большой кошки, - задумчиво начал перечислять алхимик. – В левом ухе серьга. Что-то замысловатое. И задница просто прелесть, - неожиданно ухмыльнулся Снейп.
- Неужели парнишка не так уж и неправ? – поинтересовался аристократ. – Только ведь темно в коридоре было? Вдруг он … не особо симпатичен?
- Он меня заинтересовал, - признался Северус. – А насчет симпатичен… Он слишком уверенно себя вел в объятьях мужчины. Привычно. Ему явно не в первой. Да и люди с таким характером обычно следят за собой.
- Ну-ну, - усмехнулся Люциус. – Неужели нашел человек, который смог удовлетворить твой взыскательный вкус?
- Ну скучать мне с ним точно не придется, - пожал плечами брюнет.
- Значит, осталось его только найти, - произнес Малфой. – Что может стать проблематичным. Уж больно хорошо мальчик скрывается.
- Как бы ни под иллюзией, - кивнул Снейп. – А еще я обратил внимание на младшего Поттера. Странноватый паренек. На первый взгляд обычный слабый маг, почти сквиб. Но, нет-нет, а мелькает что-то такое …
- Слушай, - подался вперед блондин, - а это не может быть он? Сам посуди, если змееныш действительно скрывается под иллюзией, он может выглядеть как угодно. Но двух странных подростков для Хогвартса, по-моему, многовато.
- Я об этом не подумал, - удивленно пробормотал Северус. – А ведь действительно. На Поттера никто не обращает внимания, он после уроков может делать все, что ему заблагорассудится, даже исчезать из школы.
- Осталось за малым, - подвел итог Люциус, - вывести его на чистую воду.
- Не думаю, что это будет легко, - вздохнул алхимик. – Что ты будешь делать с предупреждением?
- Ничего, - пожал плечами блондин. – Драко в Хогвартсе, Нарцисса во Франции и возвращаться не собирается. Остаюсь только я сам. Аварийный портал я никогда не снимаю. Он вытянет и бессознательного, и из-под Авады. Так что не волнуйся, возвращайся в школу и постарайся расколоть парня. Я уже и не мечтаю увидеть тебя с кольцом на пальце.
- Так далеко я не заглядывал, - усмехнулся Снейп. – Но идея, надо признаться, весьма привлекательная.
***
Через четыре дня Гарри, уже укладываясь спать, едва не подпрыгнул от дерганья маленького мобильного телефона, который служил для связи. Отдел Тайн никогда не пренебрегал маггловскими изобретениями любых сфер.
Задернув полог и наложив пару чар, Поттер взял крошечный аппаратик.
- Слушаю, Ангел. Что случилось?
- Только что вернулась команда из Малфой-Менора, - сообщил целитель. – Его Темнейшество послал туда аж два десятка своих псинок. Шестнадцать штук наши поймали. Десять живьем, шесть в горизонтальном положении. Четверо успели смыться. Лорд Малфой не пострадал, он вообще воспользовался порталом сразу же после появления Пожирателей. Леди Малфой, как оказалось, даже нет в стране.
- Ущерб? Пострадавшие?
- Слегка порушили сад и побили пару окон, - отозвался Ангел. – Среди наших пару зацепило Секо и Круцио. Уже завтра будут как огурчики.
- Хорошо, - облегченно вздохнул Гарри. – Спокойной ночи.
- Пока, Странник.
***
А войдя утром в Большой зал, Поттер едва не споткнулся, натолкнувшись на два пристальных взгляда со стороны учительского стола. Снейп и неизвестно как очутившийся там Малфой-старший не сводили с него глаз. Аппетит отшибло напрочь. Вяло поковырявшись в овсянке, Гарри ретировался.
И что это было? Чем он умудрился привлечь внимание этих двух змеев? Ой-ей, как нехорошо-то!
***
- Шустро смылся, - резюмировал Люциус, глядя в спину умчавшегося гриффиндорца.
- Говорю же тебе, неуловимое создание, - сказал алхимик. – Замок явно знает, как свои пять пальцев и вовсю этим пользуется. Поймать нереально. Придется ждать подходящего случая. Ты надолго в школе?
- На недельку задержусь, - ответил Малфой. – Я все-таки глава Попечительского совета. Директор не может протестовать очень уж настойчиво. Не то возникнут вопросы.
***
Кто бы могу подумать, что подходящий случай возникнет уже на следующий день. А все благодаря Лонгботтому и его прихлебателям. С самого утра Золотой мальчик сотоварищи находились в каком-то взбудоражено-предвкушающем состоянии. Гарри еще за завтраком заметил самодовольные улыбки и взгляды пятерых гриффиндорцев из ближайшей свиты Избранного. Причем, взгляды на слизеринский стол и конкретно Малфоя. Что Поттеру категорически не понравилось. Седьмой курс Слизерина на девяносто процентов состоял из отпрысков нейтральных семей, и их благополучие изрядно волновало Дарквуда. Одной из задач Гарри как раз и был негласный присмотр за ними. Поэтому брюнет весь день не сводил глаз с гриффиндорцев. И когда они после занятий рванули куда-то в сторону подземелий, он незаметно последовал за ними.
Не знамо, каким образом эта компания узнала, где находится вход в слизеринскую гостиную. И теперь, когда большая часть студентов находилась вне общей комнаты, они решили похимичить со входом. Затаившись в тени, Гарри внимательно наблюдал за их действиями. И уже через пять минут с трудом сдерживал желание выйти и набить им морды. Тот клубок чар, что они наложили на проход, подходил для чего угодно, но только не для шутки. А уж последствия от их совмещения и вовсе невозможно было предсказать. Поэтому, как только гриффиндорцы удалились с чувством выполненного долга, Гарри тут же наложил на вход мощный щит и, сняв иллюзию, стал дожидаться кого-нибудь из слизеринцев-старшекурсников. Лучше сделать все с пользой.
Удача явно была сегодня на его стороне. Первым в коридоре показался младший Малфой с приятелями. И, подойдя к двери, они с удивлением натолкнулись на щит. Когда Драко поднял руку с палочкой, Гарри выступил из тени.
- На твоем месте я бы не стал этого делать!
Слизеринцы ошарашено уставились на незнакомого парня, прислонившегося к стене, сложив руки на груди.
- Ты кто? – выдавил блондин.
