Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:25 

Mykyeytsh


20:24 

ГП

Mykyeytsh


20:23 

Луна Лавгуд (ГП)

Mykyeytsh


20:21 

Сириус и Ремус ( ГП)

Mykyeytsh

20:21 

Mykyeytsh


20:21 

Mykyeytsh


20:21 

Летучий Голландец

Mykyeytsh


20:20 

Mykyeytsh


20:20 

Mykyeytsh


20:20 

Mykyeytsh


20:19 

Mykyeytsh


20:19 

Mykyeytsh


20:19 

Mykyeytsh


20:19 

Mykyeytsh


21:22 

Mykyeytsh
интересные фанфики www.hogwartsnet.ru/mfanf/member.php?l=0&id=5244...

16:26 

Mykyeytsh
Эпилог.
Гарри проснулся от пения птиц в саду поместья, потянулся и открыл глаза. Комната утопала в лепестках роз: пол, полки, кровать, подоконники, рама зеркала – все было белоснежным.
- Том, - с нежностью в голосе прошептал он. – Еще одно напоминание о предстоящем событии.
В окно постучали. Странно. Почты я не получал уже давно. Юноша встал, накинул легкий халат и подошел к окну. Там сидела незнакомая коричневая сова, в клюве было письмо. Брюнет открыл окно:
- Проходи, раз ты ко мне. Посмотрим, что ты мне принесла.
«Любимому крестнику и сыну»,- было написано на конверте. Сириус?! Папа?! Юноша быстро вынул содержимое конверта. Внутри оказалось два пергамента. Принц развернул первый.

«Мой крестник, я был в шоке, когда узнал, что ты сбежал. Прекрасно понимаю, почему ты так поступил. Однако зачем было раздевать бедного слугу? Твой отец, Джеймс, не выдержал такого удара и скончался через несколько месяцев. Жаль, что тебя не было на похоронах. Ему бы это понравилось. Оказывается, у Джеймса была какая-то маггловская болезнь. Из-за этого он был, мягко скажем, не в себе. Прошу, прости его. Но я пишу тебе сейчас не просто так. Хоть по завещанию мы с Ремусом и обладаем правом управлять королевством, но только до твоего совершеннолетия. Прошел уже год с момента твоего побега. Тебе уже шестнадцать. Отпусти все плохие воспоминания, которые связаны у тебя с этим местом, и вспомни, что здесь твой родной дом. Королевство нуждается в тебе. Письмо является порт-ключом. Произнеси свое имя, и ты окажешься в тронном зале теперь уже своего дворца.
Сириус Блэк»
Пока Гарри читал письмо, в глазах предательски защипало. Вот только расплакаться не хватало. Мерлин, сегодня свадьба, а я тут слезы лью. Неужели мне так жалко отца? Ведь он… Мама, кого я обманываю?! Да, мне жаль его. Ведь я люблю его. До сих пор люблю. Именно он читал мне сказки в детстве, когда не стало тебя... Принц аккуратно свернул первый пергамент и принялся читать второй.

«Мой маленький мальчик, я так тебя люблю! И поэтому мне так больно расставаться с тобой. Почему-то я чувствую, что смерть скоро придет ко мне. Она уже близко. И я счастлива, что имею возможность проводить с тобой дни напролет. В данный момент ты спишь в своей колыбельке и не подозреваешь, что в мире есть зло. Но, к сожалению, я знаю, что ты столкнешься со всевозможными жизненными трудностями. Святая Дева Мария, что я пишу? Сама не понимаю этого предложения. Не читай его, сын. Я верю, что ты вырастешь прекрасным юношей. Даже сейчас ты похож на меня. Разве что глаза ярче. Ты завозился, и я пою тебе колыбельную. Будешь ли ты ее помнить? «Спи, мой милый мальчик, закрой свои глаза. Ангелы следят за тобой, подглядывая сквозь облака. Великая луна светит высоко в небесах. Время ложиться спать, мой милый. Закрой свои глаза». Когда-то ее пела мне моя мама. Если я заболею этой ужасной болезнью, что бродит и отнимает жизни у людей по всему нашему королевству, и умру, то Сириус передаст тебе письмо в день твоего совершеннолетия. Однако этот плут может и раньше его тебе передать, если будет в этом необходимость. Помни, что я люблю тебя и буду охранять вечно. Даже после смерти.
Лили, твоя мама»
- Мама… - прошептал юноша и горько заплакал.
Так больно ему еще не было никогда. За этот год Гарри успел забыть о своих обязанностях перед королевством. И сейчас, в день его свадьбы, ему так настойчиво об этом напомнили. Как это ужасно! Его королевство находится очень далеко от владений Тома. Даже то судьбоносное приглашение пришло ему случайно! Люциус Малфой наложил заклинание, которое включало в список всех принцесс и принцев, живущих на каком-то определенном расстоянии. И как юноша два раза смог аппарировать так далеко, было для него самого загадкой. Самое ужасное в этой ситуации было то, что если уйти сейчас, то потом он уже вряд ли сможет вернуться. А Том его не отпустит. Это брюнет понимал очень хорошо.
Гарри со слезами на глазах надел на себя черную мантию и обул сапоги. Потом он положил конверт и второе письмо в карман мантии, а первое сжал в руке и тихим голосом прошептал:
- Гарри.
Словно крюк тут же подцепил его за живот и унес в водоворот. В следующую секунду принц стоял перед троном в большом зале, знакомом с детства. Он тихо сел на пол, закрыл руками лицо и зарыдал так, что казалось, ничто и никто не в состоянии подарить ему утешение. Он уже не замечал, что в дверях стоит его крестный и тоже плачет. И это были отнюдь не слезы радости. Сейчас мужчина понял, что своими действиями только что сломал жизнь своему самому дорогому человеку.

[i]Триста лет спустя…
Гарри проснулся в своей кровати, встал и подошел к окну. Каждое утро его посещали одни и те же мысли. Триста лет прошло с того дня, как юноша воспользовался порт-ключом и бросил Тома. Магия брюнета была велика. Благодаря этому Гарри сейчас выглядел лет на двадцать-двадцать пять. Он так и не женился с тех пор. Сириус умер в возрасте семидесяти лет. Ремус прожил чуть дольше. Брюнет пытался узнать, что стало с семьей Уизли, но безуспешно.
Откинув воспоминания, Гарри оделся и прошел в тронный зал.
За эти века дела королевства наладились, и все жители стали жить мирно. Каждую ночь люди в королевстве видели радужные сны. Каждую ночь король плакал в подушку.
Он до сих пор не мог хорошо спать по ночам. Днем часто засыпал в кресле перед камином в библиотеке. Первые сто лет Гарри пытался найти королевство Тома. Однако результат не принес успеха. Тогда мужчина решил бросить свои поиски. Ну, найдет он эти земли. А что будет дальше? Том, скорее всего, мертв. И это не приносило облегчения. Нагоняло тоску. Хотелось умереть, но у него не получалось: какое-то чувство в душе заставляло жить дальше.
В тронном зале было жарко. Летом солнце освещало его с полудня и до шести часов. Поэтому король вскоре вышел из зала и направился в сад, где росли белые розы. Для него они были как часть Тома. Они внимательно слушали все его мысли, молча поддерживали в трудные минуты.
Гарри не заметил, как наступила ночь. Вздохнув, он медленным шагом направился в свои покои. Когда мужчина вошел в спальню, кто-то внезапно обнял его за талию и повалил на кровать. Гарри хотел было закричать, но услышал до боли знакомый голос:
- Малыш, как же я скучал по тебе. Наконец-то я тебя нашел.
Король повернулся лицом к ночному посетителю:
- Том.
Это была первая за триста лет ночь, когда юноша ронял слезы счастья на плечо любимого человека.

Конец.

16:26 

Mykyeytsh
Я знаю, ты хочешь заглянуть в священную книгу:
в ней записаны имена душ,
навеки соединенных красной лентой любви,
над силой которой не властна даже Смерть.
(Миген Юн, «Невеста речного Бога»)

Пролог.
Джеймс Поттер был справедливым и самым честным королем за всю историю королевства. В детстве Джеймс подружился с сыновьями двух приближенных к королю людей, и назвали они себя Мародерами. Мальчики были большими шутниками и доводили всех обитателей замка до белого каления. Каждый день к королю приходили слуги и жаловались на маленького принца и его друзей. Но как бы ни старался король, не мог он усмирить своего единственного сына.

Однако время не стоит на месте, оно стремительно несется вперед. Вырос маленький принц и превратился в прекрасного юношу. Здоровье короля к этому времени ослабло, и он решил женить Джеймса на принцессе из соседнего королевства, а также передать трон и корону своему наследнику. Вскоре была назначена свадьба принца Джеймса и принцессы Лили, которая была самой красивой девушкой на земле. Королевство невесты было небогато, но его земли были необычайно плодородны.
Состоялась роскошная свадьба, а после владения перешли в руки Джеймса. Юноша стал более серьезным и сдержанным. Одним словом, теперь в этом человеке ничего не напоминало того маленького избалованного принца.

Вскоре отец юноши заболел и умер. Все горевали по погибшему королю, и казалось, что ничего не способно вернуть радость на земли Поттеров. Но через год по королевству прокатилась радостная весть: королева Лили ждет ребенка, наследника. И все вновь было украшено красками и улыбками. В срок родился маленький мальчик. Гарри Джеймс Поттер. Маленький принц.

Когда Гарри исполнился год, в королевстве началась эпидемия, лекарства от которой не существовало. Никакие зелья не смогли предотвратить смертей крестьян, ремесленников и других магов, живших в королевстве. К несчастью, заболела и королева. Уже перед своею смертью она собрала все свои силы и сказала своему супругу:
- Дай мне слово, что ты женишься после моей смерти… Маленькому Гарри нужен кто-то, кто сможет заменить ему меня… Но твоя избранница или избранник должен быть…самым красивым…на всем белом свете. Даже красивее меня.
- Клянусь. Я женюсь на самом красивом человеке, который только есть на земле.

И как только король сказал это, великолепные изумрудные глаза королевы потухли…


Глава 1.

Долго король искал себе будущего супруга или супругу. Но так и не нашел замену своей королеве. Его друзья, Сириус и Ремус, каждый день говорили ему, что он еще не стар и что скоро, совсем скоро, он встретит великолепного мужчину или прекраснейшую леди. Ведь королевству нужна новая королева, новая жемчужина!

И вот, сидя в своих покоях, Джеймс, уже который раз за день, смотрел на портрет своей любимой. Но неожиданно его внимание привлекли радостные крики и мелодичный смех, так похожий на смех его Лили. Он быстро вскочил с кресла и выбежал на балкон. В саду убегал от большого черного пса прекрасный юноша! Его длинные волосы слегка вились на концах, кожа была золотистой, а движения были полны грации. А когда подросток поднял свои глаза и посмотрел на Джеймса, то тот утонул в изумрудных очах. А веселый паренек быстро вбежал в замок и уже через несколько минут повалил короля на пол, обнимая его за талию и все также заливисто хохоча. Джеймс же смотрел на него и не мог оторвать взгляда. Этот ребенок был так похож на его мертвую жену!

На следующий день в тронном зале король объявил своим друзьям, что нашел своего избранника.
- Кто он Джеймс? Мы его знаем? – спросил Сириус.
- Да, мой друг. Этим избранником является тот юноша, с которым ты вчера играл в саду.
- Джеймс… Скажи мне, что ты пошутил! Это же Гарри! Твой сын! – воскликнул Ремус.
- Он будет моим! Его глаза! Его кожа! Его смех! Все это будет только моим! – безумным голосом взревел король. – Только попробуйте помешать этому, и вы будете казнены тотчас! За обедом я объявлю всем о нашей свадьбе!

А тем временем в покоях принца слуга пытался уговорить молодого человека пойти на обед:
- Мой принц…
- Нет, Рон! Я плохо себя чувствую! Слышишь?!
- Но мой принц… Ваш отец… Его Величество хотел объявить о чем-то очень важном. И он настаивал на вашем присутствии.
- Рон… Отец простит меня. Я уверен в этом.
- Мой принц… Прошу вас. Умоляю! Если Вы не придете, то Его Величество выкинет меня из замка. Моя семья очень бедна. Мать неважно себя чувствует последнее время, да и у отца уже не то здоровье; они не могут работать. Прошу Вас, Ваше Высочество!
- Хорошо, так и быть. Приготовь мой костюм. Тот, который изумрудного цвета с серебряной вязью.
- Вы так добры, Выше Высочество.
Когда слуга вышел, Гарри встал напротив зеркала, взял расческу, принадлежавшую когда-то его матери, и стал медленно расчесывать свои длинные черные волосы. У большинства юношей были короткие стрижки, но Гарри еще с детства решил, что отрастит длинные волосы. Да и зачем ему носить короткие прически? Он не умеет владеть оружием, не умеет драться… Где-то в десять лет принц решил, что выйдет замуж за короля богатого королевства. Станет жемчужиной в его короне. И он с нетерпением ожидал того дня, когда приедет к нему в замок жених с дарами. Я же самый красивый! У меня великолепные волосы! Здоровый цвет лица. Золотистая и абсолютно гладкая кожа. Я само совершенство!