- Не напрашивайся на рифмованный ответ, - поморщился Гарри. – И не хватайтесь за палочки, детки, я вас не трону. Просто хотел предупредить. Гриффиндорская подпевка Лонгботтома полчаса колдовала над проходом. То, что они навертели, мягко говоря, опасно для здоровья. У вас два варианта развития событий. Я могу все это снять. Тогда вы спокойно заходите в свою гостиную и благополучно обо всем забываете. Или зовете декана с лордом Малфоем, он, кажется, еще не покинул школу, и устраиваете разбор полетов.
- Тебе-то какое дело до всего этого? – прищурился Драко. – И почему я тебя раньше не видел?
- Просто я терпеть не могу толпу этих придурков, - ответил Поттер. – И сделать гадость в их адрес, значит, прожить день не зря. А не видел, потому что я не хотел, чтобы меня видели. Ну так что? Снимать? Или позовете Снейпа?
- Блейз, Винс, сгоняйте, – коротко приказал Малфой, а сам принялся рассматривать нежданного союзника. Гарри только снисходительно усмехнулся. Мантию он снял, а черные брюки и белая рубашка с закатанными рукавами едва ли покажут его факультет.
- Интересные украшения, - протянул блондин, переводя взгляд с серьги на видневшиеся из рукавов наручи.
- Да и все остальное тоже неплохо, - заметила Панси. – Прическа у тебя слегка необычная для мага.
- Маги тоже разные бывают, - фыркнул Поттер, тряхнув челкой.
Тут разговор пришлось прервать. В коридоре послышались быстрые шаги, и из-за угла вывернули отправленные за взрослыми парни и Снейп с Малфоем.
- Драко, что у вас… - начал было алхимик, но замер на полуслове, увидев Гарри.
Поттер насмешливо улыбнулся, демонстративно потеребив серьгу.
- Ты?! – выдохнул Снейп, жадно разглядывая парня. Люциус, услышав друга, прищурился и подался вперед.
- Смотря, что вы имеете в виду под этим словом, - пожал плечами Поттер. – Но в принципе я понял. Надеюсь, я не сильно вам врезал? Рефлекс, понимаете ли.
Слизеринцы навострили ушки. Кто кому врезал?
Малфой-старший чуть ехидно покосился на своего друга, не сводящего взгляда с невозмутимого парня. Впрочем, он и сам уже оценил молодого человека более чем положительно. Таинственный парень выглядел несколько экзотично, но, надо сказать, образ ему весьма шел.
- Молодой человек, - начал блондин, видя, что Северус до сих пор в ступоре, - не знаю, как к вам обращаться, не подскажите, зачем нас сюда позвали?
Гарри только ткнул пальцем в дверь и снял свой щит. Аристократ пару раз взмахнул палочкой, проявляя наложенные чары, присмотрелся к указанному месту и сразу же посерьезнел.
- Вы видели, кто это сделал? – спросил Люциус.
- Лонгботтом и пять его прихлебателей, - коротко ответил Поттер.
- Хм, доказать будет сложно, - поморщился аристократ. На что Гарри пакостно усмехнулся и, щелкнув пальцами, призвал откуда-то из-под потолка маленькую стеклянную сферу.
- Радужная сфера? – встряхнувшись, очнулся алхимик. – Предусмотрительно.
- Думаю, дальше вы сами разберетесь, - произнес Поттер.
- Э нет, молодой человек, - Люциус перегородил ему дорогу. – Я еще не поблагодарил вас за предупреждение.
- Не стоит благодарности, - дернул плечом Гарри. – У этих идиотов все равно не было никаких шансов, вы ведь просто воспользовались порталом. Зато Его Темнейшество лишился аж шестнадцати Пожирателей. Кстати, скорее я должен перед вами извиняться за потоптанный сад и выбитые окна. Мои ребята были несколько неаккуратны.
- Ваши ребята? – приподнял бровь Люциус. – Все интереснее и интереснее. Теперь мы тем более не отпустим вас без объяснений.
Гарри от души рассмеялся.
- Думаете, удержите?
Слизеринцы шарахнулись к стенам и попытались с ними слиться, а мужчины потянулись за палочками. Вокруг столь безобидно выглядевшего еще минуту назад парня начала сгущаться магия, обволакивая его словно теплый плед. Она буквально ластилась к нему как кошка. Браслеты на руках засветились.
Люциус и Северус восхищенно уставились на молодого мага. Такой силы и такого контроля они не видели даже у директора и Темного лорда. А тут какой-то мальчишка.
- Э … Извините, что прерываю, - неуверенно вмешалась Панси. – Но скоро сюда придут и остальные ребята… А вы тут… Это …
- Мне нужно к Дамблдору, - произнес Снейп. – Люциус, снимешь эту гадость с прохода?
- Идите вместе, - коротко бросил Гарри. – Я здесь разберусь. И вам стоит сделать упор на то, что ваш сын, лорд Малфой, оказался у двери одним из первых, и вы едва не лишились единственного наследника.
Когда мужчины скрылись, Поттер повернулся к двери и достал палочку. Ему не составило особого труда за пару минут снять все наложенные заклинания.
- Мой вам совет, - Поттер повернулся к слизеринцам, - поставьте на вход охранку. Мало ли что.
С этими словами он скрылся в темноте бокового коридора.
***
А в кабинете директора тем временем только что перья не летали. Снейп и Малфой на пару устроили такой скандал, что заткнулся даже Дамблдор. Вызванные гриффиндорцы не нашли ничего умнее, как выдать самих себя, ляпнув:
- Да откуда вы узнали? Там же никого рядом не было!
Тут даже МакГонагол не смогла их отстоять. Алхимик растянул губы в улыбке голодного крокодила и предвкушающе заявил, что отработки эта компания будет проходить только у него. В кладовке скопилось изрядное количество реагентов, которые необходимо подготовить. А некоторые из них вызывают тошноту даже у него, профессионального алхимика.
После скандала, почти бегом, вернувшись в слизеринскую гостиную, они вполне предсказуемо не нашли и следов таинственного парня. Пришлось ни с чем устраиваться в кабинете Снейпа.
- Чутье тебя не обмануло, Северус, - произнес Малфой. – Прелестный мальчик. Если он покажется в таком виде перед остальными студентами, на него определенно начнут настоящую охоту.
- Перебьются, - мрачно буркнул алхимик.
Люциус только рассмеялся, видя реакцию друга. Тот основательно запал на парнишку. Впрочем, эти двое друг друга стоят. У обоих характер явно далеко не сахарный, язык острее бритвы.
- Будешь искать? Или рискнешь и потрясешь Поттера? – поинтересовался аристократ.
- Думаю, начать надо с Поттера, - задумчиво отозвался Северус. – А там, если не получится, буду искать дальше.