Когда все расселись за обеденным столом, вошел Гарри Поттер и медленно прошествовал к своему месту за столом. На нем была белая рубашка с высоким воротом, серые брюки, заправленные в черные ботфорты на тонкой подошве. Сверху был надет пиджак темно-зеленого цвета, оттеняющий глаза юноши. Волосы были распущены, заколоты были лишь те пряди, что падали на лицо молодого человека. Как только принц сел, все приступили к еде. Однако Гарри просто кусок в горло не лез. Он с самого начала знал, что приходить сюда было плохой идеей. Как назло, Сириус то и дело бросал на него виноватые взгляды, а у бедного Ремуса было такое лицо, как будто у него в жизни случилась непоправимая трагедия. Только тут юноша заметил, что оборотень переводит время от времени взгляд с него на короля и обратно. Поэтому принц повернул голову, чтобы посмотреть на отца. Лучше бы он этого не делал. Его отец, Джеймс Поттер, буквально пожирал его глазами! И пытаясь хоть как-то скрыть приступ тошноты, молодой человек быстро опустил взгляд и продолжил разглядывать наполненную едой тарелку.
- Сын, ты хорошо себя чувствуешь?
- Да, отец. Все в порядке.
- И все же я повторю свой вопрос. Неужели ты думаешь, что твое здоровье меня не волнует?
- Нет, отец. Я так не думаю. Скорее наоборот, Ваше Величество.
Принц еще больше покраснел.
- Я не очень хорошо себя чувствую с самого утра.
- Я распоряжусь, чтобы вечером тебе принесли зелья. После обеда прими горячую ванну. Если ты простудился, то тебе станет лучше.
- Спасибо, Ваше Величество. Твои советы бесценны, отец. Пожалуй, я все-таки приступлю к еде.
- Конечно, Г’арри.
Его голос. Такой же был у Лили. Но у Гарри он мягче, нежнее. Сейчас я объявлю о нашей свадьбе, и вскоре ты будешь извиваться в моих руках. Малыш. Гарри. Г'арри. ‘Арри. Твое имя прекрасно, мой милый. Дорогая Лили, я наконец-то нашел свою любовь! Наш сын станет неотразимой жемчужиной в короне.
Когда Джеймс вновь обвел взглядом сидящих за столом, то заметил, что практически все уже закончили свою трапезу и ждут объявления.
- Мои верные друзья! Сегодня великий день. Я нашел того, кто в скором времени станет моим супругом. Этот юноша воистину украсит корону моего королевства. Его красоту нельзя даже сравнивать с красотой моей погибшей жены. Мой избранник нечеловечески красив! Его зовут Гарри Джеймс Поттер!
Гарри показалось, что все вокруг рухнуло в пропасть. Он не мог поверить в то, что только что сказал его собственный отец! Все мечты юноши лопнули и разлетелись, точно осколки зеркала. Молодой человек еще никогда не чувствовал себя настолько плохо. Теперь ему стали понятны взгляды Сириуса и Ремуса. Конечно, они, как друзья отца, узнали эту новость раньше всех собравшихся здесь. О, Мерлин! За что! Мой отец…хочет жениться на мне. Это какой-то дурной сон.

Но не только Гарри был в прострации от такой новости. Все, кто был в зале, разом побледнели, и помещение заволокла тишина, длившаяся несколько минут. Как только присутствующие пришли в себя, со всех сторон посыпались возгласы возмущения:
- Ваше Величество, браки между отцом и сыном запрещены!
- Одумайтесь, мой король! Дети больными будут! Вы обрекаете род на вымирание!
- Ваше Величество! Беда опустится на все королевство!
Но король был непреклонен.
- Иди в свои покои, сын. Послезавтра утром я буду ждать тебя у Алтаря.

Как только Гарри вошел в свои комнаты, то тут же кинулся на кровать, и из его глаз полились горькие слезы. Весь вечер юноша рыдал над своей злой судьбой. Мамочка, да что же это? Мама, мамочка, почему? Крестный, Луни, как? Может, из окна прыгнуть? Нет, страшно… А послезавтра? Что же будет послезавтра? Почему? Я хочу к тебе, мама!
Юноша долго лежал на кровати и сотрясался от безудержных рыданий, пока не заснул тревожным сном.
Наутро Гарри вышел в сад - проветриться. Там все было украшено цветами, лентами, вдоль аллей тянулись ряды старинных ваз…
- Доброе утро, Ваше Высочество.
- Уйди, Рон.
- Ваше Высочество?..
- Пошел вон! – крикнул изо всех сил принц и бросил в слугу камень. – Уходи! Я выгоняю тебя! Иди на все четыре стороны!
Юноша, крича на бедного слугу, бежал к воротам. Оказавшись снаружи, он бросил палочку на землю и побежал дальше. Когда Гарри довольно далеко ушел от замка, весь его гнев вдруг испарился. Оглядевшись вокруг, принц не увидел ни шпилей замка, ни развевающихся знамен. Даже местность показалась ему незнакомой. Поэтому, сев на зеленую траву, что росла возле пыльной дороги, Поттер скинул с себя мантию, опустил голову на колени и заплакал. И где же я? Вокруг много разбойников. Меня могут взять в заложники. Даже убить… Хотя уж лучше смерть от руки разбойников, чем свадьба с собственным отцом.
- Лети, лети, мой гордый Феникс! Мой лучший друг…
- Эй, странник! Куда ты держишь путь? И что делаешь в этих краях?
- Я странствующий маг. Меня зовут Альбус Дамблдор, мой мальчик, - улыбнулся старик.
- Я Гарри Поттер, наследный принц этих земель. И я заблудился. Помоги мне, странник.
- Я знаю короля этих земель. И у него нет сына, мой мальчик.
- Да, как же? Меня зовут Гарри Джеймс Поттер. Королем этих земель является Джеймс Чарльз Поттер.
- О, а вот тут ты ошибаешься, - лукаво сверкнув глазами, произнес маг. – Короля этих земель зовут Томас Марволо Мракс Слизерин. Возможно, ты аппарировал. Сколько тебе лет?
- Мне шестнадцать!
- Пойдем со мной. Не знаю я Джеймса, но его отца знал лично. Пойдем, мой мальчик. Скоро Фоукс прилетит, и тогда мы сразу же перенесемся в твой замок.
Старик был довольно странный. Но прекрасно оценив свое нынешнее положение, принц решил все-таки принять помощь этого мага. По дороге Дамблдор рассказывал разные истории, пытаясь отвлечь мальчика от грустных мыслей. Поняв, что у него ничего не получается, странник спросил юношу:
- Что тревожит тебя, мой мальчик?
- Мой отец хочет жениться на мне. Завтра утром состоится свадьба. И я не знаю, что мне делать.
- Ты иди завтра на свадьбу. Но как только подойдешь к алтарю, скажи своему отцу, чтобы тот исполнил твои желания.
- А если он не захочет идти мне на встречу? Если настоит на немедленной свадьбе?
- Он обязан исполнить твои желания. Иначе свадьбе не быть.
И как только странник закончил говорить, Гарри почувствовал, будто его затягивает в узкую трубу, и в следующую секунду он оказался на знакомой дороге. Оглянувшись, юноша увидел шпили замка и побежал туда. Заметив отца, стоявшего у ворот сада, принц бросился к нему в объятия.
- Привет, папа. Я решил немного погулять за пределами замка. Надеюсь, ты не против?
Удивленный такими переменами король лишь крепче обнял юношу и поцеловал в макушку. Сириус и Ремус смотрели на наследника широко открытыми глазами.
- Я рад, что ты ответил на мои чувства, Гарри.
- Ну, что ты, папа? Как я мог отказать тебе? Это же такая честь: выйти замуж за короля!
Когда принц произнес последнюю фразу, все придворные оставили свои дела и стали внимательно рассматривать Гарри. В голове каждого вертелся один и тот же вопрос: «А не сошел ли наследник с ума?» Сириус решил прояснить все для себя и под предлогом того, что принцу пора учиться, повел его в свои комнаты.
- Крестник, что ты творишь? Все в порядке?
- Да, Сириус. Я прекрасно понимаю, чем может кончиться наша с отцом свадьба. Когда я выйду к алтарю, то попрошу отца выполнить несколько моих желаний. И если он не сможет их исполнить или откажется, то свадьба не состоится.
- Умно. Но что за желания? Если Джеймс с ними справится, то тебе придется стать его мужем.
- Я все понимаю. Поэтому загадаю что-нибудь невыполнимое. Как насчет платья из платины?
- Хех. Умно. Ладно. Я понял, ты сам справишься. Иди к себе.

На следующее утро принц встал и надел на себя не свадебный наряд, приготовленный для него слугой, а будничную мантию. И с гордым видом пришел в церковь в назначенное время.
- Отец, я люблю тебя. Безумно люблю. Но выйти за тебя замуж сейчас не могу. Я с радостью вверю тебе свою судьбу только если ты выполнишь мои желания.
- Я слушаю тебя, сын.
- Прежде, чем мы соединим наши сердца, я хочу получить три платья: одно цвета весенней зелени, другое цвета луны и третье сверкающее, точно звезды на небосклоне. А также диадему со всеми драгоценными камнями, какие можно найти в твоих землях.
Джеймс Поттер с облегчением вздохнул, ибо был он настолько могуществен, что мог запросто выполнить эти желания. И велел король трем девушкам выткать три платья, а мужчинам отправиться на добычу камней.

Прошло несколько месяцев, и жизнь Гарри вернулась в обычное русло. Король занимался государственными делами и, казалось, забыл про свои дурные намерения. Утром наследник как обычно нежился в теплой ванне и завтракал в одиночестве на балконе. А днем его можно было найти в королевской библиотеке. Но все хорошее рано или поздно заканчивается.
Однажды вечером, когда юноша уже готовился ко сну, к нему в комнату вошел отец, а за ним несколько слуг с платьями и диадемой, лежащей на черной бархатной подушке.
- Завтра будет свадьба, - и с этими словами король вышел из комнаты.
Слуги повесили платья в шкаф, диадему оставили на прикроватном столике.
Принц же в течение долгого времени смотрел на украшение, подаренное его отцом. Надо было загадать что-нибудь посложнее. Теперь остается только бежать. Наступит ночь, я убегу и переоденусь простолюдином. И юноша вышел на балкон, с нетерпением ожидая, когда солнечный диск полностью скроется за горизонтом.

Через несколько часов Гарри надел на себя черную блузку со свободными рукавами и облегающие брюки такого же цвета, которые заправил в высокие кожаные сапоги. Он взял черные перчатки и достал из шкафа маленькую шкатулку с нарисованными на ней красными розами. В нее были сложены уменьшенные платья, диадема и остальные драгоценности и наряды, что так любил надевать юноша. Потом он уменьшил шкатулку и спрятал ее в сапог. Трансфигурировав из какой-то безделушки, попавшейся под руку, довольно крепкую веревку, Гарри спустился по ней в сад. Только он коснулся ногами земли, как сзади раздался испуганный голос:
- А! Кто вы? Что вы сделали с принцем, разбойник?
Наследник выхватил палочку и направил ее в грудь человеку, что так удачно встал у него на пути. Это был сын садовника, он поливал ночные розы. Слуга был одет в рабочую одежду. Принц мгновенно продумал план действий:
- Раздевайся! Немедленно! Иначе я убью тебя! Если закричишь, то расстанешься с жизнью.
- Д-да. Сейчас.
Когда вся одежда лежала на земле, принц схватил ее и бросился вон из сада. Он бежал изо всех сил в лес. Устав, Гарри решил поискать укрытие - переночевать. Поэтому он залез на огромное дерево и нашел в нем достаточно большое дупло. Быстро переодевшись и положив во внутренний карман шкатулку, юноша свернулся калачиком и заснул.


Глава 2.

Том Марволо Мракс Слизерин ехал по лесу в сопровождении нескольких охотников. Больше всего на свете он любил охоту. В его королевстве был прекрасный лес, в котором можно было найти много дичи. Сейчас Том наблюдал, как его охотники прочесывали лес. Вдруг король заметил вернувшегося слугу:
- Что ты нашел, Люциус?
- Там, в глубине леса, что-то есть, Ваше Величество.
- Что значит «что-то»? Почему вы еще не знаете? Идем туда. И ты первый Люциус. Ведь это твоя группа обнаружила «что-то», - губы Тома растянулись в злой ухмылке.
Они быстро добрались до нужного места. Король ничего не увидел и не почувствовал. Один из охотников, только что вернувшийся, доложил, что его группа с соколами ведет стаю птиц у северной границы. Том вздохнул и обратил на Люциуса гневный взгляд:
- Люциус, не желаешь ли ты пояснить мне, зачем мы сюда приехали? Дичь сейчас перемещается в противоположном направлении.
- То дерево, Ваше Величество. Внутри него что-то есть. Собаки не хотят уходить отсюда.
- Скорее всего, зверь. Эй, ты! Заберись и посмотри, - сказал Том, указывая рукой на ищейку.
- Ваше Величество, в дереве есть дупло. Там кто-то спит.
- Вытащи зверя, слуга.
Молодой человек засунул руку в дупло, схватил клок волос и дернул на себя.
- А-а-а! Больно!
Не ожидавший подобного слуга упал с дерева. Король дал знак Люциусу, чтобы тот проверил, что с ищейкой.
- Ваше Величество, он мертв. Свернул шею.
- Посмотри, кто в дупле.
Внезапно из дупла раздался человеческий голос:
- Не надо смотреть. Я сам выйду, только пощадите меня. Пожалуйста.
Король и вся его свита испугались, но, не подав вида, Том спокойно и громко произнес:
- Выходи и предстань перед Его Величеством Томасом Марволо Мраксом Слизерином.
Из дупла вылез грязный человек, одетый в засаленные тряпки. Он спрыгнул с ветки и встал перед Томом, гордо вскинув голову.
Король брезгливо поморщился:
- Поумерь свой пыл, драный пес.
Гарри был шокирован таким отношением к себе, но вспомнил, что он никто в этих краях и что в данный момент у него нет ни гроша за душой. И под жестоким взглядом юноша опустился на колени и склонил голову:
- Простите, Ваше Величество, - так непривычно было произносить эти слова. – Я допустил непозволительную ошибку.
- Как звать тебя? И какого ты пола? А то из-за этих тряпок не видно.
Издевательская усмешка исказила лицо короля. Тут же Гарри услышал издевательский смех и поднял глаза. Смеялась брюнетка, ее глаза безумно сверкали.
- Как тебя зовут?! – в нетерпении гневно воскликнул король.
- Гарри, - тихо прошептал юноша.
Король еле уловил едва слышное бормотание.
- Что привело тебя сюда, Гри?
- У меня нет ни родителей, ни дома. Я брожу по чужим землям. Прошу Вас, Ваше Величество, позволить мне работать в Вашем замке.
- И что же ты можешь делать?
- Все, что угодно.
- Северус, кажется, тебе нужен был помощник? – издевательская усмешка не сходила с лица короля.
- Ваше Величество.
- Гри, ты маг?
- Да, Ваше Величество.
- Зелья варить умеешь?
- Несложные.
- Северус, отныне Гри является твоим подопечным.

Всю дорогу до замка Гарри бежал за конными. Он понимал, что жизнь в замке для него будет далеко не сахар, но это все-таки лучше, чем ночевать на улице. В замке его наверняка запрут в какую-нибудь каморку, и он будет выполнять самую грязную работу. Вряд ли тот зельевар позволит ему работать в лаборатории.
Когда процессия достигла замка, грозный мужчина в черном костюме направил на Гарри палочку:
- Левикорпус. Слушай меня внимательно. В мою лабораторию ты не попадешь. Будешь работать уборщиком в подземелье. С заключенными не говорить, еду им не таскать. Жить будешь в подземном ходе. Там есть комната с матрасом. Все понял?
- Да, сэр, - испуганно прошептал юноша.
- Пошли. Я доведу тебя до камер. Ко мне обращаться «Лорд Принц». Понял?
- Да, Лорд Принц.
Они долго перемещались по узким темным переходам.
- Мы пришли.
- Лорд Принц, а где…
- Молчать. Вопросов не задавать, - с этими словами мужчина развернулся и стремительно покинул подземелья.
Гарри растерянно смотрел ему вслед. Дома юноше всегда уделяли много внимания, подавали все на блюдечке с голубой каемочкой. У него было все. В голову закралась мысль о том, чтобы вернуться домой. Но он отмел ее, как только вспомнил похотливые взгляды отца.
У него теперь нет отца, нет короны. Он больше не принц. И этот выбор он сделал сам, когда убежал из замка. На нём надеты засаленные тряпки, все тело в грязи и чешется. По щекам потекли слезы. У него нет прав. Он слуга. Юноша собрал все свои силы и пошел вглубь подземелий. Он проходил мимо камер, где к стенам были прикованы изуродованные люди. Маги или магглы, Гарри было все равно. Больше всего на свете он хотел, чтобы все они исчезли. Потому что от одного их вида начинало тошнить. Он мог и отвернуться, но не находил в себе на это силы. Измученные заключенные просто притягивали к себе взгляд.
- По..мо..ги… По..жа..луй..ста… Не..бро..сай…
- Я… - начал было говорить юноша, но в голове раздался голос Лорда Принца: «С заключенными не говорить, еду им не таскать».
Гарри зажмурился, побежал вперед и врезался в стену. Открыв глаза, он увидел тяжелую дубовую дверь. Юноша схватился за ручку, повернул ее и потянул на себя. Дверь поддалась на удивление легко. За ней тянулся темный коридор. Должно быть, тот самый подземный ход, в котором находится моя комната. Темно. Неужели тут нет светильника? Где моя палочка?
- Люмос.
Стало светлее, и юноша увидел еще одну дверь. Он открыл ее. Комната была небольшой, без камина. В одном углу валялся старый матрас, в другом – ведра со швабрами и тряпками.
- Вот и мой дом. Здравствуй, новая жизнь.
Гарри сел на матрас и обнял руками колени. Дров не было, и в комнатке царил ужасный холод. Наверное, на улице и то теплее. По щекам потекли слезы.

Проснулся юноша от запаха горячей каши. Желудок жалобно заурчал, Гарри открыл глаза и сел. Рядом с матрасом стояла глубокая тарелка, заполненная до краев, рядом лежала ложка. Юноша с радостью взял ее и быстро все съел. Он хотел было облизать тарелку, но этого не позволили ему гордость и хорошие манеры. Поставив тарелку на пол, он тоскливым взглядом посмотрел на ведро и швабру. Гарри взял их, наполнил ведро водой с помощью заклинания и пошел к камерам.
- Спи, мой милый мальчик, закрой свои глаза… Ангелы присматривают за тобой, глядя сквозь облака… Великая луна светит высоко в небесах… Время ложиться спать, мой милый… Закрой свои глаза… - пел Гарри шепотом, чтобы хоть как-нибудь отвлечься от окружающей действительности.
- Что ты там бормочешь?
Юноша от испуга опрокинул ведро, и вся вода вылилась на камни. К нему тут же подскочили и взяли за шкирку:
- Что ты творишь?!
- Простите меня. Я испугался.
- Ты читал заклинание? Какой ритуал ты тут собираешься проводить?
- Я пел колыбельную. Ее пела моя мать когда-то.
- Как тебя зовут, малёк? – спросил незнакомец и отпустил оборванца.
- Гарри.
- Буду звать тебя Ри. Забудь свое имя, мальчик. И про гордость свою забудь. Тебя сюда наш зельевар притащил?
- Лорд Принц?
- Да. Работай. Я охранник этих подземелий, - с этими словами мужчина развернулся и ушел вглубь коридора.
Гарри остался стоять на месте.

Каждый день юноша вставал, съедал тарелку каши и отправлялся на работу. Днем еду ему не приносили, он работал без перерыва. А вечером, когда Гарри возвращался в свою комнатку, рядом с матрасом стояла тарелка с вареной картошкой и жареной куриной ножкой. Надо отметить, что хоть еда была и простая, но вкусная.
Через несколько месяцев на улице стало холодать, и температура в подземельях заметно опустилась. Трансфигурировать из чего-нибудь одеяло не представлялось возможным. Главная причина заключалась в том, что лишних вещей у юноши не было. А вторая причина… Он был слаб в этой области магии. Его отец -Мастер Трансфигурации. А он… Ему нравилось бегать по саду.
Поэтому около месяца юноша спал на матрасе, стуча зубами от холода. И как следствие, подхватил какую-то болезнь.
Однажды, проснувшись, Гарри повернулся набок и попытался встать. Когда он смог-таки это сделать, то силы подвели его, и он упал на ледяной каменный пол. Что со мной? Почему мне так плохо? Если я простудился, то мне нужно зелье. Но сейчас это непозволительная роскошь.
Холодно. Я замерзну здесь. Главное не заснуть. Спи, мой милый мальчик, закрой свои глаза. Ангелы присматривают за тобой, глядя сквозь облака. Великая луна светит высоко в небесах. Время ложиться спать, мой милый. Закрой свои глаза. Спи, мой милый мальчик…
Юноша все пел про себя колыбельную, стараясь остаться в сознании. Но, несмотря на все старания, сознание вскоре покинуло его.

Фенрир Грейбек шел по коридору в поисках Гарри. Мужчина уже несколько дней не видел его. Хотя днем тот продолжал работать.
- Ри! – крикнул мужчина, но не получил ответа.
Он прошел до конца коридора и открыл дверь, ведущую в подземный ход. К его удивлению, ход был освещен факелами. Когда оборотень проходил мимо двери, он почуял запах юноши. Войдя в комнату, Фенрир увидел того, кого искал. Мальчик лежал рядом с матрасом и, казалось, не дышал.
- Ри, ты меня слышишь? – начальник охраны присел рядом с юношей.
Когда оборотень дотронулся до Гарри, то ужаснулся, насколько холодным был тот. Фенрир быстро взял юношу на руки и также стремительно направился в свои комнаты. Он был вожаком стаи оборотней, отвечавшей за охрану королевского замка. Король был очень опасным магом. И всех своих приближенных он поселил в замке. На случай нападения.
Фенрир не мог точно сказать, зачем он все это делает. Но Гарри чем-то задел его. То ли тем, что в глазах оборванца то и дело мелькала гордость и презрение к окружающим. То ли тем, что этот мальчишка терпел и холод, и голод. Хотя ему, как оборотню, было прекрасно видно, что юноша не привык к такой жизни. Мальчик был изнежен, его кожа была шелковистая, волосы всегда были чистые. До них хотелось дотронуться, провести по ним рукой. Походка, манеры. Все выдавало в этом ребенке аристократа. Видно Его Величество теряет хватку, если упустил такое. Ведь обычно король много внимания уделял жестам незнакомцев и их манере речи.
Как бы то ни было, но сейчас Фенрир нес ледяного юношу в свои комнаты. Он был оборотнем, поэтому его комнаты были не такие роскошные, как у Люциуса Малфоя или Северуса Принца. Но в комнате было тепло. Был камин. И в данный момент мужчине именно он был и нужен.
Когда Фенрир зашел в комнату, он положил Гарри на ковер перед камином, открыл кран с горячей водой в ванной и принялся раздевать юношу. Ветхая одежда чуть ли не рассыпалась в руках оборотня. Кожа молодого человека пусть немного, но стала теплее. Мужчина взял юношу и отнес в ванную. Ванна была уже наполовину заполнена горячей водой, от нее шел пар. Фенрир повернул кран в обратную сторону. Когда вода в ванной стала чуть прохладней, оборотень закрыл кран и положил свою ношу в воду, придерживая голову Гарри, чтобы тот не захлебнулся. Постепенно юноша согревался. Его кожа уже слегка покраснела, но мужчина все еще держал его в воде. На всякий случай. Когда кожа молодого человека покраснела еще сильнее, мужчина вытащил Гарри и понес в гостиную, где положил на диван и накрыл одеялом.
- Надо бы взять перечное зелье у нашего зельевара. Вот только как? – пробормотал себе под нос оборотень.
Случайно взгляд Фенрира упал на ковер, туда, где он раздевал юношу. В куче рваного тряпья что-то блестело. Оборотень наклонился и поднял рубашку, из которой выпала уменьшенная шкатулка. На золотом фоне крышки были нарисованы букеты красных роз. С помощью палочки мужчина вернул шкатулке ее изначальный размер. Она выскользнула из его рук и открылась, на ковер высыпались драгоценности: жемчужные бусы, изумрудное колье в комплекте с серьгами, шелковая лента с алмазом и тому подобное. Кроме всего прочего, из шкатулки выпали три крошечных мужских платья и маленькая диадема. Платья были размером с половину ладони мужчины, а диадема была диаметром полтора-два дюйма. Мужчина усмехнулся и посмотрел на спящего юношу:
- Ха. А ты не так прост, малыш. Что же мне с тобой делать? Отдать тебя Его Величеству? – задумчиво сказал оборотень.
Некоторое время Фенрир сидел у камина и смотрел на Гарри. А потом встал и вышел из комнат.

Томас Марволо Мракс Слизерин стоял напротив окна и смотрел, как солнце скрывается за горизонтом.
- Ваше Величество.
- Вот скажи мне, Люциус. Зачем мне наследник, когда я добился бессмертия?
- Народ уважает Вас. И, без сомнения, никто не восстанет, если Вы не женитесь. Однако лишь Королева сможет укрепить в народе веру в короля, - Лорд Малфой говорил тихо и тщательно подбирал слова. Он прекрасно знал нежелание Его Величества иметь семью.
- И что ты предлагаешь? Я не хочу иметь рядом с собой кого-то из тех кукол, что ежемесячно приезжают ко мне. Возьмем, к примеру, тебя. Нарцисса. Благородная девушка, красивая, но ноющая по поводу и без.
- Ваше Величество, есть много других девушек и юношей. Род Дамблдоров…
- Ничего не хочу слышать про старика, который бросил свою сестру и брата, когда им было пятнадцать лет, и отправился странствовать.
- Делакур? Флер прекрасная девушка. Ее родители уже ищут ей жениха.
- Вейла. Чистокровная. Мой род происходит от Нагов. Хоть за столько веков схожие черты и сгладились, но все же. Нельзя рисковать потерей дара Змееуста.
- Мой Король, устройте бал. Пригласите всех принцесс и принцев из соседних королевств. Во-первых, вы будете иметь возможность пообщаться с каждым из кандидатов. А во-вторых, сможете заключить несколько выгодных сделок. В любом случае Вы будете в выигрыше.
- Разошли приглашения, Люциус. Северус уже приготовил мне зелья?
- Он не успевает, Ваше Величество. Но он сделал бо’льшую часть.
- Я, кажется, дал ему помощника. Если мальчишка мешает ему, то пусть убьет.
- Северус поручил мальчишке мыть полы в подземельях.
- Чем же ему не угодил этот оборванец? – усмехнулся Том.
- Вы действительно думали, что мальчишка смог бы помочь в варке зелий? Вы же хотели посмеяться над ним.
- Да, ты прав. Но видно Северусу действительно нужен помощник.
В дверь постучали:
- Ваше Величество, к вам охранник подземелий, Фенрир Грейбек.
- Пусть входит. Иди, Люциус. Тебе еще приглашения рассылать. Что ты хотел, Фенрир?
- Я насчет мальчишки, который моет полы в подземельях. Он живет в подземном ходе, и сегодня я нашел его замезршим. Он сейчас в моих комнатах, Ваше Величество. Разрешите ему стать помощником на кухне. А жить он может в моих комнатах.
- Пусть Северус даст тебе зелья. Согласен отвечать за мальчишку?
- Да, Ваше Величество.
- Вот и славно. Можешь идти.
- Спокойной ночи, Ваше Величество.

Когда Гарри проснулся, он долго не мог понять, где находится. Комната была мрачной, но в ней было жарко. Юноша медленно вылез из-под одеяла и подошел к камину. Тут дверь открылась, и в комнату вошел мужчина:
- Как ты себя чувствуешь? Ты сейчас в моих комнатах. Я принес тебе зелья.
- Спасибо, сэр, - произнес Гарри и покраснел. Он только сейчас понял, что сидит перед камином без одежды.
Одежда! Его охватила паника. В одежде была шкатулка с самыми дорогими ему вещами. Должно быть, беспокойство отразилось у него на лице, потому что в следующее мгновение хозяин комнат сказал:
- Шкатулка с драгоценностями у меня. Она лежит в надежном месте. Там ее никто не найдет.
Он подошел к юноше, присел на корточки и провел рукой по щеке Гарри, от чего тот покраснел еще больше. Теперь лицо молодого человека могло соперничать по цвету со спелыми помидорами. Фенрир искренне наслаждался этим зрелищем:
- В шкафу в моей спальне есть мантии, пройди туда и возьми любую. Третья дверь слева.
Юноша стрелой кинулся к нужной двери и быстро скрылся за ней. Вернулся он в гостиную уже в черной мантии, которая была на несколько размеров больше. Вырез у мантии был слишком большой, поэтому одно плечо юноши было оголено, а в ногах лежали складки ткани. Мужчина подошел в Гарри и указал на него кончиком палочки.
- Reducio. Вот так-то намного лучше. Спать будешь здесь, в этой комнате. Завтра утром я отведу тебя на кухню. Теперь ты будешь работать там. А вечером я буду забирать тебя.
- Спасибо большое. За все. Вы так добры ко мне.
- Ты мне нравишься, малыш. Я буду хранить твой секрет. Сейчас ночь. Поэтому ложись и спи. Спокойной ночи, Ри, - с этими словами оборотень вышел из комнаты.
Юноша еще немного посидел возле камина, а потом лег на диван и укутался в одеяло. Сон быстро завладел его сознанием.