18:51 

предательство знакомо мне

Mykyeytsh
***
Маркус Дарквуд уже почти десять лет занимал место главы особого подразделения Отдела Тайн. Мало кто знал, что среди Невыразимцев были не только ученые, но и боевые маги. Именно они, а не авроры, занимались большей частью преступлений. Охотились на маньяков и убийц, уничтожали места древних жертвоприношений, исследовали различные аномалии и старинные захоронения.
Ни Фадж, ни Дамблдор, ни Волдеморт не имели здесь ни грана власти и даже простого уважения. Отдел Тайн был своеобразным государством в государстве. Но, к большому сожалению Главы Невыразимцев, их было слишком мало, чтобы навести в стране окончательный порядок. Поэтому они старались хотя бы не дать развалиться Англии окончательно.
Одной из проблем было пополнение рядов. Далеко не каждый маг мог надеть мантию Невыразимца. Даже ученые по уровню магической силы были на несколько шагов впереди самых известных авроров. Что уж говорить про боевиков.
И вот в один из дней конца июля, когда Маркус привычно разбирал бумаги, к нему в кабинет буквально влетел один из его лучших людей. Рик, по прозвищу Хамелеон, был непревзойденным мастером скрыта и шпионажа.
- Марк! – еще от дверей заорал Невыразимец. – Я сейчас такое видел!
- Конкретней, - невозмутимо отозвался Дарквуд, привыкший к бешеному темпераменту подчиненного.
- Ты знаешь многих магов, которые невербально и БЕЗ палочки могут кастовать с обеих рук Аваду? – вкрадчиво поинтересовался Рик.
От неожиданности Маркус опрокинул чернильницу.
- Ты что, с Волдемортом повстречался? – недоверчиво спросил Марк.
- С парнем лет семнадцати-восемнадцати на вид, - огорошил начальника Хамелеон. – От него магией так и прет. Если бы не куча артефактов, которыми он буквально увешан, сиял бы как лампочка в темноте!
- ЧТО? – не сдержался Дарквуд.
- То! – передразнил его Рик. – Я за ним сегодня весь день наблюдал. Все утро он тренировался в лесу. Честно признаюсь, некоторые заклинания не знаю даже я. Притом пользовался он ими мастерски. Парень не учил их, он их повторял. А часа в два он аппарировал в город. Знаешь, чем он там занимался? Тоже учился. У спецназовца.
- Мордред и Моргана! – ошеломленно пробормотал Маркус.
- Чтобы колдовать, ему даже палочка не нужна, а чтобы кого-то убить, и магию использовать не нужно! – Рик с довольной улыбкой плюхнулся в кресло.
- Он тебя не заметил?
- Обижаешь, - укоризненно посмотрел на начальника Хамелеон. – Меня и Темный лорд не заметит.
- Как думаешь, он нам подойдет? – спросил Маркус.
- Откуда мне знать? – пожал плечами Рик. – Я же даже его имени не знаю. Живет он в квартире в маггловском доме, но купил ее только в начале лета. Так что не факт, что это его настоящий дом. Внешность у него несколько специфическая, но если снять с него все безделушки и чуть поменять прическу, можно и не узнать.
- Постарайся узнать о нем побольше, - приказал Дарквуд.
Через пару дней Рик снова пришел в кабинет начальника.
- Знаешь, Марк, - признался Хамелеон, - я его побаиваюсь. Он странный какой-то. Иногда в глазах мелькает что-то такое, что я видел только у некоторых самых старых узников Азкабана.
- Может, он под Оборотным или иллюзией?
- Да нет, внешность настоящая, - мотнул головой Рик. – Хотя у него действительно в ухе серьга с заклинанием иллюзии, но она дезактивирована. На пальце родовой перстень, но герб скрыт. Спецназовец называет его Гарри Эвансом. Но в магическом мире такого человека нет. Мальчик-призрак, честное слово. С кучей талантов и запредельным уровнем силы.
- Он по-прежнему тренируется в лесу? – спросил Марк.
- Да, каждое утро.
- Я хочу на него посмотреть своими глазами.
На следующее утро они устроились в кустах на краю небольшой полянки в глубине леса. Ровно в восемь на прогалине появилось новое действующее лицо.
- Впечатляет? – ехидно поинтересовался Рик у удивленного начальника.
А удивляться было чему. Небрежно сбросив майку, прибывший начал разминаться, демонстрируя себя в лучшем виде. Довольно высокий, около шести футов, не особо накачанный, но гибкий и жилистый парень производил довольно сильное впечатление. На обеих руках красовались какие-то странные то ли браслеты, то ли наручи, весьма сильно фонившие магией. В левом ухе покачивалась серьга-анкх. Длинная челка скрывала половину лица и самое главное глаза. Маркус всегда считал, что выражение глаз очень многое говорит о человеке.
- Какого цвета у него глаза? – тихо спросил Дарквуд.
- Изумрудно-зеленые, - отозвался Рик. – Холодная зелень Авады.
Тут парень неожиданно замер и пристально уставился на их куст.
- Чего это он? Заметил?
- Марк, я сам заклинания накладывал, - обиженно отозвался Рик. – Нас и собака не учует.
- Долго вы еще по кустам хорониться будете? Репейники что ли собираете? – между тем крикнул парень.
- Собака, значит, не учует? – прошипел Дарквуд. – Значит, у него нюх лучше, чем у собаки.
***
Гарри спокойно смотрел, как из кустов вышли двое мужчина. Более молодой обладал удивительно серой и незапоминающейся внешностью. Второй был старше и был чем-то похож на Мэрдока. Высокий, сильный, неуловимо опасный.
- Доброе утро, мистер Эванс, - приветливо улыбнулся старший.
Поттер чуть расслабился. Значит, они не знают, кто он на самом деле.
- Упоминание моей фамилии в корне уничтожает надежду на то, что вы просто заблудившиеся туристы, - Маркус с трудом подавил желание поежиться. Голосом парня можно было воду замораживать. Невыразимец автоматически потянулся за палочкой, но в следующую секунду понял, что ему нужно учиться лучше контролировать свои инстинкты. Эванс мгновенно отвел правую руку в сторону, и в его ладони уютно устроилась рукоять катаны. Левая же ладонь весьма характерно засветилась изумрудным светом.
Невыразимцы тут же выставили руки перед собой, демонстрируя пустые ладони.
- Прошу прощения, мистер Эванс, - произнес Дарквуд. – У вас очень красноречивое выражение лица, а от въевшихся в подсознание инстинктов сложно избавиться.
- Кто вы? – просто спросил Гарри.
- Не так я хотел с вами познакомиться, - вздохнул Маркус. – Едва ли вы мне поверите. Но все же … Меня зовут Маркус Дарквуд. Я руководитель боевого подразделения Отдела Тайн. Это Рик, мой подчиненный.
- Невыразимцы? – приподнял бровь Поттера. – И что же вам нужно от одного из простых обывателей?
- Простых? – рассмеялся Дарквуд. – Побольше бы нам таких простых обывателей и мы с легкостью навели в стране порядок.
Гарри неторопливо убрал клинок. Он не чувствовал опасности от этих двоих. А своим инстинктам он привык доверять, слишком часто они спасали его задницу.
- И все же?
- Мы можем поговорить? Просто поговорить. Только не здесь.
- Думаю, вам известен адрес моей квартиры, - произнес Поттер и аппарировал.
Через четверть часа двое Невыразимцев несколько неуверенно устроились на диване в роскошной гостиной. Перед ними в кресле сидел Гарри.
- Вижу, вы не испытываете недостатка в средствах, - заметил Маркус, про себя думая, что зарплата Эванса уж точно не прельстит.
- Каким образом вас касается мое финансовое состояние? – спросил Поттер.
- Дело в том, что я хотел предложить вам работу, - признался Дарквуд. – Но теперь даже не знаю, чем можно вас привлечь.
- Работу? – удивленно переспросил Гарри. – В Отделе Тайн? Никогда не испытывал особой тяги к науке.
- Никто и не просит вас становиться ученым, - ответил Маркус. – Я уже говорил, что являюсь главой боевого подразделения. Мы занимаемся теми делами, с которыми не могут справиться авроры. Особо опасные преступники, древние захоронения, опасные артефакты.
- А почему именно я?
- Вы сильны, весьма умелы, да и характер, насколько я успел понять, вполне соответствующий.
- Я должен подумать, господа. Такие вещи с лету не решаются.
- Конечно, - кивнул Маркус и протянул ему небольшую пластинку металла. – Это пропуск на наш уровень. Там спросите у любого сотрудника, он проводит в мой кабинет.
***
Гости ушли, а Гарри устроился в кресле поудобнее и задумался. Предложение, надо сказать, было более чем привлекательное. Трогать Невыразимцев не решались даже Волдеморт с Дамблдором, про Фаджа вообще говорить нечего. К тому же это должны быть просто-напросто интересно. Едва ли Поттер сможет найти лучшее применение соей силе и знаниям. Работу-то искать в любом случае придется, от безделья он просто свихнется. А Отдел Тайн лучшее из лучшего. Есть только одно НО. Придется назвать свою настоящую фамилию. А Гарри Поттеру несколько дней назад только-только исполнилось четырнадцать. И он не может быть настолько силен и столько знать. Непременно возникнут вопросы, ответы на которые будут ОЧЕНЬ странными. Впрочем, кому как не Невыразимцам знать о подобных вещах. Вполне вероятно, что они уже когда-то сталкивались с параллельными мирами. К тому же можно потребовать клятву о неразглашении.
И вообще … Кто не рискует, тот не пьет шампанского. А Поттер, что уже скрывать, был натуральным адреналиновым маньяком.
***
Сотрудники, оказавшиеся в это утро в коридоре, ведущем к лифту, стали зрителями несколько необычного явления. Посторонние у них на этаже практически не бывали. Тем более такие … экзотические.
Когда звякнули, открываясь, двери лифта, большинство обернулось исключительно по привычке на звук. Но, обернувшись, замерли с приоткрытыми ртами. Из кабины неторопливо вышел молодой парень и теперь оглядывался с легким любопытством. Именно это легкое, почти вялое любопытство удивляло сильнее всего. Уже потом они обратили внимание на внешность гостя. А выглядел тот, надо сказать, так, что с толпой не смог бы слиться ни при каких обстоятельствах. Широкие штаны по типу маггловского военного камуфляжа, только черного цвета. Майка-борцовка того же «жизнерадостного» цвета. Руки от локтя до запястий скрыты под металлом. В ухе болтается символ вечности. Черно-зеленые пряди волос падают на лицо. Тонкие пальцы небрежно вертят пропуск.
- Ты кто? – не выдержал один из Невыразимцев.
- Конь в пальто, - меланхолично отозвался парень. – Где я могу найти Дарквуда?
- Чееего? – опешил Невыразимец. – А с Темным лордом тебя не познакомить?
- Знакомы, - все также спокойно ответил гость. – Не могу сказать, что знакомство было приятным. Так мне кто-нибудь скажет, где кабинет Маркуса? Я и сам могу найти, только вам потом всю защиту заново ставить придется, я ее сломаю.
- Да как ты … - мужчина схватился за палочку, но не успел запустить заклинание.
Парень чуть шевельнул рукой, и Невыразимец рухнул на пол. Громкий всхрап донес до остальных, что их товарищ прилег вздремнуть.
- Здравствуй, - из-за поворота неожиданно показался Рик. – Мы не ждали тебя так рано. Всего два дня прошло.
- Я всегда был легок на подъем, - отозвался гость.
- Пойдем, я тебя провожу, - Хамелеон приглашающе махнул рукой.
Оставшиеся в коридоре Невыразимцы потрясенно смотрели вслед уходящей паре.
- И что это, Моргану ему в жены, было?
***
- Мистер Эванс, - Маркус приветственно поднялся со своего кресла.
- Можно по имени, - отозвался Гарри. – Все равно фамилия не настоящая. Но думаю, вы это уже и так выяснили. Да и лет мне не так уж много, чтобы так официальничать. Но пока о главном. Я, в общем-то, вполне заинтересован в предложенной работе. Но у меня будет одно условие. Я собираюсь вам кое-что рассказать, и вы дадите мне Непреложный обет о неразглашении этой информации. И первой на очереди моя настоящая фамилия.
- Кхм, несколько необычное требование, - неуверенно ответил Дарквуд.
- Деньги и прочие блага меня интересуют мало. Мой род богат настолько, что я могу выкупить себе небольшую африканскую страну и стать там королем. Моя проблема, стыдно признаться, в привычке к риску. Я не могу долго никуда не влезать. Так что возможность пощекотать нервы легально очень привлекательна.
- Наш человек, - неожиданно рассмеялся Рик. – У нас все такие чокнутые!
Губы Гарри дрогнули в улыбке. Ему нравился этот невзрачный на первый взгляд человечек.
- Ты ведь разведчик? – поинтересовался у него Поттер.
- Как догадался? – спросил Хамелеон.
- Внешность у тебя соответствующая. Да и … Это ведь ты за мной первые дни наблюдал? Я несколько раз проверял окрестности, но так ничего и не нашел. Все, что у меня было, это ощущение чужого взгляда. А такие вещи я чувствую на раз, уж больно практика хорошая была.
- Силен, - уважительно протянул Рик. – Меня и Тот-кого-нельзя-называть не замечал.
- А можно без этих эвфемизмов? – поморщился Гарри. – Придумали себе страшилку. По мне, так Грин-де-Вальд был гораздо сильнее и опаснее. Но его почему-то не бояться называть по имени. А тут даже прозвище вспоминать трусят.
- Прозвище? – вопросительно приподнял бровь Маркус.
- Волдеморт, он же Том Марволо Реддл. Только не говорите, что не знаете.
- Мы-то знаем, - кивнул Дарквуд. – А вот откуда это тебе известно?
- И мы опять возвращаемся к Обету, - спокойно ответил Гарри.
- Хорошо, Гарри, - вздохнул Дарквуд. – Я согласен.
Через несколько минут они снова устроились в креслах.
- Думаю, вначале нужно хотя бы представиться. Меня зовут Гарольд Джеймс Поттер, лорд Поттер.
- Но как? – потрясенно выдохнул Маркус. – Наследник Поттеров же еще школьник.
- Я уже не наследник. Год назад я принял титул главы рода, - поправил его Гарри. – И да, я в этом году иду на четвертый курс Хогвартса.
- Четвертый?! Но … но … но … У ребенка не может быть такой силы! – воскликнул Рик.
- Да и знаний, не так ли? – усмехнулся Поттер. – На самом деле все просто и сложно одновременно. Я четырнадцатилетний ребенок исключительно физически. Да и то не факт, что все еще остаюсь таким. Моя магия уже больше года старательно уравнивает тело и разум. Моя душа не принадлежала изначально этому телу. Меня сюда успешно запихнули, так как старая душа была слишком слаба.
- Запихнули? – переспросил Рик. – То есть это сделал не ты, а кто-то другой?
- Угу, - скривился Гарри. – Кто-то другой … Милая такая сущность, которые люди называют Смертью. Я умирал, а ей, видите ли, скучно без меня.
- Ску…скучно? – сглотнул Дарквуд.
- Давайте я начну сначала, - предложил Гарри. – Родился я 27, ах да, уже 28 лет назад в семье истинных гриффиндорцев Джеймса Поттера и Лили Эванс.
- Но ты же сказал… - начал Рик.
- Только мир другой, - прервал его парень. – Миров огромное множество, как в свое время сказала мне Смерть. Вот в один из параллельных она меня и перенесла. Продолжим. Когда мне исполнился год, его Темнейшество приперлось к нам в дом в Годриковой лощине убивать меня. И ничего у него не получилось. Авада отскочила, развоплотив самого лорда. У вас то же самое произошло с Лонгботтомом. А дальше добрый дедушка Дамблдор, чтоб ему Грин-де-Вальд в кошмарах являлся, отдал меня моей «обожаемой» тетушке Петунье, истинной маггле, ненавидящей само слово «магия». Воспитание проходило по высшему разряду: побои, голодовка, постоянный труд. Лишь бы выбить из ребенка ненормальность, то есть магию.
Невыразимцы слегка побледнели, слушая спокойный, даже насмешливый голос.