Утром Гарри проснулся от того, что его трясли за плечо:
- Ри, просыпайся. Тебе пора на кухню. Давай, вставай.
Юноша встал и с помощью волшебной палочки привел себя в порядок. Складки на мантии разгладились, волосы вновь стали гладкими, точно шелк. Как только он закончил красоваться перед зеркалом, в комнату вошел мужчина.
- Вижу, ты уже готов. Пойдем.

Когда они подошли к кухне, Фенрир попросил юношу подождать его возле входа, а сам вошел внутрь. Через некоторое время мужчина вернулся вместе с жирным боровом.
- Ри, Вернон Дурсль является главным поваром. Ты будешь выполнять всю работу, которую он будет тебе поручать. Все ясно?
- Да, сэр.
Боров слащаво улыбался, пока оборотень не скрылся за дверью. Но как только мужчины скрылся за дверьми, Вернон схватил юношу за ухо:
- Сейчас берешь тряпку и мыло и моешь всю посуду. Потом моешь пол, фрукты и овощи, что лежат на столе. Понял?
- Да, сэр.
Гарри работал весь день. Утром он так и не позавтракал. Хозяин комнат так торопился, что забыл накормить его. Хотя сейчас брюнет мог бы с уверенностью сказать, что мужчина просто не собирался его кормить. Видимо, обед ему тоже не полагался. Да еще и боров постоянно лапал своего помощника. К сожалению, юноша не успевал сделать всю работу. Он только-только закончил мыть посуду. Возможно, успеет вымыть пол, но вот фрукты и овощи нет.
- Ты еще копаешься? Ах ты, мелкий… - замахнулся было боров, но его руку перехватил неизвестно откуда появившийся хозяин комнат.
- Только попробуй хоть пальцем его тронуть, - прошипел мужчина. – Ри, иди ко мне.
Юноша подбежал к мужчине и влетел в его объятия. От сильного стресса Гарри расплакался и крепко прижался к своему спасителю.
- Тише, тише. Все будет хорошо. Идем ко мне, - шептал оборотень.
Тихий и спокойный голос убаюкивал юношу, и вскоре он уснул.

Проснулся Гарри ночью. Он лежал на диване в коконе из одеяла. На полу возле дивана сидел мужчина, хозяин комнат. Брюнет медленно вылез из кокона, но когда встал, сбоку раздался голос:
- Как ты себя чувствуешь? Пора пить зелье.
- Как вас зовут? Ведь я до сих пор не знаю вашего имени, - покраснел юноша.
- Мое имя Фенрир. Иди ко мне, - оборотень обхватил Гарри за талию и усадил рядом с собой на ковер. – Ты красивый.
- Что вы делаете? – попытался отстраниться юноша.
- Собираюсь тебя поцеловать. Разве ты не рад?
Что?! Этот оборотень думает, что я его люблю? Да как я могу любить такого урода?!
- Фенрир, что Вы…
- Давай, на «ты». Ты ведь любишь меня. Ты так краснеешь в моем присутствии…
Идиот, я не от любви краснею. Ты же всегда застаешь меня в неловких ситуациях. Я сидел голый перед камином, а ты вошел в комнату. Сегодня, буквально пару минут назад я покраснел из-за того, что ты смотрел туда, куда не следует.
- Ну вот, ты опять покраснел, - произнес мужчина и захватил губы юноши в плен.
Мерлин! Как это противно! У меня кровь из губ идет. Мне больно! Но…если я хочу здесь выжить, то мне надо принять его ухаживания. Он оборотень. У оборотней может быть только один партнер. Значит, он будет меня защищать.
Но мои мечты! Как же король богатого королевства? Как же «жемчужина в короне»?
- Я… Мне... Ты мужчина. И я. Я тоже мужчина. Это…
- Все будет хорошо. Я подожду.
- Спасибо.
- А теперь спи. Завтра будешь целый день здесь, Ри. В этих комнатах.
И что теперь делать? Придется ломать комедию, чтобы выжить в этом логове. Надеюсь, Фенрир целый день будет охранять все эти камеры. Так у меня будет время, чтобы все обдумать. Чувствую себя, точно зверь в клетке. Чтобы затормозить развитие «наших» отношений, надо изображать гетеросексуала. Причем уверенного. И как же меня достало это «Ри». Будто кличка у собаки.


Глава 3.
Когда на следующее утро Гарри проснулся, то в комнатах было тихо. Кроме потрескивания дров в камине ничего не нарушало тишину. Брюнет встал и пошел в ванную комнату. Теплая вода приятно обволокла тело юноши. Он бы долго лежал вот так в ванной, но ему не давали покоя мысли, что бродили в его голове. Надо было все же что-то делать. Вечно держать оборотня на коротком поводке нельзя. Убьет еще.
Когда Гарри вышел из ванной, он услышал стук в окно. Гарри пошел и отдернул шторы: снаружи сидел черный филин с конвертом в клюве. Птица постучала в окно.
- Ты к Фенриру? Его нет. Кыш. Иди отсюда.
- Уууу.
- Ты ко мне? Давай, иди сюда. Молодец. Посмотрим, что тут у нас.

Наследному принцу Гарольду Джеймсу Поттеру
Король Томас Марволо Мракс Слизерин имеет честь пригласить Вас на торжественный бал
по случаю выбора Королевы.
Бал состоится завтра в 1800 в родовом поместье Слизеринов.
Король будет рад Вас видеть.

- Ха. Вот он, шанс. Спасибо, птичка! Как удачно, что Фенрир свалил охранять подземелья. Сегодня надо подготовиться. Еще бы узнать, где моя шкатулка…
Гарри прошел в спальню оборотня и стал аккуратно перебирать все его вещи. После тщательных поисков, которые не дали никакого результата, юноша вернулся в гостиную. На диване лежало письмо с приглашением. Брюнет взял его и немного постоял. Потом он положил письмо под одеяло и принялся искать свою палочку. Она оказалась на каминной полке. Гарри тут же уменьшил приглашение и положил маленькую бумажку в карман мантии.
- Accio, шкатулка! – прошептал юноша.
Искомая шкатулка приплыла к нему из хозяйской комнаты. Брюнет протянул руку и взял ее. И что он хотел с ней делать?
Если я смогу стать на балу Королевой, то оборотень может рассказать все Слизерину. Как избавиться от Фенрира? Эх… Все, что я пока могу, так это играть влюбленного мальчишку. А там посмотрим.
Юноша поставил шкатулку на пол и открыл ее: в ней по-прежнему лежали драгоценности, но платьев видно не было. Тогда он перевернул коробочку и вытряс все ее содержимое. На пол тут же упали три платья и маленькая диадема. Направив палочку на дно шкатулки, Гарри прошептал слова на неизвестном языке. В библиотеке своего рода брюнет не нашел этого языка. Поэтому про себя он называл этот язык языком Змей. Откуда такая особенность в его роду он не знал. Но здраво рассудил, что молчание – золото. Когда дно шкатулки открылось, на пол также упали уменьшенные брюки, рубашки, сапоги. Это была ровно половина его гардероба. Неужели он ушел бы из дома только с драгоценностями? Смешно. Поначалу юноша думал, что очарует какого-нибудь богатого и холостого Лорда. Долго в этом замке он задерживаться не собирался: холода пройдут, и можно будет сбежать и идти дальше. Но тут ему повезло: приглашение на бал. Причем Король на этом балу выбирает себе Королеву. И прекрасно зная, сколько кандидатов обычно приглашают на такие вот балы, юноша предположил, что длиться праздник будет три-четыре вечера. На три вечера ему еще хватит нарядов. Но если будет четыре… Значит надо охмурить короля за три вечера. И это максимум. Я конечно красивый, но вдруг королю нравятся девушки? Тогда, чтобы убедить его в обратном, понадобиться чуть-чуть больше, чем три-четыре дня. Полгода. Не меньше. А если ему без разницы с кем? Фууу… Это звучит пошло, Гарри! Перефразируем. Если этому Томасу наплевать, какого пола будет Королева? Да, я так мало знаю о нем… Возможно, будь у меня конь, я смог бы присоединиться к нему на охоте. Кажется, он любит охоту... Но коня у меня нет, и вряд ли кто-то одолжит. Если послезавтра мне удастся уговорить Фенрира, чтобы тот отпустил меня с кухни, я смогу понаблюдать за королем. Тогда на следующем балу я буду знать, о чем заговорить с Его Величеством. Или притворюсь простаком. А что? В общении с отцом этот прием действовал.
Тут Гарри вспомнил взгляд жестоких карих глаз с красными всполохами.
- Мда… С этим такой фокус не пройдет.
И брюнет стал аккуратно складывать вещи в потайное отделение. Оставил он только брюки, сапоги, рубашку и платье из платины. Все вещи были белоснежными. Юноша еще немного посидел, наслаждаясь прикосновениями к подарку отца. На металле было какое-то заклятье, поэтому материал струился в руках, точно легкая ткань. Немного подумав, Гарри сложил в шкатулку выбранные им вещи и уменьшенное приглашение, уменьшил шкатулку и положил в карман той мантии, в которой спал. Саму мантию брюнет положил под одеяло. И как раз вовремя: в комнаты вернулся хозяин.
- Ри, что случилось? Почему ты сидишь на полу? Почему окно открыто?
Фенрир подлетел к юноше, поднял его на руки и усадил на диван. Гарри пересел на то место, куда он положил мантию, и накрыл свои ноги одеялом.
- Тебе холодно? Я сейчас закрою окно.
- Спасибо, Фенрир.
- Ложись спать. Завтра рано вставать. На кухне завтра много дел. Тебе придется работать до утра.
Да? Значит, оборотень не придет за мной вечером на кухню! Что ж. Если я не хочу завтра клевать носом на балу, то и вправду лучше ложиться спать.
- Ты принял ванну?
- Утром.
- Молодец. Спокойной ночи, Ри.
Фенрир наклонился и поцеловал юношу. Когда мужчина ушел, Гарри надел мантию и повернулся лицом к спинке дивана.
Проснулся он от того, что его довольно сильно трясли за плечо. Брюнет повернулся и выдавил из себя улыбку.
- Работа не ждет, Ри, - произнес оборотень.
Это он так выражает свою любовь?! Что же дальше? Изнасилует меня? У меня все плечо болит. А мне сегодня еще на бал идти. Но на кухню и вправду пора.
Юноша встал и прошел в ванну. Следом за ним пошел и мужчина.
- Прошу, - прошептал Гарри, пытаясь оттолкнуть навязчивого хозяина комнат. – Мне надо торопиться.
- Ты стесняешься? Когда-нибудь ты с радостью примешь душ со мной.
Только через мой труп, оборотень. Никогда наследный принц не ляжет под такого грубого мужчину. Да еще и простого охранника. Соберись, Гарри. Оборотни чуткие животные, их сложно обмануть. Но у меня замечательный дядя Ремус. Так что я уже натренировался.
- Позже, Фенрир. Прошу.
- До кухни дойдешь сам. Дорогу ты знаешь.
Обиделся? Какой чувствительный. Или играет? Все может быть. В охранники не за кровь берут. Когда Гарри вышел из ванной, то в комнате никого не было. Ушел. Что ж, оно и к лучшему. Брюнет надел уменьшенные брюки и свитер, которые оставил Грейбек, забрал шкатулку и вышел из комнат. Через несколько минут юноша уже подходил к дверям кухни.
- А ну быстро взял совок и веник и убрал осколки! – донеслось оттуда.
Гарри тихо открыл дверь и вошел в помещение. Его тут же схватили за воротник и прокричали прямо в лицо, брызжа слюной:
- Ах ты, бездельник! Тебя посуда уже неделю ждет! Сегодня бал. Только попробуй не вымыть, - и его толкнули в сторону горы грязной посуды.
Меня всего один день не было! А этих грязных тарелок целый угол накопился. Не могли за меня помыть? Им, что, приятно готовить в таком грязном месте? На балу не буду есть. Только пить. Еще и все лицо слюной забрызгал. Старый боров.
День неумолимо клонился к вечеру. Когда стрелка часов указала на цифру четыре, юноша закончил мыть посуду. К нему тут же подошел Вернон Дурсль:
- Закончил?
- Да, сэр.
- Посиди в кладовке. В три часа ночи придешь сюда, чтобы вымыть посуду.
- Спасибо, сэр.
Гарри прошел в кладовую. Там никого не было. Сегодня мне везет. Он вынул шкатулку из кармана и достал свой наряд. Юноша трансфигурировал из подвернувшихся веревок ванную, вымыл голову и оделся. Облегающие белые брюки, заправленные в сапоги такого же цвета на тонкой подошве. Жилетка из плотной ткани, приятной на ощупь, была надета поверх белой рубашки с высоким горлом и широкими рукавами. Через некоторое время было надето и платье. Брюнет вздрогнул, когда ванна вновь превратилась в веревку. Что-то быстро. Обычно трансфигурированные мной вещи держат форму чуть дольше. Гарри подошел к шкатулке, достал приглашение и положил в карман платья. Также он достал парочку украшений с изумрудом. Брошь в форме розы Гарри приколол поверх жабо, запонки – на манжеты платья, а концы платиновой цепочки закрепил на противоположных воротниках платья. Диадема, когда-то подаренную ему Сириусом, тонким обручем охватывала волосы брюнета. Когда юноша закончил одеваться, часы на кухне пробили шесть часов вечера. Опаздываю. Так, приглашение взял. Вперед.
Гарри вышел из замка через черный ход. К счастью, на пути ему никто не встретился. Когда он вышел в сад, то замедлил свой шаг. Подойдя к центральной лестнице, юноша оглянулся вокруг. Никого не было, и он поднялся по лестнице. К нему подошел мужчина средних лет:
- Приглашение?
- Пожалуйста, - протянул конверт Гарри.
- Прошу Вас, принц Гарольд. Это честь для нас.
Брюнет чуть наклонил голову в поклоне и прошел внутрь. Замок был великолепен. Но опять же, вокруг царила тишина. Поэтому звуки шагов юноши глухо отражались от стен. Тут ему на плечо легла чья-то рука, принц обернулся.
- Позвольте проводить Вас в бальный зал, - юноша проследовал за незнакомцем. – Должно быть, Вы впервые здесь, сэр.
- Наследный принц Гарольд Поттер. Да. Удивительное место.
- Прошу прощения, Ваше Высочество. Мое имя Регулус Блэк, - произнес молодой человек, сверкнув ярко-синими глазами в свете факелов.
- Извинения приняты. Позвольте задать вам вопрос.
- Да, Ваше Высочество?
- Сириус Блэк. Он ваш брат?
- Да. Старший брат.
Они подошли к большим двустворчатым дверям, на которых был нарисован затейливый узор.
- Мы пришли, Ваше Величество.
- Благодарю.
Регулус Блэк удалился вглубь коридора. Юноша подошел к магу, стоящему перед дверью.
- Наследный Принц Гарольд Джеймс Поттер.
Мужчина коснулся рукой двери, и та открылась.
- Наследный Принц Гарольд Джеймс Поттер, - прокричал он.
Зал был полон гостей. Но никто пока не танцевал – Король должен был открыть бал. Однако он сидел на своем троне со скучающим видом. Когда брюнета представили гостям, то все приглашенные повернули головы в его сторону. Юноша нисколько не смутился и с гордо поднятой головой подошел к окну. Интерес гостей к его скромной фигуре быстро испарился. Каждый кандидат старался изображать из себя равнодушную куклу. Это искренне позабавило Гарри. Ему тоже хотелось произвести приятое впечатление на короля. Вот идиоты. Проблем быть не должно. Они делают вид, будто им все равно. Нет, чтобы искренне улыбаться, отбросив все свои маски! Все-таки Сириус и Ремус хорошие учителя.

Томас Марволо Мракс Слизерин пришел в бальный зал за полчаса до начала и сел на трон. Когда часы пробили шесть вечера, в зал постепенно стали входить наряженные девушки и парни. Том равнодушным взглядом обводил помещение. Через некоторое время поток гостей уменьшился, и вскоре все приглашенные прибыли. Но какой-то мальчишка опаздывал.
- Мой Король, - прошептал Люциус, стоящий по правую руку от Его Величества. – Может, Вы все-таки выберете себе партнера, чтобы открыть бал? Игнорировать гостей – дурной тон.
- Я знаю, Люциус. Имей в виду, это была твоя идея, - произнес Томас, встал и подошел к кандидатам.
Его Величество был одет в черные брюки, туфли, рубашку, жилетку и платье. Сверху была накинута длинная зеленая мантия из плотной ткани. Король прошел в центр зала и встал перед девушкой. На ней было красное платье с очень нескромным вырезом. Из драгоценностей было только колье с агатом. Ее волосы выбились из прически, и теперь голова девушки была похожа на веник.
- Ваше Величество, - слащаво улыбнулась она.
- Позволите пригласить вас на танец?
- Конечно, Ваше Величество.
Музыка заиграла чуть громче, и пара закружила в вальсе. Тут же, словно по команде, мужчины стали приглашать молодых девушек и юношей на танец. Уже через несколько минут вальсировал практически весь зал. Гарри равнодушно смотрел на мужчину, кружащего в танце девушку. Внутри же у него разражалась буря. Этого я и опасался. Ему нравятся девушки. Некрасивые девушки. Неужели я собираюсь сдаться? Да, пожалуй, что так. Брюнет вышел из зала на балкон и подошел к перилам.
- Позвольте нарушить ваше одиночество, принц Гарольд. Мое имя Лорд Северус Тобиас Принц.
- Лорд Принц, - склонил голову в поклоне юноша.
Мужчина подошел к брюнету ближе.
- Чем же моя скромная персона привлекла ваше внимание, Лорд Принц?
- Вы мне кого-то напоминаете.
- Вы были знакомы с моей матерью, королевой Лилианой.
- Лили. Помню. Так вы, стало быть, ее сын.
- Да, Лорд. А теперь разрешите мне вернуться в зал.
- Пожалуйста, Ваше Высочество, - поклонился зельевар.
Гарри прошел мимо мужчины и направился к столу с напитками и закусками. Однако юноша не стал пить или есть, он просто встал рядом со столом и стал рассматривать окружающих. Король продолжал танцевать с той девчонкой. Она продолжала все также слащаво улыбаться, смотря на Слизерина. Все веселились и получали большое удовольствие от этого бала. Но Гарри не находил ничего интересного. Тут к принцу подошел какой-то юноша. Он был выше принца на голову. Одежда была дорогая и выгодно подчеркивала крепкую фигуру. Блондин улыбнулся ему и протянул руку:
- Позвольте пригласить Вас на танец, Ваше Высочество. Я – Драко Люциус Малфой, наследник рода.
Драко так легко и непринужденно улыбался, что Гарри улыбнулся ему в ответ.
- С радостью. Может, хоть Вы поднимете мне настроение, - брюнет вложил свою ладонь в ладонь незнакомца.
Блондин вывел принца в центр зала и закружил в вальсе. Они танцевали рядом с королем, и Гарри всерьез задумался над тем положением, которое занимает род Малфоев.
- Вы прекрасно танцуете, Гарри. Вы ведь позволите мне так Вас называть?
- Да, Драко.
Постепенно блондину удалось разговорить принца.
- У меня были лучшие учителя.
- Правда? А какие танцы Вы еще умеет танцевать, Гарри? Кроме английского вальса? В нем Вам нет равных, уж поверьте мне. Сегодня на балу я танцевал его с половиной кандидатов.
- А меня грела мысль о том, что я единственный.
- Гарри, вы лучший. Так какие танцы Вы еще знаете?
- Венский вальс, медленный фокстрот и танго.
- Выбор не велик.
- Зато я в них лучший, - тут Гарри обратил внимание, что король уже сидит на троне. Как я мог этого не заметить?
- Ну, что ж. Давайте проверим! – в глазах блондина заплясали азартные искорки. – Венский вальс!
Зазвучала другая мелодия, и все пары одновременно начали танец. Гарри полностью захватила великолепная музыка. Казалось, тело двигается само. Когда танец закончился, Драко отвел своего партнера на то место, где принц стоял до того, как Малфой пригласил его.
- Вы меня приятно удивили, Гарри. Я считаю венский вальс одним из самых сложных танцев. Трудно найти партнера, который двигался бы так стремительно и плавно одновременно.
- Ваше влияние, наследник.
- Оставляю Вас одного, - и блондин исчез среди танцующих.
Брюнет недолго стоял на месте. Он снова вышел из зала на балкон. Погода изменилась. Поднялся ветер. Хорошо, что на балкон наложены чары обогрева. Кажется, на улице холодно. Да и темнеет уже.
- Интересно, сколько сейчас времени? – Гарри, задумавшись, озвучил последнюю мысль.
- Десять, - раздался сзади незнакомый голос.
Юноша быстро развернулся, но никого не увидел:
- Кто здесь?
- Успокойся. Не узнаешь своего короля? – мужчина вышел из тени. Его лицо по-прежнему не выражало ничего, но в глазах было нечто новое и неуловимое.
- Вы не мой король, Ваше Величество.
- Хм. Я видел, как ты танцевал с Драко Малфоем.
- И что с того? – надменно ответил юноша.
- Разрешите пригласить Вас.
- Вы не знаете моего имени и приглашаете?
- Тогда скажите мне Ваше имя. Мое Вы знаете, - произнес мужчина и взял юношу за ладонь.
- Наследный принц Гарольд Джеймс Поттер.
На балконе прекрасно было слышно музыку, поэтому мужчина и юноша стали танцевать на балконе.
Время стремительно текло вперед. И вскоре Гарри услышал, как часы пробили час ночи. Глаза брюнета расширились от испуга, и он бросился прочь, оставив короля одного.
Когда Томас Слизерин пришел в себя (а это случилось довольно быстро), он направился в зал, чтобы найти Люциуса. Тот танцевал со своей супругой.
- Люциус, на пару слов.
Блондин удивленно посмотрел на своего короля, но пошел следом. Они вышли из бального зала и прошли в тронный, где Его Величество встал позади трона, задумчиво глядя в окно.
- Если твой сын выберет на этом балу себе в спутника жизни Гарольда Поттера, я лично его убью, - глаза сверкнули алым.
- В… Ваше Величество.
- Ты меня понял, Люциус?
Лорду Малфою ничего не оставалось, как поклониться, поцеловать край мантии и сказать:
- Да, Ваше Величество.
- Иначе и быть не могло, - усмехнулся король.

Гарри вбежал в кладовую, скинул с себя вещи, уменьшил их и положил в шкатулку. Потом надел одежду, одолженную ему оборотнем, и испачкал волосы, руки и лицо в грязи. Благо, в кладовке ее было предостаточно. Затем он пошел на кухню: там его уже ждала гора немытой посуды - и принялся за работу. Но юноша так устал, что заснул за мытьем тарелок, а проснулся от крика:
- Просыпайся, бездельник! Тьфу! Даже прикасаться к тебе противно. Весь грязный. Сегодня вечером снова будет бал. Так что поторапливайся. Расслабляться некогда. Круцио!
Когда действие проклятье прекратилось, брюнет попытался отдышаться:
- Фенрир убьет тебя, ублюдок.
Мужчина продолжал смотреть на него, а в следующую секунду расхохотался:
- Хахаха! Вчера ночью было совершено нападение на поместье. Грейбек мертв. Ты в моей власти.
Как? Фенрир мертв? Слишком рано. Теперь я незащищен. Меня не трогали только из-за стоящего за моей спиной сильного оборотня.
- Чтобы к вечеру снял эти тряпки и надел вот эти, - в руках у борова было старое женское платье коричневого цвета. – Будешь выгребать золу, носить дрова и воду.
Он схватил брюнета за локоть и поволок к покореженной двери, открыл ее и толкнул юношу внутрь. Кинул вслед одежду и закрыл дверь.
- Работай, бездельник! – донеслось до Гарри снаружи. – Теперь это твой дом.

Когда Гарри закончил свою дневную работу, он стал готовиться к вечеру. Вновь через черный ход брюнет выбежал в сад. Там он перевел дыхание и уже спокойный шагом прошествовал к замку. На этот раз юноша появился вовремя. Возле входа еще стояли несколько принцесс. Внутрь его пропустили, не спрашивая приглашения. Как только принц подошел к дверям, что вели в бальный зал, лакей отворил их и громко объявил:
- Наследный принц Гарольд Джеймс Поттер!

Том ждал, когда придет тот загадочный юноша. Поэтому, услышав как представляют брюнета, король поднял голову и посмотрел на вошедшего. В этот вечер на юноше были одеты классические брюки, туфли, рубашка и жилетка. Все было ослепительного белого цвета, но платье в этот раз было алмазное. Томас в который раз поразился мастерству портного, создавшего этот наряд. На первый взгляд платье казалось сшитым из какой-то неведомой сверкающей струящейся ткани, но когда король подошел ближе, он понял, что платье сделано из жидкого алмаза. Какой же силой обладает этот мастер?! Однако стоит отдать должное вкусу мальчика. Кроме ободка на нем нет других украшений.
- Разрешите пригласить Вас.
- Разрешаю.
Несколько часов они танцевали среди остальных пар, но потом ушли из зала на балкон. Фенрир… Спросить? Про нападение. Или нет? Вдруг Том уйдет? Ведь своим вопросом я укажу ему на ошибки. Это невежливо. Мерлин, как поступить?
- Тебя что-то тревожит? – мужчина посмотрел в распахнутые изумрудные глаза. – Удивлен? У тебя так громко стучит сердце.
- Вчера… Вчера напали на поместье? – запнувшись спросил Гарри.
- Да. Существует, точнее, существовала до вчерашнего дня, группировка под названием Орден Феникса. Ее возглавлял маг, Альбус Дамблдор. Род, к которому принадлежит этот старик, живет на моих землях. Он бросил своих брата и сестру, когда им было пятнадцать. Ушел странствовать. Дамблдор призывал людей к перевороту. Он хотел свергнуть меня и установить равноправие сначала в моем королевстве, а потом и в остальном мире. Некоторые пошли за ним. Вчера мы сражались возле поместья.
- Вы не ранены?
- Нет. Я в полном порядке. Откуда Вы узнали? Я старался сохранить это в секрете.
- Я… Нет секретов, которых бы я не знал.
- Неужели?
- Я хочу пить. Пойдемте в зал.
- Я принесу, - Том вышел с балкона и прошел к столу.
Когда он вернулся, юноши не было. Со злости король бросил бокалы на пол. Он специально? Играет со мной? Ничего, я тоже умею играть. Его Величество вышел из зала и направился в свои комнаты.
- Нагини, найди Люциус-с-с-са и приведи с-с-сюда.
- Да, х-хос-сяин.
Через некоторое время в богато обставленную комнату вошел мужчина:
- Ваше Величество.
- Мне нужен ювелир.
- Да, мой король.
- И распорядись, чтобы мне приготовили суп.