- Попав в Хогвартс, я едва ли не боготворил директора за то, что он показал мне сказку. Глупый, глупый гриффиндорец. А старик и рад. Пешка послушна и как дрессированная собачка выполняет все команды. Подробно я еще успею рассказать, а пока о главном. На седьмом курсе меня подставили. У нас с Волдемортом оказались волшебные палочки-сестры. Том убил моих родственников, пока я валялся, усыпленный. И, зная, КАК я ЛЮБЛЮ своих родственничков, меня без суда и следствия бросили в Азкабан.
- Сколько? – глухо спросил Дарквуд. Рик оказался прав насчет тюрьмы.
- Десять лет, - отозвался Гарри. – Десять лет беспрерывного кошмара. Благодаря шраму у меня была постоянная связь с Волдемортом. Я постоянно проваливался в его сознание. Видел все: и пытки, и убийства, и прочие, не самые приятные вещи. Так что предупреждаю сразу: я не псих, но сознание у меня покорежено. Я малоэмоционален, чувства страха, отвращения, стыда и тому подобные атрофированы напрочь. Да и боль я почти не чувствую. Единственный бонус подобного соседства – я знаю все, что знал Том. Заклинания, зелья, ритуалы, артефакты.
- А Темный лорд не зря считается одним из самых не только сильных, но и умелых магов, - кивнул Маркус.
- Вот-вот, - подтвердил Поттер. – В этом теле я оказался год назад. Стер память родственникам, привел дела рода в порядок и отправился в школу, изображая все ту же серую мышь.
- Почему? Мало кого может удивить смена имиджа или перемены в характере у подростков, - спросил Рик.
- Есть такое выражение: «Служить бы рад, прислуживаться тошно». Что Темный лорд, что директор не признают соратников. Им нужны слуги, послушные и бессловесные. Это не для меня. А узнай они о моих настоящих способностях, тут же начали бы охоту за такой сильной пешкой, - ответил Гарри. – А у меня на лбу написано: «Боевой маг. Не подходить. Опасно для жизни».
- Это да, - хихикнул Рик.
- Думаю, на сегодня информации достаточно, - Дарквуд потер переносицу. – У нас еще будет время поговорить. Но независимо от всего… Я по-прежнему рад видеть тебя в своем отряде.
- А я и не отказываюсь, - усмехнулся Гарри.
Конец ретроспективы.
***
Поттер чуть улыбнулся, вспомнив, как он познакомился с Маркусом и его слегка ненормальной командой. 53 человека. Он стал пятьдесят четвертым. Они хорошо сработались. Большую часть ребят Гарри мог назвать если не друзьями, то хорошими приятелями. А уж пять человек его группы стали его новой семьей. Притирка характеров шла долго, почти три месяца. Ребята естественно не понимали, почему школьник стал Невыразимцем, и откуда он столько знает. Так что как-то после задания целитель сунул ему зелье с добавкой в виде Веритасерума. У Гарри на это зелье был стопроцентный иммунитет, поэтому они тогда основательно поругались. Маркус даже хотел перевести его в другую группу, но ребята встали на дыбы и заявили, что Гарри они никуда не отпустят, он их друг, но они видят, что ему иногда бывает плохо, и хотят помочь. А он, паразит такой, молчит.
Поттер, слушая эту проникновенную речь, не знал, злиться ему или смеяться. В итоге они основательно напились, и Гарри все-таки рассказал о себе. С того вечера его и стали называть Странником.
За ситуацией в стране Гарри следил с вяловатым интересом. Здешний Волдеморт не шел ни в какое сравнение с тем, что был в его родном мире. Безобидный котенок против свирепого тигра. Войны как таковой не было. Скорее вялотекущее противостояние. Хотя и стычки и нападения случались довольно часто, многие с жертвами и смертельными исходами. Но все же ничего общего с тотальным террором и массовыми смертями его мира. Директор явно продолжал гнуть свою линию про особую силу любви, потому что Лонгботтома совершенно ничему не учили. Он и со школьными-то заданиями не особо справлялся.
***
Еще раз вздохнув, Поттер встал и отправился в подземелья. Пришла пора очередной порции яда от профессора Снейпа. Кстати о профессоре. В этом мире Северус Снейп являлся одним из объектов ученического поклонения, несмотря на весь свой сарказм, снимаемые баллы и назначаемые отработки. С Филчем. Сам профессор уже давно не рисковал оставаться наедине с учениками старше третьего курса.
Гарри тихо хихикнул. Все же надо признать, мужчина был роскошен. Этакий черноволосый вариант Люциуса Малфоя из его мира. Длинные черные волосы идеально чисты и связаны в низкий хвост. Глаза, глубокие затягивающие, мерцали, словно два агата. Низкий шелковый голос и тонкие пальцы пианиста дополняли картину. Поттер и сам посматривал на него с большим удовольствием. К тому же было до одури интересно, почему мужчина еще не женат.
***
Привычно устроившись на задней парте, Гарри лениво осматривал класс. До конца учебы, а значит и нахождения под оком Дамблдора, оставалось всего чуть больше полугода, и Поттер несколько расслабился.
Влетев в класс в своей неподражаемой манере, Снейп тут же объявил:
- Сегодня вы будете варить «Черную вдову». Кто мне скажет, что это за зелье?
Гриффиндорец едва под парту не рухнул. Это что же такое Северус умудрился накануне выпить, чтобы дать толпе этих имбецилов ТАКОЕ задание? Один из сильнейших ядов, через несколько недель после приема усиливающий любую болезнь в организме до смертельного уровня, а если таковая отсутствует, просто приводит к разрыву сердца. А уж готовить его одно удовольствие. Малейшая ошибка в половине этапов и кабинет взлетит на воздух! Гарри захотелось тихо уползти куда подальше. Он даже бросил пару тоскливых взглядов в сторону двери.
- Видимо, никто, - резюмировал Снейп. – Хотя, судя по полным надежды взглядам, которые бросает один из студентов в сторону выхода, этому человеку все же известно действие этого зелья, а точнее процесс его приготовления.
Остальные ученики тут же начали с любопытством вертеть головами, а Гарри, тихо чертыхаясь, попытался слиться со стеной. Ну почему этот чертов алхимик такой глазастый?
- Рецепт на доске, - бросил алхимик.
Увидев написанное, Гарри только удивленно вскинул бровь. Это не «Черная вдова». Это, если ему не изменяет память, какая-то ерунда из разряда парализующих. И что это было за выступление?
***
Северус Снейп внимательно наблюдал за одним из своих учеников. По общему мнению, как профессоров, так и студентов Гарри Поттер совсем не походил на своих довольно известных родителей. Тихий, даже забитый, совершенно неконфликтный, робкий. Как маг тоже не представляет из себя ничего особенного, ниже среднего. Одно время Северус думал также. Но, с детства отличаясь практически абсолютной памятью и удивительной наблюдательностью, он стал замечать какие-то мелкие несостыковки. Например, то отвращение, что появлялось в глазах у парня, когда он смотрел на Золотое Трио, и едва ли не ненависть во взгляде на Дамблдора. Мальчишка практически не появлялся в библиотеке, а его работы были написаны кое-как. Но это была скорее небрежность от скуки, чем от незнания. Северус и сам не раз писал так те работы, темы которых знал едва ли не лучше преподавателя.
А профессор был очень любопытен. Поэтому он старательно пытался разгадать эту загадку. Вот и сейчас, когда он объявил о том, что они будут готовить, во взгляде гриффиндорца появилось искреннее сомнение в его, профессора, вменяемости. И теперь Снейпу было дико интересно узнать, откуда семнадцатилетний пацан знает, яд такого класса. Он рискнул даже залезть ему в голову, но там вертелась только какая-то чушь о домашней работе и приближающихся каникулах.
Но отвернувшись к доске, алхимик едва не вздрогнул. Ему в спину тут же уперся весьма раздраженный взгляд. Не ненавидящий, нет. Хозяин этого взгляда был недоволен, как мать ребенка, который в ее отсутствие изрисовал стену карандашами. Мол, не шали, малыш. И, Мерлин побери, даже ему становилось неуютно от такого.