Как только Том ушел за напитками, Гарри посмотрел на часы и убежал. Ему, конечно, хотелось еще остаться, но боров может и проверить его. Брюнет вбежал в свою каморку, надел коричневое платье и измазался в саже. Затем нашел веревку и завязал ее на поясе. Потом оторвал от подола полоску ткани и подвязал ею волосы. Из свитера Гарри сотворил некое подобие сапог: закрепил ткань веревками. Тут в дверь постучали:
- Бездельник, отнесешь королю суп. Да побыстрей! А то остынет.
Юноша взял у повара поднос с тарелкой и вышел из кухни. И куда теперь? Потрудился бы дорогу показать. Чертов боров. Так, стоит подняться наверх. Вряд ли покои Тома находятся в подземельях. Мерлин, в этих коридорах свет есть?! Я же все опрокину!
- Что ты здесь делаешь?
Брюнет от неожиданности чуть не опрокинул содержимое подноса.
- П-простите, Лорд Принц. Этот суп надо доставить в покои Его Величества. Но я не знаю, где они.
- Зачем брать работу, с которой не справишься?
- Вы не поможете мне?
- Я? А ты ни с кем меня не путаешь, замарашка? – взмахнув полами мантии, зельевар скрылся в глубине коридора.
Да что он о себе возомнил? Юноша продолжил подниматься, пока не вышел в большой зал. Тут к нему подбежал Регулус:
- Этот суп для короля?
- Да…
- Я заберу его и отнесу королю. Иди к себе. Спокойной ночи, замарашка.
И этот туда же. Ладно, пойду в комнату. Завтра мне рано вставать. Чем раньше сделаю работу, тем быстрее освобожусь.
Утром Гарри проснулся раньше Дурсля и вымыл всю посуду. Боров вошел на кухню и прокричал:
- Тебя король видеть хочет. Идем. Вчера суп холодным доставил, так? Я на себя вину брать не буду. Пусть тебя до смерти запытают.
Юноша испуганными глазами посмотрел в спину мужчине. Когда я отдавал суп Регулусу, тот еще дымился. Что же это такое?
Они довольно быстро пришли к дверям. Пока повар говорил с каким-то стариком, юноша заглянул в щелку между дверями. Обеденный зал. Какой большой… Брюнет оперся на дверь. Створки открылись, и он упал.
- Бездельник, ты что творишь! – заорал Вернон.
- Простите!
Том сидел на стуле во главе стола и смотрел в окно. Звук упавшего тела и крики заставили его оторваться от своего, без сомнения полезного, занятия.
- Что здесь происходит?
- Ваше Величество, я привел замарашку.
- Оставьте нас. Кто ты?
- Я сирота.
- Кем работаешь в моем замке?
- На кухне работаю. Ношу воду и дрова, чищу камины.
- А откуда в супе оказался алмаз на черной ленточке?
- Не знаю, Ваше Величество, - Неужели я не заметил, что лента развязалась?
- Еще раз спрашиваю: откуда в супе алмаз? Ты украл его?
- Нет, Ваше Величество.
- Круцио! Правда. Мне нужна правда!
- Я…н-ничего….не знаю…
- Возвращайся на кухню.
Кое-как Гарри добрался до своей комнаты и рухнул на пол. Как больно. Том такой жестокий. А на балу он показался мне заботливым…
Юноша проснулся в половину шестого, и стал быстро собираться. К сожалению, на бал он опоздал на полтора часа. Но как только он вошел в зал, Том подошел к нему и повел его на балкон.
- Это уже стало своеобразной традицией, - произнес король.
- Что?
- Проводить вечера на балконе.
- Ах, вы об этом, - улыбнулся Гарри. – А я думал, что традицией стали мои побеги.
- И это тоже. Почему убегаете?
- Когда-нибудь я расскажу Вам.
- Будешь тянуть, я узнаю сам, - жестко произнес король. – Венский вальс… Позволите?
- Как вам будет угодно, Ваше Величество.
Изумрудное платье ему идет. Как раз под цвет глаз. Запонки тоже изумрудные. Моя змейка.
Пока они вальсировали, Том незаметно одел юноше кольцо на безымянный палец. Когда часы пробили час ночи, Гарри попытался убежать. Однако Лорд Слизерин удержал его:
- Еще один танец.
И они вновь стали кружить по балкону. Брюнету казалось, что музыка играет уже вечность. Мимолетный взгляд на часы: половина четвертого. Юноша вырвался и сломя голову выбежал с балкона. Скоро должен был проснуться Вернон Дурсль. Вбежав в комнатку, принц снял штаны и сапоги, надел поверх бального наряда мешковатое коричневое платье, завязал волосы грязной полоской ткани и испачкал лицо и ноги. Дверь отворилась:
- Отнеси королю суп в обеденный зал.
- Да, сэр.
Гарри вышел из кухни и прошел в обеденный зал. Когда он подошел к дверям, то постучал и дождался разрешения войти.
- Пожалуйста, Ваше Величество.
- Поставь на стол.
Брюнет подошел к королю и поставил поднос на стол. Том увидел, как что-то сверкнуло. Он схватил руку замарашки и дернул на себя коричневое платье, которое порвалось. Засиял изумрудный наряд принца.
- Гарри. Я же сказал, что сам узнаю все. Я подготовил Вам комнаты.
- Ты знал? – от шока юноша перешел на «ты».
- Понял, когда ты ввалился в этот зал. Пойдем, я провожу тебя.
- Моя шкатулка. Она осталась в кухне.
- Мои слуги найдут ее, не волнуйся. Aguamenti, - грязь исчезла с юноши под струей воды.
Том трансфигурировал одеяло, завернул в него принца и поднял на руки. Теперь ты со мной и я никуда тебя не отпущу.

16:16 

Mykyeytsh
19:10 

Ну ты и попал...

Mykyeytsh
Глава 8. А на завтра…

Первые пятнадцать минут после пробуждения Гарри честно ждал, что проснется кто-то еще. Он даже тихо сидел на своей кровати и изучал пологи кроватей своих однокурсников. Но такое времяпрепровождение для столь активного ребенка представляло собой не совсем то, что ему хотелось. В конце концов он не выдержал: встал, сходил в ванную, общую для всех четырех первокурсников, о чем не преминул сообщить потолку, привел себя в порядок и вернулся в спальню. Все продолжали спать. Кто же виноват, что только он способен выглядеть бодрым в шесть утра? Посидев еще немного на кровати, надеясь таки на совесть однокурсников, он, наконец, понял, что никто просыпаться не собирается, чтобы убедиться в этом Гарри заглянул за полог каждой кровати. Тяжко вздохнув, он решил пойти изучить свое новое жилище. Дверь за ним закрылась, не потревожив сна трех юных слизеринцев.
Гарри решил начать с крыла мальчиков. Некоторые двери оказались открытыми, другие были заперты. Заходить он никуда не стал, но заглянуть заглянул. Запертые двери вызвали у него особый интерес, чисто профессиональный. Он даже задумался над вопросом, как бы можно было их отпереть. Мысль, как он посчитал, была здравой, а, значит, нужно было просмотреть книги, то есть в ближайшее время его путь лежал в библиотеку. Интересоваться ответами на подобные вопросы у отца не стоило, поскольку подозрительность папочки зашкаливала даже по меркам Гарри.
Общая гостиная подверглась тщательному изучению. Юный следопыт сунул нос в каждый угол, под каждый стул, диван, шкаф и так далее. Он даже все стенки пристально осмотрел. На предмет потайных дверей. Ничего такого не обнаружил, чем был нимало разочарован. Стало скучно. И тут его взгляд упал на вход в половину девочек. Лестница вверх насчитывала пятнадцать ступенек. Гарри решительно направился туда. Первая ступенька, вторая, третья. На шестой лестница превратилась в горку, и он благополучно оказался у ее подножия. Недоуменно посмотрев на обидчицу, юный экспериментатор, от нечего делать, решил найти способ преодолеть сие препятствие.
Маркус встать встал, но, видимо, проснуться еще все-таки не успел. Подходя к входу в общую гостиную со стороны спален мальчиков, он услышал странную песенку, состоящую всего из шести слов. И судя по голосу, напевал ее не кто иной, как юное «чудо Слизерина», именуемое в народе Снейпом. Флинт замер на пороге, неаристократично уронив челюсть и выпучив глаза.
- Я – маленькая бяка, я – маленькая дрянь, - напевало чудо, штурмуя девчачью лестницу, и, надо сказать, вполне так успешно. Слизеринское наказание оказалось вполне так сообразительным.
– Йяху!!! – с восторженным, но довольно тихим вскриком добравшись до верха, это неугомонное создание, стоя на своих двоих съехало вниз, а затем снова полезло наверх, штурмуя скользкую горку.
- СНЕЙП!!! – отмер Флинт. Его крик слышало все подземелье, а некоторые особо впечатлительные даже свалились с собственных кроватей.
- А, Флинт, привет! – помахало ему чудо, выпустило из рук веревку и благополучно сверзилось на пол.
- Маркус, вот чего ты орешь? – староста девочек оторвалась от чтения книги и укоризненно посмотрела на капитана квиддической команды своего факультета. Он даже не заметил, что в гостиной кто-то есть. – А если бы он неудачно упал и что-нибудь себе сломал? И потом, ну, развлекается ребенок и развлекается. Чем бы дитя не тешилось, лишь бы…
- Он же лезет на половину девочек, - возмущению Флинта не было предела.
- На самом деле, он катается с горки. Интерес к тому, что есть на стороне девочек, у него пропал после того, как появился азарт все-таки штурмовать лестницу, а после того, как он оценил ее скользящие качества, ничто другое его уже не интересует, - произнесла девушка. – Гарри, можешь продолжать, - бросила она мальчику, который с интересом наблюдал за ними.
- Я – маленькая бяка, я – маленькая дрянь, - штурм был возобновлен.

Ретроспектива.
В комнате старосты девочек стояли оповещающие чары, которые давали ей знать, что кто-то из мальчиков-однокурсников решил в очередной раз попытать счастья с лестницей. И вот уже минут десять сигнал почти не умолкал. Благо дело, не орал, не был слишком шумным или противным. Вздохнув, девушка встала. Стоило посмотреть на того самоубийцу, который никак не мог понять, что взобраться на лестницу нереально. Аманда Крейвен редко когда обращалась к декану, стараясь решить все внутри факультета, без помощи взрослых. Обычно это получалось. Правда, после вчерашнего распределения уверенность в том, что все будет так же и в этом году, как-то улетучилось.
Подходя к лестнице, она услышала.
- Я – маленькая бяка, я – маленькая дрянь.
Замерев на вершине лестницы, она стала наблюдать за, кто бы сомневался, сыном своего декана. Тот упорно завязывал на длинной веревке узлы. На один из концов был привязан внушительный крюк.
- Я – маленькая бяка, я – маленькая дрянь, - продолжал напевать мальчишка.
- Как самокритично, Снейп, - решила она дать знать о своем присутствии. Если она думала, что это заставит первокурсника испугаться, начать объясняться, то ошиблась.
- Привет, Аманда, - вскинул голову нарушитель, мило, совсем как ангел, улыбнулся и продолжил заниматься своим делом.
- И что ты тут делаешь? – отойдя от кратковременного шока, поинтересовалась девушка.
- Хочу штурмовать вашу лестницу. Классная горка, - выдало зеленоглазое чудо, продолжая завязывать узлы на веревке. И вдруг он замер, медленно поднял голову, несколько секунд изучающе смотрел на старосту. А затем сказал. – С вершины кататься интереснее. Ты можешь закрепить за что-нибудь этот крюк? – показал он конец веревки с крюком.
- И зачем мне это? – Аманда скептически посмотрела на мальчишку.
- Так я тогда шуметь не буду, забрасывая ее наверх и пытаясь там за что-нибудь зацепиться, - словно неразумному ребенку пояснил ей Гарри.
- Логично, - кивнула та, про себя восторгаясь предприимчивостью мальчишки.
Вот так и была закреплена веревка, с помощью которой юное дарование затем взбиралась на лестницу, не всегда удачно, и скатывалась с тихим улюлюканьем вниз. Правда, они успели договориться, что на ночь веревка будет убираться, чтобы некие господа, у которых гормоны ударяют после полуночи в голову, не могли проникнуть в святая святых слизеринских красавиц. И кататься Гарри будет только под присмотром. Ударив по рукам, каждый занялся своим делом, пока не появился Флинт. Хотя, один вопрос Аманда так и не задала. Откуда Снейп взял такую веревку и крюк.
Конец ретроспективы.