18:50 

предательство знакомо мне

Mykyeytsh
ПРЕДАТЕЛЬСТВО ЗНАКОМО МНЕ.


***
Они разочаровали его. Он желал им лишь добра, они ответили ему адом... Десять лет в Азкабане... За то, чего он не делал, за то, что он хотел предотвратить... И вот он в Азкабане. Часть дементоров еще была там. С каждой секундой он слабел, а его связь с Волдемортом крепла. Когда связь превысила защиту самого Темного Лорда, он стал видеть, видеть все. Круглые сутки, сам того не желая, он следил за своим врагом. Десять лет, десять лет ада. Дементоры и обострившаяся связь с Волдемортом сводили его с ума, но он держался. Держался, в тысячный раз видя смерть родителей, Сириуса, Седрика. Держался, наблюдая за пытками и убийствами, совершаемыми Волдемортом и его слугами. Держался, зная, что все его ненавидят, он насмотрелся на эту ненависть, когда его вели на суд. Ненависть была в глазах Гермионы, в глазах Люпина и Тонкс, в глазах Уизли. Но он держался. Одна, лишь одна мысль держала его на плаву. «Как они могли поступить так со мной!? Они заплатят за это!». Эта мысль не отпускала и давала силы терпеть, терпеть в течение десяти лет... («Однажды он прогнется под нас»)
Держался и учился. Все, что знал Волдеморт, теперь знал и он. Его магия сбросила все барьеры и развернулась в полную силу. На десятом году заключения он понял, что защита Азкабана больше ему не помеха. Он мог бы просто уйти. Но …. Зачем? Его никто не ждет, про него просто забыли. Кто бы мог подумать, что его друзья так легко поверят, что он может убить своих, пусть и нелюбимых, но все же родственников? Но ведь поверили.
***
Неожиданно он почувствовал кого-то рядом и в следующий миг был на ногах, готовый сражаться и убивать. Перед ним стояла фигура, не человек, а именно фигура. Он почувствовал, что на него не станут нападать.
- Мир тебе, тот, кто пострадал, - послышался голос, который нельзя было назвать ни мужским, ни женским, ни каким-нибудь еще. – Я здесь, чтобы сделать тебе предложение...
- Кто ты? – вот все, что смог сказать заключенный. Все в нем хотело довериться тому, что стояло пред ним, и это пугало.
- Ты пострадал от действий обеих сторон, и ты получил право судить. Ты прошел все муки, все круги ада и получил право убивать убийц, пытать палачей, и предавать предателей.
- Но как?
- Миров во вселенной великое множество. Из-за вашей войны грань реальности истончилась. И я могу проложить тебе дорогу в один из соседних миров.
- Соседний мир? – переспросил узник.
- Да. Мир, в котором Избранным стал Невил Лонгботтом. Хотя Гарри Поттер все равно остался сиротой и живет у тетки. В дом в Годриковой лощине были посланы Пожиратели, а сам Лорд отправился к Лонгботтомам. Тот Гарри Поттер болезненно скромный, застенчивый и неуверенный в себе мальчик. Его просто никто не замечает.
- Я уже, знаешь ли, далеко не подросток, - язвительно произнес заключенный.
- Из-за некоторой разницы во времени тамошнему Гарри Поттеру сейчас тринадцать. Он перешел на третий курс. Я просто перемещу твое сознание в его тело. Боюсь, тебе придется хорошо поработать, чтобы привести его в порядок. Думаю, ты помнишь, каким ты был в этот год.
- Маленький и полудохлый, - мрачно отозвался узник.
- Я даже дам тебе воспоминания того Гарри.
- Почему? – только и спросил заключенный.
- Ты столько лет умудрялся избегать встречи со мной, что я, можно сказать, привык к тебе, - в голосе говорившего появилась легкая насмешка.
- Избегал встречи? – переспросил мужчина и тут же напрягся. – Ты …
- Вы, люди, называете меня Смертью. Ты удивительный маг, Гарри Поттер. И еще более удивительный человек. Я давно слежу за тобой. Прожив десять лет в аду маггловского дома, ты остался добрым и наивным ребенком. Невзгоды, выпавшие на твою долю в школе, не сломили тебя. Это сделали те, кто по идее должен был защищать и оберегать тебя. Но даже преданный ты не дал ненависти поглотить себя. В глубине души ты простил их.
- Лучшая месть – забвение, – глухо произнес пленник.
- Ты прав, - согласилась фигура. – Им не выиграть войну без тебя. Именно ты Избранный. Величайший маг со времен Мерлина и Основателей.
- Если я уйду, что будет с Англией? – неожиданно спросил узник.
- Ты все больше поражаешь меня, - как-то озадаченно произнесла Смерть. – Они столько боли причинили тебе, а ты все равно волнуешься за них.
Заключенный растерянно пожал плечами. Мол, и сам не знаю.
- Этот мир будет полностью очищен, - ответила фигура. – Он давно дошел до грани, но была возможность исправить положение. Твой арест разрушил ее. И предупреждаю сразу, ты ничего не сможешь сделать. Только умереть вместе с ними. Или попробовать начать жить сначала. Подумай. Через три дня я приду за твоим ответом.
- Не нужно, – остановил его узник. – Я согласен. Здесь меня больше ничто и никто не держит.
Не произнося больше ни слова, фигура просто взмахнула рукой, и перед глазами пленника все поплыло. Секунда – и он проваливается во тьму. А на следующий день тюремщики обнаружат в камере лишь тело.
Увидев в газете крошечную заметку о смерти Гарри Поттера, люди в большинстве своем равнодушно пожмут плечами и перевернут страницу. А через три года мир магии перестанет быть тайной для обычных людей. И начнется Третья Мировая война. Война на истребление. Истребление магов.
***
***
***
Приближалось Рождество. Вот уже четыре с половиной года как Гарри занял место своего двойника из этого мира. Сейчас он учился на седьмом курсе. Как и было обещано, он получил всю память этого Поттера. Получил и ужаснулся. Даже Дамблдор, всегда стремящийся получить любую мало-мальски полезную пешку, не обращал на него внимания. Этот пентюх был еще растяпистее Невила из его мира. Здешний же Лонгботтом был больше всего похож на надутого павлина. Он только и мог, что улыбаться, раздавать автографы и интервью.
Поттер тряхнул головой и оглядел Большой зал. Все как обычно. Он уже давно привык к этому миру и не вздрагивал, когда видел Уизли или Грейнджер с директором. Два мира были удивительно похожи и в то же время очень отличались. Самым явным отличием была личность Избранного и состав Золотого Трио. Также в этом мире Малфои и Снейп никогда не были Пожирателями, но и не входили в Орден Феникса напрямую, лишь изредка оказывая ему некоторые услуги. Несмотря на это, Драко по-прежнему был лидером своего факультета и держал студентов в ежовых рукавицах. Слизеринцы этого мира были истинными аристократами: стать, ум, красота. Глаз не оторвать. Гарри тихо фыркнул. Гриффиндорцы же при поддержке Лонгботтома, у Гарри язык не поворачивался назвать его по имени, буквально терроризировали школу. Дамблдор все также идиотски улыбался и жевал конфеты.
***
Ретроспектива.
Очнувшись в доме тети, Гарри первым делом бросился к зеркалу. Увиденное ему, мягко говоря, не понравилось. Худющий, маленького роста, бледный как вампир. Хоть и без очков. Зрение оказалось более-менее в порядке. Работы предстояло непочатый край. Пускать события на самотек он больше не собирался. Теперь он и только он хозяин своей жизни. Из лежащей на столе газеты маг узнал, что сегодня 31 июля. Его День Рождения. Значит, до школы еще целый месяц. Хотя, лучше сказать только месяц. Потому что за эти тридцать дней ему нужно сделать слишком много. Прежде всего, разобраться с родственниками и сходить в банк. Здесь он жить больше не собирался.
После нескольких попыток, Гарри выяснил, что беспалочковая магия ему плоховато подчиняется. Тут дело явно было все в том же ужасном состоянии тела. ВедьВпрочем, на магглов хватит. Поднявшись наверх, Поттер усыпил Дурслей покрепче и полез в память к тетке. Ему нужно было узнать, кто передал его Петунье и интересовался ли этот кто-то судьбой ребенка. Как оказалось, и в этом мире отметился Дамблдор. Именно он подбросил ребенка на порог дома. И ни разу не поинтересовался о его судьбе. Ну еще бы, ему нужно было заниматься Избранным.
Лучше бы старик отправил мальчика в приют. Здешние Дурсли были едва ли не отвратительней тех, что помнил Гарри. Здешний Поттер оказался слабоватым магом, поэтому защититься стихийными выбросами у него получалось очень редко. Так что травля шла с успехом. В итоге в Хогвартс приехало нечто зашуганное до состояния мыши в кошачьем питомнике. Посторонних мальчик сторонился, помня издевательства друзей Дадли. Особыми успехами в учебе тоже не блистал. Вот и получилось, что уже к концу первого курса на него просто перестали обращать внимание.
Поттер задумался. Видимо, именно из-за того, что мальчишка был таким … серым, Смерть и смогла перенести в его тело другую, более сильную душу. Впрочем, все это лирика. А пока нужно заняться Дурслями. Вспомнив все, что он знал в магии Разума, Гарри принялся менять магглам память. Теперь они должны были сообщать всем, кто будет спрашивать о Поттере, что отдали мальчишку в приют. А там его кто-то усыновил. Чуть позже маг собирался наведаться в какой-нибудь подходящий приют и поработать с памятью тамошнего директора. Лучше всего будет сделать ставку на нелегальное усыновление, которое не будет отмечено ни в каких документах. Так что при попытке узнать что-либо о нем директор сам будет юлить и выкручиваться.
Закончив с родственниками, Гарри быстро покидал кое-какие вещи и немного денег в старый рюкзак и вышел из дома. Сюда он больше не вернется.
***
Теперь на очереди был Гринготтс. Решив не заморачиваться, Поттер отправился в Лондон обычным маггловским транспортом. Ночной рыцарь он всегда не переваривал, а аппарировать пока нельзя. Странновато это для тринадцатилетнего подроста, да и незаконно.
Добравшись до Дырявого котла, Гарри незаметно проскочил через бар и вышел в тупичок с аркой. Хлопнув ладонью по стене, маг вышел в Косой переулок. Народу было довольно много, поэтому Поттер, чуть поморщившись, быстро навел отвлекающие внимание чары и целеустремленно направился в банк. Там, подойдя к свободному гоблину, он негромко произнес:
- Золота и процветания, уважаемый. Я могу поговорить с управляющим моим состоянием?
- Приветствую тебя, человек, - не сразу взял себя в руки гоблин. – Твое имя?
- Гарольд Джеймс Поттер, - спокойно ответил маг, про себя отметив, что менеджер обратился к нему на «ты», что для этих довольно воинственных существ является лучшим признанием равенства.
Гоблин пораженно расширил глаза, но промолчал. Гарри почувствовал легкую волну магии. Через пару минут к ним подошел еще один гоблин. Несколько секунд он внимательно разглядывал парня, а потом покачал головой и произнес:
- Приветствую. Я Дарглас, управляющий дома Поттеров. Следуй за мной, наследник.
Длинные широкие коридоры спускались все ниже. Периодически в стенах появлялись какие-то двери. Наконец, гоблин остановился перед одной из них.
- Присаживайся, - Дарглас указал на удобное кресло перед своим столом. – Что привело тебя в Гринготтс?
- Я хочу пройти ритуал полного кровного наследия и вступить в свои права, - спокойно ответил Гарри.
- Думаешь, род примет тебя? Ты еще очень молод, - хитро прищурился гоблин.
У Поттера почему-то мелькнула мысль, что тот знает о том, что Гарри старше, чем выглядит.
- Уверен, - все также невозмутимо отозвался маг.
- Ну-ну, - хмыкнул Дарглас, но спорить не стал и отошел к шкафу у стены, достав из него чашу, нож и лист пергамента с необычным пером. – Что-то мне подсказывает, ты знаешь, что делать.
Гарри просто взял нож и осторожно разрезал ладонь. Заполнив дно чаши, автоматически заживил порез и протянул ее гоблину. Тот бросил в нее перо и начал что-то шептать на своем языке. Спустя пару минут кровь впиталась в перо, и Дарглас вытащил его и положил на пергамент. Еще несколько слов на гоблинском, и перо побежало по бумаге. Когда оно остановилось, гоблин взял пергамент и поднес его к глазам. По мере прочтения его брови поднимались все выше.
- Я впечатлен, - коротко произнес Дарглас, передавая бумагу Гарри.

«Гарольд Джеймс Эдуард Поттер, лорд Поттер, ведьмак клана Эванс.
Отец: Джеймс Джонатан Поттер.
Мать: Лилиана Анжелла Эванс, наследница клана Эванс.
Истинный возраст: 27 лет.
Имеет доступ в сейф ведьмы Морганы».

- Что значит «имеет доступ в сейф»? – поинтересовался Гарри. В своем старом мире он также проходил этот ритуал втайне от Дамблдора, но там Моргана не упоминалась.
- А про клан спрашивать не будешь? – приподнял бровь гоблин.
- Я знаю, что моя мать принадлежала древнему клану истинных ведьм, - ответил Поттер. – Именно благодаря ее крови и дару я так легко пользуюсь беспалочковой магией и разбираюсь в зельях.
- Эта фраза значит, что ты можешь войти в сейф и забрать с собой те предметы, которые выберут тебя своим хозяином, - пояснил Дарглас. – Могу я задать вопрос? Твой возраст. Ты провел ритуал Возврата?
- Это, если мне не изменяет память, ритуал, который позволяет отмотать время назад? – спросил Гарри. – Для него нужно принести в жертву феникса, единорога, дракона и сколько-то там человек?
- Значит, не ритуал, - резюмировал гоблин.
- Я не был рожден в вашем мире, - вздохнув, все-таки ответил маг. – Мне дали второй шанс, перенеся в тело моего двойника. Только со временем малость напутали. Мне действительно 27.
- Интересно, - задумчиво произнес гоблин. – Я помню первый визит твоего предшественника. Удивительно невзрачное создание. Думаю, дом Поттеров, как и клан, от этого только выиграют.
Снова отойдя к шкафу, Дарглас достал из него две шкатулки.
- Это перстень Поттеров, - он протянул Гарри одну из них, сделанную из красного дерева и украшенную рубинами.
Открыв шкатулку, мальчик достал довольно массивный перстень-печатку, на которой красовался расправивший крылья грифон. Перстень как влитой оделся на средний палец левой руки. Также в шкатулке лежали три браслета: черный с рубинами, золотой с выгравированным фениксом и золотой с узором из языков пламени.
- Черный защищает от ядов и прочих вредных организму зелий, - начал рассказывать Дарглас. – С фениксом – это многоразовый портал, для него нет преград и щитов. Ну, а с языками пламени защищает от огня и любых заклинаний, имеющих хоть малейшее родство с огнем. Так, теперь вот эта. Это наследие Эвансов. Судя по всему, оно тоже должно тебя принять.
Внутри черной шкатулки также лежали два браслета и … серьга в виде анкха.
- Придется тебе ухо прокалывать, - немного злорадно сообщил гоблин. – Эта серьга при необходимости наводит очень сильную иллюзию на своего хозяина. То есть ты можешь не волноваться об изменениях во внешности. Ты ведь явно не собираешься оставлять новое тело в таком состоянии? Но и привлекать внимание вряд ли захочешь. Один из браслетов ставит ментальный щит и при необходимости транслирует ложные мысли. Второй – своеобразное пятое измерение. Можно запихнуть пару тонн вещей. Кстати, и твой отец, и мать браслеты никогда не снимали. После их смерти кто-то из тех, что прибыли в дом, пытались их прикарманить, но магические артефакты такого уровня своевольны. Они просто исчезли, переносясь к нам.
Покосившись на управляющего, Гарри все же взял браслеты и осторожно одел их по одному на левую руку. Неожиданно полоски металла дернулись и соединились. Теперь у него на руке красовался своеобразный наруч из пяти частей. Бросив мрачный взгляд на серьгу, маг взял и ее.
- Просто поднеси к уху, - посоветовал гоблин.
Серьга, коснувшись мочки, выпустила длинную иглу, проткнувшую ее и тут же свернувшуюся в кольцо.
- Чувствую себя клоуном, - мрачно буркнул Гарри.
- Это же не простые безделушки, - пожал плечами гоблин. – А артефакты, причем очень хорошие. К тому же ты можешь приказать им исчезнуть. В сейф Морганы пойдешь сегодня?
- Лучше сразу со всем разделаться, - кивнул Поттер.
***
Вывалившись из вагонетки, Гарри простонал:
- Вы специально над посетителями издеваетесь? Русские горки – безобидная прогулка по сравнению с вашими тележками.
- Так забавно наблюдать, как какие-нибудь напыщенные индюки продолжают брезгливо кривить носы, незаметно пытаясь сохранить содержимое желудка внутри, - хихикнул Дарглас.
Поттер только мрачно покосился на гоблина, но промолчал, повернувшись к массивным воротам из неизвестного металла. Створки были просто огромны: метра три в высоту и примерно столько же в ширину. Ни узоров, ни украшений. Ровный гладкий металл.
- Просто приложи руку, - посерьезнел гоблин.
Помедлив, Гарри осторожно подошел к воротам и положил на черную поверхность правую руку. Несколько секунд ничего не происходило, а потом словно послышался чей-то вздох, и дверь начала открываться.
- Пойдем, - Дарглас первым шагнул внутрь.
Гарри только тихо чертыхнулся про себя. Тот, кто назвал ЭТО сейфом, явно был нетрезв. Точнее, пьян в хлам. Потолок и дальняя стена пещеры просто терялись во мраке. Но пустого пространства практически не было: книжные шкафы, полки, сундуки, подставки всех фор и размеров. Артефакты, украшения, книги, оружие.
- И что дальше? – спросил Поттер. Здесь можно годами что-то искать.
- Просто позови свое, - отозвался гоблин.
- Интересно, КАК? – скептически пробормотал Гарри. Тяжело вздохнув, маг прикрыл глаза, обращаясь к источнику своей силы. Теплый пушистый клубочек внутри словно задорно подмигнул хозяину и выпустил наружу несколько ниточек. Услышав тихий шорох, Гарри тут же открыл глаза и едва не выругался. Перед ним лежала небольшая горка предметов: три массивных фолианта, хрустальный шар на подставке, какой-то потертый кнут и цилиндрик сантиметров двадцати в длину.
- Ого! – присвистнул Дарглас. – «Око дракона», боевой бич и жезл-метаморф. Да и книги интересные: ее любимые зелья, чары и магия крови.
- Что за «Око»? – несколько отстраненно поинтересовался маг.
- Великолепная вещь. Может работать как связующее зеркало, а может просто показывать тебе нужного человека или место. Засечь невозможно. Она так за Мерлином следила.
- А жезл?
- Возьми его в правую руку, - посоветовал гоблин.
Гарри бросил на него подозрительный взгляд, но все же послушался. Очутившись в ладони, цилиндрик тут же обхватил руку парня наподобие цельнометаллической перчатки до локтя, а потом освободил пальцы и застыл вторым наручем, только черного цвета.
- Теперь представь себе … ну хотя бы меч, - продолжил Дарглас.
Поттер вытянул руку вперед, чуть сосредоточился – и вот он сжимает в ладони рукоять простого одноручного меча. Дальше маг уже действовал без подсказок. Металл послушно перетекал в новое положение: глефа, посох, даже секира.
Остался только кнут. Но стоило Гарри коснуться его рукояти, как по потрепанному оружию прошла черная волна, и в руках у мага оказалось что-то настолько хищно сверкающее наборными гранями, что даже у него мурашки побежали по спине.
- В руках мастера смертельно опасная вещица, - заметил гоблин. – Голову человеку срезает на раз.
- Догадываюсь, - сдавленно отозвался Поттер.
***
Поднявшись обратно в кабинет, они продолжили разговор. Гарри быстро просмотрел списки недвижимости и принадлежащих Поттерам предприятий. Выбрав небольшой замок в горах Шотландии, Гарри нанял бригаду гоблинов-строителей, которые должны были привести его в порядок. Маг несколько раз уточнил, что ему нужно убежище, а не выставка богатства. Гоблины же должны были проверить защиту и наложить кое-какие дополнительные чары.
В общем, распрощались они к вечеру, весьма друг другом довольные. Покинув банк, Гарри отправился в маггловский Лондон, где на оставшийся до школы месяц снял номер в гостинице. Пришла пора заняться внешностью. Следующий день он, отрастив в гостинице волосы до плеч, провел в салоне красоты. Выложив перед администратором кредитную карту, Поттер, проникновенно глядя на девушку, негромко попросил привести его в порядок. И добавил, что цена значения не имеет. Сглотнув, та кивнула и вызвала свободного стилиста, передав ему требования клиента. У вышедшего в холл парня лет двадцати тут же азартно загорелись глаза. Явно энтузиаст своего дела.
«Попал», - успел подумать Гарри, прежде чем его взяли в оборот.
Спа, солярий, маникюр и педикюр, стрижка и прочее, прочее, прочее. Вырваться удалось только к вечеру. Зато, увидев себя в зеркале, Поттер самым позорным образом уронил челюсть. Оттуда на него смотрел по-прежнему невысокий худощавый паренек, который, впрочем, уже не выглядел настолько заморенным. Кожа стала ровной и гладкой и приобрела приятный золотистый оттенок вместо прежней синюшной бледности. На голове же творилось нечто невероятное. Затылок был подстрижен очень коротко, едва ли под машинку, зато спереди красовалась длинная до подбородка косая челка. И, видимо мастер впечатлился цветом глаз Гарри, потому что она(челка) теперь отдавала зеленым на свету.
- Мер … Мама дорогая! – выдохнул Поттер.
- Вам нравится? – осторожно спросил стилист. Он и сам понимал, что малость разошелся. Но уж больно материал попался хорошим.
- Офигеть, - только и смог выдохнуть маг. – Но мне нравится!
Мастер расплылся в довольной улыбке.
***
Следующими на очереди стали центр здоровья и тренажерный зал. Через несколько дней Гарри получил на руки пару километровых инструкций: одна о правильном питании, вторая о необходимых упражнениях. Читая их, парень только головой качал. Если тренажеры может предоставить Выручай-комната, то, что делать с едой? Некоторые продукты не входят в школьное меню. Тут, хлопнув себя по лбу, Поттер вспомнил про домовиков. В его новом замке их живет аж двадцать штук. Одного можно и назначить ответственного за питание.
Помимо прочего Поттер посетил несколько дорогих магазинов и бутиков, накупив одежды на все случаи жизни и на все времена года. Гора пакетов была устрашающей величины. Поразмыслив, он приказал тем же домовикам наложить на одежду специальные чары, благодаря которым она будет меняться в соответствии с ростом самого Гарри.