- ФЛИНТ, КАКОГО МОРДРЕДА ТЫ ОРЕШЬ НА ВСЕ ПОДЗЕМЕЛЬЕ?! – на свет божий появился староста мальчиков.
- Аманда, раз все проснулись, я теперь могу не тихо орать? – поинтересовался у старосты девочек Гарри, стоя на вершине лестницы.
- Можешь, - кивнула та.
- ЙЯХУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУ! – дикий вопль вождя краснокожих поднял тех, кто все же решил еще поспать, увидев на часах, что стрелка только-только подползла к отметке «семь утра».
- ЧТО. ЗДЕСЬ. ПРОИСХОДИТ? – в гостиную влетел слизеринский декан, на лице которого было написано все, что угодно, кроме «доброго всем утра».
- Пап, привет! – сияя, как начищенный галеон, помахал ему рукой Гарри, затем забрался под крылышко Аманды, с интересом изучая смену выражений на лице отца.
- Мистер Снейп, для вас в школе, я профессор Снейп, или СЭР! Вам это ясно? – Северус гневно посмотрел на сына.
- Ясно, сэр, - кивнул мальчишка. – Чего тут не ясно. И не надо так орать. Нервные клетки беречь надо, они не восстанавливаются. А если ты будешь так нервничать, то их станет совсем мало, и ты будешь глупым-глупым.
Оба старосты и Флинт старались не смотреть на декана, и всеми силами держать в узде свои эмоции, среди которых преобладали веселье и страх за неразумного мальчишку.
- Гарольд! – стиснув зубы, процедил Северус.
- Да, папа, - глядя невинными глазами на отца, ответил мальчик.
- Крестный, с добрым утром, - в гостиную ввалился Малфой-младший. – Всем привет! Гарри, что-то натворил? И без меня...
- За что?
Старосты и Флинт могли поклясться, что услышали именно это, вырвавшееся с отчаянием с губ декана.
- Снейп, Малфой, сегодня же, после уроков, вас обоих я жду у себя в кабинете. Будете учиться субординации, - Северусу удалось взять себя в руки.
- Так точно, сэр, - козырнуло ему полное счастье.
- Соберите факультет, - Снейп-старший посмотрел на старост, усиленно игнорируя двух заноз, оказавшихся на его факультете.
- Речь толкать будет, - не очень тихо поделился сведениями Драко. – Интересно, а почему он в школе весь в черном, если дома одевается нормально?
Северус прилагал массу усилий, чтобы не ляпнуть что-нибудь, что уж совсем испортит ему созданный имидж.
- Ага, а если ему мантию изнутри красным подбить, то вообще на вампира будет похож, - оценивающе глядя на отца, поделился своими впечатлениями Гарри. – Ну, помнишь, как в Дракуле, на которого мы тогда с тобой так классно попали.
- Да, круто было, - кивнул Драко.
Маркус с ужасом смотрел на двух первокурсников, которым, похоже, море было по колено.
- Доброе утро, сэр, - мило улыбнувшись, поздоровалась с деканом Гермиона. – Как спалось, мальчики?
- Жизнь прекрасна, - выдал Гарри. – Солнце светит, птички поют.
- Снейп, у тебя с головой все в порядке? – тихо поинтересовался Флинт.
- Ага, я просто такой родился, - кивнуло личное чудо декана.
Постепенно гостиная заполнялась студентами. На часах было только семь двадцать пять. До начала завтрака еще больше получаса. Занятия-то начинались только в половине девятого. То есть, по логике, на прием пищи отводилось всего-то минут пятнадцать, поскольку еще надо было успеть обратно в гостиную, чтобы собрать нужные учебники.
- Так, всем доброе утро, если оно у вас доброе, - Снейп окинул взглядом довольно помятых старшекурсников, пытающихся проснуться и справиться с похмельным синдромом.- Во-первых, спешу вас поздравить с новым учебным годом, - это уже было произнесено с сарказмом. – Во-вторых, хочу некоторым напомнить, а некоторым, - взгляд на сына и крестника, - вдолбить в их пустые головы, что Слизерин – это ваш дом, а все вы – одна семья. Наш факультет не любят, поэтому надеяться на непредвзятое к себе отношение не приходится. Все ссоры, проблемы должны решаться внутри факультета, и не выноситься за его пределы. Будьте осторожны и не нарывайтесь на взыскания. Вы должны быть лучшими. Никто не должен позорить свой Дом, иначе будете иметь дело со мной.
- Это он сейчас на что намекал? – задумчиво протянул Гарри, но так, что его услышали лишь рядом сидящие.
- Вы всегда можете обратиться ко мне за помощью, но по пустякам меня тревожить не стоит, - угрюмый взгляд на студентов. – Будьте достойны звания слизеринцев.
- Эээ, профессор Снейп, - Гарри поднял руку, привлекая к себе внимания.
- Да, мистер Снейп, - Северус посмотрел на сына, держа на лице равнодушную маску, но внутренне уже приготовился к худшему.
- То есть, из вашей речи, я понял, что нас не любят, потому что мы слизеринцы, нам будут занижать оценки, предвзято относится и так далее, и тому подобное. И мы что, должны это терпеть? – Гарри невинно уставился на отца.
- Мистер Снейп, вы слизеринец, или кто? – ответил ему декан.
- Слизеринец, - задумчиво протянул Гарри. – Значит, змеи… Ну-ну.
Северус только усилием воли постарался не поежиться. Высказывание сына ему очень не понравилось. Мальчишка явно уже что-то задумал. А судя по столь же задумчивому выражению на лице крестника, у того также появилась пара идей.
- Собирайтесь, завтрак скоро начнется, - бросил Снейп и поспешил ретироваться из гостиной. Он, конечно, не испугался сына, но тот мог так подпортить ему репутацию. И так уже успел, хотя и не хотел.
«Лили, Лили, как же ты могла родить такое?» - пронеслось у него в голове. – «И в кого только?»
- Блейз, Рон, Гермиона, - Гарри посмотрел на однокурсников. – Есть разговор. Аманда, а девочки к мальчикам могу ходить, или им тоже приходится карабкаться на Эверест?
- Куда карабкаться? – послышались вопросы.
Снейп-младший медленно, ну, очень медленно обернулся и окинул стоящих в гостиной слизеринцев таким взглядом, что каждый почувствовал себя неандертальцем, если вообще знал о такой стадии эволюции хомо сапиенс. В его глазах явно читалось, что именно мальчик думает относительно образования всех, кого видит.
- Гермиона, начинай лекцию, - почти в приказном порядке произнес он.
- Эверест - пик на гребне Большого Гималайского хребта, - тоном лектора начала вещать Грейнджер. - Самую высокую точку планеты, тибетцы почтительно называют «Богиня – мать мира». Географические координаты: 27гр.59мин. северной широты и 86гр.56мин. восточной долготы. Пирамиду, образованную тремя хребтами – с юго-востока, северо востока и запада, венчают две вершины – южный пик - 8748 метров, и собственно Эверест - 8848 метров. Со стороны Непала гора скрыта другими восьмитысячниками и видна лишь с севера-востока, где возвышается на 3600 метров над Тибетским нагорьем. Недостаток кислорода и низкая температура препятствуют развитию и жизни практически всех видов флоры и фауны на склонах и вершине Эвереста. Во время летних муссонов – с мая по сентябрь – нередки обильные снежные заносы. Ледяные поля сковывают склоны, а сама вершина состоит из твердого, как камень, снега, фирна, часто покрытого сугробами, высота которых достигает полутора-двух метров. Высочайшей вершиной Эверест был признан в 1952 году, когда носил лишь скромный порядковый номер: «пик XV». *
В гостиной было тихо-тихо. На девочку некоторые смотрели с ужасом. Как-то неестественно было слушать такие речи от такой маленькой девочки. Гарри же смотрел на нее с задумчивым интересом.
- Кажись, я где-то читал насчет разных там даров, которыми магия наделяет своих детей, - выдал он. – Это я к чему? – задал он сам себе риторический вопрос. – Могу сказать, почти со стопроцентной уверенностью, что знаю, каким именно одарила магию нашу прекрасную однокурсницу.
- Я, кажется, тоже, - буркнул Драко, вспомнив, что читал ту же самую книгу, причем одновременно с другом. И «сперли» они ее из библиотеки отца, с верхней полки, куда им вход был запрещен.
- Ладно, за мной, - встряхнулся Гарри и потащил своих друзей в спальню мальчиков первого курса. – О, опытным путем выяснено, что девочки входить на мужскую половину могут, - объявил он. – Несправедливо, однако.
- Мерлин, может, попросить его заколдовать? – тихо спросил кто-то из шестикурсников. - И откуда столько энергии-то?
- Хмм, а по поводу даров он прав, - задумчиво протянула Аманда. – Надо бы ситуацию прояснить.
Что делали новички Слизерина, никто не знал, но появились они спустя десять минут очень довольные, только на лице Грейнджер можно было заметить усиленную работу мысли. Старосты и Флинт вызвались проводить их в Большой зал, настоятельно рекомендуя запоминать дороги, а то никто их за ручку водить не собирается.
- А указатели поставить? – фыркнул Гарри. – Сложно, что ли?
Старшекурсники сей выпад оставили без внимания. Если бы они посмотрели на своих юных подопечных, то заметили бы блеск, который светился в их глазах. Говорят же, что все плохое очень заразительно. И даже такая пай-девочка, как Гермиона Грейнджер, подпала под «чары» такого чуда, как Гарольд Снейп.
Большой зал уже гудел множеством голосов. Преподаватели спокойно завтракали, разговаривая между собой, и поглядывая на студентов, чтобы вовремя предотвратить конфликты.
За гриффиндорским столом было весело всем, кроме первокурсников, на которых волком смотрел их староста в исполнении Перси Уизли. Удивительно, что Рона еще никто не доставал по поводу его зачисления в Слизерин. Шок, наверное.
Гарри оглядел собравшихся, чему-то кивнул, после чего уселся за стол. На его лице появилось скептическое выражение после исследования того, что подавалась на завтрак.
- Снейп, даже не смей! – прошипел усевшийся рядом с ним Флинт. – Дай поесть без твоих комментариев.
- А я что? Я ничего, - пробормотал тот. – Хочу творожную запеканку, - унылым голосом очень тихо затянул он. – Со сметаной. И чтобы корочка была рыжая-ряжая, и хрустящая сверху.
Флинт с непередаваемым выражением уставился на него. Но ничего не произошло, желаемая запеканка не появилась.
- Или просто творог, со сметаной и сахаром, - еще более унылым голосом произнес Гарри. – Или на худой конец омлет с ветчиной, помидорчиками, и лучок туда еще, и сыром сверху. Объедение.
- СНЕЙП! – гаркнул Флинт.
- Что? – меланхолично посмотрел на него мальчик. – Я кушать хочу.
- Так ешь! – прошипел Маркус.
- Я по утрам не ем то, что надо подавать на обед, - обиженно выдал ребенок, пуская скупую мужскую слезу. – И вредно наедаться с самого утра. И вообще…
- Придушу, - Флинт всем свои видом показывал, что уже совсем не далек от исполнения того, что сейчас озвучил.
- И чего все меня обижают? – личико Снейпа-младшего скуксилось, словно он собрался разреветься. – Я весь такой маленький, белый и пушистый. А вы… - и шмыгнул носом.
Тарелка со звоном плюхнулась прямо перед ним, с тем самым омлетом, который он так красочно описывал всего пару минут назад. Довольный донельзя мальчишка даже забыл, что только что был обижен на весь белый свет, и с огромным удовольствием начал уписывать свой завтрак за обе щеки.
Гермиона несколько секунд внимательно следила за ним, потом тихо что-то пробормотала. С не меньшим раздраженным звоном перед ней появилась миска. У старшекурсников глаза полезли на лоб.
- Гарольд! – за спиной Снейпа-младшего материализовался декан.
- Когда я ем, я глух и нем, - выдал тот. – Ай, больно же, - Северус не выдержал и схватил сына за ухо, мечтая высказать ему все, что накопилось на душе с момента появления этого монстра в его жизни.
- Пороть тебя надо, - прошипел мужчина.
- У тебя отцовские инстинкты проснулись? – удивленно распахнулись зеленые глаза. Черные в ответ залило такой тьмой, что впервые в жизни обладатель зеленых по-настоящему испугался. – Папочка, прости, - помимо воли вырвалось у мальчика, но тихо, чтобы услышал только отец. – Я постараюсь держать свой язык за зубами. Очень-очень постараюсь, - затараторил он.
Северус с трудом сдержал вырывающееся наружу бешенство.
- После уроков ко мне, сразу же, - прошипел он на ухо сыну.
- Буду, - кивнул тот, все еще испуганно. «Ой, мамочки, надо поосторожнее, а то ведь будет больно», - подумал он. Снейп резко развернулся и, взметнув полами мантии, удалился. Гарри судорожно выдохнул.
- Да, Снейп, ты даже собственного отца умудряешься довести, - покачал головой Флинт.
- Камикадзе, - выдала Гермиона.
- Кто? – раздалось в ответ. Что-то слишком много непонятных слов стало в последнее время.
- И чему вас только на маггловедении учат, - вздохнул Гарри. – Герми, просвети!
- Камика́дзе— «божественный ветер», название тайфуна, который дважды, в 1274 и 1281 гг., уничтожил корабли монгольской армады хана Хубилая на подступах к берегам Японии, - снова лекторским тоном начала вещать девочка. - Во второй половине XX века слово «камикадзе» стало использоваться для обозначения японских пилотов-смертников, появившихся на заключительном этапе войны в Тихом океане. «Камикадзе» — часть более широкого японского термина тэйсинтай, которым обозначали всех добровольцев-смертников, не только лётчиков. Японцы называли подобные действия токубэцу ко:гэки — «специальный ударный отряд» или аббревиатурой токко:тай. Подразделения лётчиков-самоубийц назывались «специальные ударные отряды камикадзе». Вскоре войска союзников начали использовать слово «камикадзе» для всех видов самоубийственных атак, применяемых японцами. Позже термин распространился на весь мир, включая немецких зельбстопфер , то есть «люди, готовые к самопожертвованию», и послевоенный суицидальный терроризм.**
- Эээээ… - раздалось в ответ. Честно говоря, мало кто понял, что именно только что им сказала девочка. Они даже сомневались, что она сама что-то понимала из сказанного.
- Так, ваше расписание, а сейчас марш с гостиную собирать вещи. Я провожу вас на первый урок, - прервала молчание Аманда, раздавая пергаменты с расписанием.

----------------------------------------------------------------------------------------------
• информация взята с сайта Русского горного общества: www.alpklubspb.ru/tvor/tvor-8.htm
• информация взята из Википидии - traditio.ru/wiki

19:06 

Ну ты и попал...

Mykyeytsh
Глава 7. Все еще о первокурсниках

Гостиная Слизерина.
- Мы - дети подземелий, - зловещим громким шепотом выдал Гарри, когда вошел в гостиную своего факультета.
- СНЕЙП! БУДЬ ДОБР, ЗАТКНИСЬ! – старосты Слизерина были готовы сами прибить это «чудо», если оно не удосужится закрыть рот. За несколько часов знакомства они уже пришли к выводу, что младшенький ничем не уступает своему папочке, а то и вовсе может его переплюнуть в плане язвительности и ехидства.
- Я нем как рыба, - Гарри преданно посмотрел на разъяренных старшекурсников, при этом жестом показывая, что рот у него на замке.
- Мерлин, и где ты только такой откопался? – покачал головой Маркус Флинт.
То, что юный гений изображал из себя немого, еще не говорило, что он не может достать своих товарищей по факультету иным способом. Вот он жестами и объяснил, откуда он такой откопался, и где его искать уже не стоит.
- Так, девочки налево, мальчики направо, - распорядились старосты, понимая, что переплюнуть «самое лучшее в Слизерине» они не смогут.
В первую очередь в нужную спальню загнали первокурсников-мальчиков. Всем хотелось хотя бы на несколько часов отделаться от младшего Снейпа, который успел на уши поставить всю школу, испортить аппетит своим товарищам, а также нарушить кучу правил и традиций. Хотя последнее, как были вынуждены признать старшекурсники, было совсем не плохо. Выбор напитков понравился всем.
Грейнджер задержали в гостиной. Очень уж многих интересовал, что же случилось с доставкой новеньких в школу. А еще, она была единственной девочкой среди первокурсников, которая оказалась в Слизерине. Вообще в этом году на серебристо-зеленый факультет попало очень мало новеньких: всего пять, из них четыре мальчика, один из которых Снейп, которому уже многие в мыслях пожелали куда-нибудь провалиться.
- Итак, рассказывай, как это вы умудрились пойти в школу вокруг озера? – Флинт уставился на Грейнджер.
Гермиона поежилась под пристальным взглядом трех старших курсов. Неприятно было оказаться в центре такого внимания. Она вжалась в спинку кресла, в котором сидела.
- Не пугай ребенка, Флинт, - фыркнула одна из семикурсниц. – Не смотри, что он такой, - это она уже обратилась к девочке. – Это он только напугать хочет. А на самом деле он добрый.
- Ага, белый и пушистый, - вырвалось у Грейнджер, успевшей немного нахвататься у Снейпа-младшего. Судя по лицам окружающих ее студентов, те так и подумали.
- Гермиона, верно? – проникновенно начала еще одна семикурсница. – Будь паинькой, расскажи, как было дело. И мы тебя отпустим спать.
- Ну… - девочка снова поежилась. У нее складывалось ощущение, что она находится среди аллигаторов, готовых ее съесть. Было страшно. Но при этом Гермиона почему-то считала, что если вести себя также как и Гарри, то все будет хорошо.