Теперь стоило подумать о самой школе. Прежде всего, ему нужна была новая палочка. Старая не то чтобы не работала совсем, но явно не справлялась с объемом силы. В принципе для уроков сойдет, там и не нужен блестящий результат. А вот для дела… Подумав, Гарри отправился в Россию. Тамошние маги всегда отличались весьма внушительными объемами магии, так что он рассчитывал найти что-нибудь и для себя. И оказался прав. Мастер больше получаса бегал вокруг него с какими-то приборами и линейками, с каждой минутой удивляясь все больше. Наконец, остановившись, он смерил гриффиндорца задумчивым взглядом и исчез в подсобке, через пару минут вынеся одну единственную коробочку. Клык василиска, а внутри шерсть Грима, вестника Смерти, и дыхание нунды, одного из самых опасных существ.
- Вы находитесь под покровительством Безликой, молодой человек, - негромко произнес мастер. – Не знаю, порадоваться за вас или посочувствовать.
- Смерть действительно не имеет лица, - не отрываясь от палочки, ответил Поттер. – Благодаря ей я обрел новую жизнь.
- Тогда, да не оставит вас ее милость, - кивнул мужчина. – Ты будешь великим, мальчик, - тихо прошептал мастер, когда Гарри вышел из магазина.
***
И вот наступило первое сентября. Первое в этом мире. В поезде Гарри устроился в самом последнем вагоне. Анкх прекрасно работал, скрывая все изменения. Для остальных он по-прежнему выглядел маленьким зашуганным мышонком.
Год пролетел совершенно незаметно. Отсидев уроки, Поттер на скорую руку делал домашнее задание и прятался в Выручай-комнате. Уже через два месяца его было не узнать. Известного в школе заморыша сменил высокий, крепкий, тренированный парень с ледяным взглядом, в котором иногда мелькала старая боль, и выражением холодной насмешки на лице. Магия снова беспрекословно подчинялась ему. К тому же он выглядел гораздо старше физического возраста этого тела. Видимо, разум и магия старательно подстраивали оболочку под себя.
Ближе к Рождеству Гарри вспомнил о Тайной комнате. На втором курсе Лонгботтом сотоварищи пытались ее открыть и спуститься вниз, но смогли только обнаружить вход и отобрать у Джинни подозрительную книжку. В конце концов, директор просто запечатал вход десятком заклинаний, которые Поттер снял за пару минут, и уничтожил дневник.
Спустившись по трубе, Гарри двинулся к воротам. Короткая команда на парселтанге, и вот он в таком знакомом зале.
*Кто тревожит мой покой?* - жуткое для посторонних шипение послышалось со стороны статуи.
*Приветствую стража Хогвартса*, - ответил Гарри.
Так он познакомился с Хассшем. Змей оказался удивительно ехидным и разговорчивым. Ему было скучно в одиночестве, так что он был рад новому собеседнику. Волдеморта он слушался вовсе не потому, что тот был наследником Слизерина. Точнее не совсем потому. Как оказалось, в свое время Салазар надел на него специальный ошейник, который заставлял его подчиняться человеку, у которого был медальон-ключ. Где Реддл его нашел, останется для истории тайной.
Гарри, недолго думая, просто снял с василиска этот ошейник и предложил ему переехать в его замок. Там никто не будет его ограничивать, ползай, где хочешь, только людей не убивай. На что змей ответил, что люди на вкус – несусветная гадость, свинина гораздо вкуснее.
*Будет тебе свинина*, - рассмеялся Поттер. - *И гнездо в подземельях с отдельным выходом на улицу*.
Гоблины были … несколько удивлены, когда Гарри передал им новые указания к переустройству. Замок был готов к маю, тогда же осуществили и переезд Хассша. Дарглас прислал специальный многотоннажный портал, с помощью которого змей и отправился на новое место жительства. А Поттер на всякий случай просто заложил тоннель к туалету, оставив только второй ход, выходящий в один из заброшенных коридоров подземелий. Пусть все считают, что тоннель обвалился.
***
Вспомнил конец своего третьего курса, Гарри заинтересовался судьбой Сириуса Блека. Почему-то у этого Поттера в воспоминаниях не было ни малейшего упоминания об этом человеке. А узнав, разнес пару десятков манекенов. Как оказалось, красавец, шутник и бабник Сириус Блек с огромной радостью спихнул на других заботу о маленьком ребенке, который мог помешать ему вести привычный образ жизни, то есть закатывать гулянки и трахать все, что шевелится. И благополучно о нем забыл. Гарри подумал, что спроси его кто о сыне Джеймса, Блек удивленно похлопает глазами и поинтересуется, разве такой есть.
***
Но вообще-то Гарри все устраивало. Наконец-то он мог жить для собственного удовольствия. Никто не обращал на него внимания, так, изредка можно было услышать ленивую насмешку в его адрес. Все считали его безобидным книжным червем, серой мышью. Даже Малфой, язвительно проходящийся по всему факультету в целом и самим гриффиндорцам в частности, редко задевал Поттера.
За этот год Гарри успел присмотреться ко всем студентам, которых знал в своем мире. Гермиона Грейнджер выглядела умницей, особенно на фоне остальных учеников. Однако в ее чертах сквозило некоторое… самодовольство, если выражаться вежливо. Гермиона, которую все знали, постоянно смущала одноклассников, отвечая на самые сложные вопросы, которые могли прийти в голову учителю, и предлагала помощь только в моменты, когда учителя могли оценить ее усилия. Ее стремление к знаниям всегда было эгоистичным, и за предложениями помощи всегда крылись какие-то тайные мотивы. Рон Уизли вовсю показал свою завистливую подхалимскую натуру, старательно подлизываясь к Лонгботтому. Невил же начинал напоминать Гарри Локхарта, с его постоянными разговорами о славе и стремлением покомандовать. Постоянные улыбки девочкам лишь укреплял этот образ Невилла и полностью разрушал образ того мальчика, которого Гарри знал и уважал в своем мире.
А вот слизеринцы … Слизеринцы заинтересовали Поттера. Драко в этом мире был истинным слизеринцем: хитрым и амбициозным, умным и хладнокровным. Не то, что жалкая пародия из мира Гарри. Этот Малфой был по-своему благороден, он не опускался до травли слабых, выбирая противника равного по силе. По мнению Поттера Лонгботтом был единственным исключением.
***
С началом каникул Гарри всерьез решил заняться освоением полученного в сейфе Морганы оружия. И если с кнутом все было более-менее понятно, то с жезлом пришлось бы повозиться. Впрочем, после продолжительных раздумий Поттер решил остановиться на мече и шесте, с обеих сторон которого при необходимости выскакивали лезвия. Подобный вид оружия он как-то видел в одном из древних фолиантов в Запретной секции. Но для начала было бы неплохо научиться владеть хотя бы собственным телом.
И тут Гарри невероятно повезло. Совершенно случайно он наткнулся на бывшего спецназовца, который после очень долгих упорных уговоров взялся за его обучение. Вначале у него совершенно ничего не получалось. Гарри слишком привык полагаться на магию и не представлял, что делать без нее.
Майкл Мэрдок только головой качал и тихо поминал черта, глядя на парня, сжимающего зубы, но упорно продолжающего выполнять задания. Спецназовец больше недели присматривался к молодому магу, а потом неожиданно сказал:
- Знаешь, что я тебе скажу … Непростой ты парень, Гарри. Ты ведь не просто так учишься, как нынешняя молодежь, потому что это круто. У тебя есть враг. Враг, который представляет для тебя опасность. Я неплохо разбираюсь в людях … Ты защитник. Ты никогда не причинишь вред невиновному. Значит, твой враг, как говорится, плохой парень. Думаю, занятия будут проходить по-другому.
С этого дня Майкл начал учить его всерьез. Как убивать и не быть убитым самому, как выжить.
- Беря в руки пистолет, - говорил мужчина, - будь готов к тому, что когда-нибудь ты сам окажешься под дулом оружия. Беря в руки нож, будь готов к порезам.
Через пару недель стали появляться первые успехи, маг втянулся и даже стал получать удовольствие от непривычных нагрузок. Как-то, зайдя к мужчине домой, Гарри с удивлением увидел на стене несколько мечей и прочего холодного оружия. Майкл, на вопросы Поттера, немного смущаясь, пояснил, что в свое время увлекался Востоком и боевыми искусствами. Тут мужчина встретился взглядом с Поттером и непроизвольно поежился, заметив хищно-предвкушающее выражение лица парня. Так начались уроки фехтования.
***
31 июля, узнав, что у его подопечного день рождения, Мэрдок потащил его в ночной клуб. Стоит отметить, что к этому времени Поттер выглядел уже лет на восемнадцать, поэтому у Майкла не возникло никаких отрицательных мыслей. А сам Гарри отмахнулся, услышав вопрос о количестве лет.
Утром маг проснулся с гудящей от похмелья головой и рядом с некой блондинистой соседкой, имя которой он не вспомнил бы и под угрозой Авады. Прошипев что-то нецензурное в адрес Мэрдока, сумевшего напоить его какой-то убойной дрянью, Гарри с трудом перенесся в свою Лондонскую квартиру. Начав заниматься со спецназовцем, Поттер, чтобы не мотаться из города в замок, выкупил пентхауз в одном из элитных домов.
А потом в его жизни произошел очередной поворот.
***
Занятия с Майклом начинали ровно в два. Утро же Гарри посвящал магическим тренировкам. Он облюбовал милую полянку в одном лесочке, с сильным магическим фоном, который прекрасно маскировал его собственную магию. Несколько недель все шло прекрасно, но потом его начало преследовать какое-то странное чувство. Словно кто-то следил за ним. Маг проверял окрестности всеми доступными ему способами, но каждый раз выходило, что в радиусе пары километров нет никого крупнее зайцев. Единственное, что он мог сказать, что следит за ним один человек и он неопасен.
Но спустя пару дней после дня рождения Гарри почувствовал, что наблюдателей стало двое. И его терпение лопнуло. Опустив палочку, он повернулся в сторону, откуда чувствовался посторонний взгляд, и крикнул:
- Долго вы еще по кустам хорониться будете? Репейники что ли собираете?

18:40 

Mykyeytsh


18:31 

перуново братство

Mykyeytsh

анжелло

18:27 

перуново братство

Mykyeytsh


16:55 

перуново братство

Mykyeytsh

16:55 

перуново братство

Mykyeytsh

олаф

16:55 

перуново братство

Mykyeytsh

гарри поттер настоящее имя себастьян

16:54 

перуново братство

Mykyeytsh


16:02 

туман:пепельный туман

Mykyeytsh


16:02 

туман: янтарный туман

Mykyeytsh


16:01 

туман: белый туман

Mykyeytsh


16:01 

туман: зеленый туман

Mykyeytsh


13:57 

четыре дракона

Mykyeytsh


13:57 

четыре дракона

Mykyeytsh


13:56 

четыре дракона

Mykyeytsh


13:56 

четыре дракона

Mykyeytsh


09:38 

Mykyeytsh
интересный фанфик Северус\Гарри
slitherin.potterforum.ru/viewtopic.php?id=1864

Tartarus

главная