Ретроспектива.
Пройдя вперед метров пятьсот, Гарри остановился и задумчивым взглядом стал смотреть вперед на освещенную с двух сторон тропку. Чем больше он смотрел, тем сильнее понимал, что идти они будут долго, и, что еще вернее, быстро устанут, и до школы просто не дойдут.
- Мио, - повернулся он к Грейнджер, оказавшейся в первой линии за его спиной.
- Гермиона, - поправила его девочка.
- Мио, - с нажимом повторил он. – Ты вроде хвасталась, что прочитала «Историю Хогвартса» и помнишь ее наизусть.
- Я не хвасталась, - обиделась та.
- Суть не в этом, а в том, что эту галиматью наизусть знаешь только ты, - отмахнулся Гарри. Рядом раздались смешки.
- Вообще-то, «История Хогвартса» - не галиматья, - решил встать на защиту девочки Блейз Забини, успевший найти в ее лице неплохую собеседницу.
- Так, вы двое, скажите мне, в этом озере водится какая-нибудь живность, кроме этого самого гигантского кальмара, чудеса ныряния которого мы уже слышали? – Гарри снова отмахнулся от высказывания своих товарищей по освоению новых территорий.
- Ну, тут есть русалки, кажется, - неуверенно произнесла Гермиона.
- Русалки, значит, - Гарри задумчиво смотрел на озеро. – Они на нашем говорят? – он повернулся к Грейнджер лицом.
- А я что, раньше встречалась с ними? – агрессивно выдала та в ответ.
- Логично, - кивнул Снейп-младший.
- Вроде как бы должны, - также неуверенно ответил Блейз. – Правда, я нигде об этом не читал.
- Ага, вот сейчас и проверим, - хмыкнул Гарри, и подошел к кромке воды.
- Ты что собираешь делать? – не понял Драко.
- Надо же как-то эту лужу перейти, - фыркнул Гарри. – А то мы где-нибудь на полпути все ляжем и уснем. А тут темно и холодно.
- И ты решил попросить помощи у русалок? – скептически поинтересовалась Паркинсон. – Мне говорили, что они…
- Вот сейчас мы и узнаем, насколько все плохо или хорошо, - Гарри начал кидать камешки в воду. Через секунду пятнадцать к нему присоединился Драко, затем Невилл, Рон, Блейз, Гермиона, а потом уже и все остальные. Когда сорок малолеток словно автоматная очередь кидают камешки в озеро, мало кто может такое выдержать. На поверхности воды появились головы недовольных подводных жителей. Они что-то зашипели, закричали.
- Простите великодушно наше столь хамское поведение, - мило, словно ангел во плоти, начал Гарри. – Но, к сожалению, мы пока не знаем другого способа привлечь ваше сиятельное внимание к нашим недостойным персонам.
Над водой пронесся смех. Кажется, его выступление было оценено.
- Мой юный варвар, - ближе к берегу подплыла русалка, у которой на голове была диадема. То ли королева, то ли принцесса, но явно из главных. – Тебе не идет это подхалимское поведение. Так что, будь добр, стань самим собой.
- ДА? – обрадовался наш юный гений. – А вы, значится, говорите на нашем языке?
- Неужели, ты думаешь, что живя столько лет рядом с вашей школой, мы не выучили ваш язык? Ты такого низкого мнения о нашем интеллекте, сколь и все магическое общество? – уже с легким презрением в голосе продолжила русалка.
- Простите великодушно, - Гарри поклонился ей. – Только я вообще до недавнего времени считал вас сказкой.
- Ты из тех, в ком проснулась магия и кто пришел в ее мир? – русалка с интересом стала его рассматривать.
- Нет, я тот кого выкинули из этого мира, забыв сказать моему папочке, что у него есть живой такой сынок, - съязвил Снейп-младший.
- Ты – забавный, - рассмеялась его собеседница. – Но ты же не просто так пытался привлечь наше внимание. Что же тебе, юный маг, понадобилось от меня и моего народа?
- Скажите, пожалуйста, - все-таки Гарри умел быть милым и вежливым, - а можно как-то пересечь ваше озеро, кроме того, чтобы переплывать его на утлых суденышках, которые предоставляет для перевозки первокурсников Хогвартс?
- А почему ты спрашиваешь? – русалка заинтересованно уставилась на мальчика.
- Я, например, плавать не имею, а эти лодки не кажутся безопасными, - выдал Гарри.
- Я тоже плавать не умею, - поддержал товарища Невилл.
- И я не умею, - поддакнули несколько голосов.
- Да, через озеро можно перейти, - задумчиво произнесла русалка. – По мосту.
Гарри оглядел озеро и снова посмотрел на свою собеседницу, всем своим видом показывая, что он думает относительно моста, и того, кто его упомянул. Русалка снова мелодично рассмеялась.
- То, что ты его не видишь, не значит, что моста здесь нет, - сказала она. – Смотри.
Она взмахнула рукой. Сначала ничего не происходило, а затем вода чуть в стороне, как раз между детьми и лодками, вспенилась, и из воды, посреди озера, стало подниматься нечто совершенно черное. Через минут пять от одного берега до другого вздымался дугой мост из черного то ли металла, то ли дерева, то ли вообще неизвестного вещества. На перилах с обеих сторон зажглись небольшие фонарики, освещающие само сооружение и путь.
- Ух, ты! – раздались удивленные и восхищенные возгласы деток.
- А почему же он не всегда здесь? – прищурился Гарри.
- А никто о нем до сих не спрашивал, - усмехнулась русалка.
- То есть, если я сейчас задам вопрос о том, есть ли в школу вход под водой?.. – Гарри не стал заканчивать свой вопрос. Итак было все ясно.
- Я тебе отвечу, что он есть, - улыбнулась ему водная красавица.
- Чем дальше в лес, тем больше дров, - буркнул Снейп, громко же произнес: – Вы не против, если мы воспользуемся этим замечательным мостом, чтобы попасть в школу?
- Ты нам понравился, юный маг, - сказала в ответ русалка. – Приходи к нам поболтать, и друзей приводи.
- Обязательно, всенепременно, - раскланялся перед ней мальчик. Потом повернулся к своим товарищам. – Так просто топать скучно, - заявил он. Ему понадобилось двадцать минут, последние десять на пару с Грейнджер, чтобы построить свой отряд, отрепетировать шаг, выучить слова, а затем «монстр» двинулся по мосту в школу, оря во всю глотку.
Конец ретроспективы.

Часть старшекурсников просто валялась по полу, держась за животы, другая часть недоуменно взирала на девочку, в лицах рассказавшую им приключения первокурсников.
- А Большой зал вы как нашли? – староста мальчиков еле смог отдышаться от смеха.
- Так, привидение показало, - похлопала ресницами Гермиона. – Его еще Пивзом зовут. Он пытался нас водой облить и какие-то стишки сначала начал говорить, нехорошие, а Гарри какую-то белиберду выдал, совершенно непонятную. А потом Пивз увидел Демиурга.
- Кого увидел? – не поняли старшекурсники.
- Кота Драко, - пояснила девочка, словно это что-то объясняло. – Пивз сказал, что с теми, кто так поиздевался над животным, лучше не связываться. И показал нам дорогу в Большой зал.
- Все с вами ясно, - произнес Флинт таким голосом, что стало сразу понятно, что ясности не было никакой. – Ты иди в свою спальню. Тебе спать пора.
Гермиона кивнула, соскочила с кресла и тут же скрылась на девичьей половине.
- Это что же у нас за первый курс в этом году? – вопрос повис в воздухе, поскольку нормального ответа на него ни у кого не было. Старшекурсники притащили выпивку, закуску и засели в гостиной – обдумывать сложившуюся ситуацию, а также прорабатывать линию поведения в отношении первокурсников, которые были распределены в соответствии с какими-то странными критериями.

Кабинет Дамблдора. Далеко за полночь.
Северус решил сделать, как однажды сказал его сын, «морду кирпичом» и вести себя спокойно, равнодушно и так, словно ничего экстраординарного не произошло.
- Северус, мне кажется, ты должен кое-что объяснить, - Дамблдор строго уставился на зельевара.
- Мне кажется, что все и так ясно, - пожал тот в ответ плечами.
- Северус, а с каких пор у тебя есть сын? – поинтересовалась мадам Хуч. Женская половина педагогического состава сгорала от любопытства и удивления. Никому из них не приходило в голову, что у такого человека как Снейп может быть семья, и уж особенно сын.
- С его рождения, - съязвил он.
- Северус, я так понимаю, что это Гарри Поттер, - вздохнул Дамблдор. – Почему ты решил усыновить мальчика? Почему он вообще так выглядит? Я же только попросил тебя доставить ребенку письмо и проводить его в Косой переулок.
- Альбус, так он выглядит потому, что такой он и есть, - скривился Снейп. – Я его не усыновлял. Это ваш разлюбезный Поттер снизошел до того, чтобы частично усыновить МОЕГО сына. И это не я попросил гоблинов провести полный обряд установления личности. Так что Поттера по сути никогда не было.
- Это невозможно, - воскликнула МакГонагалл. – Лили никогда бы не изменила своему мужу.
- Мы имеем то, что имеем. А в данной конкретной ситуации – Гарольда Снейпа, - заявил Северус с каким-то торжеством в голосе. Да, незыблемый ничем святой образ мучеников Поттеров вдруг покрылся неприятными трещинами. Оказывается, даже у святых есть скелеты в шкафу.
- Да, но Гарри все так же является Мальчиком-который-выжил, - задумчиво произнес Дамблдор. – А герою не пристало учиться в Слизерине.
- Это вы можете говорить вашей шляпе, - усмехнулся Снейп. – Только вот сделать вы уже ничего не можете. Мой сын учиться на моем факультете, при этом еще до распределения умудрился подружиться со всеми и создать из этой кричащей толпы одну команду.
- Завтра уже все будет как всегда, - улыбнулся директор. – За ночь все встанет на свои места. Вражду одним ударом не сломить, мой мальчик.
«Ты моего сына не знаешь», - мысленно усмехнулся Северус. – «Он тебе не только вражду сломает, он тебе всех передружит, при желании. А при содействии Драко, так еще и в первую же неделю».
- Я хотел бы напомнить тебе, мой мальчик, - Дамблдор серьезно посмотрел на зельевара. – Мальчик должен…
- Альбус, приоритеты изменились, - резко произнес Северус. – Когда дело касалось сына Джеймса Поттера – это одно, но когда дело касается моего сына – это совсем другое.
Остальные профессора недоуменно переводили взгляды с директора на зельевара, понимая, что те сейчас говорят о чем-то таком, что известно только им двоим.
- Северус, - Дамблдор прищурился. Ему совсем не нравился сложившийся расклад. Вроде и карты были так перетасованы, что результат был известен изначально. И на тебе, все пошло кувырком. Он даже представить не мог, что одно небольшое изменение в первоначальном плане, принесет такие результаты.
- Альбус, - спокойно ответил ему Снейп. «Знал бы ты старик, кто пришел в эту школу, сам бы уже посодействовал тому, чтобы мальчишка был исключен», - усмехнулся он про себя. – «Какие бы планы ты не строил на моего монстра, они явно будут полностью пересмотрены. Это не тот ребенок, который будет заглядывать тебе в рот. Он меня-то не слушается, что уж говорить о тебе».
- Альбус, - Минерва МакГонагалл серьезно посмотрела на своего начальника. – Я чего-то не понимаю?
- Северус, я хотел бы видеть подтверждение того, что Гарри твой сын, - потребовал Дамблдор.
Снейп молча вытащил из кармана несколько свитков: свидетельство о рождение, родословные родителей, а также документы подтверждающие, что все стороны, наконец-то, ознакомлены с завещаниями, новыми статусами и так далее. Дамблдор углубился в чтение. Преподаватели поглядывали на невозмутимого зельевара, который снова стал «делать морду кирпичом», то есть, как будто все происходящее его не касается.
- Лили – чистокровная? – удивлению МакГонагалл не было предела.
- Это многое объясняет, - задумчиво пробубнил себе под нос Флитвик.
- Я так понимаю, с того момента, как ты забрал Гарри у Дурслей, он живет с тобой? – уточнил директор.
- А вы считаете, что я должен был отказаться от своего сына? – вопросом на вопрос ответил Северус.
- О, Северус, поздравляю тебя с появлением сына, - профессор Вектор искренне улыбнулась зельевару. – Надеюсь, что ты теперь станешь мягче.
- С чего бы это? – оскалился тот. – То, что у меня появился сын, еще не значит, что все остальные лишились бестолковости и лени.
- Северус! – возмущенно воскликнула МакГонагалл. Тот только с вызовом посмотрел на нее в ответ. Он вообще считал всю эту встречу бессмысленной. За все время, что они находились в кабинете, не было сказано ни одного слова, которое было бы по делу. Конечно, он понимал, что директор не в восторге от того, что его грандиозный план по воспитанию Национального героя провалился с треском. Кто же мог знать, что Гарри Поттер совсем даже не Поттер. Северус и сам с момента знакомства с сыном не раз предавался размышлениям о том, что у него было совершенно неправильное представление о жизни мальчика-который-выжил. Но на данный момент он все еще не располагал информацией об истинном положении дел. Гарри никого, кроме Нарциссы, и частично Драко, не посвятил в свое прошлое. А эти двое не скажут ни слова, хотя и не давали никаких обетов. Вот ведь спелись.
- Северус, мне хотелось бы обсудить кое-что наедине, - вздохнул Дамблдор.
- Альбус, у меня завтра уроки, - Снейп чуть-чуть выпустил свое раздражение наружу. – Мне еще надо проверить гостиную, поскольку старшекурсники точно устроили попойку. Утром надо встретиться со всем факультетом и поприветствовать их, раз я не смог сделать этого сейчас. А время уже позднее. Я не думаю, что оттого, что мы отложим обсуждение, что должен, а чего не должен знать мой сын, ничего не попровимого не случится.
- Альбус, Северус прав, - поддержала его МакГонагалл. Было заметно, что женщина уже сделала какие-то свои выводы, и часть из них ей не понравилась.
- Пожалуй-пожалуй, - кивнул Дамблдор. По его виду нельзя было сказать, спокоен он или недоволен. Снейп предполагал, что недоволен, и очень сильно. Только тут уже ничего не поделаешь. Полное счастье уже в школе и загремело в Слизерин. А этим сказано почти все.
Профессора покинули кабинет и быстренько разбрелись по своим апартаментам. МакГонагалл на секунду задержала зельевара.
- Я никогда не думала, что все может сложиться так.
Снейп проводил ее взглядом и усмехнулся: «А я-то как не думал».

Tartarus

главная